Демократия2. Анонсенс. RSS http://democratia2.ru/Group/rss/anonsens RSS-лента Анонсенс на Демократии2 Анархисты - идеалисты? http://democratia2.ru/group/b4b0abeb-96c5-4251-a851-f64c83e1ac79/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/ebe50644-a657-4686-b01b-c1892e403b8d'>Дикий Александр Антонович</a></p> <p>Правильно ли я понимаю, что в основе анархизма лежит идея Платона о душе. Как написано здесь <a href="http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%83%D1%88%D0%B0">http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%83%D1%88%D0%B0</a>: «До рождения человека душа созерцает идеи в нематериальном мире, … все знания — лишь воспоминание забытых идей». А после рождения душам достаточно вспомнить идеи и осуществить их, и не мешать осуществлять другим. </p> <p>Отсюда вопрос, в частности, Вячеславу Дмитриеву:</p> - Вячеслав, Вы идеалист?<span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend64752"> </span> Thu, 17 Jul 2014 09:04:00 GMT http://democratia2.ru/group/b4b0abeb-96c5-4251-a851-f64c83e1ac79/content Андрей Ильичев Школа выживания в условиях экономического кризиса (фраг.) http://democratia2.ru/group/46be6530-adca-4f8b-a8bf-54b9da40e473/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p><b>Перестрелка на улице</b></p> <p style="text-align: justify;">Когда начнется стрельба - немедленно ложитесь. Нет, я неправильно выразился - падайте! В квартире на пол, под окно. На улице - куда придется, желательно ногами в сторону выстрелов, чтобы уменьшить площадь поражения. Только не вздумайте выбирать место почище. Плюхайтесь, где стоите. Хоть даже в лужу.<br> Как говорят военные - лучше испачкаться грязью, чем своей кровью. И лишь потом, оглядевшись, переползайте в более надежное место. Лучше всего в подземный переход, через низко расположенное окно в подвал или, разбив окно, в квартиру первого этажа. При их отсутствии - в канаву, за столб, бетонный бордюр, мусорный бак, урну и пр.<br> Выбирая в качестве укрытия машины, предпочитайте грузовики. Они мощнее легковушек и потому лучше защищают от пуль. При этом надо выбирать те части машины, где больше железа, и стараться держаться подальше от бензобака. Кабина - прикрытие сомнительное, так как прошивается пулей насквозь!<br> Перерывы в стрельбе используйте для тихого, по-английски, ухода. Или смены укрытия на более надежное. Только делайте это крайне осторожно! То, что стрельба утихла, еще ничего не значит. Тишина боя - обманчива! В связи с этим передвигайтесь только ползком, а не перебегайте. На бегущего человека почти все стрелки реагируют одинаково - мгновенной очередью от бедра.<br> Все вещи лучше бросить и уходить налегке. Подтаскивание ползущим человеком каких-то подозрительных предметов может быть истолковано, как смена позиций вооруженным противником. Именно поэтому :<br> ! Опасно поднимать встретившееся вам на пути оружие. Для гражданского человека от него больше вреда, чем пользы. Потому что в человека оружьем имеет право стрелять без предупреждения кто угодно. Хоть те, хоть эти.<br> При неожиданной встрече с вооруженными людьми вы должны... Да не улыбаться и не совать им руки для рукопожатия. А мгновенно вскинуть эти руки вверх. Это универсальный жест доброй воли, буквально обозначающий - не стреляйте в меня, у меня нет оружия, я безопасен. И лишь потом лезьте за документами.</p> <p style="text-align: justify;"><b>Перестрелка в вашем доме</b></p> <p style="text-align: justify;">Находясь в квартире, старайтесь не приближаться к окнам. Окна во время боя представляют собой наибольшую угрозу.<br> Строго говоря, безопасных мест в комнате, попавшей под обстрел, нет! Спрятавшись за подоконником или стеной от прямых попаданий, вы можете погибнуть от срикошетивших от потолка и стен пуль. Поэтому сразу после начала стрельбы мгновенно выключите свет, чтобы вас не было видно. Только не вставая в полный рост, а с пола, дотянувшись до выключателя какой-нибудь палкой (шваброй, лентяйкой, трубой пылесоса). А проще - разбивайте лампочку, бросив в нее тяжелый предмет.<br> При одиночной стрельбе можно прижаться к стене за окном и сбоку, той же импровизированной палкой, задернуть шторы, чтобы стрелок не мог заметить ваши передвижения по комнате. А потом выключить свет.<br> ! В любом случае, даже если прозвучал один выстрел, надо, использовав паузу в стрельбе, переползти в помещение, не подпадающее под обстрел, а лучше не имеющее окон.<br> При интенсивной и особенно вертикальной стрельбе лучше переползти в ванную комнату и лечь в ванну, которая, благодаря своей толщине, может защитить вас от пуль и осколков. И не вздумайте высовываться на улицу с целью выяснения обстановки! При ожидании боя можно вывесить на окнах заметный издалека плакат - "В этом здании мирные жители! Не стреляйте!" Или белый флаг.<br> Если к вам в квартиру вломятся бойцы и станут передвигать, ломать и валить на пол мебель, не пытайтесь им препятствовать! Это для вас ваша квартира - квартира. А для них всего лишь удобная огневая точка. И если они устроили такую суету, значит, не исключено, что скоро в ваши окна будут стрелять и бросать гранаты. Потому лучше тихо уйдите куда-нибудь к соседям.<br> И там, пока не перебиты трубы, попытайтесь запастись водой. Причем лучше это сделать заранее. Используйте все имеющиеся у вас емкости, вплоть до пол-литровых банок и полиэтиленовых пакетов. Наберите полную ванну (при обстреле ее нетрудно опорожнить). Вода пригодится вам для приготовления пищи, умывания, но больше всего для тушения пожара. Взрывы гранат и попадание трассирующих пуль в легковоспламеняющиеся покрытия и мебель чреваты их возгоранием.<br> Приедут ли к вам пожарные машины - сомнительно. Так что придется рассчитывать на себя и свою воду. Но не начинайте, тушение пожара, пока бой не закончится! Не лишним будет запастись песком. Например, насыпав его в мешки. Кроме тушения пожара песок, вернее, мешки с песком пригодятся для защиты от пуль и осколков. Ими можно обложить место, где вы спите, или заделать одно из окон (желательно выходящее во двор, чтобы оно не привлекало внимания). Мешки с песком широко использовались в уличных боях почти во всех войнах.<br> Продуктами питания тоже лучше запастись заранее. С тем, чтобы не бегать в магазин (или на колонку за водой, если вы ее не запасли), когда засвистят пули. А если выходить, то только в сугубо мирной одежде. Наброшенный на плечи плащ цвета хаки, офицерская фуражка или рубаха защитного цвета могут стоить вам жизни. Потому что во время боя стреляют не в человека, а в форму. И если вы надели одежду военного образца, значит, вы, сами того не зная, приравняли себя к солдатам противника.<br> Особенно важно объяснить это детям! Они обожают военную амуницию. И обожают подражать военным. Например, как это стало сейчас модным, повязывать на головы "спецназовские" платки или размалевывать лицо. Любым способом надо внушить им, что это опасно! Что лучше быть без платка, но живым, чем в платке или каске, но мертвым.<br> Кроме напоминающей форму, не рекомендуется надевать одежду ярких расцветок, по которым очень соблазнительно пристреливать оружие. И не таскать предметы, даже отдаленно напоминающие стрелковое оружие. Не принимайте поз, похожих на позы изготовки к стрельбе. А то вы взгромоздите на плечо рулон ковра, а кто-нибудь решит, что вы наводите на него неизвестной системы гранатомет. И успеет выстрелить первым.<br> О жизни в городе, где идут или только что закончились полномасштабные военные действия, я расскажу очень коротко. Так как надеюсь, что до настоящей войны дело не дойдет. Если у людей, оказавшихся в районе боевых действий, есть время, то им следует подготовить импровизированные убежища.<br> На случай артобстрелов и бомбежек лучше всего вырыть где-нибудь на пустыре "землянки в три наката". В крайнем случае щели. Для защиты от стрелкового оружия оборудовать убежище в подвале, предварительно укрепив и благоустроив его. И обязательно запасти воду, еду, теплые вещи, осветительные приборы, медикаменты и примусы для приготовления горячей пищи. Из подвала должно быть как минимум два выхода. Место отдыха желательно обложить мешками с песком.<br> От выхода из убежища до водоисточника лучше прокопать канаву-окопчик, по которому можно передвигаться на четвереньках. В крайнем случае, создать по дороге максимум укрытий. Очень много людей гибнут при вынужденных походах за водой, без которой в отличие от еды трудно прожить даже несколько дней.</p> <p style="text-align: justify;"><b>Выживание в зоне боевых действий. Осторожно, оружие</b></p> <p style="text-align: justify;">Найденное огнестрельное оружие, если вы с ним не умеете обращаться, лучше не трогайте. Заявите о нем в комендатуру или сообщите военному патрулю. Лучше сразу, чтобы вас не обвинили в попытках его сокрытия.<br> Поднимая автомат или пистолет, никогда не направляйте его в свою сторону или в сторону людей! Только стволом в землю! Во время боя брошенное оружие может быть изготовлено к стрельбе. И достаточно задеть курок, чтобы... Смерть от случайного выстрела очень типична для мест, где разбросано оружие.<br> ГРАНАТЫ и похожие на них предметы ТРОГАТЬ НЕЛЬЗЯ! И даже приближаться к ним не стоит. Лучше оставьте вблизи опасной находки человека, который будет предупреждать прохожих. Или, если вы один, пометьте место палками, повесив на них предупреждающую надпись. И немедленно бегите в комендатуру за саперами (см. рисунок).<br> Выживание в зоне боевых действий. Осторожно, оружие<br> Незнакомые предметы, как бы они соблазнительно ни выглядели, поднимать нельзя. Они, несмотря на свой сугубо мирный вид, могут взорваться. В крайнем случае сдвигайте их в сторону импровизированной "кошкой" (примитивными граблями с привязанной к нему веревкой) или длинным шестом из-за какого-нибудь укрытия.<br> К снарядам больших калибров, авиабомбам (в том числе и к боеприпасам 1914-1922 и 1941-1945 годов), а также к не взорвавшимся ракетам лучше вообще не приближаться. Ни с "кошками", ни без них. И даже не проезжать рядом на машинах, чтобы вибрацией почвы не спровоцировать взрыв. Из ближайших домов нужно эвакуировать жителей, огородить территорию веревками с привязанными к ним флажками и никого за них не пускать.<br> He стоит сдвигать с места тела найденных вами на улицах и во дворах убитых и раненых людей. Под них тоже иногда суют гранаты.<br> Выживание в зоне боевых действий. Осторожно, оружие<br> Но это уже относится не к случайным подрывам на брошенных боеприпасах, а к злонамеренным взрывам. К минной войне. Которая военных от гражданских не отличает! Простейшее минирование - прикрепление к нижней части косяка гранаты, а к двери короткого отрезка веревки, привязанного к кольцу (см. рисунок).<br> В связи с этим несколько противоминных советов.<br> ! Открывать дверь своего дома после отлучки, равно как любую другую дверь, калитку или ворота, лучше издалека, с помощью веревки или длинного багра, находясь в укрытии или за стеной. Так как они могут быть заминированы.<br> !!! Любая растянутая поперек дороги веревка, проволока или леска должны настораживать. Они могут быть соединены с кольцом гранаты. Подобные - "растяжки", настороженные на тропах и в помещениях, очень часто остаются в местах недавних боев, подстерегая неосторожные жертвы.<br> На рыхлые участки грунта тоже лучше не наступать. Взрытая земля тоже может свидетельствовать о таящихся в ней минах. Лучше ходить по асфальту.<br> На надписи "Осторожно, мины!" или просто "Мины" обращать внимание, даже если они очень старые и изломались и выцвели. Даже если они написаны через "ять". Убойная сила мин с возрастом не уменьшается!<br> Выживание в зоне боевых действий. Осторожно, оружие<br> При быстром разминировании саперы помечают найденные мины с помощью временных знаков - чаще всего воткнутых в землю палок и специфически разложенных камней. <br> Но это не узаконенные и не единственно возможные варианты меток. Могут быть и другие. Так что вы не поленитесь, узнайте у саперов, как они выделяют обнаруженные взрывоопасные предметы. И обходите такие импровизированные метки за версту! Обобщая, скажу - при жизни и в особенности при передвижениях в зоне боевых действий надо быть очень внимательным. И взять в привычку, прежде чем делать шаг, осматриваться! Это может уберечь вас от многих бед...<br> Но лучше всего вместо многих рекомендации исполните одну! Которую можно считать наиболее действенной и гарантирующей выживание в подобных "прифронтовых" условиях - как можно раньше и как можно быстрее эвакуируйтесь из зоны боев!</p> <p style="text-align: left;"><i><b><br> </b></i></p> Sun, 15 Jun 2014 17:04:33 GMT http://democratia2.ru/group/46be6530-adca-4f8b-a8bf-54b9da40e473/content Билл Гейтс о правилах школы http://democratia2.ru/group/d6d0f584-970f-4bbd-8809-9d8b2d827222/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p>Билл Гейтс:</p> <p> 1). Жизнь несправедлива —<span class="text_exposed_show"> свыкнись с этим фактом.</span></p> <div class="text_exposed_show"> <p> 2). Миру наплевать на твое самоощущение и самоуважение. Мир ожидает от тебя каких-нибудь достижений, перед тем как принять во внимание твое чувство собственного достоинства.</p> <p> 3). Очень маловероятно, что тебе начнут платить 40 тысяч в год сразу после окончания школы. Ты не станешь вице-президентом компании с лимузином и личным шофером, пока ты не заслужишь этого.</p> <p> 4). Если ты думаешь, что твой учитель строг и требователен, — подожди знакомства со своим боссом. В отличие от учителя, карьера босса зависит от того, как ты справляешься со своими заданиями.</p> <p> 5). Обжаривать бургеры в Макдоналдсе — не ниже твоего достоинства. Твои прадеды назвали бы любую — даже такую — работу «хорошим шансом».</p> <p> 6). Не спеши обвинять в каждой своей неудаче своих родителей. Не ной и не носись со своими неудачами, учись на них.</p> <p> 7). До твоего рождения твои родители не были такими скучными и неинтересными людьми, какими они кажутся тебе сейчас. Они стали такими, зарабатывая на твое беззаботное детство, стирая твою одежду и слушая твою бесконечную болтовню о том, какой ты классный. Поэтому, перед тем как отправляться спасать леса Амазонки от уничтожения жадным поколением твоих родителей, попытайся для начала привести в порядок свою комнату.</p> <p> 8). Твоя школа отменила деление на победителей и лузеров, жизнь — нет. В некоторых школах прекратили ставить плохие отметки и разрешили сколько угодно раз сдавать тест. Это не имеет ни малейшего отношения к тому, что происходит в реальной жизни.</p> <p> 9). Жизнь не разделена на семестры, летних каникул в ней не существует, и очень мало работодателей заинтересованы в том, чтобы помочь тебе найти твое собственное «я». Тебе придется делать это в твое личное время.</p> <p> 10). Не путай реальную жизнь с тем, что показывают по телевизору. В жизни людям приходится большую часть времени проводить не в кофейне, а на рабочем месте.</p> <p> 11). Поддерживай хорошие отношения с «очкариками-ботаниками». Скорее всего, один из них когда-нибудь станет твоим начальником.</p> </div> Thu, 29 May 2014 21:54:49 GMT http://democratia2.ru/group/d6d0f584-970f-4bbd-8809-9d8b2d827222/content Карло Чиполла 5 законов глупости http://democratia2.ru/group/bd585d53-f7fc-41c7-aa1e-3051a2cd389d/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><h1>5 законов глупости</h1> <p>Итальянский историк-экономист Карло Чиполла сформулировал пять универсальных законов, работающих в любом обществе. <br> </p> <h3 style="text-align: center;">Первый закон глупости</h3> <ul> <li><strong>Человек всегда недооценивает количество идиотов, которые его окружают.</strong></li> </ul> <p>Звучит как размытая банальность и снобизм, но жизнь доказывает его истинность. Как бы вы ни оценивали людей, вы постоянно будете сталкиваться со следующими ситуациями:</p> <ul> <li>Человек, который всегда выглядел умным и рациональным, оказывается невероятным идиотом;</li> <li>Глупцы все время возникают в самых неожиданных местах в самое неподходящее время, чтобы разрушить ваши планы.</li> </ul><h3 style="text-align: center;">Второй закон глупости</h3> <ul> <li><strong>Вероятность того, что человек глуп, не зависит от других его качеств.</strong></li> </ul> <p>Годы наблюдений и опытов утвердили меня в мысли, что люди не равны, одни глупы, другие нет, и это качество закладывается природой, а не культурными факторами. Человек является глупцом так же, как он является рыжим или имеет первую группу крови. Он таким родился по воле Провидения, если хотите.</p> <p><strong>Образование не имеет ничего общего с вероятностью наличия определенного числа глупцов в обществе.</strong> Это подтвердили многочисленные эксперименты в университетах над пятью группами: студенты, офисные служащие, обслуживающий персонал, сотрудники администрации и преподаватели. Когда я анализировал группу низкоквалифицированных сотрудников, число глупцов оказалось большим, чем я ожидал (Первый закон), и я списал это на социальные условия: бедность, сегрегацию, недостаток образования. Но поднимаясь выше по социальной лестнице, то же соотношение я увидел среди белых воротничков и студентов. Еще более впечатляющим оказалось увидеть то же число среди профессуры — брал ли я маленький провинциальный колледж или крупный университет, та же доля преподавателей оказывалась глупцами. <strong>Я был так поражен результатами, что решил провести эксперимент над интеллектуальной элитой — Нобелевскими лауреатами. Итог подтвердил суперсилы природы: то же определенное количество лауреатов были глупы.</strong></p> <p>Идею, которую выражает Второй закон, сложно принять, но многочисленные эксперименты подтверждают ее железобетонную правоту. Феминистки поддержат Второй закон, поскольку он гласит, что дур среди женщин не больше, чем дураков среди мужчин. Жители стран третьего мира утешатся тем, что развитые страны не такие уж и развитые. Выводы из Второго закона пугают: станете ли вы вращаться в британском высшем обществе или переедете в Полинезию, подружившись с местными охотниками за головами; заточите ли вы себя в монастыре или проведете остаток жизни в казино в окружении продажных женщин, вам везде придется сталкиваться с таким же количеством идиотов, которое (Первый закон) всегда будет превышать ваши ожидания.</p> <h3 style="text-align: center;">Третий закон глупости</h3> <ul> <li><strong>Глупец — это человек, чьи действия ведут к потерям для другого человека или группы людей, и при этом не приносят пользы самому действующему субъекту или даже оборачиваются вредом для него.</strong></li> </ul> <p>Третий закон предполагает, что все люди делятся на 4 группы: простаки (П), умники (У), бандиты (Б) и глупцы (Г).</p> <p>Если Петя предпринимает действие, от которого несет потери и при этом приносит выгоду Васе, то он относится к простакам (зона П). Если Петя делает нечто, что приносит выгоду и ему, и Васе, он умник, потому что действовал умно (зона У). Если действия Пети несут ему выгоду, а Вася от них страдает, то Петя — бандит (зона Б). И наконец, Петя-глупец находится в зоне Г, в минусовой зоне по обеим осям.</p> <p>Нетрудно вообразить масштабы урона, который способны нанести дураки, попадая в управленческие органы и обладая политическими и социальными полномочиями. Но отдельно стоит уточнить, что именно делает дурака опасным.</p> <p><strong>Глупые люди опасны потому, что рациональные люди с трудом могут представить логику неразумного поведения.</strong> Умный человек способен понять логику бандита, потому что бандит рационален — он всего лишь хочет получить больше благ и при этом недостаточно умен, чтобы заработать их. Бандит предсказуем, потому против него можно выстроить защиту. Спрогнозировать действия глупца невозможно, он навредит вам без причины, без цели, без плана, в самом неожиданном месте, в самое неподходящее время. У вас нет способов предугадать, когда идиот нанесет удар. В конфронтации с дураком умный человек полностью отдает себя на милость дурака, рандомного создания без понятных умнику правил.</p> <p>Атака глупца обычно застает врасплох.</p> <p><strong>Даже когда атака становится очевидной, от нее сложно защититься, потому что она не имеет рациональной структуры.</strong></p> <p>Это то, о чем писал Шиллер: «Против глупости бессильны даже боги».</p> <h3 style="text-align: center;">Четвертый закон глупости</h3> <ul> <li><strong>Не-глупцы всегда недооценивают разрушительный потенциал глупцов.</strong></li> </ul> <p>В частности, не-глупцы постоянно забывают о том, что иметь дело с дураком, в любой момент времени, в любом месте и при любых обстоятельствах — означает совершать ошибку, которая дорого обойдется в будущем.</p> <p>Простаки из зоны П обычно не способны распознать опасность дураков из зоны Г, что неудивительно. Удивительно как раз то, что глупцов также недооценивают и умники, и бандиты. В присутствии глупца они расслабляются и наслаждаются своим интеллектуальным превосходством, вместо того, чтобы срочно мобилизироваться и минимизировать ущерб, когда дурак что-нибудь выкинет.</p> <p><strong>Распространенный стереотип — что дурак вредит лишь самому себе. Нет. Не нужно путать дураков с беспомощными простаками.</strong> Никогда не вступайте в альянс с дураками, воображая, что можете использовать их ради своей выгоды — если вы так поступите, то очевидно, что вы не понимаете природы глупости. Так вы сами предоставляете дураку поле, на котором он может разгуляться и нанести больший урон.</p> <h3 style="text-align: center;">Пятый закон глупости</h3> <ul> <li><strong>Глупец — самый опасный тип личности.</strong></li> </ul> <p>Следствие:</p> <p>Глупец опаснее, чем бандит.</p> <p>Результат действий идеального бандита — простой переход благ от одного человека к другому. Обществу в целом от этого ни холодно ни жарко. Если бы все члены этого социума были идеальными бандитами, оно бы тихо гнило, но катастрофы бы не случилось. Вся система сводилась бы к трансферу богатств в пользу тех, кто предпринимает ради этого действия, и поскольку идеальными бандитами были бы все, система наслаждалась бы стабильностью. Это легко видеть на примере любой страны, где власти коррумпированы, а граждане постоянно обходят законы.</p> <p><strong>Когда на сцену выходят дураки, картина полностью меняется. Они наносят урон, не извлекая выгоды.</strong> Блага уничтожаются, общество беднеет.</p> <p>История подтверждает, что в любой период страна прогрессирует тогда, когда у власти находится достаточно умных людей, чтобы сдерживать активных дураков и не давать им разрушить то, что умники произвели. В регрессирующей стране дураков столько же, однако среди верхушки наблюдается рост доли глупых бандитов, а среди остального населения — наивных простаков. Такая смена расклада неизменно усиливает деструктивные последствия действий дураков, и вся страна катится к чертям.</p> Mon, 19 May 2014 09:47:09 GMT http://democratia2.ru/group/bd585d53-f7fc-41c7-aa1e-3051a2cd389d/content Кагарлицкий Б. Логика восстания http://democratia2.ru/group/026372f8-73da-4410-83a6-c93c1f49f44e/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><div style="height: 1px;"> <p style="text-align: left;">Российские чиновники искренне удивлены реакцией официального Запада — такой ярости и единодушия в осуждении они не ждали. Европейские политики рвут и мечут. “Большая пресса” рассказывает читателям страшные истории про российскую агрессию против Украины. Телевидение показывает зрителям интервью киевских министров и депутатов, слезно умоляющих Европу спасти их страну от свирепого медведя.</p> <p style="text-align: left;">Репутация у путинской России на Западе и вправду не ахти. Пожалуй, даже хуже, чем у брежневского СССР. Но то, что мы наблюдаем сегодня, и вправду выходит за рамки привычного. Не было такого ни во время “Холодной войны”, ни во время чеченского конфликта или российско-грузинского столкновения. А уж про расстрел Ельциным парламента в Москве можно и не вспоминать: тогда либеральный Запад аплодировал.</p> <p style="text-align: left;">В Москве ждали критики после присоединения Крыма, но с тех пор прошло уже больше месяца, кремлевские правители ничего нового не делали, каждый день по нескольку раз повторяли как мантру слова об уважении к территориальной целостности Ураины, о том, что не собираются больше никого присоединять, призывали Запад выработать совместный подход к кризису… Но критика не смолкала. И чем более нелепые заявления звучали из уст представителей нынешней киевской власти, тем более активно и радостно их подхватывали. Лишь после подписания Женевского соглашения 17 апреля между Украиной, Россией и Западом наступило некоторое смягчение: европейские чиновники вдруг обнаружили, что на Украине “приходится иметь дело с группировками, которые не прислушиваются ни к Киеву, ни к Москве”, и признали, что “ясные доказательства” вмешательства Москвы “у нас отсутствуют”. Но тут же на всякий случай <a href="http://www.newsru.com/world/20apr2014/ukrtalks.html">предупредили</a>, что если российские власти не будут себя хорошо вести: “может, завтра будут такие доказательства”.