Наверх ↑

Генералы и коммерсанты. Очередной скандал в ведомстве Табуреткина

В Московском окружном военном суде вчера начался процесс по делу бывших начальников главного военного медицинского управления Минобороны РФ — руководителя Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова Александра Белевитина и его заместителя Алексея Никитина. Им инкриминируется получение крупных "откатов" за организацию тендеров на закупку томографов, в которых победы заведомо обеспечивались определенным компаниям. Генерал Белевитин утверждал, что, напротив, пытался декриминализировать систему закупок медоборудования. Его зам полностью признал свою вину.В начале заседания из зала попросили выйти фотографов и телевизионщиков. Прокурор заявил соответствующее ходатайство для того, чтобы, как он выразился, обеспечить объективность процесса. Судья его просьбу удовлетворил, пояснив, что съемка просто может помешать разбирательству. Затем прокурор коротко изложил фабулу обвинения по громкому делу, которое расследовалось военным следственным управлением СКР. По версии следствия, в 2009 году старшие офицеры Белевитин и Никитин вступили в преступный сговор, направленный на получение личной выгоды при закупках медоборудования для нужд военного ведомства. Через их общего знакомого, бывшего заместителя министра здравоохранения Алексея Вилькена (осенью прошлого года приговорен за мошенническое вымогательство $1 млн у Toshiba к условному сроку), офицеры вышли на компании "Дина Интернешнл" и "Медтехимпэкс", которым за "откаты" организовали победы на конкурсах по закупкам томографов для нужд Минобороны. В обоих случаях по требованию генерала Белевитина задания на тендеры его подчиненными были составлены таким образом, что у продукции, предложенной этими компаниями, просто не оказалось конкурентов. В результате для окружного Военного клинического госпиталя в Подольске был приобретен магнитно-резонансный томограф Philips за 120 млн руб., а для Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова в Санкт-Петербурге аппарат Toshiba за 67 млн руб. В первом случае, по версии СКР, военные переплатили 14 млн руб., а во втором — 37,5 млн руб. (иск на соответствующую сумму был заявлен к подсудимым юристом Минобороны). Весной 2010 года, когда сделки состоялись, генерал Белевитин потребовал, чтобы Алексей Вилькен оплатил их услуги. За томограф Philips посредник Никитин получил от него €120 тыс. За Toshiba €60 тыс. военным передал уже представитель "Медтехимпэкса" Леон Зильбер — впоследствии он также был приговорен к штрафу. Вилькен и Зильбер активно сотрудничали со следствием, дав показания на генерала и полковника. Обвиняемый Белевитин, которому досталась половина от общей суммы взяток, потратил ее, по версии обвинения, на ремонт квартиры тещи в Санкт-Петербурге и строительство дачи. Полковник Никитин приобрел себе Audi Q7 и квартиру общей площадью 160 кв. м. На последнюю взяточных денег не хватило, но у офицера были серьезные накопления. Когда судья поинтересовался у генерала Белевитина, признает ли он свою вину, военный ответил отрицательно: "Не признаю по всем трем направлением (один из эпизодов дела — "незаконное хранение боеприпасов".— "Ъ")". В свою очередь, полковник Никитин, ранее отказывавшийся от дачи показаний, неожиданно сказал, что признает вину полностью и раскаивается. Дать показания он пообещал в ходе процесса, а вчера вместе со всеми участниками заседания выслушал объяснения подельника-генерала. Подсудимый Белевитин рассказал, что его предшественники в руководстве главного военного медуправления были уволены за активное сотрудничество с коммерсантами, поэтому он с самого начала избегал внеслужебных контактов с ними. Закупать определенные томографы, по его словам, пришлось, потому что это были наиболее выгодные предложения на рынке, который сам генерал Белевитин, по его словам, тщательно изучил. Генерал утверждал, что существенную экономию средств могли принести прямые закупки медоборудования у производителей, однако законы не позволяли выйти на международный рынок. Что же до денег, полученных от Алексея Вилькена, то со слов генерала выходило, что бывший заместитель министра здравоохранения действительно передал ему деньги через посредника, но это была лишь оплата за оказанные ему и его матери медицинские услуги. Вилькен, по словам Александра Белевитина, оговорил его и Никитина, потому что ему был обещан условный срок — он его и получил. Второй эпизод, который вменяет ему следствие, генерал объяснил тем, что одолжил у полковника Никитина деньги на представительские расходы — ему предстояло ехать на медицинскую конференцию в Калининград. "Я пытался навести порядок в системе обеспечения Минобороны, но встретил противодействие и саботаж со стороны людей, которые привыкли работать по старым схемам",— с пафосом обратился к суду генерал.  

Рейтинг публикации: +0 / −1

Комментарии (1)

Все комментарии  Сначала новые старые
Ну и зачем Вы здесь спамите новостями?
Статьи Коммерсанта можно почитать и на информационных сайтах / в блогах.