</p> <p style="text-align: left;">Аргументы Кремля в этом споре не срабатывают и не могут сработать просто потому, что западных политиков в данный момент не так уж сильно интересует, что думает или делает официальная Россия. Они прекрасно знают, что никакого российского вторжения нет, но именно это и является главной международной проблемой. Признать это — значит признать, что киевское правительство вступило в войну с собственным народом. Говорить про Донецкую народную республику как самостоятельное политическое явление нельзя, потому что в таком случае пришлось бы ставить вопрос о причинах народного протеста и его требованиях. Рассказ об агентах Кремля и вездесущих, но так нигде и не обнаруженных российских войсках, которые оккупировали чуть ли не половину Украины, не только не сделав ни единого выстрела, но даже и не появившись на её территории, играет в пропаганде против Донецкой республики ровно ту же роль, которую истории о деньгах германского Генштаба и немецких шпионах в антибольшевистской пропаганде 1917 года.</p> <p style="text-align: left;">И дело здесь не столько даже в стремлении дискредитировать оппонентов действующей власти, изобразив их предателями своей страны, сколько в стремлении скрыть классовый смысл развернувшегося движения, его социальную основу. Этот полубессознательный страх, охватывающий либеральную публику — от интеллектуалов и политиков до благопристойных и почти прогрессивных буржуа, — заставляет их верить любому очевидному бреду, повторять совершенно серьезно откровенную и беспрецедентную чушь, лишь бы не заговорить и не задуматься всерьез о классовой борьбе. Не той, что описана в умных книгах и показана в хорошем авангардном кино, а той, что происходит в реальной жизни, становясь фактом практической политики.</p> <p style="text-align: left;">Новая киевская власть повторяет в адрес антимайданов Юго-Востока все те же обвинения и конспирологические теории, которые всего несколько месяцев назад пропаганда Януковича использовала, говоря про сам Майдан. Только всё это теперь воспроизводится в десятикратном, стократном масштабе, приобретая совсем уже гротескную форму.</p> <p style="text-align: left;">Сходство между Майданом и Анти-Майданом действительно существует. Иностранные деньги, конечно, были и там и тут, в первом случае американские и западноевропейские, во втором российские (хотя, скорее всего, российские деньги как раз были и там, и тут). Было и внешнее влияние, другое дело, что Запад потратил не только многократно больше денег, но и вложил их куда более эффективно и разумно. Но точно так же как победа Майдана в феврале не была и не могла быть результатом работы политтехнологий Запада, так и успешное восстание сотен тысяч, а может быть уже и миллионов людей на Востоке Украины никоим образом не может быть объяснено вмешательством России.</p> <p style="text-align: left;">Гораздо важнее, однако, не сходство, а именно противоположность этих двух движений. Различие это даже не в идеологиях, хотя сравнить доминирующие лозунги более чем стоит — фашистские кричалки на Майдане, “Интернационал” и социальные требования, звучащие в Донецке. Сами эти идеологические различия в конечном счете отражают фундаментальное различие социальной природы, классовой основы двух движений. Конечно, восстание Юго-Востока является не только отрицанием, но и порождением, продолжением Майдана, так же как Октябрь 1917 года был одновременно порождением, продолжением и отрицанием Февраля. Стихия революционного кризиса, раз вышедшая из-под контроля, вовлекла в свою орбиту новые слои общества, новые группы и классы, ранее не участвовавшие в политике.</p> <div style="height: 1px;"> <p style="text-align: left;">До недавнего времени политическая борьба была привилегией “активного общества”, состоявшего из либеральной интеллигенции и столичного среднего класса, на подмогу которому можно было всегда вызвать некоторое количество пассионарных маргиналов, прежде всего из числа безработной молодежи с Западной Украины. Политика как бизнес для профессионалов или развлечение для среднего класса — вот представление о демократии, которое разделяли, пусть и негласно, со своими либеральными коллегами и многие левые. Основной массе трудящихся (не только на Юго-Востоке, но и в самом Киеве) отводилась в этой пьесе роль в лучшем случае электората или пассивных зрителей, а в худшем — подопытных кроликов. Мысль о том, что эти массы молчаливых и по видимости аполитичных людей, обывателей, озабоченных каждодневной борьбой за выживание, могут принять активное и самостоятельное участие в событиях, не только не укладывалась в мозгу либеральной интеллигенции и политической элиты любого политического направления, но даже сегодня воспринимается ими как нечто невозможное, как запредельный кошмар.</p> <p style="text-align: left;"><strong>“Восстание гопников”</strong></p> <p style="text-align: left;">Весной 2014 года произошло то, что рано или поздно должно было произойти. Это началось даже не на Украине, а в Боснии, где вопреки всем традиционным раскладам толпы обозленных рабочих и безработных вышли на улицу против сложившейся системы, объединившись под едиными лозунгами и сломав традиционные политические схемы, основанные на разделении общества по этно-религиозным группам.</p> <p style="text-align: left;">Волнения, прокатившиеся по городам восточной и южной Украины, как и выступления, прошедшие в Боснии, резко изменили социологию политической жизни. На первый план вышли массы — со своими требованиями, интересами, надеждами, иллюзиями и предрассудками. Они были категорически не похожи на романтических героев из книг для юношества, их классовое сознание находилось на зачаточном уровне, но раз начав действовать, они обречены были учиться и постигать науку социальной борьбы.</p> <p style="text-align: left;">Надо признать, что и опыт киевского Майдана не прошел зря. Взбунтовавшись против власти Киева, жители украинского Юго-Востока использовали те же методы, с помощью которых праворадикалы навязывали свою волю предыдущей власти. Уличные митинги быстро перешли в захват административных зданий. Но не ограничившись взятием здания областной администрации (ОГА), активисты в Донецке и Луганске провозгласили создание собственных народных республик. И если народная республика в Луганске к середине апреля всё ещё оставалась скорее лозунгом массового движения, то в Донецке она довольно быстро стала приобретать черты альтернативной власти. Этому способствовал захват местных отделений милиции и других государственных учреждений. Некоторые захваты совершались бунутющей толпой, но во многих случаях действовали и дисциплинированные вооруженные группы — бывшие сотрудники “Беркута” и других силовых ведомств Украины, уволенные новым киевским правительством, либо дезертировавшие (некоторые подразделения ушли со службы практически в полном составе, прихватив с собой вооружение и аммуницию). Пропаганда официального Киева отреагировала, назвав бывших сотрудников собственных силовых структур российским спецназом, однако для пророссийски настроенного населения украинского Юго-Востока подобные заявления выглядели не дискредитацией восстания, а скорее его рекламой. Чем больше в Киеве говорили о прямом вмешательстве и даже “оккупации” региона Россией, тем больше людей на местах присоединялось к протесту.</p> <div style="height: 1px;"> <p style="text-align: left;">Однако главным спусковым механизмом восстания были всё же не пророссийские симпатии местных жителей и даже не декларированное правителями Киева намерение отменить закон, дававший русскому статус “регионального языка”. Юго-Восток долго копил недовольство, и всё же последней каплей стало резкое обострение экономического кризиса, последовавшее за сменой правительства в Киеве. После того, как подписав соглашение с Международным валютным фондом, власти резко подняли цены на газ и лекарства, социальный взрыв был неминуем. На западе страны и в столице растущее возмущение некоторое время удавалось сдерживать националистической риторикой и антирусской пропагандой, но по отношению к жителям Востока этот метод давал обратный эффект. Пытаясь потушить пожар на Западе, власти подливали масла в огонь на Востоке.</p> <p style="text-align: left;">“Мне трудно поверить в эту перемену в своих соотечественниках, — писал на украинском сайте “Лiва” житель Горловки Егор Воронов. — Еще полгода назад они были простыми обывателями, смотрели телевизор и жаловались на плохие дороги и работу ЖЭКов. Теперь это бойцы. За пару часов пребывания в стенах ОГА я не встретил ни одного приезжего из России. Мариуполь, Горловка, Дзержинск, Артемовск, Красноармейск. Рядом со мной стояли обычные жители Донбасса — все те, с кем мы каждый день ездим в маршрутке, стоим в очереди, ругаемся за незакрытую дверь в подъезд. Не киевский средний класс, отгороженный от народа своим особым «достатком», а простые служащие и рабочие. И, безусловно, здесь много безработных. Всех тех, кого «попросили» за последние полтора месяца с их крохотных зарплат в частных конторках и госпредприятиях. И это <a href="http://liva.com.ua/social-riot.html">еще один вывод</a> –—чем больше сегодня будет сокращено или ущемлено в заработной плате жителей Донбасса, тем большее количество протестующих на Востоке получит Киев”.</p> <p style="text-align: left;">Люди, выступившие против власти в Донецке, Луганске и многих других городах Украины, не обладали ни политическими знаниями, ни даже ясной программой действий. Путаница в их лозунгах, использование одновременно религиозных и советских или революционных символов, всё это, несомненно, должно оскорбить строгого ценителя пролетарской идеологии. Но беда в том, что сами идеологи оказались так неизмеримо далеко от массы, что не могли и не собирались не только вносить в их ряды “правильное сознание”, но хотя бы помочь разобраться в текущих политических вопросах. В то время, как движение стихийно и не без труда нащупывало свою политическую дорогу, обобщенно формулируя настроение антиолигархического и социального протеста, левые, за исключением небольшого числа активистов в Донецке и Харькове, были заняты абстрактными дискуссиями на просторах интернета.</p> <p style="text-align: left;">Вполне предсказуемо, либеральная интеллигенция, как украинская, так и российская, отреагировала на протесты низов взрывом ненависти и презрения. Вышедшим на улицы рабочим досталось множество злобных кличек. Их обзывали “люмпенами”, “быдлом”, “гопниками” и, что особенно забавно, “ватниками”. Хотя вообще-то карикатурная фигура “ватника”, перерисованного с американского мультяшного героя Губки Боба, подразумевала как раз существо неизменно лояльное по отношению к государственной власти и тотально зависимое от правительственной пропаганды. В этом плане “ватниками” на Украине следовало бы считать как раз интеллектуалов, некритически воспроизводящих любые, даже самые абсурдные пропагандистские версии нового правительства.</p> <p style="text-align: left;">Надо заметить, что в состязании вранья, стихийно развернувшемся между пропагандистскими службами Москвы и Киева, пальму первенства явно заслужили именно украинские коллеги. Не то, что бы в России врали меньше, но киевляне врали азартнее, изобретательнее и уже безо всякой оглядки на реальность, не задумываясь даже о том, как показываемая ими телекартинка соотносится с комментарием (чего стоят только пафосные рассказы о бронетехнике, героически отбивающейся от толпы российских спецназовцев, которые пытаются насильно кормить оголодавших солдат вареньем и домашними консервами).</p> <p style="text-align: left;">То, что либеральная интеллигенция воспринимает донецкий, да и любой другой народ как врагов и угрозу своему пониманию “прогресса”, закономерно и не удивительно. Гораздо более интересно понять, почему вместе с либералами выступила и некоторая часть левых по обе стороны границы. Причем, если украинские либеральные левые по мере развития событий хотя бы корректировали свои взгляды и делали оговорки по поводу справедливости некоторых требований Донбасса (о чем можно судить по материалам киевской конференции “<a href="https://www.facebook.com/vishchenko/posts/10152001357141516?stream_ref=10%29">Левые и Майдан”</a>), то их российские и западные единомышленники заняли совершенно непримиримую позицию, полностью солидаризируясь с киевским правительством и лидерами Евросоюза. Такие же взгляды высказала и значительная часть “евролевых”, особенно те из них, кто ранее подчеркивал необходимость выдвинуть на передний план темы мультикультурности, толерантности и политкорректности.</p> <p style="text-align: left;">Наблюдая за этим, киевский политолог Владимир Ищенко <a href="https://www.facebook.com/vishchenko/posts/10152007848201516?stream_ref=10">с грустью констатировал</a>: “странное чувство, когда армия уже с народом, а многие левые (анархисты!!!) все еще с властью…”</p> <p style="text-align: left;">Легко заметить, что подобное положение дел невозможно объяснить чисто идеологической логикой. Показательно, что нередко люди и группы, пытающиеся возводить свою политическую родословную к мифологизированной и приукрашенной революции 1917 года, против реально происходящей революции на Юго-Востоке Украины применяли те же самые аргументы, что использовались против большевиков их оппонентами немногим менее ста лет назад.</p> <p style="text-align: left;">Четверть века господства реакции, политический и моральный крах левого движения (не только на территории бывшего СССР, но и в других странах), многолетние игры в политкорректность и права меньшинств, которые должны были заменить классовую и массовую политику, всё это, конечно, не прошло даром. В плане общественного сознания мы оказались отброшены на полтора столетия назад. В том числе, кстати, и по вине интеллигенции, которая давно забыла свою народническую миссию и занималась изощренными культурно-идеологическими играми вместо того, чтобы работать с массами и для масс.</p> <p style="text-align: left;">Но именно поэтому движение в Донецке со всеми его противоречиями и даже нелепостями, вроде иконок и триколоров, соседствовавших с красным знаменем, очень хорошо отражало как раз ту стадию развития, с которого рабочие выступления начинались в позапрошлом столетии, а Донецкая Республика, если к ней приглядеться внимательно, больше всего напоминала те стихийные политические формирования, которые создавали трудящиеся “до пришествия исторического материализма”.</p> <p style="text-align: left;">Перед нами реальный рабочий класс — грубый, неполиткорректный, с путаницей в голове. Если вам не нравится его теперешнее идеологическое и культурное состояние — идите и работайте с массами. Благо, никто не мешает выходить к этой толпе с красными флагами и социалистическими листовками (в отличие от Майдана, где флаги рвали, а левых агитаторов избивали и выбрасывали с площади).</p> <div style="height: 1px;"> <p style="text-align: left;">Будущее Донецкой республики остается открытым, но именно в этом состоит грандиозный исторический шанс, чего и в помине не было во время Майдана, лидеры которого не всегда могли держать под контролем толпу, зато жестко и эффективно контролировали политическую повестку дня. Напротив, Донецкая республика формирует свою повестку дня снизу, буквально на ходу, под влиянием общественных настроений и по ходу развития событий. Эта республика и государством в строгом смысле слова не является — скорее, это объединение различных сообществ, по большей части самоорганизованных. В сущности, идеальное воплощение анархистского представления о революционном порядке — другое дело, что сами анархисты от этого открещиваются, предпочитая воспроизводить государственно-патриотическую риторику новых киевских правителей.</p> <p style="text-align: left;">Нетрудно догадаться, что самоорганизация Донецкой республики срабатывает относительно хорошо именно потому, что остатки старого административного аппарата как ни в чем не бывало продолжают текущую работу, а все вопросы управления в конечном счете сводятся к организации обороны. Но так ли сильно отличается это от Парижской Коммуны (не придуманной, идеализированной и романтизированной, а той, что существовала в реальности?). Если народная республика в Донецке проживет ещё некоторое время, она неизбежно будет меняться. И далеко не обязательно в лучшую сторону. Но огромный потенциал самоорганизации масс она уже продемонстрировала, приняв свой первый бой. Безоружные люди сумели остановить и разагитировать части украинской армии, сорвав начатую Киевом “антитеррористическую операцию”. Это мирное сопротивление не только войдет в историю, но и станет важной частью коллективного социального опыта украинских и российских трудящихся.</p> <p style="text-align: left;"><strong>Катастрофа среднего класса</strong></p> <p style="text-align: left;">События в Киеве, начавшиеся зимой 2013 года, вполне можно было квалифицировать как очередное “восстание среднего класса”. Эти восстания прокатились, если считать с начала нового века, буквально по всему миру — от Соединенных Штатов до Бразилии и Арабских стран. Не были исключением и Россия с Украиной. Однако несмотря на целый рад общих черт, далеко не всегда политическая повестка дня была схожей. Общие демократические лозунги в одних случаях соединялись с требованием прогрессивных социальных реформ в интересах большинства населения, а в других были смешаны с самым примитивным групповым эгоизмом, фактически превращавшим демократическую риторику в прикрытие откровенно антидемократической по сути программы.</p> <p style="text-align: left;">Подобный разброс не случаен. В силу своего промежуточного и крайне неустойчивого положения в современном обществе, средний класс идейно и политически тоже крайне неустойчив, его может “качнуть” и влево, и вправо. Однако не случайно и то, что в странах “центра” протест среднего класса чаще оказывается прогрессивным, тогда как на периферии — наоборот. Чем более массовым является средний класс, тем больше он осознает свое положение как наемных работников, тем меньше иллюзий относительно своего положения, своих достоинств и перспектив он имеет. Напротив, более узкие средние слои в странах периферии и полупериферии чаще склонны поддаваться элитаристским иллюзиям и видеть угрозу для своего положения не в проведении неолиберальных реформ, а в претензиях обделенных и непременно “отсталых” низов на бОльшую долю пирога. При этом самооценка среднего класса, его представления о собственных возможностях и перспективах нередко представляют собой набор самых невероятных иллюзий и мифов. И чем более периферийной является экономика страны, тем более чудовищными оказываются эти воззрения.</p> <p style="text-align: left;">Разумеется, это лечится. При наличии сильной гражданской традиции и левого движения в стране может быть выработан проект радикальной демократической модернизации, который даже при подобных обстоятельствах увлечет за собой часть среднего класса, как это случилось, например, в Венесуэле. Но как только подобный проект столкнется с трудностями или забуксует, мы увидим, как часть среднего класса резко сворачивает вправо.</p> <p style="text-align: left;">Парадокс в том, что основная часть интеллигентского левого движения, давно уже не связанного с рабочими, а являющаяся плотью от плоти среднего класса, склонна колебаться вместе со своей социальной базой. В самой по себе связи левых со средним классом нет ещё большой беды, учитывая то, что социальная структура современного общества уже далеко не такова, как во времена Маркса. Однако задача левых состоит в том, чтобы работать на формирование широкого социального блока, объединяющего средний класс с большинством общества, прежде всего — с рабочим классом. В противном случае политическая повестка среднего класса становится реакционна. И левые, обслуживающие эту повестку дня, оказываются не просто заблудившимися и запутавшимися товарищами, а объективно (и не только объективно) работают на интересы реакции. От которой пострадает в конечном итоге и сам средний класс.</p> <p style="text-align: left;">Именно это случилось на Украине. Вернее, в Киеве.</p> <p style="text-align: left;"><strong>Заложники Майдана</strong></p> <p style="text-align: left;">Наблюдая за происходящим, идеологи просвещенного среднего класса не могли не видеть откровенной гегемонии правых, не могли не понимать, куда направлен политический вектор движения. Но ограничивались совершенно обывательскими отговорками по поводу того, что на Майдане были “не только фашисты и бандеровцы”. Как будто речь шла о составе толпы, а не о том, кто в этой толпе верховодил, осуществлял идейную и политическую гегемонию.</p> <p style="text-align: left;">На самом деле, если бы толпа в Киеве состояла из одних лишь убежденных фашистов, это было бы не так страшно. Даже среди бойцов бандеровских сотен не все были убежденными фашистами и националистами. Фашистами не рождаются, так же, как и коммунистами, социалистами и, вы не поверите, либералами. Но эти мальчики, пройдя соответствующую социализацию, побыв в этих сотнях, приняв участие в их деятельности, как раз и становятся настоящими фашистами. Реальной угрозой для демократии Майдан стал именно потому, что ультраправым удалось повести за собой массы обывателей столичного среднего класса, студенческую молодежь, часть интеллигенции. И лево-либеральные интеллектуалы, которые, прекрасно видя, из чего и кем изготовлен идеологический коктейль Майдана, примкнули к нему, вместо того чтобы выступить против него, несут прямую ответственность не только за политические последствия произошедшего, но и за личную судьбу многих людей, которых они вовлекли в это движение.</p> <div style="height: 1px;"> <p style="text-align: left;">Поддерживая этот процесс, они отдавали обывателя в идеологическую обработку, позволяли (и помогали) превращать его в “человеческий материал”, ресурс для реализации повестки дня правых (ибо другой на Майдане не было и не могло быть в условиях вполне однозначной гегемонии реакционных сил), создавали психологическую и культурную атмосферу, благоприятствующую новой волне антисоциальных реформ, запланированных политическими лидерами украинской оппозиции.</p> <p style="text-align: left;">Конечно, выступить против Майдана на фоне общей эйфории, противостоять информационному давлению и консервативно-националистической гегемонии было трудно, а порой и опасно. Ведь физическое насилие против инакомыслящих майдановцы начали применять ещё до того, как власть оказалась в их руках.</p> <p style="text-align: left;">Когда спустя полтора месяца после событий в Киеве на улицы украинских городов вышли другие люди, совсем непохожие на столичный средний класс, настроение и стиль речи интеллектуалов резко изменились. Интеллектуальные критики Донецкой республики подбирают улики с настойчивостью и мелочностью провинциального прокурора, которому доверили явно разваливающееся дело. Майдану прощали агрессивное насилие, коктейли Молотова, которые бросали не в бронетехнику, а прямо в людей, солдат-срочников, поставленных правительством в оцепление, Донецкую республику осуждают за попытки остановить танки голыми руками, без стрельбы и без оружия. По отношению к Донецкой республике “каждое лыко в строку”. Разумеется, многое в восточноукраинских протестах противоречит нашим представлениям о “правильной” революционной эстетике, но почему те же самые люди при, казалось бы, сходных обстоятельствах, были и продолжают быть столь снисходительны к эстетике Майдана? Почему там они прощали и портреты Бандеры, и “флаги иностранного государства” (Евросоюза), и нацистскую символику, и расистские лозунги, а главное — откровенно антисоциальную, реакционную и антидемократическую повестку дня официальных лидеров движения?</p> <p style="text-align: left;">Несомненно, двойные стандарты являются нормой для пропаганды, но мы здесь имеем дело не с журналистами государственных телеканалов, а с интеллектуалами, гордящимися своей независимостью и критическим мышлением.</p> <p style="text-align: left;">Казалось бы, протест украинского Юго-Востока дает вам всё, о чем вы, если верить вашим словам и книгам, много лет мечтали. Разве ненасильственное сопротивление, останавливающее военную машину государства, не должно восхищать “зеленых” и анархистов? Разве стихийно организуемые группы на местах не являются идеалом проповедников спонтанности и самоуправления? И почему появление на улицах массы рабочих не соответствует пророчествам и призывам марксистов? Почему же вы, левые интеллектуалы, не ликуете? Почему присоединяетесь к хору фашистов и погромщиков, призывающих к кровавой расправе над бунтовщиками, или, в лучшем случае, стыдливо отмалчиваетесь?</p> <p style="text-align: left;">Здесь, в полном соответствии с учением доктора Фрейда, мы видим не столько идеологическую непоследовательность, сколько бессознательный страх. Нападают на Донецкую республику не только даже потому, что хотят её осудить, сколько потому что надеются оправдать себя, доказать самим себе, что не было никакой ошибки, а главное — никакой вины в поддержке националистов на Майдане. Вся интеллектуальная изощренность, вся острота ума пошла на то, чтобы придумать аргументы для оправдания крайне правых или своего сотрудничества с ними.</p> <p style="text-align: left;">Некритическая поддержка Майдана интеллектуалами страшна даже не тем, что заставляет принимать нравственно ущербную позицию. Гораздо хуже то, что встав на эти рельсы, с них очень трудно сойти. Такая позиция отрезает не только от масс, поднявшихся на настоящий революционный протест в Юго-Восточной Украине, но и от множества сторонников и активистов Майдана, которые вчера испытывали сомнения, сегодня разочарованы, а завтра сами примкнут к протесту и, быть может, выступят в первых рядах. Потому что обыватель может сравнительно легко и без позора менять взгляды даже на противоположные. Интеллектуал — нет. Обыватель всегда может просто сказать “Меня обманули”. Интеллектуалу придется признать: “Я обманывал”.</p> <p style="text-align: left;"><strong>Донецк в тени Москвы</strong></p> <p style="text-align: left;">Ни для кого не является секретом, что восставшие массы украинского Юго-Востока рассчитывали на поддержку Москвы. Размахивая триколорами и выкрикивая лозунги о любви к России, они искренне надеялись привлечь на свою сторону братское государство. Это надежда объединила и тех, кто мечтал о воссоединении с Россией, и тех, кто добивался федерализации Украины, и тех, кто просто ожидал, что российская мощь защитит жителей региона от репрессий со стороны Киева. Однако официальная Москва с самого начала занимала по отношению к происходящему двойственную позицию. С одной стороны, она недвусмысленно поддерживала движение, которое было направлено против откровенно недружественного правительства в Киеве. С другой стороны, она меньше всего готова была спонсировать народную революцию, даже если бы по её результатам удалось расширить территорию собственного государства. Получить в качестве новых подданных бунтующие, организованные, а зачастую и вооруженные массы, приобретшие навык активной борьбы за свои права, такая перспектива совершенно не улыбалась кремлевским чиновникам, особенно на фоне растущего социально-экономического кризиса в самой России. Революцию иногда экспортируют, но вряд ли кто-то из государственных мужей захочет её импортировать.</p> <p style="text-align: left;">Москва никогда не хотела завоевания Украины или её расчленения. Не потому что она была лояльна к интересам соседнего государства, а просто потому что у Кремля вообще не было никакого стратегического плана. Современные российские элиты в принципе неспособны думать стратегически. Ситуация усугублялась двумя обстоятельствами. С одной стороны, необходимо было закрепить результаты, достигнутые в Крыму. Присоединение Крыма к России безусловно было импровизацией, притом не столько со стороны Москвы, сколько со стороны самих крымских элит, оперативно среагировавших на изменившуюся обстановку и использовавших её в своих интересах. Но раз уж так вышло, что Крым присоединили, то главная задача, которая встала перед российской дипломатией, — защитить приобретенное. В том числе и пожертвовав интересами украинского Юго-Востока. С другой стороны, российское общество, в отличие от либеральной интеллигенции, массово поддержало донецких повстанцев, а это ставило Кремль в очень трудное положение. Подогревать подобные настроения значило бы создавать в массах культ сопротивления и бунта. Но и резко изменить курс, отказав восставшим в поддержке, было бы рискованно — патриотические настроения, которые культивировались самой властью, приняли бы протестный характер.</p> <div style="height: 1px;"> <p style="text-align: left;">В такой ситуации политика Кремля не могла не быть двусмысленной и противоречивой. Но своеобразным моментом истины оказались соглашения между Россией, Украиной и Западом, подписанные в Женеве 17 апреля. На первый взгляд всё выглядело очень прилично — призывы к примирению, разоружению и взаимным уступкам. Однако ещё до начала встречи российская сторона отказалась от своего требования об участии в переговорах представителей Юго-Востока Украины. Якобы по “техническим” причинам. Позднее было сказано, что российская делегация представляла в Женеве точку зрения восточноукраинских организаций, в качестве которых были названы Партия регионов и другие олигархические структуры. Донецкая народная республика, единственная сила реально объединяющая людей и контролирующая ситуацию на местах, даже не была упомянута.</p> <p style="text-align: left;">Текст итогового документа <a href="http://ria.ru/world/20140417/1004359916.html#ixzz2zAstRRI7">явно свидетельствовал</a> о том, что Москва не возражает против ликвидации Донецкой республики: «Среди шагов, которые мы призываем осуществить, следующие: все незаконные вооруженные формирования должны быть разоружены, все незаконно занятые здания должны быть возвращены легитимным владельцам, все оккупированные улицы, площади и другие публичные места во всех городах Украины должны быть освобождены. Должна быть осуществлена амнистия всем протестующим — за исключением тех, кто совершил тяжкие преступления».</p> <p style="text-align: left;">Непризнание ДНР как политического факта в принципе является главной идеей соглашения и тем консенсусом, который и объединил участников, став реальной основой для соглашения.</p> <p style="text-align: left;">Раздел о разоружении “незаконных формирований” написан в трактовке, удобной новым властям Киева. Казалось бы, предполагается разоружение обеих сторон. Но у киевского правительства остаются армия, СБУ и Национальная гвардия. У Донецкой республики никаких вооруженных формирований, кроме “незаконного” ополчения нет. Правда, задним числом Лавров сообщил, что под незаконными формированиями он имел в виду также и Национальную гвардию, но в тексте соглашения об этом ни слова. Украинская сторона и Запад не только будут интерпретировать соглашение иначе, но и будут в этом юридически однозначно правы: Национальная гвардия учреждена официальным решением правительства с согласия Верховной Рады. Что же касается “диких” сотен и той части “Правого сектора”, которая пока через Национальную гвардию не легализована, то разоружить их мечтает само киевское правительство, у которого с ними уже возникли конфликты.</p> <p style="text-align: left;">Ещё более важно, однако, требование освободить захваченные здания и убрать баррикады на площадях и улицах. Данный пункт означает, если он будет выполнен, самоликвидацию ДНР и Луганской республики, возвращение на прежние позиции властей, назначенных Киевом. Хотя именно эти назначения и спровоцировали восстание. Киев назначил правителями в юго-восточные области ненавидимых народом олигархов, которые в дополнение к экономической власти получили ещё и политические полномочия.</p> <p style="text-align: left;">Показательно, что этот пункт не уравновешен никакими встречными уступками. Например, не сказано об официальной отмене решения Киева по антитеррористической операции на востоке страны, не предложено отвести воинские подразделения в места их постоянной дислокации. Что, кстати, было бы вполне разумно, учитывая явный провал операции и разложение армии.</p> <p style="text-align: left;">Короче, Москва подписалась под соглашением, предполагающим капитуляцию восстания в обмен на некое абстрактное обещание начать открытый и “инклюзивный” (новое в русской лексике) конституционный процесс, даже не предполагающий прямых переговоров с восставшими! Естественно, никаких четких обязательств в рамках подготовки этой реформы с представителей украинского правительства не потребовали.</p> <p style="text-align: left;">Российские дипломаты так торопились подписать в Женеве соглашение с Киевом, что не потрудились даже потребовать отмены позорного запрета на въезд в Украину взрослых мужчин из РФ. Хотя это прямое и вопиющее нарушение прав человека, противоречащее всем международным нормам, на которое они просто были обязаны бы указать в присутствии представителей Запада.</p> <p style="text-align: left;">Официальный Киев тут же воспользовался предоставленными ему возможностями. Премьер Арсений Яценюк обрушился с угрозами на донецких и луганских повстанцев, требуя немедленной сдачи и ссылаясь на женевское соглашение, <a href="http://www.newsru.com/world/18apr2014/kiev.html">в рамках которого</a> “Россия была вынуждена осудить экстремизм”.</p> <p style="text-align: left;">Арест Константина Долгова, одного из лидеров харьковской левоцентристской коалиции “Народное единство”, атаки “Правого сектора” против блокпостов ДНР, репрессии против активистов, развернувшиеся сразу же после подписания донецких соглашений, подтверждали, что ни о демократическом диалоге, ни о мирном решении вопроса в Киеве не помышляют. И даже если бы правительство Турчинова и Яценюка готово было пойти на уступки, им бы всё равно не позволили сделать это национал-радикалы, без поддержки которых новая власть уже не могла существовать.</p> <p style="text-align: left;">Со своей стороны, руководство ДНР сообщило, что оно радо отметить в женевских договоренностях “изменение позиции стран Запада применительно к украинским событиям”, но поскольку представители республики на встречу в Женеву приглашены не были и документ не подписывали, то и не считают себя им связанными.</p> <p style="text-align: left;">“Вынуждены <a href="http://www.krasnoetv.ru/node/21828">констатировать</a>, что наше предупреждение о юридической ничтожности и политической бессмысленности «общеукраинского» диалога без участия законных представителей Востока Украины и Донецкой Народной Республики, к сожалению, полностью оправдалось. Игнорирование воли народа Донбасса привело к закономерному печальному итогу: результаты переговоров нельзя оценить иначе, как набор бессмысленных, малосвязанных и невыполнимых на практике призывов, направленных неизвестно кем, неизвестно кому, подлежащие выполнению в неизвестные сроки и неизвестным образом. В настоящее время они не отражают ни политических реалий, ни новой правовой ситуации, возникшей после провозглашения суверенной Донецкой Народной Республики и на территории ДНР никакой правовой силы не имеют”.</p> <p style="text-align: left;">Женевское соглашение выполнено не будет. Да и как вы заставите выполнять подобные договоренности людей, которые только что почувствовали свою силу, людей, от которых убегают танки, мужиков, которые одними лишь матюками останавливают армейские колонны? Народ не сдаст свои позиции просто оттого, что какие-то важные господа в Женеве, не спросив людей на местах, взялись решать их судьбу.</p> <p style="text-align: left;">Для тех в Донецке, Луганске, Одессе, Харькове (и даже в Киеве), кто надеялся, будто путинская Россия своим солидарным вмешательством решит все проблемы, произошедшее будет отрезвляющим разочарованием. Но это разочарование пойдет лишь на пользу движению. Революция не только должна опираться на собственные силы, но и имеет уже достаточно сил, чтобы добиться успеха. Тем более, что независимо от позиции Кремля, сочувствие российского общества остается на стороне восставшего народа братской страны.</p> <p style="text-align: left;">Что же касается самой России, то правящие круги, похоже, рискуют оказаться в яме, ими же самими тщательно выкопанной. Сдавая позиции в украинском вопросе, они оборачивают против себя те самые патриотические настроения, росту которых на протяжении прошедших месяцев всячески содействовали. Разумеется, тех кто считает Путина безупречным героем или, наоборот, сказочным злодеем, не убедят никакие факты. Но таких людей всё же меньшинство, хоть они и заспамливают своим безумием 70% интернета.</p> <p style="text-align: left;">http://rabkor.ru/analysis/2014/04/22/logic</p> <p style="text-align: left;"><br> </p> </div> </div> </div> </div> </div> </div> Tue, 13 May 2014 01:35:00 GMT http://democratia2.ru/group/026372f8-73da-4410-83a6-c93c1f49f44e/content Левые отлично все понимают. http://democratia2.ru/group/25b06187-ef2d-4f1a-bc49-d323e76577c9/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><span class="UFICommentBody">Европейские левые партии провели в Афинах конференцию "Кризисная Европа за революционную интернационалистическую альтернативу". Весь первый день своей работы конференция посвятила ситуации на Украине. Хотя конференция по традиции считается европейской, но участники съезжаются от Финляндии и Польши до Туниса и Аргентины. Доклады читали в основном представителям Украины и России.<br> Конференция единодушно охарактеризовала случившееся как фашистско-олигархический переворот. "Новые руководители" Украины не именовались иначе как гауляйтерами, в проекте финального документа - "киевская хунта". Отмечалось, что произошло беспрецедентное - впервые с 1945-го года, нацистские силы сумели захватить власть в европейской стране, причем отнюдь не самой маленькой. Проблема не в пришедших на несколько месяцев временщиках (мало ли в Европе правых правительств), а в том, что нацистский джинн выпущен из бутылки, и загнать его обратно будет крайне сложно.<br> Левых, которые выразили в той или иной форме симпатию к украинским событиями, все в один голос называли коллаборационистами.Марксист Савас Матсас в своем докладе назвал Илью Будрайтскиса "мой бывший друг". И это, пожалуй, было самое мягкое определение.... Отдельно критиковали Жижека в компании с Глюксманном. И самое мягкое определение было "нонсенс". Так-то.</span> Tue, 22 Apr 2014 21:11:32 GMT http://democratia2.ru/group/25b06187-ef2d-4f1a-bc49-d323e76577c9/content Анна Натитник. Зачем мы подковываем блоху? http://democratia2.ru/group/f8370063-71f2-41f3-8bdb-facdda9f3fb0/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>Поведение человека, в том числе экономическое, зависит от его системы ценностей, которая, в свою очередь, во многом определяется этнической или культурной принадлежностью. О том, что стоит за этими понятиями и в чем заключается своеобразие русской нации, рассказывает этнопсихолог, доктор психологических наук, профессор, заведующая международной научно-учебной лабораторией социокультурных исследований НИУ ВШЭ Надежда Михайловна Лебедева. <p><b>Что изучает этнопсихология?</b></p> <p>Этнопсихология — российский термин, во всем мире эта наука называется «культурная, или кросс-культурная психология». Россия — полиэтническая страна, здесь более ста этносов, поэтому культурные различия, которые мы веками наблюдали у наших соседей, традиционно связываются именно с этнической принадлежностью. Между тем понятие «культура» шире, чем «этнос», — оно включает в себя и язык, и религию, и способы поведения в быту, и многое другое. В самом общем виде эта наука изучает психологию людей, принадлежащих к разным этническим и культурным группам, — в чем ее сходство, различия, чем объясняются эти различия и стираются ли они со временем. </p> <p><b>Какими ключевыми понятиями оперирует этнопсихология?</b></p> <p>Одно из ключевых понятий — этническая идентичность, или ощущение самого себя членом определенной этнической группы. Этническая идентичность бывает позитивной и негативной. Человеку свойственно положительно оценивать группу, к которой он себя относит: даже если наш народ неправ, мы стараемся его оправдать — это важно для нашего самоуважения. Но когда личные ценности расходятся с ценностями большинства или нам не нравится, что делает правительство, наша идентичность может стать негативной. Нам грустно и стыдно за то, что мы принадлежим к этому народу. Из такой ситуации люди выходят по-разному. Многие решаются на эмиграцию, стремясь сменить групповую идентичность, хотя ее, как и родителей, «отменить» по большому счету нельзя. </p> <p>Этнопсихология также изучает, до какой степени мы различаем характерные черты представителей разных этнических групп. Речь идет в том числе и об этнических стерео­типах, которые тоже могут быть позитивными и негативными. На тренингах по этнической компетентности и толерантности мы часто показываем людям список ­характеристик и просим отгадать, какую нацию они описывают. Допустим, галантными, легкими, очаровательными, болтливыми все считают французов, а любовь выпить и широту души приписывают русским. Этнический стереотип — это упрощенный, схематизированный образ, но в нем всегда содержится «зерно истины», которое безошибочно угадывается. Его не затрагивают даже процессы глобализации, которой ученые раньше приписывали способность нивелировать этнические и культурные различия. Глобализация воздействует только на то, что лежит на поверхности: молодежь во всем мире слушает одну и ту же музыку, носит одинаковую одежду, говорит на сходном сленге, пользуется одинаковыми гаджетами. Но если вы копнете глубже, ­окажется, что ­молодой японец значительно отличается от молодого американца или русского. Коренные особенности этнической культуры, которые столетиями формируются под воздействием исторических событий, религии, ландшафта и т.д., достаточно живучи. И самое интересное, что люди стараются их сохранять. </p> <p><b>Для чего?</b></p> <p>Мы все хотим выглядеть особенными, не похожими на других, потому что это привлекает к нам внимание, повышает нашу самооценку и оценку в глазах других. Кроме того, это дает нам ощущение самостоятельности, самобытности, независимости. </p> <p><b>Какие изменения в последнее время претерпевала наша этническая идентичность?</b></p> <p>После распада СССР и слома ­при­вычного социально-политического устройства у многих русских, оставших­ся в России, появились негативные компоненты этнической идентичности: ощущение униженности, бессилия, потери уважения со стороны остального мира. Людям свойственно связывать влияние страны на международной арене с реальным весом и могуществом нации. Поэтому страх перед СССР часто считался признаком уважения — люди не понимали, что это был страх перед непредсказуемым поведением страны, обладающей ядерным оружием. И все же в истории Советского Союза были несомненные успехи, за которые нас действительно уважали — это и победа во Второй мировой войне, и освоение космоса. Многим россиянам стало казаться, что с распадом советской империи пропало уважение к России, хотя это совсем не так. </p> <p>Утрата позитивной этнической идентичности приводит к потере ориентиров, к непониманию, как дальше жить, что делать. У нас этому способствовал еще и крах идеологии. Мы были одним из самых идеологизированных государств: за нас решали, во что нам верить, что любить, что ценить, куда идти. Во всех обществах, где личность подавляется группой (мы всегда были склонны к коллективизму, и тоталитарная система это только усугубила), у людей атрофируется ощущение самоуважения, самостоятельности, ответственности за свои решения, способность выстраивать свою жизнь. Когда строй рухнул, люди оказались выброшенными в жестокий мир и остались без подпорок. Поэтому даже сейчас, несмотря на приличный уровень дохода, уровень удовлетворенности жизнью у русских один из самых низких в мире. </p> <p>Сегодня в жизнь входит новое поколение, которое меньше ориентируется на идеологемы и понимает ценность свободы, и это вселяет большую надежду. Но что меня тревожит в последнее время, так это сильная тенденция к эмиграции у молодого образованного слоя. Люди уезжают в поисках человеческого достоинства и самореализации — они не хотят чувствовать себя униженными и незащищенными, хотят развиваться как специалисты мирового уровня. И это знак того, что Россия в стагнации. </p> <p><b>Каковы основные ценности русского народа?</b></p> <p>В последнее время они немного изменились. Раньше я бы назвала терпимость, доброжелательность, стремление помочь, жертвенность во имя тех, кого любишь. Это все в определенной степени осталось, но пришло и другое. Люди стали ценить самопродвижение, успех, деньги, власть, статус, потому что в нашей культуре это все дает защиту. Но надо понимать, что нам важны не деньги сами по себе, а безопасность и возможности, которые они дают. Еще одну особенность я все больше замечаю за русскими. Мы вынесли из Советского Союза ощущение сирот-детдомовцев, брошенных и обиженных, поэтому везде, где можно надавить и выбить себе какие-то преференции, мы это делаем. Из-за этого за рубежом о русских нередко складывается негативное мнение как о людях невоспитанных, грубых, эгоистичных. </p> <p><b>Какие факторы влияют на формирование ценностей того или иного народа?</b></p> <p>В основном это экология и история: местность, в которой проживали древние люди, и род занятий, с помощью которых они поддерживали свою жизнь. Считается, что охотничьи племена радикально отличаются от земледельческих по своей психологии. Земледелие — кооперативный труд, люди работают вместе на поле, они должны слушать друг друга, наступать на горло своему самолюбию. Так формируются конформность, уживчивость, жертвенность, помогающее поведение, то есть тот самый коллективизм. Охотник чаще всего — это одиночка, который полагается только на себя: он должен выследить зверя, победить его в схватке один на один. Ему свойственны независимость, смелость, умение самостоятельно принимать решения. Это совершенно другой тип личности. Сообщества охотников и сообщества земледельцев постепенно формируют разный генофонд: «рохли» изгоняются из племени охотников, а неуживчивые — из племени земледельцев, и в результате племя становится генетически «заточенным» под тот или иной род деятельности. </p> <p>Роль экологии можно проиллюст­рировать интересным примером. В Центральной Африке есть два племени — в их состав входит один и тот же народ, с общим языком и культурой. Одно племя живет в местах обитания мухи цеце, а другое — нет. Муха цеце поражает крупный рогатый скот, поэтому в одном из племен его не держат и маленьких детей не могут поить коровьим молоком. Из-за этого племя вырабатывает ритуал кормления детей грудью до трех лет. Чтобы молоко у женщины не пропало, племя вырабатывает табу на отношения с мужем. Чтобы род не прервался, вырабатывается многоженство: муж берет новую жену, а первая с ребенком отселяется в соседнюю хижину. У мальчиков, которые живут только с матерью, формируется поведение по женскому типу. А племя-то охотничье! Поэтому в какой-то момент подросшая мужская поросль отправляется со взрослыми в саванну, где проходит жесткий обряд инициации: три месяца мальчиков учат охотиться. А в племени, где нет мухи цеце и детей кормят коровьим молоком, семьи моногамные и мальчики все время находятся с отцом и рано осваивают навыки охотника. </p> <p>Свой вклад в формирование ценностей вносит и история — в основном войны. При этом очень важно, победителем или побежденным страна выходит из войны. Оказывается, поражение учит лучше, чем победа. Мы видим, что Германия и Япония, проиграв во Второй мировой войне, пересмотрели свои ценности. Немцы очистились покаянием, а японцы сменили концепцию воина-самурая как ключевой архетипической фигуры на концепцию сильного экономического соперника: всю свою воинскую доблесть они перенесли в экономику. Победа же не заставляет людей меняться. </p> <p><b>А как и в каком возрасте формируются ценности индивидуума? </b></p> <p>Считается, что ценности определяются в возрасте 20—30 лет. Закладываются они с младенчества, когда ребенок подражает взрослым, но в это время все происходит неосознанно. Потом, когда человек становится самостоятельным, из его внутренних конфликтов рождается выбор, ценности определяются и закрепляются навсегда. Те, чья молодость пришлась, скажем, на 1960-е, нередко хиппуют до старости, поэтому бабушка может оказаться более разухабистой, чем внучка. После 30 лет изменить ценности очень сложно. Даже если люди меняют свое поведение, приспосабливаются к окружающей реальности, делают все так, как теперь принято, это может противоречить их взглядам на жизнь. </p> <p>Конечно, есть люди, которые не придерживаются жестких догм и правил, и гибко, терпимо и мудро относятся ко всем системам ценностей. Но это заслуга отдельной личности, которая продолжает развиваться и впитывать все новое. У нас таких людей мало, наше общество очень интолерантное и ксенофобское. Мы нетерпимы ко всему «иному»: к мигрантам, бомжам, инвалидам, больным детям, социально неуспешным людям; мы одна из немногих стран, где есть ненависть к геям. </p> <p><b>Чем это объясняется?</b></p> <p>Мы вышли из очень ригористской системы. И даже если мы в чем-то меняемся, мы продолжаем считать, что наши взгляды самые верные. Это наследие советских времен. До этого к людям относились совершенно по-другому. Тем не менее, я считаю, что мы можем вернуться к прежнему отношению и этот возврат уже происходит — взять ту же благотворительность, которая становится все более популярной. Особенно показательна для нас тайная благотворительность, которая лучше всего сочетается с ценностями христианства. </p> <p><b>Под воздействием каких факторов происходит этот возврат?</b></p> <p>Это естественный и очень очеловечивающий процесс: стремление ­помогать слабым заложено в нашу природу. Помогая обездоленным, тем, кому хуже, мы начинаем больше ценить то, что имеем, и перестаем считать себя исключительными и избранными. </p> <p><b>Можно ли в обобщенном виде обрисовать характер русского народа?</b></p> <p>У нас крайне противоречивый характер. С одной стороны, мы очень терпеливые, умеем мобилизоваться и выживать в трудных условиях. Мы много столетий живем плохо, бедно и беспокойно. Мы к этому привыкли и поэтому в бедности и лишениях чувствуем себя комфортно: не жили богато, нечего и начинать. Героизм наш проявляется только в трудные моменты — и тогда мы себе очень нравимся. Поэтому часто мы сами себе создаем или придумываем трудности. С другой стороны, нам свойственны неудержимая тяга к гедонизму, легкомыслие, стремление перепробовать все и сразу, рискованность, разудалость — нам тесно в каких-то рамках. Типично русская идея — вместо того чтобы кропотливо трудиться, лучше совершить одномоментный подвиг и потом либо умереть, либо сидеть и наслаждаться плодами своего геройства. </p> <p>Мы очень легковерные, но в то же время большие консерваторы, нас трудно убедить сделать что-то новое. Отчасти это даже неплохо, это дает нам защиту. Мой отец, прошедший ­ГУЛАГ, усвоил там одну науку: когда бригадир что-то тебе приказывает, не стоит тут же выполнять приказ. Только на пятый раз, когда он будет кричать на тебя матом, нужно подчиниться: всегда есть надежда, что к ­пятому разу он передумает. В ­ГУЛАГе те, кто сразу все выполнял, быстро «сходили на нет». Надежда на авось, на Бога, на то, что все рассосется, вкупе с рискованностью и безрассудной храбростью нередко позволяет нам пройти по острию ножа и выбраться из самой безвыходной ситуации. </p> <p>Еще одна наша особенность — очень узкий горизонт планирования. Опросив русских и китайских студентов, мы выяснили, что наши люди планируют жизнь максимум на пять лет вперед, а китайцы — на 25—30. Дальневосточные культуры: Китай, Корея, Япония — имеют долговременную ориентацию и видят жизнь в ее целостности и непрерывности. У нас же все происходит скачками: пришел новый правитель, отменил все, что было раньше, началась новая эпоха. Кроме того, у нас очень много уходит «в свисток», в эмоции. Но этим русские и интересны, это наш неоценимый вклад в мировую культуру: эмоциональный человек должен вылить свои эмоции в созидание: живопись, танец, литературу, иначе он разрушится. </p> <p><b>Если русские, как вы сказали, — консерваторы, не готовые делать ничего нового, значит ли это, что мы не способны к инновационной деятельности?</b></p> <p>На креативность и отношение к инновациям влияют, как правило, две ценности. Это самостоятельность мысли и действия и так называемая стимуляция, то есть потребность в риске, новизне, переменах. Ценность стимуляции у русских очень велика. Мы часто и пьем-то из-за этого. Мы любим ­путешествия, авантюры, экстремальные виды спорта, быструю езду. В этом смысле наш психологический строй хорош для инноваций. А вот самостоятельность у нас всегда была задавлена: в тоталитарной коллективистской культуре умение самостоятельно принимать решения и брать на себя ответственность никогда не ценилось. Поэтому наши инновации очень часто без царя в голове. «А давай-ка я блоху подкую» — ценность нулевая, зато интересно! Мы стремимся к чему-то новому и оригинальному, но не умеем все тщательно продумывать, просчитывать риски, настойчиво идти до конца, невзирая на сопротивление внешнего мира. В итоге мы легко «покупаемся» на инновации сверху, если они созвучны нашей природе. Нам скажут: «С зав­трашнего дня развиваем инновационную экономику», — и мы побежим впереди планеты всей. Вскоре, правда, поймем, что для этого нужны знания, умения, которых у нас нет, и тогда, если начальство продолжит давить, будем имитировать инновации. </p> <p><b>То есть, чтобы делать ставку на инновации, нам надо развивать самостоятельность?</b></p> <p>Да, и одновременно — образование, профессионализм, нонконформизм. Начальники должны научиться ценить профессиональные, а не личные качества сотрудников, и привечать тех, кто их критикует, потому что именно такие люди меняют систему к лучшему. У нас же инакомыслящих обычно прижимают к ногтю. </p> <p><b>А как русские относятся к труду? Если судить по поговоркам (например, «работа — не волк, в лес не убежит»), мы и работать-то не очень любим. Лучше 33 года лежать на печи, чем трудиться и созидать.</b></p> <p>Исторически в русской культуре работе отводилось подчиненное ­положение по сравнению со спасением души и молитвой. Труд физический — ради куска хлеба; труд молитвенный — ради спасения. Наш народ всегда был религиозен, поэтому считалось: работа — это нечто вторичное. Религия в любой культуре во многом определяет отношение человека к труду. Как известно, наиболее экономически успешными были протестанты — они верили: если человек усердно трудится и богатеет, Бог его замечает и прощает. Православие значительно отличается от протестантизма: сказывается влияние восточной культуры и опыт деспотий, лишающих человека свободы. У нас люди очень долго были в рабстве, поэтому и религия не винит человека за бедность. При этом, хотя труд в православии не ставится во главу угла, крепких хозяев всегда уважали, если они подавали милостыню и были благочестивы. От человека, экономически вставшего на ноги, ожидали, что он будет помогать другим: содержать церкви, участвовать в благотворительности. Ведь он — не хозяин денег, они даны ему свыше для того, чтобы он тратил их на пользу общества. </p> <p>Что касается поговорки «работа не волк...», то она, скорее, о подневольном труде; она отражает психологию тех, кто работает на других или на государство и чье вознаграждение не зависит от результатов труда. Так было, например, в советское время, когда и без того не самое трепетное отношение к труду исказилось до такой степени, что в Прибалтике даже по­явился термин «русская работа» — с негативным значением, конечно. В этой связи интересен феномен «социальной лености», открытый американскими психологами. Оказывается, в одиночку человек трудится усерднее, чем в группе, особенно когда вознаграждение распределяется поровну. Если он паразитирует, то на единицу потраченных усилий получает большее вознаграждение. Это — негативный эффект коллективного труда по принуждению. </p> <p><b>Какая мотивация действует на русского человека? Что может заставить нас трудиться?</b></p> <p>Существует универсальная мотивация — внутренняя: любовь к своему делу или помощь другим — больным, бедным, государству (у человека есть потребность делать что-то для других, что-то общественно-полезное). Она действует на всех, в том числе на русских. Есть у нас и свои особенности. </p> <p>В последнее время мы ударились в потребительство и вещизм. Поэтому для многих очень важна высокая зарплата, позволяющая покупать статусные вещи. Не стоит забывать, что наша культура — «отношенческая». Мы обращаем большое внимание на отношения в коллективе — с коллегами, с начальством, с подчиненными. Несмотря на свой северный бэкграунд, мы очень эмоциональные. Исследования, в ходе которых мы изучали офисную культуру Великобритании, Китая, России, Саудовской Аравии, показали, что для нас важна личность босса: если он нам нравится, это нас вдохновляет и мотивирует, если нет — мы работаем спустя рукава. В этом плане мы близки к китайской культуре, хотя мы и не так почтительны и предупредительны к вышестоящим. Мы также изучали, насколько люди в разных странах включены в личную жизнь руководителя. Мы — нет, как и англичане. В остальных культурах начальникам принято помогать — там отношения между руководителями и подчиненными носят личностный характер. В целом, мы по множеству показателей ближе всего подходим, как ни странно, к Великобритании. Мы достаточно европейская нация, хотя и считаем себя «Азиопой». </p> <p><b>И все-таки в нас должно быть что-то азиатское.</b></p> <p>Да, например, глуповато-крестьянское, часто во вред себе хитрованство: мы все время хотим что-то выгадать, обмануть кого-то. Еще — ­иерархичность. Мы стараемся угождать своему патрону, надеясь, что и он нас отметит и простит нам наши слабости: «ты мне — я тебе». И еще — неумение отделять рабочее от личного. В офисе люди могут часами болтать по телефону, что неприемлемо в западных культурах. Хотя последняя особенность может быть и наследием советского периода. </p> <p><b>Если ценности влияют на наше восприятие мира, не стоит ли их подкорректировать?</b></p> <p>Это невозможно. Ценности любой культуры меняются естественным путем, и всегда в одном направлении. Во-первых — от выживания к самовыражению: постепенно человек перестает заботиться о куске хлеба и начинает творчески самовыражаться. Американский социолог Рональд Инглхарт утверждает, что, как только в стране одно поколение вырастает в условиях гарантированной безопасности, люди начинаются стремиться к демократии, а демократия в свою очередь приводит к расцвету самовыражения. После распада СССР из-за экономических трудностей ценности россиян «повернули» в сторону выживания. Сейчас, с наступлением относительной стабильности, мы снова двинулись вперед, и сегодняшние массовые протесты — свидетельство межпоколенной смены ценностей. Во-вторых, ценности эволюционируют от традиционалистских к секулярно-рациональным. То есть на одном полюсе — религия и жесткие гендерные нормы, а на другом — отказ от влияния религии на общест­венную жизнь и рационализация норм. В советское время мы двигались в сторону секуляризации, сегодня — наблюдается возвращение к традиционализму. Но это лишь вопрос времени: ценности в конечном итоге всегда развиваются в одном направлении. Россия — не исключение. </p> <div style="color: rgb(0, 0, 0); background-color: rgb(255, 255, 255); text-align: left;"><br> Источник: <a style="color: #003399; " href="http://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/a13062/#ixzz2zJqhi4sR">http://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/a13062/#ixzz2zJqhi4sR</a><span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend85950"> </span><br> </div> Sat, 19 Apr 2014 12:32:43 GMT http://democratia2.ru/group/f8370063-71f2-41f3-8bdb-facdda9f3fb0/content Аномальный коммунизм/анархизм. Леви Брайнт http://democratia2.ru/group/406a4fc5-3d9d-4846-8b6b-dfa784bddd54/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><strong>Аномальный коммунизм/анархизм</strong> <p><em>Леви Брайнт</em></p> <p><br> В рамках подготовки к курсу по Атеологии, который я собираюсь читать в течение следующих нескольких месяцев, я оказался поглощен чтением «Политической теологии» Шмитта. И одна из вещей, которые я надеюсь показать в рамках этого курса, это то, что теизм гораздо более распространен в формах мышления, чем то предполагается в работах многих современных вульгарных атеистов. Дело в том, что теизм это не просто утверждение существования божественного, сверхъестественного существа, но скорее структура мысли, которая может воплощаться как в религиозных, так и в секулярных формах. Например, я считаю, что логика Лапласа, несмотря на его собственный уклончивый атеизм, является разновидностью теистического мышления, что становится очевидно, если обратить внимание на позицию, которой он наделяет наблюдателя в своем мысленном эксперименте<a href="http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD_%D0%9B%D0%B0%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D1%81%D0%B0"></a>, спроектированном ради защиты материализма. Изображая полностью детерминистический универсум, Лаплас предлагает нам представить фигуру идеального наблюдателя, находящегося над и вне всякого бытия и который знает траекторию, скорость и положение каждой существующей частицы.</p> <p>Структурно позиция такого наблюдателя идентична позиции бога в традиционном теизме, так что мы вполне можем утверждать изоморфизм между мыслью Лапласа и этими теизмами. Коротко говоря, Лаплас представляет нам версию секулярной теологии. Из этого следует, что радикальный атеизм – и я бы взялся утверждать, что работы Докинза, Деннета, Хитчинса и Харриса представляют собой лишь версии секулярной теологии, — должен сделать гораздо больше, чем просто доказать не-существование божественного, сверхъестественного существа. Радикальная атеологию должна диагностировать и преодолеть определенный теистический фрактальный паттерн, кривую коха<a href="http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%9A%D0%BE%D1%85%D0%B0"></a>, который распространился как среди религиозных, так и среди секулярных онтологических, эпистемологических, политических и этических способов мышления. Здесь, пожалуй, мы видим актуальность Шмитта, пытавшегося показать, что многие понятия, обрамляющие современное мышление о суверенитете, являются на самом деле секуляризированными теологическими понятиями. Поэтому часть проекта атеологии должна включать преодоление рамок суверенитета, таким образом производя анархистскую и коммунистическую социальную ре-конструкцию. В теории суверенитета присутствует структурный изоморфизм между фигурой суверена и богом, в той ситуации когда суверен, уподобляясь богу, принимает решение о «введение чрезвычайного положения». Поскольку решение суверена – являющееся одновременно решением о том, какие обстоятельства являются чрезвычайными, и решением о том, считается ли это чрезвычайное предметом его юрисдикции, – осуществляющееся без основания или оправдания, принимает форму секулярного чуда.</p> <p>Здесь открывается разнообразие движений, которые может осуществить атеология, и я не уверен, какое из них стоит предпочесть. Одна из стратегий может заключаться в полном упразднении места или расположения (не забывайте о том, что мы говорим о структуре, а не о содержании) суверенитета. Однако, очень трудно представить себе, что будут представлять собой социальные отношения, из которых изъят момент суверенитета. Тем не менее, тот факт, что что-то трудно представить или о чем-то сложно подумать, не должен быть препятствием для рассмотрения этого феномена в качестве жизнеспособного и достойного для разработки альтернативного варианта. Так же сложно, например, представлять себе стабильность словарных значений, не представляя при это фигуры большого Другого, гарантирующего эту стабильность, и все же в действительности лингвистические значения существуют и функционируют без всякой поддержки (а может быть и вопреки) большого Другого.</p> <p>Другой стратегией могло бы быть утверждение, что суверенитет только тогда является теистичным, когда обладание им является ограниченной привилегией монарха или диктатора; физическим лицом или фигурой, принимающей решение о введение чрезвычайного положения. Поэтому операция де-теологизации предполагает размещение суверенитета не в руках монарха или диктатора, но в руках множества (multitude). Это является основополагающей идеей коммунизма и анархизма. Именно общее (the common) или сообщество обладают и осуществляют суверенитет. В связи с этим «ан-архия» (ἀν-αρχία) не означает «без закона», но «без предельной или трансцендентной власти, устанавливающей закон». Нормы – всегда условные и подлежащие отказу и пересмотру – возникают из общего (the common), а не по прихоти монарха.</p> <p>Но зачем вообще сохранять концепцию суверенитета? Если и есть что-то привлекательное в некоторых аспектах теории суверенитета Шмитта, то, по моему мнению, его следует искать в концепциях исключения и решения. Здесь мы попадаем в область весьма затуманенного переплетения вопросов об отношении между онтологией, эпистемологией и политикой. Заняв одну из наблюдательных позиций, все сводится к тому, остаемся ли мы привержены парменидовскому тезису о единстве бытия и мышления. Секулярное Просвещение пошло именно этим путем. Можно спокойно устранить бога с политической арены, так как существуют универсальные, естественные нормы, которые могут служить основанием общественных законов. Коротко говоря, разум в этом случае считается способным познать набор норм, схватывающий все всевозможные случаи, потому что мысль и бытие едины. Другими словами, можно было бы сказать, что в рамках онто-эпистемологии Просвещения не было место чему-то подобному Реальному у Лакана. И в политическом и в природном регистре бытие воспринималось как полностью согласованная система без сучков, исключений и любой формы незавершенности.</p> <p>По целому ряду формальных причин, начин от теоремы неполноты Гёделя<a href="http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B0_%D0%93%D1%91%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%8F_%D0%BE_%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%BE%D1%82%D0%B5"></a> и парадоксов Рассела и Кантора, все чаще проявлялась несостоятельность просвещенческих рамок. Однако, проблематичная природа этих положений может быть так же рассмотрена на уровне конкретной, живой политики. Говорим ли мы о колониальных формах жестокости, одновременно отстаивая всеобщие права человека и относясь к не-европейцам как существам, находящимся даже ниже уровня животных, говорим ли мы об определенных социалистических движениях, утверждавших, что борются за всеобщее избирательное право, тем не менее подразумевая, что только фабричный рабочий может быть подлинным политическим субъектом, исключая, таким образом, женщин и меньшинства, или о той манере, в какой лгбт теория и политическая активность зачастую исключают других квиров, снова и снова мы встречаем все тот же «панлогизм», претендующий на учет всего, и в то же время основанный на ряде конститутивных исключений.</p> <p>Что нужно нам – и некоторые уже работают в подобном направлении (Рансьер, Бадью, Лаклау и Муфф) – это что-то вроде «аномального коммунизма или анархизма». Наподобие аномального материализма, начинающего с допущения, что все бытие состоит из материи, но при этом остается неизвестным, что представляет собой сама материя, аномальный коммунизм должен начать с допущения, что место политического субъекта с необходимостью является открытым, не обладает идентичностью, незанято, подвижно, пусто и всегда является таковым. В подобном аномальном анархизме останется место для коллективных политических субъектов, но множество различных содержаний может занять это место, в зависимости от структуры мира или ситуации. Первым пунктом здесь будет утверждение того, что место или расположение политики не является местом нормы или правила, того, что уже подсчитано, но скорее будет неучтенным исключением, для которого не существует нормы; тем, что я называю "тусклым объектом". Подобно части-не-являющейся-частью Рансьера этот элемент будет чем-то существующим в ситуации, без того, чтобы быть в ситуации (здесь я исхожу из предположения, что целое всегда меньше суммы его частей, то есть что бытие относится к дискурсивному значению так, что ряд последних меньше ряда существования).</p> <p>Тут мои мысли начинают иссякать, но это место реального исключения будет, в свою очередь, связано с чистым решением, то есть политическим актом как таковым, в котором, приняв решение посчитать исключение и перенастроить весь мир на основании это исключения, возникает работа мысли и практики. Например, пытаясь сделать учтенным транса в ряду сексуальных существ, нужно не просто произвести операцию добавления еще одной единицы, существующей без того, чтобы быть включенной в мир сексуальности, но скорее нужно достичь того, чтобы сама сексуальность стала чем-то другим. Сама гетеросексуальность должна стать квирной, а не продолжать функционировать в качестве нормы, определяющей все прочие идентичности.</p> Как «обналичить» этот проект и превратить его в живую реальность – вот задача подлинной политики. В основании, однако, лежит допущение, что мы никогда не знаем, кто или что является субъектом политики; или, скорее то, что этот субъект постоянно открыт и заполняется множеством разнообразных акторов в разных мирах или политических конфигурациях. Действительно, возражая Рансьеру, мы даже не можем предположить, что этот субъект политического всегда является человеком, так как мы все чаще замечаем, как субъектом политики становятся животные, минералы и газы… И это буквально так. Эти политические субъекты, в свою очередь, изменяют сам смысл понятия «человек».<br> <br> http://larvalsubjects.wordpress.com/2014/03/14/anomalous-communismanarchism/ <br> Sat, 05 Apr 2014 10:03:42 GMT http://democratia2.ru/group/406a4fc5-3d9d-4846-8b6b-dfa784bddd54/content Адорно. Публика может хотеть. http://democratia2.ru/group/49bd8cb2-ee6b-4926-b44b-abe866f51330/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><h1 class="ztitle">Т.В. Адорно<br> </h1> <h1 class="ztitle">Публика может хотеть?</h1> <p class="initcap">Позвольте мне начать с признания, что я считаю формальный аспект вопроса, может ли публика вообще хотеть влиять на телевидение, до некоторой степени безразличным. Снова и снова ссылаются на так называемую одностороннюю структуру СМИ[<a id="_ftnref1" class="ftn" href="http://scepsis.net/library/id_3564.html#a1">1</a>]. Однако известно, что у публики есть разные возможности с ней бороться: писать письма, звонить, пожалуй, даже самой — более или менее символически — активно участвовать в вещании. Всё это — в узких рамках. Во всяком случае пока что инициатива зрителей сильно ограничена и концентрацией административной власти у тех, кто выпускает передачи, и тем, что передачи транслируются на миллионную аудиторию всего из одной или нескольких точек. Кроме того, так называемая теория коммуникации установила, что письма в радио- и телекомпании нельзя считать ни статистически репрезентативными, ни сколько-нибудь значимыми по содержанию. Часто они исходят от кляузников, от людей, у которых вошло в привычку возмущаться, особенно когда им предлагают что-то, что не соответствует тому, что они считают своим собственным здравым смыслом (Normalbewußtsein), если только они не организованы в группы влияния. Но эти последние, вызванные из публики для того, чтобы предъявить их этой же публике, отбираются настолько тщательно, что в действительности это едва ли те самые люди по ту сторону экрана (Trennungslinie), каковыми их представляют. Даже если они и выглядят как легендарная мифическая домохозяйка, то они лишь стилизованы под свою собственную заурядность. Чем естественнее они держатся, тем мучительнее ощущается эта стилизация. Против мероприятий такого рода можно привести, разумеется, настолько же мало серьезных возражений, насколько они сами серьезны. Можно добиться хорошего эффекта, с критическим намерением выхватив совершенно случайные фигуры — типичных носителей пристрастного и закоснелого сознания. Я сам недавно стал свидетелем подобного. Только не нужно всё это переоценивать.</p> <p>Итак, я несколько переформулирую вопрос. Прежде всего: публика может хотеть? — с акцентом на последнем слове. Потом: она вообще должна хотеть? — что нельзя отделить от вопроса: чего она должна хотеть?</p> <p>Вопрос, может ли вообще публика хотеть, следует решать только в общественном аспекте. В сфере средств массовой информации между предложением и спросом, по-видимому, царит, осторожно выражаясь, что-то вроде предустановленной гармонии. С помощью тех методов исследования, что имеются ныне в распоряжении, чрезвычайно трудно установить, где причина, а где следствие: в какой мере СМИ приспосабливаются (как прежде всего в Америке, где это является их идеологией) к уровню сознания, а также, по умолчанию, и к уровню бессознательности своих потребителей? Или последние уже приспособились к СМИ и, зацикленные всегда на одном и том же, требуют этого. У вопроса, может ли сегодня население хотеть, есть между тем один аспект, выходящий далеко за пределы сферы СМИ. Кое-что говорит за то, что вообще способность людей хотеть чего-то другого, чем то, что они и так могут иметь, сокращается. Чем более плотно сплетена сеть обобществления (Vergesellschaftung)[<a id="_ftnref2" class="ftn" href="http://scepsis.net/library/id_3564.html#a2">2</a>] и, чего доброго, наброшена им на голову, тем менее вероятно, что их желаниям, намерениям, суждениям удастся выскользнуть из этой сети. Есть опасность, что публика, если её поощрить к волеизъявлению, захочет, чего доброго, еще больше именно того, что ей и так уже навязано. Чтобы это изменилось, нужно прежде всего прекратить молчаливую идентификацию с могущественным наличным (Verfügbaren); нужно укрепить слабое Я, которому гораздо удобнее, когда оно подчиняется. И напрасно искать тех, кто при данных условиях хочет этого и у кого есть на это сила. Даже успех их попыток останется сомнительным. В тенденции любое отличие будет наказано дискомфортом для отличающегося (des Abweichenden), чувством социальной изоляции. Та слабость Я, которая мешает ему хотеть, — не только психологический факт, заключается не только в индивидах и не в них должна исправляться. Она порождается и преумножается состоянием общества в целом. Хотя понятие слабости Я было введено аналитической психологией, ею же был впервые описан этот феномен, тем не менее слабость Я трудно рассматривать и лечить лишь как невротический феномен, поскольку люди действительно так бессильны, так мало распоряжаются целым, которое есть их судьба, что это отражается затем на их психологическом состоянии. Сегодня слабость Я в высшей степени реальна: отсюда озадачивающая власть этой слабости.</p> <p>Внешнее и внутреннее принуждение к потреблению (Konsumzwang)[<a id="_ftnref3" class="ftn" href="http://scepsis.net/library/id_3564.html#a3">3</a>] заставляет задаться вопросом, должна ли публика хотеть. В отличие от большинства истин в наши дни, этот вопрос не звучит ни цинично, ни покровительственно. Я имею в виду нечто очень простое и важное. До крайности препарированная публика, будь её воля, захочет в завуалированном виде плохого; побольше лести для себя самой и собственной нации; побольше чуши об императрицах, которые нанимаются киноактрисами; побольше того юмора, который смешит до слез. Если бы у публики была воля, и если бы [производители] непосредственно следовали ей, публика обманным путем лишилась бы как раз той автономии, которая подразумевается понятием её собственной воли. Формирование воли у тех, кто её лишился, служило бы принципу подавления. Они, как сказал недавно один из тех высокодуховных лакеев, кто из того, что признано плохим, создает идеологию и на этом основании считает себя еще и гуманным, стали бы настаивать, чтобы им подали благополучный мир, где темное и сомнительное — закон мира реального — приукрашено. Над Беккетом восторжествовала бы Кристель с почты[<a id="_ftnref4" class="ftn" href="http://scepsis.net/library/id_3564.html#a4">4</a>]. Если бы политически и социологически в высшей степени сомнительное, ибо никоим образом не осуществленное понятие плюралистического общества на что-нибудь годилось, то как раз в этой сфере. Не плебисцитарное большинство должно принимать решения о культурных феноменах, обращенных к массам. Это дело и не иезуитского ума патриархов, которые представляют всё так, будто они любезно заботятся о пользе для масс. Решать могут только люди по-настоящему компетентные, которые одинаково хорошо разбираются как в искусстве, так и в социальной роли средств массовой информации. Это были бы все те, пожалуй, без исключения интеллектуалы, которых стало бы травить плебисцитарное мнение в СМИ. Известно, сколько зла причинило руссоистское различение <i>volonté générale</i> и <i>volonté de tous</i>, общей воли и воли всех в отдельности, когда террористические диктаторы завладели общей волей ради своих целей. В современной ситуации это зашло так далеко, что общая воля публики, то есть её объективный интерес к духовным творениям, в которых сквозь все опосредствования проступает их собственная истина, резко противоречит тому, чтó безвольно сама по себе желает хотеть сама воля, и чтó в них вообще еще вбивается (einhämmert) дополнительно.</p> <p>Поэтому следует спрашивать не о том, может ли публика хотеть, а о том, чтó она может хотеть. Вне зависимости от этого «что», от содержания этого хотения (Gewollten), вопрос о волении (Wollen) был бы пустым. Он стал бы только верой, что покупатель — король, — верой, являющейся уже в материальном товарном производстве рекламной уловкой, перенесенной на область духа, где ей решительно нечего делать. Духовные творения обладают объективным качеством, собственным объективным истинностным содержанием. Оно никогда не определяется согласным мнением (Übereinstimmung) тех, кто обращается к духовным творениям; в наши дни оно вступает с ним в разительный контраст. Я готов к возражению: кто же тогда должен обсуждать это объективное качество? Это возражение возникает из-за коварного релятивизма, уверяющего, что такая объективность сама по себе лишь фантазия и зависит от случайности вкуса. Тут же возникает подозрение, что есть желание учредить особый контроль экспертов, специалистов, чуждых общему мнению. Спросите меня о критериях этого качества, которые позволят каждому определять его с очевидностью и без больших усилий, — и я онемею. Но само желание таких критериев принадлежит конкретизированному черно-белому мышлению, которое в наши дни препятствует вникающему узнаванию (die eindringende Erfahrung) духовных творений. Решение зависит от бесчисленных опосредствующих категорий. Вообще, по-видимому, его следовало бы ожидать лишь от полностью развитой теории искусства и общества; а также от людей без предрассудков и предубеждений, всецело доверяющих закономерности и согласованности (Stimmigkeit) творений. Неменьшего, конечно, следовало бы требовать от тех, кто несет ответственность за телевизионную художественную продукцию. Среднего понимания, симпатии к среднему, взвешенного <i>common sense</i>, уравнивающего качество вещи и рефлексы потребителей, недостаточно. Это пошло бы на пользу лишь плохому, чьё среднее всегда уже присутствует в сфере духа. Не годится и та позиция, согласно которой вместо того чтобы сопоставлять духовные творения с их собственным законом, рассматривают их якобы с более высоких точек зрения и ставят себя выше них вследствие того, что совершенно не принимают их всерьез такими, каковы они есть. Кто всё же хоть однажды заметил различие между последовательным и чистым творением и сентиментальщиной; между произведением, которое нечто выражает, и тем, которое домогается благосклонности; между тем, которое выводит следствия из своих посылок, и тем, которое от этих следствий уклоняется; между тем, которое самостоятельно распоряжается своими средствами, и тем, которое имитирует опробованный эффект, — кто хотя бы раз такие различия заметил и признал, тот признает тем самым, хочет он этого или нет, и возможность объективного различения. Правда, рецепта для того, как производству и критике затем претворить эту возможность в действительность, не существует. Если бы можно было действовать в соответствии с таковым, то искусство редуцировалось бы именно к тому заранее вычисляемому (jenes Vorausberechenbare), которое в управляемом мире покушается на его жизнь. Вообще можно сказать, что, видимо, чем больше творения приспосабливаются к потребностям людей, а именно — к их очевидным потребностям, тем больше они жертвуют собственным качеством. Этого противоречия не избежит и тот, кто воображает, что он может умудриться совместить то и другое. Идеология стран Восточного блока[<a id="_ftnref5" class="ftn" href="http://scepsis.net/library/id_3564.html#a5">5</a>] питает эту иллюзию; результаты говорят сами за себя. Было бы роковым, если бы в условиях формальной демократии[<a id="_ftnref6" class="ftn" href="http://scepsis.net/library/id_3564.html#a6">6</a>] наметилось нечто похожее; если бы преобладание подобного стало бы, как и там, основанием для диктаторского декрета.</p> <p>Я бы не хотел пораженчески умолкнуть перед вопросом, может ли вообще публика хотеть чего-то достойного. К этому её нужно подвести — с помощью её самой и одновременно вопреки ей самой. Долгосрочным условием для этого было бы воспитание, пока есть время. Когда культурная индустрия уже завладела детьми и подростками, чтобы инфантилизировать целое, нужно противодействовать этому на уроках вроде обществоведения (etwa im staatsbürgerlichen [Unterricht]). Опираться следовало бы на то, что в Америке называют <i>sales resistance</i>[<a id="_ftnref7" class="ftn" href="http://scepsis.net/library/id_3564.html#a7">7</a>], то есть на чувство отвращения к тому, чтобы позволять себя облапошивать, прикидываясь дурачком. Школьный класс, которому бы разок на экране продемонстрировали, что представляет собой, например, воспроизводящаяся на протяжении многих серий телевизионная семья[<a id="_ftnref8" class="ftn" href="http://scepsis.net/library/id_3564.html#a8">8</a>], стал бы, пожалуй, менее уязвимым. Наверное, можно было бы также, с тем же намерением, сформировать что-то вроде телевизионных организаций, но не по образцу клубов любителей кино или джаза, которые пережевывают предложенный ассортимент, а с целью критики: они бы настаивали на том, чтобы им не предлагали просчитанного идиотизма. В Германии в нынешней ситуации они должны были бы заботиться и о том, чтобы из-за культурного централизма не урезали возможности для отличающегося (des Abweichenden), которые здесь пока сохранились и оправдали себя везде, даже в политике. Такие организации нуждаются, пожалуй, прежде всего в специалистах-критиках, которые бы сообщали им познания, утаиваемые от них бесперебойно функционирующей системой культурной индустрии. Однако они должны были бы быть достаточно гибкими, чтобы не просто повторять, что подскажет им авангард, но чтобы в живом контакте с ним развивать из самих себя спонтанные силы.</p> <p>На первый взгляд, кажется, всё противоречит надежде, что что-либо в этом роде удастся. Но у нее всё же есть весьма реальные шансы. У миллионов людей, потребляющих приспособленную к ним массовую культуру, которая собственно и превращает их в массу, нет единого в себе сознания. Подсознательно, где-то под тонким идеологическим слоем они догадываются, что титульный лист любой иллюстрированной газеты, любой упакованный в целлофан шлягер их обманывает. Вероятно, они так судорожно одобряют то, что им скармливают, лишь потому, что должны защищать от этого свое сознание, пока у них нет ничего другого. Против властвующей неправды (Unwesen) нужно мобилизовать сознание, а тем самым и те человеческие силы, которые еще и сегодня ложно направлены и привязаны к этой неправде.</p> <div class="articledate">1963 г.</div> <div class="review"> <p>Источник: Adorno T.W. Kann das Publikum wollen? // Adorno T.W. Gesammelte Schriften in 20 Bänden. Bd. 20: Vermischte Schriften. T. 1. — Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1997. S. 342–347.</p> <p>Перевод с немецкого Н.А. Дмитриевой</p> </div> Thu, 03 Apr 2014 23:43:46 GMT http://democratia2.ru/group/49bd8cb2-ee6b-4926-b44b-abe866f51330/content Коммунизм дружбы в версии Алена Бадью. http://democratia2.ru/group/595f6f4f-13a1-4674-9fde-773eb7ebeb92/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><div class="p-thumb"><img style="cursor: default; " src="http://img.gefter.ru/2014/03/badiou1.jpg" class="attachment- wp-post-image" height="457" width="610"></div> <h3 class="p-author"><br> </h3> Ален Бадью<br> <h1 class="p-title">Коммунизм приезжего: афинская лекция</h1> <p><strong><i>Лекция на юридическом факультете Афинского университета, 25 января 2014 года.</i></strong></p> <p>Прежде всего я хотел бы поблагодарить и поприветствовать всех греческих друзей, и прежде всего тех, кто сейчас борется против ужасной ситуации, навязанной греческому народу финансовой олигархией, которая на службе глобального капитализма захватила власть в Европе.</p> <p>Пресловутая «тройка» (Еврокомиссия, Европейский центральный банк, Международный валютный фонд. — <i>Ред</i>.), которая в действительности и управляет сейчас греческим правительством, — это не просто представитель Европы. Европа в наши дни превратилась в приводной ремень глобального капитализма. Что говорят грекам, чтобы оправдать их угнетение и разорение? Что нужно смириться со своим местом в мире, что мир таков. Что нужно считаться с реальностью современного мира. Что нужно забыть о своих притязаниях и повиноваться законам рыночной экономики и глобальной конкуренции.</p> <p>Чтобы сопротивляться такой пропаганде, следует начать с простого утверждения. В наши дни не существует реального мира, образуемого живущими на нашей планете мужчинами и женщинами.</p> <p>Почему я говорю, что нет уже мира мужчин и женщин? Потому что существующий так как он есть мир, мир глобализации, — это только мир товаров и финансовых обменов. Как раз это предсказывал Маркс сто пятьдесят лет назад: мир мирового рынка. В этом мире вещи существуют только как предметы на продажу, а знаки существуют только как абстрактные инструменты покупки и продажи, как различные формы денег и кредита. Поэтому неверно думать, что в нашем мире люди как субъекты обладают свободой. Начать с того, что они совершенно не располагают фундаментальным правом на свободу передвижения, правом селиться, где захотят. Для несравненного большинства мужчин и женщин в так называемом мире, мире товаров и потребления, сам доступ в этот мир практически закрыт. Их отделяет от него высокая стена, они существуют вне этого мира, у них очень мало возможностей и совсем нет денег. «Стену» я понимаю очень конкретно. Везде в мире сейчас строятся стены. Стена должна отделить палестинцев от израильтян, стена воздвигнута на границе США и Мексики, есть подключенная к электричеству ограда между Африкой и Испанией, мэр одного из итальянских городов предложил построить стену между центром и пригородами. И все больше стен, оставляющих бедняков в тюрьмах их собственных домов. И в Европе находятся те, кто думают, что нужно построить стену между злосчастной Грецией и благополучной Северной Европой. Грядущий мир глобализации оказывается пока миром стен и тюремного содержания.</p> <p>Уже два десятилетия прошло, как пала Берлинская стена. Это ознаменовало единство мира после полувека разделения. Все эти полвека существовало два мира: социалистический и капиталистический. Или, как некоторые говорили, тоталитарный и демократический мир. Падение Берлинской стены было торжеством единого мира, мира демократии. Но сейчас мы видим, что стена просто передвинулась. Раньше она разделяла тоталитарный Восток и демократический Запад, а теперь она разделяет богатый капиталистический Север и разоренный несчастный Юг. Так происходит даже внутри Европы. В прошлом внутри каждой отдельной страны, включая северные страны, наблюдалось противоречие: могущественный организованный рабочий класс противостоял правящей буржуазии, контролировавшей государственный аппарат. Но сегодня мы повсюду замечаем, что государство находится под контролем правящей буржуазии. Сейчас мы везде видим богатых бенефициаров глобальной торговли — и огромные массы исключенных из нее. Между теми и другими — всевозможные стены и барьеры. Люди уже не ходят в одни и те же школы, они не получают одно и то же медицинское обслуживание, они не могут уже ездить едиными маршрутами, они живут в разных районах города.</p> <p>«Исключенные» — подходящее название для всех, кого не должно быть в современном мире, кто оказался за стеной, за колючей проволокой. Как здесь, в Греции, — за стеной европейских предрассудков и европейских жандармов.</p> <p>Тридцать лет назад существовала идеологическая стена, политический железный занавес. Сейчас есть одна стена — отделяющая наслаждения богатых от стремлений бедных. Все работает на жесткое разделение живых тел, по происхождению и доходам, — и только так держится единый мир денежных знаков и покупных предметов. Сегодня никакого мира пока нет, и я на этом настаиваю. Цена за объединение мира капитала — жесткое, суровое разделение существования человечества на две области, между которыми ограды, полицейские псы, бюрократический контроль, пограничные катера, колючая проволока и депортации.</p> <p>Почему так называемая «иммиграция» стала важнейшим политическим вопросом во всем мире? Потому что любой человек, который пытается найти работу в другой стране, начать новую жизнь в другой стране, доказывает, что демократическое единство мира — пока что обман.</p> <p>Если бы такое демократическое единство существовало, мы бы привечали всех иностранцев, людей со всех концов мира, как своих, как таких же, как мы. Мы бы любили их так, как мы любим тех, кто заходит к нам в гости и готов немного побыть вместе с нами. Но все не так. В большой массе мы считаем, что эти люди не принадлежат к нашему миру. В этом проблема. Эти люди <своим существованием> доказывают, что наш развитый демократический мир еще не стал единым миром для всех мужчин и женщин. Среди нас есть мужчины и женщины, на которых смотрят как на чужих, как на пришельцев. Это могут быть даже европейцы, как, например, греки, которые для французского или немецкого правительства выглядят как чужаки. Конечно, деньги везде одинаковы, доллар и евро одинаковы во всем мире, и мы с удовольствием принимаем доллары или евро от всех этих приезжих из другого мира. Но если говорят об их личности, об их происхождении, об их образе жизни — они не из нашего мира. Мы беремся их контролировать, мы не предоставляем им права на постоянное пребывание. Мы посылаем «тройку», чтобы она за ними надзирала. Мы тревожно спрашиваем себя, сколько уже «их» среди нас, сколько этих чужаков проникло в наш мир. Если подумать, это чудовищный вопрос. Этот вопрос неизбежно готовит почву для их преследования, запретов и массовых депортаций. Этот вопрос подпитывает криминальную сторону политики правительства.</p> <p>Поэтому нужно сказать так: хотя есть единство современного мира как единство монетаризованных предметов и знаков, никакого единства живых тел не существует. Есть только зоны, стены, бегство, отчаяние, гонения и смерть. Есть «хорошая» Германия и «плохая» Греция.</p> <p>Вот почему главный политический вопрос в современном мире — вопрос о существовании мира.</p> <p>Единый мир, противопоставленный ложному миру глобального рынка, — это то, о чем мечтал великий коммунист Маркс и к чему нам надо вновь обратиться. Маркс пламенно доказывал, что мир — это то, что является общим для всего человечества. Он говорил, что главный деятель освобождения — пролетарий. Да, признавал он: у пролетария нет своего отечества, потому что отечество ему — весь мир, где живут люди. Чтобы мир стал таким, следует покончить с миром глобального рынка, миром товаров и денег. Миром капитала и собственников. Нужно, чтобы мир стал общим для всех — а для этого следует покончить с превращением частной собственности в финансовую диктатуру.</p> <p>В наши дни некоторые люди, без сомнения, самые благонамеренные, думают, что можно достичь этого масштабного предвидения Маркса, если распространять демократию. Иначе говоря, нужно, чтобы во всем мире установилась та добрая форма мира, которая существует в западных демократиях и в Японии. Греция должна тогда пройти настоящую глобализацию: жить в мире со своими банками и полностью им доверять. Но проблема в том, что такая демократия не может стать повсеместной.</p> <p>По моему мнению, нелепо даже думать об этом. Совершенное материальное основание демократического западного мира — это частная собственность. Благодаря частной собственности 1% мирового населения владеет 46% мирового богатства, а 10% владеют 86% мирового богатства. А 50% населения Земли — ровно половина — вообще не имеет никакой собственности. Но как может существовать мир при таком вопиющем неравенстве? В западных демократиях свобода в первую очередь и более всего — неограниченная свобода пользоваться своей собственностью, когда все «ценное» становится «своим», любая ценность оказывается в собственности. Уже отсюда происходит свобода обращения монетаризованных предметов и знаков. Роковое последствие такого понимания свободы — разделение живых тел и безжалостная, яростная защита привилегий богатства.</p> <p>Более того, мы слишком хорошо знаем, какие конкретные формы принимает это «распространение демократии». Это война, и этим все сказано. Это войны в Югославии, Ираке, Афганистане, Сомали и Ливии, не говоря уже о десятках военных вторжений Франции в Африку. Но так же идет и молчаливая осадная война против целых народов, например греков — и ее ведет современная мировая система, современная европейская система.</p> <p>Когда требуется многолетняя война, чтобы организовать потом так называемые свободные выборы в стране, приходится размышлять не только о войне, но и о выборах. Какое понимание мира сейчас заложено в понятии демократических выборов? Как и во всех других случаях, эта демократия следует закону чисел. Числа точно так же объединяют мир, ведь любые товары исчисляются в деньгах. Военное вмешательство требует потом провести выборы и подсчет голосов: в Багдаде, Триполи, Белграде, Бамако, Кабуле или Банги. Здесь перед нами и встает главный вопрос: если мир — это мир предметов и знаков, значит в этом мире все подсчитано. А если кто-то считать не умеет или только учится этому, того нужно научить законам подсчета путем военного вмешательства.</p> <p>Это подтверждает, что так понятый мир не существует в реальности; он существует только искусственно, путем насилия.</p> <p>Я убежден, что мы должны поставить все с головы на ноги. Нам надлежит убедиться в существовании мира как предпосылке наших рассуждений — что это аксиома, что это принцип. Нам просто нужно повторить простую фразу: «Существует мир живых мужчин и женщин». Это выражение — не объективное заключение. Мы знаем: там, где правят деньги, уже нет единого мира женщин и мужчин. Есть только стена, отделяющая богатых от бедных, правителей Европы от правителей Греции. Высказывание «есть мир» имеет перформативный смысл. Мы решаем, что он существует для нас и что мы можем доверять этой фразе. Но наша задача — сделать серьезные и ответственные выводы из этого простого словесного выражения. Когда Маркс создал первую международную организацию рабочего класса, он просто сделал ответственный вывод из утверждения, что у рабочих нет отчизны. Пролетарий может быть из любой страны. Поэтому пролетарии — это интернационал.</p> <p>Первый вывод относится к людям из других стран, которые живут среди нас: мы их называем «иммигрантами». В моей стране это марокканцы, малийцы, китайцы и другие. И здесь, в Греции, хотя бедны, в общем, все, есть люди, которые рвутся сюда, — например, албанцы. Вы говорите, что существует единый мир живых мужчин и женщин — тогда они из того же мира, что и мы. Этот чернокожий африканский рабочий, который возится на кухне ресторана, или марокканец, который весь день копает траншею у дороги, или женщина с покрытой головой, которая присматривает за детьми в детском саду, — все они выходцы из того же мира, что и я. Это главный пункт. Именно здесь, и нигде больше, мы можем опровергнуть господствующую идею объединения мира только предметами, только знаками, только свободными выборами — из-за чего не прекращаются войны и преследования. Единство мира должно скорее стать единством живых деятельных тел, прямо здесь, прямо сейчас. Этому единству нужно скорее выдержать испытание действительностью: нужно понять, что все эти люди, как бы они ни различались по языку, одежде, религии, питанию и образованию, существуют в одном и том же мире, точно так же, как я. И так как их существование то же, что мое, я могу разговаривать с ними, могу как всегда соглашаться или не соглашаться. Принимается одно условие: они существуют точно так же, как и я, — значит, в том же самом мире.</p> <p>Здесь могут возразить, что культуры отличаются одна от другой. Но как? Принадлежат ли они тому же миру, что и я, или нет? Поборник «политики идентичности» скажет, что нет. Наш мир — это не какое-то одно лицо. Наш мир — совокупность всех, для кого наши ценности действительно значимы, действительно учтены. Это те люди, которые являются демократами, уважают права женщин, борются за права человека, говорят по-французски, умеют то-то и то-то, едят так же приготовленное мясо, пьют вино и закусывают его ломтиком ветчины. Или, например, говорят по-гречески, ходят в Православную церковь и едят фету и оливки. Тогда можно сказать, что люди живут в одном мире. Но есть и другие люди, которые принадлежат к другой культуре, и юный поклонник Ле Пена или «Золотой Зари» скажет, что эти люди не имеют никакого отношения к нашему миру. Они не демократы, они угнетают женщин, они носят варварскую одежду и т.д. Может ли человек, который не пьет вино, не ест ветчину, быть из того же мира, что и я?</p> <p>Или даже: это грязные люди, это мусульмане, они всегда беднее нас. Если они хотят быть в нашем мире, они должны научиться нашим ценностям. Они должны разделять наши ценности; они поэтому должны сдать экзамен по нашим ценностям. Во Франции такое испытание будет заключаться в том, чтобы научиться пить вино, закусывая ветчиной, и повторять параграфы светского катехизиса. А в Греции — класть поклоны в присутствии священника и повторять наизусть мифическую историю греческого народа на новогреческом языке.</p> <p>Все это называется словом «интерграция»: кто прибыл сюда, тот должен интегрироваться в «наш мир». Чтобы мир рабочего, прибывшего из Африки, стал таким же, как наш мир, каким мы его знаем, этот африканский рабочий должен стать таким же, как мы. Он должен полюбить наши ценности и воплотить их на практике. Президент Франции Николя Саркози сказал: «Если иностранцы хотят оставаться во Франции, они должны полюбить Францию, а если нет, пусть они ее покинут». Я тогда сказал про себя: тогда мне придется уехать, потому что мне совсем не люба Франция Николя Саркози. Я совершенно не разделяю ценности интеграции. Я не хочу интегрироваться в эту интеграцию. Я не принимаю интеграцию в маленький замкнутый мирок, даже если он называется французским или греческим, потому что людям нужен единый большой мир, а в этом мире они пока странники, пролетарии, которые отправляются в далекое путешествие, просто чтобы выжить. Пролетариат в нашем большом мире — это кочевой пролетариат, и наша задача как политиков — быть вместе с этим пролетариатом в его скитаниях.</p> <p>В действительности, если мы ставим какие-то условия африканскому работнику или албанскому рабочему, который так же живет «в мире», как и мы, мы тем самым уже обнуляем и разрушаем принцип «есть один мир — мир живых мужчин и женщин». Мне могут возразить: в каждой стране есть свои законы. Да, это так. Но соблюдать законы — не то же самое, что ставить условия. Закон одинаков для всех. В нем не может быть никаких условий «принадлежности к миру». Это просто временное правило, воспроизводимое в каком-то частном регионе мира. Ни от кого не требуют любить закон — но только подчиняться ему.</p> <p>Единый мир живых женщин и мужчин может иметь законы, но в нем не должно быть условий вступления или существования внутри. Нельзя возлагать обязательство быть как другие люди, чтобы жить здесь. Тем более, быть как меньшинство из этих других, например как цивилизованный белый мелкий буржуа или как мускулистый греческий националист. Если есть единый мир, то все, кто живут в нем, существуют, как я, но они не такие, как я, — они другие. Единый мир — это как раз то место, где существует бесконечное число различий. Мир — тот же самый для всех именно потому, что в нем могут жить разные люди.</p> <p>А если мы потребуем, чтобы живущие в мире были одинаковыми, то у нас получится замкнутый мир, отличный от какого-то другого мира. Это неизбежно приведет к разделениям, стенам, контролю, злобе, смерти, фашизму и, наконец, войне.</p> <p>Но обязательно спросят: неужели все эти бесконечные различия ничем не регулируются? Неужели нет идентичности, способной диалектически взаимодействовать со всеми этими идентичностями? Допустим, мир един; но означает ли это, что быть французом, или живущим во Франции марокканцем, или бретонцем, или мусульманином в стране с христианскими традициями, или албанцем в Греции, ничего не значит в сравнении с предполагаемым единством мира живых?</p> <p>Это хороший вопрос. Конечно, бесконечность различий — это также бесконечность идентичностей. Сначала нужно немного исследовать, как эти определенные различия могут оставаться, хотя мы доказали существование единого мира для всех людей.</p> <p>Прежде всего спросим: что такое идентичность? Самое простое определение: идентичность — набор черт и свойств, по которым индивид или группа распознает «себя». Но что это значит — «себя»? Состав себя образуется свойствами, которые не меняются и потому образуют идентичность. Поэтому мы можем сказать, что идентичность — это набор неизменных черт и свойств. Например, гомосексуальная идентичность образуется всем, что составляет инвариант любого возможного предмета желания. Идентичность художника опознается как неизменность стиля <его работ>. Неизменность общины иностранцев в стране задается тем, что она сама распознает как свою принадлежность: язык, ритуалы, одежда, убеждения, привычки питания и т.д.</p> <p>Если мы определяем идентичность как инвариант, она соотносится с различием по двум направлениям:</p> <p>— идентичность есть то, что отличается от всего прочего (статическая идентичность);</p> <p>— идентичность есть то, что не становится никогда другим (динамическая идентичность).</p> <p>Общий фон рассуждения — великая философская динамика «себя» и «другого».</p> <p>Если мы принимаем гипотезу, что все мы живем в одном мире, мы признаем право каждого быть собой, хранить и развивать собственную идентичность. Если малийский рабочий или албанский дворник существует, как и я, он может сказать, что у него есть, как и у меня, право поддерживать и организовывать для себя те инвариантные свойства, которые являются для него его собственными, — начиная с религии и кончая родным языком, досугом, образом жизни и т.д.</p> <p>Он утверждает собственную идентичность, отказываясь от того, к чему принуждает его интеграция: а именно, от простого и прямого разрушения своей идентичности в пользу чужой. Он точно так же, как и я, думает, что он живет в том же мире, что и я, и у него нет повода рассматривать эту другую идентичность как по определению лучшую, чем его собственная.</p> <p>Но это значит, что утверждение им идентичности имеет два совсем различных аспекта, с учетом диалектики «я» и «другого».</p> <p>Первый аспект — желание стать своим будущим «я» в пределах несомненного тождества. О чем-то таком Ницше говорит в знаменитой максиме: «Стань тем, кто ты есть». Это требует постоянного развития идентичности в меняющейся ситуации. Малийский рабочий или албанский дворник не собирается отказываться от того, что составляет его индивидуальную, семейную или коллективную идентичность. Но он будет постепенно усваивать, с неожиданными вариациями, все то, что он найдет в уголке мира, в который он попал. Он сам изобретет, кем ему быть: малийским рабочим в парижском пригороде или албанским дворником, а то и албанским нищим, в одном из районов Афин. Он превратит себя, в субъективном движении творческого духа, из малийского крестьянина — в рабочего, живущего в Париже, из злосчастного албанского горца — в афинского дворника или нищего. И это не внутренняя ломка, а экспансия собственной идентичности.</p> <p>Другой способ утверждать свою идентичность — отрицательный. Нужно просто упорно настаивать на том, что я не такой, как они. Это неотвратимо, если наши правительства — все они являются реакционными и в этом смысле проводят фашистскую политику — требуют авторитарной насильственной интеграции. Поэтому малийский рабочий так упрямо заверяет, что его традиции и обычаи — не такие, как у европейских мелких буржуа. Те черты идентичности, которые отражены в его религии и одежде, заявляют о себе с новой силой. Он противопоставляет себя всему западному миру и никогда не признает его превосходство. Да и как бы он мог пойти на это, если мы точно так же считаем, что идея превосходства одного мира над другим бессмысленна, потому что существует только один мир?</p> <p>Наконец, само понятие идентичности имеет два различных смысла. Положительный смысл: «я» поддерживает себя своей собственной способностью к различению. Оно создает себя. Отрицательный смысл: «я» защищает себя от порчи со стороны «другого». Оно должно блюсти свою чистоту, работать на очищение.</p> <p>Всякая идентичность — это диалектическая игра движения созидания и движения очищения.</p> <p>Итак, мы теперь видим, как идентичность совместима с великим принципом единства мира.</p> <p>Общая идея здесь проста: если мы принимаем единство мира живых, во всякой идентичности созидание должно преобладать над очищением.</p> <p>Почему бедственна политика стен, преследований, контроля, изгнания? Почему она принимает опасное направление в сторону фашизма? Потому что она на самом деле создает два мира, что заставляет отрицать единство человечества, — а отсюда уже войны без конца.</p> <p>Но более того, такая политика разлагает наши общества изнутри. Марокканцы, малийцы, румыны, албанцы и другие в любом случае будут прибывать к нам в большом количестве. Преследование приведет к тому, что в их рядах начнутся не процессы созидания идентичности, а процессы очищения идентичности. Саркози и Блэр, Олланд и Вальс, Венизелос и другие, требующие немедленной интеграции под угрозой высылки и преследования, тем самым готовят молодых исламистов, готовых пожертвовать собой ради чистоты веры. И если Национальный Фронт или «Золотая Заря» организуют нападения или погромы, то это постепенно приведет к превращению наших обществ в репрессивные полицейские режимы. Это подготовит почву для фашизма, который и есть капиталистическая политика, порожденная раздутым национальным воображением с помощью полицейских репрессий. Вот почему нам нужно любой ценой поддерживать все, что позволяет творческой идентичности преобладать над очищающей идентичностью, — сознавая при этом, что последняя никогда полностью не исчезнет. Единственный путь к этому — с самого начала признавать единство мира. Из этой аксиомы делаются выводы — политические решения, раскрывающие творческий аспект идентичности. Нужно учиться разговаривать с марокканским рабочим, с матерью из Мали, с безработным албанцем, обсуждая, что мы можем вместе сделать, чтобы существовать в едином мире, несмотря на всевозможные различия наших идентичностей.</p> <p>Мы должны где угодно организовывать политическое существование единого мира. Нужно уметь встречаться с другими, нужно уметь на равных обсуждать наши разные способы существования в едином мире.</p> <p>Но для начала, прежде всего прочего, нужно вместе потребовать упразднения дискриминационных законов, которые требуют воздвигать стены и организовывать рейды и депортации. Законов, которые предают наших гостей в руки полиции. Мы должны определенно заявить, как на войне, что присутствие в наших странах сотен тысяч людей из других стран не должно ставить вопрос об идентичности и интеграции.</p> <p>Главную роль здесь должны сыграть пролетарии, которые учат нас своей деятельной кочевой жизнью, что в политике — в коммунистической политике — нужно исходить из единства мира, единства всех людей, отвергая фальшивый образ национальных границ. Чтобы увидеть это, достаточно понимать простую идею — что они здесь, что они существуют, как мы. Достаточно только признать их существование и обеспечить им правильное положение, просто нормальную жизнь, которая позволяет им существовать, как любым другим. По сути, к ним нужно относиться так, как мы относимся к друзьям.</p> <p>Отправившись по этому совместному маршруту, можно изменить собственную идентичность, при этом не отрекаясь от себя, не интегрируясь во что-то совсем чужое. Приезжие объяснят нам, каким долгим был их маршрут, почему они считают политику нашей страны ошибочной и что они могут сделать, чтобы эта политика изменилась. А мы объясним приезжим, как долго мы уже пытаемся изменить все это, всю эту политику, и возлагаем на них большие надежды для успеха этой борьбы. В таком общении возникнут новые идеи, о которых мы даже думать не думали. Но возникнут и новые формы организации, в которых различие между иностранцами и местными будет полностью заглушено общим положением: имеется единый мир, в котором мы все существуем на равных, и в этом мире наши идентичности могут приникнуть друг ко другу дружелюбно, ради участия в общем политическом действии.</p> <p>Подведем итоги наших размышлений в четырех пунктах.</p> <p>1. «Мир» безбрежного капитализма и богатых демократий — ложный мир. Если признавать единство только монетизированных продуктов и знаков, то это означает отвергнуть большую часть человечества, выдавить ее в другой малоценный мир и оградиться от нее стенами и оружием. В этом смысле в наши дни мира еще нет. Есть только стены, нелегальная миграция, ненависть, войны, обстрелы, руины, зоны, защищенные от всех, тотальная заброшенность нищеты по всей планете и преступная идеология, разрастающаяся на всем этом хаосе.</p> <p>2. Поэтому утверждение «существует один мир» — для нас принцип действия, политический императив. Этот принцип подразумевает равное для всех существование в любой точке земного шара.</p> <p>3. Принцип единства мира не противоречит нескончаемой игре тождеств и различий. Просто нужно признать, что эти идентичности должны отодвинуть на задний план свое отрицательное измерение (противопоставление «другому») и выдвинуть на передний план положительное измерение (развитие «себя).</p> <p>4. Ввиду наличия миллионов иностранцев в нашей стране, у нас три задачи: прекратить интеграцию через преследования, исключить полностью «очистительную» реакцию, развивать творческую идентичность. Конкретная артикуляция этих трех целей становится важнейшим вопросом политики.</p> <p>Если говорить о теснейшей связи политики и вопроса о приезжих, который сейчас в центре внимания, мы должны обратиться к изумительному тексту Платона, на котором я и закончу. В конце 9-й книги «Государства» молодые собеседники Сократа говорят: «Что ты говоришь нам о политике, хорошо и прекрасно, но недостижимо. Это невозможно осуществить на деле». Но Сократ отвечает: «Да, в полисе, в котором мы родились, вероятно, это так. Но это может осуществиться в другом полисе». Тогда всякая подлинная политика предполагает изгнание, лишение гражданства, умение быть иностранцем в собственной стране. Будем помнить, проявляя дружелюбие, политику дружбы, к иностранным студентам и рабочим, молодежи с окраин и беднякам любого происхождения и веры: Сократ был прав — то, что они чужие, что у них другая культура, ничему не помеха. Напротив, это возможность! Возможность создавать новые формы интернационализма прямо здесь и сейчас. Не будем забывать слова Маркса: основополагающая характеристика коммуниста — интернационализм. Если мы реализовали правильную политику где-то в одном месте, то совершенно необходимо как можно скорее реализовать ее и в другом месте. Французский премьер-министр — социалист — сказал в начале 1980-х годов: «Иммигранты — это проблема». Нужно поставить это высказывание с головы на ноги: «Иммигранты — это возможность». Масса иностранных рабочих и их детей свидетельствуют в наших старых и измученных странах, что у мира есть молодость, есть продолжение, есть бесконечное число новых возможностей. Благодаря иммигрантам и будет создана политика будущего. А без них мы так и погрязнем в нигилистическом потребительстве и полицейском порядке. Нами тогда и начнут понукать юные лепеновцы в обнимку с полицаями.</p> <p>Приезжие могут научить нас становиться иностранцами для самих себя, смотреть на себя со стороны и не слишком очаровываться длинной историей западных белых людей, которая подходит к концу и больше ничего не порождает, кроме чисток и войны. Не будем ждать нигилистической катастрофы нашей «гарантированной безопасности», будем приветствовать подлинный коммунизм, всегда юный, будем ждать завтрашнего дня, который приедет к нам, как желанный иммигрант.</p> <p>http://gefter.ru/archive/11873?&</p> Mon, 31 Mar 2014 23:02:27 GMT http://democratia2.ru/group/595f6f4f-13a1-4674-9fde-773eb7ebeb92/content Пара слов про Украину http://democratia2.ru/group/5823e99b-5bb3-446d-9cab-be917cb07c9a/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>В организационном плане сухопутные войска делятся на Оперативные командования (ОК) «Запад» и «Юг» и Территориальное управление (ТУ) «Север». ОК «Запад» включает три механизированные, ракетную и артиллерийскую бригады, механизированный, аэромобильный, спецназа, артиллерийский, зенитно-ракетный и два армейской авиации полки. ОК «Юг» - танковую, три механизированные, аэромобильную, воздушно-десантную и артиллерийскую бригады, спецназа, реактивно-артиллерийский, зенитно-ракетный и армейской авиации полки. ТУ «Север» - танковую, две механизированные, аэромобильную и артиллерийскую бригады, реактивно-артиллерийский и зенитно-ракетный полки.<br> <br> Наиболее боеспособными считаются 25-я воздушно-десантная (поселок Гвардейское Днепропетровской области), 79-я (Николаев) и 95-я (Житомир) аэромобильные бригады, 3-й (Кировоград) и 8-й (Хмельницкий) полки спецназа.<br> <br> На вооружении сухопутных войск имеется 12 пусковых установок (ПУ) тактических ракет «Точка-У» (еще 78 – на хранении), дальность стрельбы которых достигает 120 км. Танковый парк состоит из 10 вышеупомянутых «Оплотов» и 1100 Т-64, из которых 76 модернизированы в модификацию Т-64БМ «Булат». На хранении находится еще примерно 650 Т-64, около 500 Т-72 и до 250 Т-80. Количество БМП, боевых машин десанта (БМД) и БТР составляет около 3,8 тыс., из которых наиболее новыми можно условно считать около 400 БТР-80. Имеется 3,1 тыс. артсистем, из которых достаточно серьезной боевой мощью располагают лишь ракетные системы залпового огня (РСЗО) – 137 «Ураганов» и 82 «Смерчей». Необходимо иметь в виду, что все указанные цифры являются «бумажными»: до половины техники, на самом деле, полностью небоеспособно, абсолютно вся она (кроме 10 «Оплотов») сильно устарела, практически выработав ресурс, поскольку произведена еще в СССР.<br> <br> То же относится и к войсковой ПВО, где имеется до 60 ПУ зенитных ракетных комплексов (ЗРК) «Бук-М1», до 125 ЗРК «Оса» и 150 «Стрела-10», до 70 зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) «Тунгуска». Наиболее современные ЗРК «Тор» были выведены из боевого состава из-за невозможности обслуживания.<br> <br> На вооружении армейской авиации имеется 51 боевой вертолет Ми-24 (еще до 90 – на хранении), до 60 многоцелевых вертолетов Ми-8, несколько тяжелых транспортных Ми-26.<br> <br> Военно-воздушные силы (ВВС) и противовоздушная оборона (ПВО) делятся на Воздушные командования (ВК) «Запад», «Юг» и «Центр». ВК «Запад» имеет в своем составе две бригады тактической авиации, три зенитно-ракетных полка, одну радиотехническую бригаду. ВК «Юг» - две бригады тактической авиации, две зенитно-ракетные бригады, 4 зенитно-ракетных полка, две радиотехнические бригады. Из них в Крыму дислоцированы 204-я бригада тактической авиации (Бельбек, Севастополь) и три зенитно-ракетных полка - 50-й (Феодосия, Алушта), 55-й (Евпатория), 174-й (Дергачи, Севастополь). ВК «Центр» включает три бригады тактической авиации, две зенитно-ракетные бригады, пять зенитно-ракетных полков, одну радиотехническую бригаду.<br> <br> На вооружении имеется примерно 20 фронтовых бомбардировщиков Су-24 в составе 7-й бригады тактической авиации в Староконстантинове (еще до 55 на хранении) и 43 штурмовика Су-25 в 299-й бригаде в Николаеве (еще 4 на хранении). Истребительная авиация состоит из 60 Су-27, в том числе 13 Су-27УБ (еще 5 на хранении) и 96 МиГ-29, в том числе 18 МиГ-29УБ (еще до 50 на хранении). Также на хранении находятся около 50 МиГ-23 и до 20 МиГ-25. Никакой новой техники за постсоветский период ВВС не получили, лишь 1 МиГ-29 и 13 Су-25 прошли модернизацию. Из тех самолетов, что числятся в строю ВВС, реально подняться в воздух могут не более половины (по-видимому – 20-25%). Имеется до 40 учебных самолетов L-39 (еще столько же на хранении) и до 100 различных транспортных самолетов.<br> <br> Наземная ПВО имеет в своем составе 30 дивизионов зенитных ракетных систем (ЗРС) С-300П, 14 дивизионов ЗРК «Бук-М1»; 4 дивизиона ЗРС С-300В и 12 дивизионов ЗРС С-200 выведены из боевого состава из-за невозможности обслуживания.<br> <br> Если сухопутные войска и ВВС хотя бы на бумаге обладают значительным потенциалом, то военно-морские силы (ВМС) Украины предельно слабы. В их составе ПЛ проекта 641 (ей уже 44 года), сторожевой корабль (фрегат) проекта 1135П, два малых противолодочных корабля (МПК) проекта 1124М и сторожевой корабль проекта 1124П, МПК проекта 12412, два ракетных катера (проекта 12411Т и проекта 206МР), сторожевой катер проекта 1400М, два морских тральщика проекта 266М, рейдовый тральщик проекта 1258, большой десантный корабль (БДК) проекта 775, средний десантный корабль (СДК) проект 773. Реальный боевой потенциал ВМС практически равен нулю в любом аспекте (ударном, противолодочном, ПВО).<br> <br> В морской авиации имеется 5 противолодочных амфибий Бе-12 (еще 3 на хранении), 7 транспортных самолетов, 13 вертолетов различного назначения (Ка-27, Ка-29, Ми-14).<br> <br> В Крыму дислоцированы береговые части ВМС. В Феодосии находится 1-й батальон морской пехоты (на вооружении 40 БТР-80, по 8 минометов, противотанковых ракетных комплексов и переносных ракетных зенитных комплексов «Игла»), в Перевальном – 36-я механизированная бригада береговой обороны (39 танков Т-64БВ, 75 БМП-2, по 50 БТР-70 и БТР-80, 90 артсистем, в том числе 18 РСЗО «Град»). Имеется 25-й дивизион береговой обороны с двумя ПУ противокорабельного ракетного комплекса «Рубеж» (с ПКР П-15).<br> <br> Никаких реальных возможностей воздействия на территорию РФ ВС Украины не имеют, если только не нанесут удар первыми, причем летчики Су-24 согласятся выступить в роли камикадзе, а техническое состояние самолетов и уровень подготовки летчиков позволят выполнить задачу хотя бы в таком варианте. Вероятность подобного варианта представляется нулевой. Тем более что все авиационные боеприпасы произведены в советский период, срок хранения большей их части уже истек. Причем все эти боеприпасы – либо обычные неуправляемые свободнопадающие бомбы, либо ракеты с дальностью стрельбы всего несколько км.<br> <br> Несколько проще воздействовать на российские войска в Крыму, но и эта простота очень условна. Очевидно, что части ВС Украины на полуострове уже нейтрализованы. При этом здесь дислоцированы российский зенитно-ракетный полк, который дополнен ПВО крейсера «Москва» и истребителями с территории Краснодарского края. Достичь внезапности украинская сторона не сможет, поскольку в полной готовности находятся как части ВС РФ, так и их сторонники на Юге и Востоке Украины (не только в самом Крыму). Никаких шансов на успех в такой ситуации даже элитные части украинских ВС не имеют, они также становятся камикадзе. Расчет на провоцирование войны с целью получения внешней помощи даст лишь обратный эффект: силы НАТО ни при каких обстоятельствах не примут участия в войне, а если украинская сторона начинает воевать первой, она, в значительной степени, лишится и политической поддержки Запада.<br> <br> https://www.facebook.com/AtlantesRussia/posts/1453762758187385:0?ft[tn]=K&ft[qid]=5987749663966354369&ft[mf_story_key]=-6665708850896883122&ft[ei]=AQLQb3XsQ9zSA36ZiMa5X3kxgwYW0rr4G32XXJRWgXFZC5YWeDrmjocG8re8Y6KDaG1YnQTBVkvVugl8IIBR1q1YR7YPQrZoyyIysLdudIh9HqIZFnIooDss2uwwWnf03ET3om2m6g4ZeRPX-Swv0Xaa3Vn92zki9iam6lLlP2Y64K3NxLW6RYMgVASpvlVbEueIsyV529bDrGzv2_NgDZexHIQ8XXhyA-Dlq-azA1wRdNOq1-qJNQHjqW-1D9Df9J8F_QB2vGdGxcMXzloxFhxAzE9_iKN33PI8mZ2uspB9zliAWeY-kfec59No8ikbsNQHIn5zyj1YqURdBB6Tf03apmvX_T86MbyTF-zfx6buN-7_NwMesb_z_If1YiA2RTC0ytaPu2qPhuqj7kp7_96u4GTkeLdVmFvnE5Z9eBaFadiCLPdglv6tKmrjbpqlADPpYYdMaQa6ig4hYEiUlBz0Gfuqo7gKBc_IJ4gaNWpNxcmBsIxoLWKn5nI0TLDCff6OPbWaqtCzWaa_e3GQJ4Ms38yIBfhnC8edYE3mTwvX5njZrDBQoy8ipa6SwWwYyXoGygAD1h2VFYUzx-AjyKgAyRhwlRCwQQZ4gSXAkRY-GB79xbTpiXhfbECLLaDr5ZqxM-ukp0n9MBFI_N7u_j00jdHNvm7m-QWnn1N8pljEFFZBwPk8JRWMHfcs56tc_bYBKWFIgT2HZ26ANgp8u80HZZ44VeQPDURfGS0teHN3MRgALP_TPJUmu7qvrHxLXPDHV_WCzSzNs71KLChkStkr9ehPLY4rgan5kEiEqbREn3BSQ_p1l6w0MM0dxZahk9SfTXWRyLaHPimije5uYwuZtzWuCBnECTzJDKmmC6XWZuQ7CU8RdXyM0K4fiuv4a-tOPodkKk5fbs_m8Q12kWqEwy-rK5lsXJCgXiduy3fSOexjYGr_yfSAg3b4KeVzeQ8sgEvnhxjkj4J1VIGltTE1415mjFe-ld3oZ_yMDJSuuPmRos6GjJXzJajTUSLL6rTLa2CKv7OZLbEMFxDu5_31LhzSKfS1Tcltdu79Z7dujDYWIwu_J9zIALeLhOAYtUQH-7ZXTjDlbOClzfVj2L9zrAgeRFbJkHqR1QOL5dhmNWR-a171IiX_2TaRBiD1OhWgQeZqBIJB2W0U89lEZg7vS_xJOIXNO_A2nOQWaBSxiqBNPjjyNtXvhdNptk-9iI01uZzaF1MSXQNQ2wLGEn9agnLfX-sIrBo469SvZvdGeIDKlonvQMYf-pdJ-MJuuEauk3YMs_SWqm8t466ijz3ST2iSWLMIpGwDA3dQSl0K34hOQPa_YIzpwYstPgc9z34OHTagIeupOJ1BhgaIiy-jdnkT71QCdj5GJk45Wo33UdKUz_B8x6w0sF-vh1xwFvRZdiOltDZXTC5d84vxT1rpfQrxRfM6pTcJzrlXWQlZ1Wqdfl2DJTrpntNSOJl0EIwr_0pNBp28zujxBFfS-yFjmgwl_6nEYUZueXbkW5n8F72QKNxLYWYryNgRFqOWJEWJKWjOugtiACu15S2qZaiXtpEAPbJs-sqRg3Zlf34Fe2ahZhozGyjYuI_3LXXbGgxWqmMfx7tFk_08I-KLiH0EPYpDGoZ2SmFZ9v9awxPYhhAqBwcPAu53h2bdBEyhLmdw-P8KreAAHqBIVcwDM81-VBNqXJSEulzVZq6LRpgGnl7C-wBvYP0JimhZfj_ZgeHqRe3JVXtrsmprXInjNm47aXyAbX-TJF6eY72Ls7X_jm_wwQbt0nk9dVr5WUVzKzBeLB8TnX0Mce09rZrkSzgIpZsO2BJoZEfOO5ZqNMaF-idBs0NFNmj2IfGw13XjNNqrL1TeyzhsZ9XHpIX7NKAkuhxvN7eyEaakqeF03FzlYj35T_LxTNnrsxiIAB4gIZKyjyaQp1cHtCdoGkvOJJsXnQNwGUp1AjK_txUKE941Ngtwm2esiYb8e-ZR0nZNqTrRh2cpgJHgRwXKRJOLbR-BKopUebTwuIzHozN3QSiPCP9290gX3oraW-OelF3HEaS7xtkwPrETN_QtQepKCjll1alNQcENy44FS0fMQ-iMYuNvncAwrA61LKuvG0ay_mfU4PAOy4bkefuenTUyjzCddHO2tttO-q4QaBUVm1GBoi7jqOg6KlsqLZNtW5SdR_snH93aMlWaMNkEcM_1rA2DJsoSXDCGbRRuH2QedJrZeM6-cOOnKj5XbPT0qfaGB4BXSoj7ymd6tlF8TB2rIrnQI5WZ6cuIFa52EjxriR76ybUxginAJfzXIrzsUU1Jh79MgPM3gt2SlXG99O4185GkxAeWMzZjRK2EuRRvI2KxRw&ft[fbfeed_location]=1&<br> <br> Thu, 06 Mar 2014 22:57:21 GMT http://democratia2.ru/group/5823e99b-5bb3-446d-9cab-be917cb07c9a/content Про огород http://democratia2.ru/group/e54fb579-c104-47ba-9a7c-4a01eb963d74/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p>Огород. </p> <p>Площадь : 3000 квадратных метра. Находится В 35 км от Мадрида, под славным городом Чинчоном (Chinchon) в пойме реки Мората дэ Тахунья. Сдается частником в аренду членам мадридской секции профсоюза анархистов СNT за 100 евро в год. Задумка анархистов организовать своими силами огород в противовес капиталистическим супермаркетам, возникла в 2009-м, и в 2010 они его организовали. На огороде работают в настоящее время 30 человек: члены профсоюза анархистов и близкие им по духу друзья, которые были приняты в коммуну огородников решением Ассамблеи:</p> <p>Организация работы, где анархия- мать порядка.</p> <p>Каждый участник огорода платит за право работать на нем и затем кушать свои собственные овощи - 15 евро в месяц. 30 взносов по 15 евро = 450 евро в месяц. На эти деньги покупаются удобрения семена , рассада, инвентарь, бензин... ну и все прочее... Установка труб полива, например... Вы, у кого есть свой огород, лучше меня знаете, куда идут деньги на его содержание.</p> <p>30 участников разделены на 4 рабочие группы. 2 группы - утренние. Приезжают работать с утра: одна - в среду, другая- в четверг. 2 группы работают вечерами - по понедельникам и вторникам. Таким образом, с понедельника по четверг огород постоянно обхаживается. В воскресенье, когда распределяются продукты - приезжают все, кто может. Кто не может- свою сумку с продуктами забирает затем в офисе организации, туда она доставляется с огорода. Излишки продуктов распределяются между всеми желающими - членами профсобза анархистов в том же офисе по вторникам.</p> <p>Что будут "сеять и жать", то есть выбор овощей, которые хотят собрать ребята, определяется на общем собрании. План работ разрабатывает группа "Сведущих". Их, знающих толк в огородном деле - 6 человек. Они заседают раз в месяц, распечатывают план работ на месяц по дням и оставляют его в сарайчике на огороде. Каждая группа, приезжающая в определенный день, уже знает, чем ей предстоить конкретно заняться.</p> <p>Огород разделен на три участка, два - засаживаются под разные сроки вызревания, третий - оставляют под парами. Урожай есть практически круглый год. В зимние месяцы, помидоров и огурцов, конечно, нет, но есть мангольд, шпинат, и всякие прочие травки, которые едятся в Испании в больших количествах.</p> <p>Фотографии были сделаны в в середине июня, в воскресенье, когда на огороде собралось человек пятнадцать. В этот день занимались разбрасыванием удобрения, прополкой и постройкой подпорки для томатов. Вот они, анархисты - огороднки и их друзья: </p> <p>Хорхэ, "Сведущий", можно сказать, прораб группы</p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017d3c3dca86970c-320wi.jpg" height="240" width="320"></p> <p>Мануэль и Ирэнэ </p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017c320f9d1f970b-320wi.jpg" height="240" width="320"></p> <p>лена- медсестра. Но любит копаться на грядках. Колорадские жуки - самое противное явление из всех, утверждает Елена и смеется, что у анархистов - тройная забота: их огород - экологический, натуральный, вот и слетаются с других окружающих участков все козявки и букашки, которые спасаются от химикалий, хэхэ... </p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017ee3b38018970d-320wi.jpg" height="240" width="320"></p> <p>Рикардо - ее сын. Он демонстративно натягивает резиновые перчатки, но что-то в тот день я его особо с лопатой не видела, все больше играл с собакой Мануэля!</p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017c320f9f75970b-320wi.jpg" height="240" width="320"></p> <p>Ирэнэ, Мигель, Анхэль и Джорди на первой фотографии, на второй- те же и груда мускулов- Видаль.</p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017c320fa0a3970b-320wi.jpg" height="240" width="320"></p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017ee3b384cb970d-320wi.jpg" height="240" width="320"></p> <p>Рабочие моменты</p> <p>Вот эта штуковина, которой заправски орудует Мануэль, в переводе с испанского называется велосипедная прополка. В это время Гильермо и Ана копошатся с салатом. </p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017d3c3dd306970c-320wi.jpg" height="240" width="320"></p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017d3c3dd484970c-320wi.jpg" height="240" width="320"></p> <p>В центре, в желтой жилетке - Артуро, руководит приготовлениями к сборке жердей- опорок для томатов из тростниковых палок.</p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017ee3b38c94970d-320wi.jpg" height="240" width="320"></p> <p>Опорка собрана! Ура!</p> <p>Капельницы существуют не только в больницах!</p> <p>Система полива на огороде - капельное распределение. Так меньше воды теряется.</p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017ee3b3a8fa970d-500wi.jpg" height="667" width="500"></p> <p>Сами посеяли, сами сняли урожай, сами же его распределяют!</p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017c320fd587970b-500wi.jpg" height="375" width="500"></p> <p>Ну вот, есть возможность посмотреть на любимый испанцами ACELGAS - aсЭльгас. В русском языке этот то ли овощ, то ли травянистое "не знаю что", имеет немецкое название МАНГОЛЬД. И вряд ли кто из русских овощеводов имеет его у себя на грядках. Короче, это семейство свекловичных. И в отличие от славян, где едят не вершки (ботву), а корешки, в Испании предпочитают вершки! Приглядитесь только: асЭльгас/ мангольд - это же типичные свекольные листья!!!! Вкус - сладковатый, свекольный. Их варят с картошечкой или белые нижние конечности обжаривают с яичком. Рецептов - много... Есть красная свекла. Из нее варят борщ. Есть белая свекла. Из нее производят сахар. Есть кормовая свекла. Ее скармливают свиньям. А есть АсЭльгас, то бишь мангольд, хэхэ... Тоже кормовой. Испанцам дюже нравится. И главное- много собрали! Всем достанется!</p> <p>...Ну и мне, как "интервьюэйтору", тоже в подарок - кочан салата . Мой любимый сорт- "hoja de roble", что в переводе обозначает дубовый листочек.</p> <p>В конце сентября получила второй "анархисткий привет со свободолюбивой грядки": вот он- внизу.</p> <p><img src="http://www.aitrus.info/sites/default/files/6a014e6089cbd5970c017ee3b7bbf6970d-500wi.jpg" height="375" width="500"></p> <p>В качестве ответной благодарности пишу этот пост. Уж не знаю, работает ли в мировом масштабе формула " анархия- мать порядка", но на огороде мадридской секции легндарного анархистского профсоюза Испании СNT порядок я увидела, это точно!</p> <p><a href="http://blog.rtve.es/emisionenruso/2012/10/-%D0%BA-%D1%87%D0%B8%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BE-%D0%B8-%D1%81%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%BE%D1%80%D1%83-%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D1%80%D1%83-%D0%BD%D0%B0-%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8C%D1%8E.html">http://blog.rtve.es/emisionenruso/2012/10/-%D0%BA-%D1%87%D0%B8%D0%BF%D0%...</a><span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend65233"> </span></p> Thu, 06 Mar 2014 14:25:12 GMT http://democratia2.ru/group/e54fb579-c104-47ba-9a7c-4a01eb963d74/content Нашел в ФБ такое.... Автора не запомнил, но текст классный... Про Крым. http://democratia2.ru/group/d011559c-9226-4220-9450-943ce9067911/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p style="text-align: justify;">Давайте холодно и спокойно проанализируем, что происходит. Честно говоря, лично я ожидал гораздо более худшего сценария развития событий, как с точки зрения невмешательства вежливых людей в развитие ситуации, так и с точки зрения того, что эти люди будут совершенно не вежливыми. Поэтому, на текущий момент вырисовываются некоторые положительные перспективы.</p> <p style="text-align: justify;">В первую очередь, хочется сказать несколько слов о правомерности нахождения вежливых людей в Крыму. Итак, в Крыму, у вежливых людей находится вежливая база вежливого флота, вежливый полигон, а также живут семьи вежливого флотского состава.</p> <p style="text-align: justify;"><a href="http://crimea.name/wp-content/uploads/2014/03/q3378.jpg"><img class="aligncenter size-full wp-image-12310" src="http://crimea.name/wp-content/uploads/2014/03/q3378.jpg" height="345" width="500"></a></p> <p style="text-align: justify;">На территории Крыма вежливые люди не просто находились, но и жили со своими семьями на протяжении многих лет. Вот тут вежливые люди постоянно тренируются, используя вежливую технику и боевые патроны и гранаты.</p> <p style="text-align: justify;">Вежливые люди в связи со своим нахождением в Крыму и так постоянно использовали наземную, морскую и авиационную вежливую технику, и тогда на подобное использование абсолютно никто не обращал внимания, так как её использование регламентировано договором.</p> <p style="text-align: justify;">В случае ситуации, подобной той, что сейчас развивается на Украине, было бы идиотизмом не принять все необходимые меры для обеспечения безопасности базы вежливых людей, в том числе за счёт поступления подкрепления с континентальной части дислокации вежливых людей.</p> <p style="text-align: justify;">Для обеспечения прибытия подкрепления вежливых людей к местам их постоянной дислокации на полуострове, обеспечивается вежливое и обходительное прикрытие прибывающих сил, в связи с чем, те места, куда это подкрепление прибывает, берутся под временную защиту, которая снимается после прибытия.</p> <p style="text-align: justify;">Что, собственно говоря, мы вчера и наблюдали. Место дислокации было взято под контроль, а после прибытия подкрепления и его передислокации, силы, обеспечивающие прикрытие, данное место покидают.</p> <p style="text-align: justify;">То, что при всём этом оказывается зубодробительный эффект психологического воздействия на путчистов, окопавшихся в Киеве, имеет смысл оценивать как дополнительный бонус, полученный от обеспечения повышенной безопасности любезной базы вежливых людей.</p> <p style="text-align: justify;">Были ли вчера во время этого нарушены какие-либо пункты договора о любезной базе я не знаю, кто имеет возможность, откопайте текст договора и почитайте, но что-то мне подсказывает что нет…</p> <p style="text-align: justify;">Важно отметить, что вежливые люди, в отличие от фашистских молодчиков, не совершили не единого выстрела, ничего не разгромили, не сожгли, никого не убили и никому не навязали своей воли.</p> <p style="text-align: justify;">Как мы видим, за территорией Крыма, где работает договор о базе, вежливые люди не распространяются. Вежливых людей нет в Харькове, Одессе, Луганске, Донецке, и других юго-восточных городах Украины. Потому что их место нахождение в этих областях было бы неправомерным.</p> <p style="text-align: justify;">А это значит, что ни о какой, сколь угодно обходительной оккупации и интервенции, или о любезной аннексии нет смысла говорить, так как её, фактически, нет и на данный момент не предвидится.</p> <p style="text-align: justify;">В связи с этим, защита от фашиствующих молодчиков и западенцев во всех остальных Юго-Восточных регионах Украины целиком и полностью лежит на плечах местных жителей. Как мы видим, вежливые люди там, судя по всему, не появятся до тех пор, пока этих вежливых туда не пригласят попить чайку и пофилософствовать о трудах Ницше и их последствиях для современной политики на Украине.</p> <p style="text-align: justify;">Имеет смысл взять за образец поведение нового премьер министра Крыма Сергея Аксёнова, который после своего назначения фактически пригласил вежливых и обходительных людей в гости, ибо они, как настоящие джентльмены, не могут приходить в гости, будучи незванными и нежелаемыми.</p> <p style="text-align: justify;">Однако, если же они получат официальное приглашение, то скорее всего просто не смогут от него отказаться, как и подобает благовоспитанным людям в наше время.</p> <p style="text-align: justify;">Поэтому, дорогие соотечественники, проживающие на территории Юго-Восточных регионов Украины. Если вы желаете, чтобы вежливые люди зашли к вам в гости, ваша последовательность действий выглядит следующим образом:</p> <p style="text-align: justify;">1) Вы берёте под контроль местные выборные органы власти.<br> 2) Эти органы власти при вашем непосредственном участии отправляют в отставку прежнее правительство ваших регионов и назначают новое правительство.<br> 3) Новое правительство переподчиняет себе все силовые ведомства, которые могут воспротивится появлению вежливых людей у вас в гостях.<br> 4) Официальный представитель нового правительства приглашает вежливых людей к себе в гости.</p> <p style="text-align: justify;">Только такая последовательной действий обеспечит во-первых, правомерное нахождение вежливых людей у вас в гостях, а во-вторых, сделает это нахождение максимально спокойным и проходящим без эксцессов.</p> <p style="text-align: justify;">И самое главное, я очень надеюсь на то, что вежливым людям хватит благоразумия для того, чтобы дать возможность жителям Крыма, и других Юго-Восточных регионов самостоятельно решать свою дальнейшую судьбу на референдуме. На народном волеизъявлении, где они бы смогли бы высказаться о том, какой они видят свою дальнейшую жизнь и с кем они намерены эту жизнь разделять, и на каких условиях.</p> <p style="text-align: justify;">Так как принуждение к тому или иному решению, без народного волеизъявления было бы очень бестактным и совершенно не подобающим для действительно вежливых и обходительных людей, способным опорочить их и выставить не в лучшем свете.</p> <p style="text-align: justify;">На данный момент, для развития событий подобным обходительным образом есть все необходимые предпосылки, а потому, в дальнейшем, всё, в первую очередь, зависит непосредственно от вас, дорогие жители Юго-Восточных регионов. Если у вас хватит воли, силы и решимости, ситуация может решиться мирно и без крови. На сегодняшний день условия для этого есть, а потом действуйте, ваше будущее в ваших руках!<span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend34976"> </span></p> Sun, 02 Mar 2014 13:15:46 GMT http://democratia2.ru/group/d011559c-9226-4220-9450-943ce9067911/content 6 жестоких истин, которые сделают вас лучше. Или не сделают. http://democratia2.ru/group/f858a616-0655-4645-8947-85c747cdcf07/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p style="text-align: justify;"><strong>Поймите уже, наконец, кое-что важное в своей жизни.</strong></p> <p style="text-align: justify;">Можете не читать дальше, если ваша карьера идет в гору, вас захватывает собственная жизнь, и у вас счастливые отношения. Хорошего дня тебе, друг, эта статья не для тебя, мы все тобой гордимся. </p> <p style="text-align: justify;">Что касается остальных, то я хочу, чтобы вы кое-что попробовали: назовите пять впечатляющих фактов о себе. Запишите их или просто выкрикните на всю комнату. Если возникли трудности, статья для вас, и она вас, черт подери, выбесит. </p> <h3 style="text-align: center;">№ 6. Мир волнует только то, что он может получить от вас</h3> <p style="text-align: justify;"><a href="http://www.adme.ru/articles/6-zhestokih-istin-kotorye-sdelayut-vas-luchshe-467305/467305-6239855/" style="margin-left:auto; margin-right:auto; text-align:center; " class="article-integrated-image-anchor"><span class="article-pic js-article-image"><img src="http://files.adme.ru/files/news/part_46/467305/1.jpg" class="unBorderedImage" height="203" width="610"></span></a></p> <p style="text-align: justify;">Давайте предположим, что человека, которого вы любите больше всего на свете, только что подстрелили. Лежит на улице, истекая кровью и крича. Подходит парень и говорит вам «Отойди». Он оглядывает рану вашего любимого и достает перочинный ножик — собирается оперировать прямо на улице.</p> <p style="text-align: justify;">Вы спрашиваете: «Ты врач?»</p> <p style="text-align: justify;">Он отвечает: «Нет».</p> <p style="text-align: justify;">Вы говорите: «Но ты же знаешь, что делаешь, да?»</p> <p style="text-align: justify;">В этот момент парень выходит из себя. Он говорит, что он хороший, честный, что он всегда приходит вовремя. Он сообщает, что он отличный сын, его жизнь полна увлекательных хобби, и еще он гордится тем, что никогда не ругается матом.</p> <p style="text-align: justify;">Вы смущены: «Какое гребаное значение имеет это все, когда моя любовь лежит тут и истекает кровью! Мне нужен кто-то, кто знает, как оперировать огнестрельные ранения! Ты можешь или нет?!?»</p> <p style="text-align: justify;">И теперь парень начинает агитировать — чего ты такой поверхностный и эгоистичный? Тебя что? Не волнуют все эти его отличные качества? Ты не слышал, что он сказал тебе, что он всегда помнит день рождения своей девушки? И в свете всех этих крутых штук, неужели действительно имеет значение, умеет ли он оперировать?</p> <p style="text-align: justify;">В этот момент вы вскочите, схватите его своими окровавленными руками за плечи, встряхнете и заорете: «Да, ничего из этого дерьма не имеет значения, потому что это особенная ситуация, и мне нужен кто-то, кто может остановить кровотечение, ты больной гребаный ублюдок».</p> <p style="text-align: justify;">И вот она, моя ужасная вещь о взрослом мире: Вы в точно такой же ситуации каждый отдельно взятый день. И вы на месте того парня с перочинным ножом, а общество — истекающая кровью жертва стрельбы.</p> <p style="text-align: justify;">Если вы хотите знать, почему общество, похоже, вас избегает, или почему вас не уважают, так это потому что общество полно людей, которым что-то нужно. Им нужны построенные дома, им нужна еда, им нужны развлечения, им нужны удовлетворительные сексуальные связи. А вы прибыли на место чрезвычайной ситуации с перочинным ножиком в руках, просто в силу своего рождения — в момент, когда вы приходите в этот мир, вы становитесь частью системы, разработанной строго для того, чтобы прислушиваться к нуждам людей.</p> <p style="text-align: justify;">Или вы заморочитесь на задаче «прислушиваться к нуждам людей» и заработаете уникальный набор навыков, или мир выпнет вас под зад. И неважно, насколько вы добры, щедры и вежливы. Вы будете бедны, вы будете одиноки, вас выставят на мороз.</p> <p style="text-align: justify;">Это кажется жестоким, примитивным или материалистичным? Как насчет любви и доброты — неужели они ничего не значат? Конечно, значат. До тех пор пока они — следствие того, что вы делаете людям что-то, что они не могут получить в другом месте.</p> <h3 style="text-align: center;">№ 5. Хиппи ошибались</h3> <p style="text-align: justify;"><a href="http://www.adme.ru/articles/6-zhestokih-istin-kotorye-sdelayut-vas-luchshe-467305/467305-6239905/" style="margin-left:auto; margin-right:auto; text-align:center; " class="article-integrated-image-anchor"><span class="article-pic js-article-image"><img src="http://files.adme.ru/files/news/part_46/467305/2.jpg" class="unBorderedImage" height="203" width="610"></span></a></p> <p style="text-align: justify;">Вот <a href="http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=yzpLs_SyLkA#t=63s">величайшая сцена</a> в истории кино. Это знаменитая речь Алека Болдуина из киношедевра Glengarry Glenn Ross («Американцы» в русском переводе — прим. AdMe.ru). Персонаж Болдуина — вы принимаете его за злодея — обращается к комнате, полной парней, и рвет им задницы на британский флаг, сообщая, что они все будут уволены, если не выполнят план продаж:</p> <p style="text-align: justify;">«Хороший парень? Меня не волнует. Отличный отец? Да пошел ты! Иди домой и играй со своими детишками. Если ты хочешь работать здесь, выполняй план».</p> <p style="text-align: justify;">Это грубо, жестко и граничит с социопатией, но кроме того это честное и точное выражение того, что ждет от тебя мир. Разница лишь в том, что в реальном мире люди полагают, что нельзя так с тобой разговаривать, и решают, что куда лучше просто позволить тебе продолжать эту лажу.</p> <p style="text-align: justify;">Эта сцена из фильма изменила мою жизнь. Алека Болдуина номинировали на Оскар за этот фильм — при том, что это единственная сцена с ним. Как заметили умные люди, гениальность этой речи в том, что половина зрителей думает «Вау, интересно, как это, когда у тебя начальник такая скотина?», а вторая половина думает «Черт возьми, да! Идите и работайте!»</p> <p style="text-align: justify;">Если бы вы были в той комнате, некоторые из вас восприняли бы это как рабочий процесс, но в любом случае наполнились бы энергией послания, радушно принимая проклятия, «этот парень офигителен!»; тогда как некоторые из вас восприняли бы это на свой счет, этот парень — подонок, он не имеет права так со мной разговаривать. Или же — стандартный маневр, когда нарциссизм сталкивается с большей силой — тихо негодовали бы, фантазируя о том, чтобы найти информацию, которая выставила бы босса в негативном свете. </p> <p style="text-align: justify;">Разница двух позиций — обида против мотивации — во многом определяет, преуспеете вы в этом мире или нет. Многие люди хотят соответствовать выражению Тайлера Дердена из «Бойцовского Клуба»: «Ты — это не твоя работа».</p> <p style="text-align: justify;">Но вообще, конечно, вы совершенно определенно — ваша работа. Да, ваша «работа» и то, что вы вкладываете в понятие трудоустройства, могут быть разными вещами, но в обоих случаях вы представляете собой сумму ваших полезных навыков, не более того. Например, быть матерью — это работа, которая требует определенных навыков. Это что-то, что человек может делать, чтобы приносить пользу остальным членам общества. Не заблуждайтесь: Ваша «работа» — польза, которую вы приносите другим людям — это все, что вы есть.</p> <p style="text-align: justify;">По этой причине хирургов уважают больше, чем комедийных писателей. По этой причине механиков уважают больше безработных хипстеров. Это причина, по которой ваша работа станет вашей этикеткой, если факт вашей смерти попадет в новости — «Защитник Национальной футбольной лиги покончил жизнь самоубийством». Тайлер сказал «Ты — не твоя работа», но он также основал успешную компанию по производству мыла и стал во главе международного социального и политического движения. Он полностью был своей работой.</p> <p style="text-align: justify;">Или подумайте об этом так: Компания Chick-fil-A открыто выступила против гей-браков. Но несмотря на протесты, компания продолжала продавать миллионы сендвичей каждый день. Не потому что Штаты были согласны с ними, но потому что они отлично делают свои вкуснейшие сендвичи. И это все, что имеет значение.</p> <p style="text-align: justify;">Вам совершенно не обязательно должно это нравиться. Мне вот не нравится, когда на мой день рождения идет дождь, но он все равно идет. Облака сформировались, дождь случился. У людей есть потребности, и через них они оценивают людей, которые им встречаются. Это простые механизмы вселенной, и они не соответствуют нашим желаниям.</p> <p style="text-align: justify;">Если вы сейчас протестуете, говоря, что вы не мелкий капиталист и материалист, что вы не согласны с тем, что деньги — это все, я спрошу только одно: Кто сказал хоть слово о деньгах? Вы упускаете нечто более важное.</p> <h3>№ 4. То, что вы делаете, не обязано приносить деньги, оно должно приносить пользу людям</h3> <p style="text-align: justify;"><a href="http://www.adme.ru/articles/6-zhestokih-istin-kotorye-sdelayut-vas-luchshe-467305/467305-6239955/" style="margin-left:auto; margin-right:auto; text-align:center; " class="article-integrated-image-anchor"><span class="article-pic js-article-image"><img src="http://files.adme.ru/files/news/part_46/467305/3.jpg" class="unBorderedImage" height="203" width="610"></span></a></p> <p style="text-align: justify;">Давайте я приведу пример не о деньгах, с которым вы не сможете поспорить. Я читаю несколько дюжин историй в год от отчаявшихся одиноких ребят. Эти ребята негодуют, что женщины не хотят быть с ними, несмотря на то, что они самые милые в мире. Я могу объяснить, что не так с таким набором мысленных установок, но Алек Болдуин опять <a href="http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=yzpLs_SyLkA#t=63s">сделает это куда лучше меня</a>.</p> <p style="text-align: justify;">В этом случае Болдуин играет роль привлекательных женщин. Они, конечно, не говорят так прямо и резко — общество учит нас не быть честными с людьми — но суть та же. «Хороший парень? Кого это волнует? Если ты хочешь работать здесь, выполняй план».</p> <p style="text-align: justify;">«Что? Ты говоришь, что у меня не будет хорошей девушки до тех пор, пока у меня не будет хорошей зарплаты и кучи денег?»</p> <p style="text-align: justify;">Нет, твой мозг перепрыгивает к такому заключению, чтобы у тебя было оправдание не принимать во внимание любого, кто с тобой не согласен, потому что он просто поверхностен и эгоистичен. Я спрашиваю, что ты предлагаешь? Ты умный? Забавный? Интересный? Талантливый? Амбициозный? Креативный? Ок, а что ты делаешь, чтобы продемонстрировать эти свои качества миру? Не говори, что ты хороший парень — этого недостаточно. У хорошеньких девчонок есть парни, которые милы с ними 36 раз на дню. Пациент истекает кровью на улице. Ты знаешь, как его прооперировать или нет?<br> «Ну, я не сексист, не расист, не жадный, не жестокий! Не такой, как остальные сволочи!»</p> <p style="text-align: justify;">Извини, я знаю, что это трудно выслушать, но если все, что ты можешь делать, это список недостатков, которых у тебя нет, тогда отойди на хрен от пациента. Вон тот остроумный красавчик с многообещающей карьерой готов оперировать.</p> <p style="text-align: justify;">Это разбило тебе сердце? Окей, и что теперь? Ты собираешься хандрить по этому поводу или пойдешь учиться на хирурга? Зависит от тебя, но не жалуйся, что девочки западают на подонков; они западают на подонков, потому что у этих подонков есть что им предложить. «Но я хорошо умею слушать!» Да? Потому что ты хочешь сидеть тихо вместо того, чтобы получить шанс быть в близости с хорошенькой девушкой (и проводить каждую секунду в мечтах о том, насколько мягкая у нее кожа)? А теперь представь себе, что в жизни этой девушки есть другой парень, который умеет слушать, а еще он играет на гитаре.</p> <p style="text-align: justify;">Говорить, что ты хороший парень — все равно что быть рестораном, который продает не разные блюда, а просто «еду, которая вас не отравит». Ты как новый фильм с названием «Кино на английском» и слоганом «Актеров хорошо видно».</p> <p style="text-align: justify;">Я думаю, что именно по этой причине ты можешь быть «хорошим парнем» и все еще чувствовать себя ужасно, думая о себе. А именно...</p> <h3 style="text-align: center;">№ 3. Ты ненавидишь себя, потому что ты ничего не делаешь</h3> <p style="text-align: justify;"><a href="http://www.adme.ru/articles/6-zhestokih-istin-kotorye-sdelayut-vas-luchshe-467305/467305-6240055/" style="margin-left:auto; margin-right:auto; text-align:center; " class="article-integrated-image-anchor"><span class="article-pic js-article-image"><img src="http://files.adme.ru/files/news/part_46/467305/4.jpg" class="unBorderedImage" height="203" width="610"></span></a></p> <p style="text-align: justify;">«И что? Ты говоришь, что я должен прочитать книгу о том, как найти девушку?»</p> <p style="text-align: justify;">Да, но только если шаг первый в этой книге «Станьте тем человеком, рядом с которым девушки хотят быть».</p> <p style="text-align: justify;">Этот шаг всегда опускается. Всегда «Как мне найти работу?», а не «Как мне стать тем человеком, о котором мечтают работодатели?» Всегда «Как сделать так, чтобы я понравился красивым девушкам?», а не «Как мне стать тем, кто нравится красивым девушкам?». Видите, это все потому что вторые вопросы скорей всего потребуют от вас завязать со многими из ваших любимых хобби, уделять больше внимания внешнему виду, и бог знает, что еще. Возможно, вам даже придется изменить вашу личность.</p> <p style="text-align: justify;">«Но почему я не могу найти кого-то, кто полюбит меня такого, какой я есть?», спрашиваешь ты. Ответ: Потому что людям многое нужно. Жертва истекает кровью, и все, что ты можешь делать, это смотреть и страдать, что нет в мире огнестрельных ранений, которые лечатся сами по себе.</p> <p style="text-align: justify;"><a href="http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=mSnRq6iyHKg">Вот еще одно видео</a>. Что останавливает вас от того, чтобы нацепить труселя и плащ, выскочить на сцену и размахивать пенисом на людях? Этот парень знает секрет победы в человеческой жизни: сделать что-то... лучше чем не сделать этого.</p> <p style="text-align: justify;">«Но я не во всем хорош!». Что ж, у меня хорошие новости — достаточное время на повторение, и вы сможете быть недурны во всем. Я был самым дерьмовым писателем, когда был подростком. Я стал немного лучше в 25. И пока я отчаянно проваливал свою карьеру, я писал в свободное время восемь лет подряд, по статье в неделю, прежде чем начал получать за это деньги. Мне потребовалось 13 лет, чтобы стать достаточно хорошим писателем и попасть в список бестселлеров New York Times. Мне потребовалось 20 000 часов практики, чтобы отшлифовать мои дерьмовые тексты.</p> <p style="text-align: justify;">Не нравится перспектива тратить все свое время на получение навыков? Что ж, у меня есть хорошие новости и плохие новости. Хорошие — подобная самоотверженная практика поможет вам выйти из своей скорлупы — я пережил годы скучной офисной работы, потому что я знал, что я получаю уникальные навыки на стороне. Люди бросают дело на полпути, потому что результаты видны не сразу, потому что они не могут представить себе, что процесс — это и есть результат.</p> <p style="text-align: justify;">Плохие новости — у вас нет выбора. Если вы хотите работать здесь, выполняйте план.</p> <p style="text-align: justify;">По моему неэкспертному мнению, вы ненавидите себя не из-за низкого уровня самоуважения, не потому что люди к вам жестоки. Вы ненавидите себя, потому что вы ничего не делаете. Даже вы не можете «любить себя таким, какой вы есть» — вот почему вы несчастны и шлете мне приватные сообщения, спрашивая, что вы должны сделать со своей жизнью.</p> <p style="text-align: justify;">Решите задачку: Сколько времени вы тратите на потребительские штуки, сделанные другими людьми (телек, музыка, видеоигры, сайты), вместо того, чтобы делать что-то свое? Только это добавляет ценности вашему существованию.</p> <p style="text-align: justify;">И если вам не нравится слышать это, если вы соответствуете фразе «Важно только то, что внутри вас», которую услышали в детстве, то я могу сказать вам одно...</p> <h3>№ 2. То, что внутри вас, важно, только если оно заставляет вас что-то делать</h3> <p style="text-align: justify;"><a href="http://www.adme.ru/articles/6-zhestokih-istin-kotorye-sdelayut-vas-luchshe-467305/467305-6240005/" style="margin-left:auto; margin-right:auto; text-align:center; " class="article-integrated-image-anchor"><span class="article-pic js-article-image"><img src="http://files.adme.ru/files/news/part_46/467305/5.jpg" class="unBorderedImage" height="203" width="610"></span></a></p> <p style="text-align: justify;">Поскольку я в этом бизнесе, я знаю кучу честолюбивых авторов. Они думают о себе, что они писатели, они представляются так на вечеринках, они осознают это глубоко внутри себя, у них писательские сердца. Единственное, что они упускают — где в действительности их чертовы произведения.</p> <p style="text-align: justify;">Но на самом деле имеет ли это значение? Написанное — все, что важно, для определения того, кто является писателем, а кто нет?</p> <p style="text-align: justify;">Ради Господней любви, да.</p> <p style="text-align: justify;">Это общий прием защиты от всего, о чем я говорил выше и давно, и от любого голоса критики в вашей жизни. Это та штука, которую говорит нам наше эго, чтобы уберечь нас от тяжелой работы над собой: «Я знаю, что внутри я хороший человек». Может быть также сформулировано как «Я знаю, кто я есть» и «Я просто должен быть собой».</p> <p style="text-align: justify;">Не поймите меня неправильно; вы внутри — всё. Парень, который построил дом для своей семьи с нуля и из подручных материалов, сделал это потому что он такой внутри. Любой плохой поступок, который вы совершили, начался с плохого импульса, какая-то мысль рикошетила внутри вашего черепа до тех пор, пока вы не были вынуждены это сделать. И любой хороший поступок делается по тому же принципу. «Кто вы внутри» — это метафорический навоз, на котором растут ваши фрукты.</p> <p style="text-align: justify;">И вот, что каждый должен знать. И то, что многие из вас не могут принять:</p> <p style="text-align: justify;">«Вы — это фрукт и ничего больше».</p> <p style="text-align: justify;">Никого не волнует ваш навоз. «Кто вы внутри» не имеет никакого значения в отрыве от того, что вы производите для других людей.</p> <p style="text-align: justify;">Внутри вы имеете огромное сострадание к бедным. Отлично. Результатом этого сострадания стали какие-нибудь действия по этому поводу? Слышите ли вы о какой-нибудь ужасной трагедии и говорите при этом «О, бедные дети. Передайте им, что я думаю о них»? Идите нахрен, если это так — выясните, что им нужно, и помогите. Сто миллионов человек посмотрело видео Kony, виртуально все они думали о тех бедных африканских детях. Но что сделало это общество из этих мыслей? Чертово дерьмо. Дети умирают каждый день из-за того, что миллионы нас говорят себе, что переживать — это так же хорошо, как и делать. Это внутренний механизм, контролируемый ленивой частью нашего мозга, оберегающей нас от реальных действий.</p> <p style="text-align: justify;">Сколько из вас сейчас ходит кругами и твердит «Она/он непременно полюбил бы меня, если бы только знала/знал, какой я интересный человек!» Правда? А как все эти ваши интересные мысли и идеи могли бы самостоятельно передать себя миру? Или они должны стать причиной действий? Если бы девушка или парень вашей мечты снимали бы вас скрытой камерой на протяжении месяца, были бы они впечатлены потом увиденным? Помните, они не читают мыслей, они могут только видеть. Захотели бы они стать частью вашей жизни?</p> <p style="text-align: justify;">Все, о чем я прошу вас, это применять к себе те же стандарты, которые вы применяете к другим. У вас наверняка есть раздражающий друг-христианин, вся помощь которого сводится к «я помолюсь за них». Это не сводит вас с ума? Я не комментирую сейчас, работают молитвы или нет, но это не меняет факта, что этот человек выбрал тот вид помощи, который не требует от него отрывать задницу от дивана. Такие люди воздерживаются от любого зла, их помыслы чисты, их внутренний навоз чист настолько, насколько это возможно, но какие фрукты на нем вырастут? И они должны понимать это лучше, чем кто бы то ни было — я украл фруктовую метафору из Библии. Иисус повторял что-то вроде «дерево судят по его плодам» снова, и снова, и снова. Иисус никогда не говорил «Если вы хотите здесь работать, выполняйте план». Нет, он говорил «Каждое дерево, не дающее хороших плодов, следует срубить и бросить в огонь» (Евангелие от Матфея).</p> <p style="text-align: justify;">Люди нехорошо реагируют, когда им говорят такие вещи. Как и менеджеры из фильма нехорошо реагировали на слова Алека Болдуина о том, что им следует наконец отрастить яйца или сменить работу на чистильщиков обуви. Что и приводит нас к финальному пункту...</p> <h3 style="text-align: center;">№ 1. Все внутри вас будет бороться с развитием</h3> <p style="text-align: justify;"><a href="http://www.adme.ru/articles/6-zhestokih-istin-kotorye-sdelayut-vas-luchshe-467305/467305-6240105/" style="margin-left:auto; margin-right:auto; text-align:center; " class="article-integrated-image-anchor"><span class="article-pic js-article-image"><img src="http://files.adme.ru/files/news/part_46/467305/6.jpg" class="unBorderedImage" height="203" width="610"></span></a></p> <p style="text-align: justify;">Человеческий разум — это чудо, и вы никогда не увидите его работу лучше, чем в тот момент, когда он сражается против очевидных свидетельств о необходимости перемен. Ваша психика оборудована механизмами защиты, разработанными для отстрела всего, что может сдвинуть с места какие-то вещи внутри вас — спросите любого наркомана.</p> <p style="text-align: justify;">Даже сейчас некоторые из вас читают это и чувствуют, как мозг автоматически бомбардирует прочитанное и требует не принимать это. По своему опыту могу сказать, что бомбардировки могут проходить в форме:</p> <p style="text-align: justify;">— Намеренное понимание любой критики как оскорбления</p> <p style="text-align: justify;">«Кто он, чтобы называть меня ленивым и бесполезным! Хороший человек не стал бы так со мной разговаривать! Он написал все это просто, чтобы почувствовать свое превосходство надо мной, чтобы я дерьмово чувствовал себя! И я это так не оставлю, я сравняю счет!»</p> <p style="text-align: justify;">— Сосредоточение на том, кто говорит, а не на том, что говорят</p> <p style="text-align: justify;">«Кто ОН такой, чтобы говорить МНЕ, как мне жить! Ой, посмотрите на него, какой он большой и сильный! А на самом деле очередной дебильный графоман из сети! Пойду и накопаю на него что-нибудь, что убедит меня в том, что он тупой! Такой претенциозный, что меня тошнит! Я видел его старое рэп-видео на YouTube, и его рифмы — отстой!»</p> <p style="text-align: justify;">— Сосредоточение на тоне сообщения, а не на его содержании</p> <p style="text-align: justify;">«Я перерою все, пока не найду шутку, которая звучит оскорбительно, будучи выдернутой из контекста, а затем буду говорить и думать только о ней! Я слышал, что одно оскорбительное слово может похоронить целую книгу!»</p> <p style="text-align: justify;">— Редактирование своей собственной истории</p> <p style="text-align: justify;">«Все не так уж плохо! Я знаю, что я пытался покончить жизнь самоубийством в прошлом месяце, но теперь мне уже лучше! Вполне вероятно, что если я продолжу в том же духе, все в конце концов сработает само! Я возьму большую паузу, и продолжу проявлять интерес к той девушке, так что в итоге она сама придет!»</p> <p style="text-align: justify;">— Уверенность, что любое изменение себя — это предательство настоящего себя</p> <p style="text-align: justify;">«Ага, то есть я должен забросить все свои комиксы и вместо этого пахать по 6 часов в день в спортзале? И пользоваться автозагаром как все эти придурки из телешоу? Потому что это единственная альтернатива».</p> <p style="text-align: justify;">И так далее. <strong>Помните, страдания — это удобно. Вот почему многие люди предпочитают именно их. Счастье требует усилий.</strong></p> <p style="text-align: justify;">И смелости. Невероятно удобно знать, что если ты ничего не создашь в этой жизни, то никто не сможет напасть на то, что ты создал.</p> <p style="text-align: justify;">Насколько проще просто сидеть на заднице и критиковать то, что создают остальные. Кино глупое. Вот эта парочка детей плохо воспитана. Отношения этой пары погрязли в путанице. Этот богач мелкий как человек. Тот ресторан — отстой. Этот интернет-писатель — кретин. Я лучше оставлю под его работой комментарий, в котором потребую от сайта, чтобы его уволили. Видите, я что-то создал.</p> <p style="text-align: justify;">А, подождите, я забыл об этом упомянуть? Да, все, что бы вы ни пытались построить или создать — будь то стихотворение, новый навык, новые отношения — вы немедленно обнаружите себя окруженными «не-создателями», ругающими то, что вы сделали. Может быть за вашей спиной, но они будут это делать. Ваши пьяные друзья будут против вашей трезвости. Ваши толстые друзья не захотят, чтобы вы начали новый фитнес-режим. Ваши безработные друзья не захотят видеть ваше погружение в карьеру.</p> <p style="text-align: justify;">Помните, они просто выражают свои собственные страхи, с тех пор как обсирание работы других людей стало еще одним оправданием для ничегонеделания. «Почему я должен создавать что-то, если то, что создают другие, отстой? Я бы уже написал роман, но я собираюсь подождать чего-то хорошего, я не хочу писать очередные „Сумерки“! И покуда он ничего не производит, он совершенен и далек от укоров. И даже если он сделает что-нибудь, он убедится, что сделал это с отдельной иронией. Он сделает это умышленно плохо, чтобы всем было ясно, что это не настоящая попытка. Что настоящая попытка будет невероятной. Не как то дерьмо, которое вы делаете.</p> <p style="text-align: justify;">Все комментарии сводятся к одному: „Перестаньте творить. Это отличается от того, что сделал бы я, а внимание, которое вы получаете, заставляет меня переживать за себя“.</p> <p style="text-align: justify;">Не будьте таким человеком. Если вы такой человек, не будьте им больше. Это то, из-за чего люди вас ненавидят. Это то, из-за чего вы ненавидите себя.</p> <p style="text-align: justify;">Так что насчет такого: один год. Конец 2013 года — наш дедлайн. Или год с того момента, когда бы вы это ни прочитали. Пока другие люди говорят „В этом году я сброшу 15 килограмм“, я предлагаю дать обещание сделать гребаное „что-нибудь“ — добавить любой навык, любое улучшение вашего человеческого инструментария. И делать это достаточно хорошо, чтобы произвести впечатление на людей. Не спрашивайте меня, что именно — черт, выберите что-нибудь рандомное из того, что вы не знаете. Запишитесь на карате, на бальные танцы, на гончарное мастерство. Выучитесь печь. Постройте скворечник. Научитесь делать массаж. Изучите язык программирования. Снимите порно. Станьте супергероем и боритесь с преступностью. Начните видеоблог на YouTube. </p> <p style="text-align: justify;">Ключевой момент тут, что я не хочу, чтобы вы сосредотачивались на чем-то глобальном, что вы хотите, чтобы с вами случилось (Я заработаю кучу денег...»). Я хочу, чтобы вы сконцентрировались на том, чтобы дать себе навык, который сделает вас еще более интересным и ценным для других людей.</p> <p style="text-align: justify;">«У меня нет денег, чтобы заплатить за кулинарные курсы». Тогда погуглите «Как готовить». Черт подери, вы обязаны убить все эти отмазки. Или они убьют вас.</p> Вам нечего терять, а мир нуждается в вас.<br> <br> <br> Источник: <a href="http://www.cracked.com/blog/6-harsh-truths-that-will-make-you-better-person/">Cracked.com</a><br> <br> Wed, 26 Feb 2014 23:55:40 GMT http://democratia2.ru/group/f858a616-0655-4645-8947-85c747cdcf07/content Нашел в ФБ такое.... Автора не запомнил, но текст классный. http://democratia2.ru/group/4ef10c05-6d06-4553-9269-4095054b4e43/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>Суть философии<br> («Science-Other»)<br> <br> Если в первом акте пьесы на стене висит ружьё, то в последнем акте оно непременно должно выстрелить. © А.П.Чехов<br> <br> Если у Платона на стене висит ружьё, то это искажённая копия идеи ружейности.<br> <br> Если у Аристотеля на стене висит ружьё, то есть целых четыре причины, почему это ружьё – это ружьё.<br> <br> Если у Секста Эмпирика на стене висит ружьё, то мы должны воздержаться от суждения об этом ружье и впасть в атараксию.<br> <br> Если у Схоласта на стене висит ружьё, то мы знаем, что это именно ружьё потому, что так сказал Аристотель.<br> <br> Если у Фомы Аквинского на стене висит ружьё, то это ещё одно доказательство бытия Божия.<br> <br> Если у Рене Декарта на стене висит ружьё, то это вызывает большие сомнения и нуждается в доказательстве. Итак, начнём с себя...<br> <br> Если у Джона Локка на стене висит ружьё, то мы знаем, что это ружьё исключительно исходя из предыдущего опыта, а своего ружья выдумать не можем.<br> <br> Если у Томаса Гоббса на стене висит ружьё, то его отдадут суверену, чтобы он остановил «войну всех против всех».<br> <br> Если у Джорджа Беркли на стене висит ружьё, то его нет, как и стены, а Бог есть, вот он образы эти и посылает.<br> <br> Если у Иммануила Канта на стене висит ружьё, то мы не видим самого ружья, мы видим только явление, а само ружьё для нас непостижимо.<br> <br> Если у Георга Гегеля на стене висит ружьё и не вписывается в его систему, тем хуже для ружья.<br> <br> Если у Карла Маркса на стене висит ружьё, то это средство производства, с его помощью класс буржуа эксплуатирует рабочий класс.<br> <br> Если у Фридриха Ницше на стене висит ружьё, то только перекинув его через пропасть, ты сможешь приблизиться к сверхчеловеку.<br> <br> Если у Альберта Эйнштейна на стене висит ружьё, то далеко не факт, что ружьё висит на стене, может стена висит на ружье, всё зависит от того, что мы возьмём за центр координат.<br> <br> Если у Людвига Витгенштейна на стене висит ружьё, то нам сначала нужно уточнить, что мы подразумеваем под словами «висеть», «стена» и «ружьё».<br> <br> Если у Жиля Делёза на стене висит ружьё, то это один из клубней ризомы машины войны.<br> <br> Если у Славоя Жижека на стене висит ружьё, то сам акт висения ружья символизирует то, что патриархальная власть глубоко беспомощна в своей основе и близится к импотенции, а указание марки производителя на ружье символизирует кризис капитализма.<span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend83080"> </span> Wed, 26 Feb 2014 22:57:01 GMT http://democratia2.ru/group/4ef10c05-6d06-4553-9269-4095054b4e43/content Холодкой Сергей 60 простых советов для улучшения работы мозга http://democratia2.ru/group/c779d1f1-7adc-4e44-9d3c-a221d8833967/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>60 простых советов для улучшения<br> работы мозга<br> 1. Решайте загадки и головоломки.<br> 2. Развивайте амбидекстрию.<br> Используйте свою неведущую руку,<span class="text_exposed_show"><br> чтобы чистить зубы, расчесываться или<br> использовать мышь, сидя за<br> компьютером. Пробуйте писать обеими<br> руками одновременно. Поменяйте<br> местами нож и вилку, когда<br> пользуетесь ими.<br> 3. Обращайте внимание на<br> неопределенность и двусмысленность.<br> Научитесь любить парадоксы и<br> оптические иллюзии.<br> 4. Заблокируйте на время одно или<br> несколько чувств. Ешьте с завязанными<br> глазами, заткните уши во время<br> выполнения обычных дел, примите душ<br> с закрытыми глазами.<br> 5. Находите связь между несвязанными<br> на первый взгляд темами.<br> 6. Научитесь использовать различные<br> раскладки клавиатуры.<br> 7. Находите новые способы<br> использования обычных предметов.<br> Например, сколько разных способов<br> применения обычного гвоздя вы<br> сможете придумать?<br> 8. Опровергайте свои предположения.<br> 9. Развивайте творческое мышление.<br> 10. Всегда выходите за рамки первого<br> «правильного» ответа, приходящего на<br> ум.<br> 11. Транспонируйте реальность. Всегда<br> спрашивайте себя: «А что если?..»<br> 12. Переверните картинку на рабочем<br> столе компьютера вверх ногами.<br> 13. Учитесь логике. Решайте логические<br> задачи.<br> 14. Хорошо ознакомьтесь с каким-<br> нибудь научным методом.<br> 15. Рисуйте. Что угодно. Вам не нужно<br> быть художником для этого.<br> 16. Научитесь жонглировать.<br> 17. Занимайтесь спортом.<br> 18. Соблюдайте осанку.<br> 19. Пейте много воды.<br> 20. Пользуйтесь палочками для еды.<br> 21. Дышите глубоко.<br> 22. Слушайте классическую музыку.<br> 23. Избавьтесь от прокрастинации.<br> 24. Смените стиль одежды. Ходите<br> босиком.<br> 25. Упростите свою жизнь.<br> 26. Играйте в шахматы или другие<br> настольные игры.<br> 27. Развивайте чувство юмора.<br> Придумывайте свои шутки.<br> 28. Развивайте наблюдательность.<br> Например, обращайте внимание на<br> красный цвет в течение дня или<br> находите автомобили определенной<br> марки в общем потоке. Придумайте<br> тему и сосредоточьтесь на ней.<br> 29. Ведите дневник.<br> 30. Учите иностранный язык.<br> 31. Ужинайте в разных кафе и<br> ресторанах. Отдавайте предпочтение<br> этническим местам.<br> 32. Учитесь программировать на<br> компьютере.<br> 33. Произносите длинные слова<br> наоборот.<br> 34. Смените окружающую среду.<br> Измените расположение мебели дома.<br> 35. Пишите. Напишите рассказ,<br> стихотворение или заведите блог.<br> 36. Учите язык жестов.<br> 37. Учитесь играть на музыкальном<br> инструменте.<br> 38. Учитесь скорочтению.<br> 39. Пробуйте мысленно оценивать<br> течение времени.<br> 40. Выполняйте арифметические<br> расчеты в уме.<br> 41. Запоминайте имена людей.<br> 42. Медитируйте.<br> 43. Не смотрите телевизор.<br> 44. Меняйте скорость выполнения<br> привычных дел. Попробуйте делать что-<br> нибудь очень медленно или очень<br> быстро.<br> 45. Занимайтесь только одним делом<br> одновременно.<br> 46. Избегайте когнитивных<br> предубеждений.<br> 47. Поставьте себя на чужое место.<br> Представьте, как другие люди решали<br> бы ваши проблемы.<br> 48. Найдите время для уединения и<br> отдыха.<br> 49. Примите обязательство постоянно<br> учиться чему-то новому.<br> 50. Совершите путешествие за границу.<br> Узнайте о различных стилях жизни.<br> 51. Знакомьтесь с работами<br> признанных гениев.<br> 52. Общайтесь с теми, кто вам близок<br> по интересам.<br> 53. Конкурируйте с кем-нибудь.<br> 54. Не окружайте себя одними<br> единомышленниками. Выслушивайте<br> людей, которые не согласны с вами.<br> 55. Устраивайте мозговой штурм.<br> 56. Коллекционируйте умные цитаты.<br> 57. Читайте классику.<br> 58. Развивайте самосознание.<br> 59. Говорите вслух о своих проблемах.<br> 60. Опишите какой-нибудь случай из<br> своей жизни в мельчайших<br> подробностях.<span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend29447"> </span></span> Wed, 26 Feb 2014 21:08:35 GMT http://democratia2.ru/group/c779d1f1-7adc-4e44-9d3c-a221d8833967/content Данилов В. Анархия в "желтом доме". http://democratia2.ru/group/0247e732-7e3d-490b-8485-a077607984f7/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p> 20 февраля в Институте философии РАН состоялся круглый стол «Анархизм: история и современность». В научном мероприятии приняли участие Вадим Дамье, Петр Рябов и другие ученые, увлеченные предметом, как в исследовательском, так и в активистском плане. Несмотря на то, что, по мнению собравшихся, тема анархизма – довольно актуальна в современном мире, обсуждение в большей степени носило историко-философский характер.</p> <p>Может показаться необычным, но живой интерес к учениям Прудона, Штирнера, Бакунина и Кропоткина разделяют отнюдь не только поджарые, коротко стриженные молодые люди, одетые по британской моде. Более того, по мнению Петра Рябова, одного из участников круглого стола в ИФ РАН, проблема отчасти и состоит в том, что анархисты слабо представляют себе концептуальную подкладку собственной деятельности. Впрочем, верно и обратное: современные философы крайне мало знают тех, кто называет себя анархистом сегодня. Так или иначе, недавний герой российских медиа «доцент Дмитриев» отнюдь не единственный академический ученый, испытывающий симпатии к такому радикальному течению политической философии как анархизм. Шутка ли, семинар в Институте философии продолжался более трех часов, а сколько длились дискуссии в кулуарах – известно одним их участникам. </p> <p> Открыл заседание ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, профессор НИУ ВШЭ Вадим Дамье, наиболее именитый анархистски-ориентированный интеллектуал из присутствующих. Дамье сразу заметил, что анархизм примерно так же широк, как государственничество, а потому говорить об анархизме «вообще» – довольно рискованное предприятие. Кроме того, известная трудность состоит в том, что язык обычных людей плохо приспособлен для выражения понятий анархистов. Тем не менее, ученый попробовал сказать какие-то вводные слова, разбив свое выступление на два тематических блока, первый из которых был об отношении анархизма к демократии, а второй – об анархизме как ответе на вызовы современности.</p> <p> Приступая к первой теме, ученый отметил, что рядовой гражданин, как правило, слышал о том, что анархисты – против представительной демократии, и, стало быть, выступают за демократию прямую. Между тем, одним из итогов духовной эволюции того же Михаила Бакунина стало отрицание не только «представительной», но и «прямой» демократии. Как-никак, слово «демократия» имеет в своем составе все тот же корень «власть», а значит что-то не так с этой формой политического устройства. Тем не менее, поначалу Бакунин действительно думал не более чем об изменении системы принятия решений за счет перераспределения полномочий между низовыми группами и централизованным аппаратом государства. Ведь коль скоро парламент и президент избраны демократическим путем, в течение срока своих полномочий они могут в известной степени вовсе не оглядываться на волю большинства. В качестве примера Дамье привел протесты против развития атомной энергетики в Германии – тогда протестующим в буквальном смысле было объявлено о том, что «улица не избиралась в органы власти». Так вот, Бакунин всего-то хотел сделать так, чтобы в подобных вопросах решение было не за «представителем», получившим карт-бланш на годы вперед, а именно за «улицей». Впрочем, опыт дискуссий в Первом Интернационале побудил теоретика перейти на более радикальные позиции: классическая теория Бакунина отменяет любые формы внешнего принуждения по отношению к самоуправляющимся общинам.</p> <p> В чем же проблема с «прямой демократией»? Здесь, в соответствии с взглядом Дамье, Бакунин выходит за рамки антигосударственнической аргументации, обращая внимание на существование власти до и помимо любых законов, институций и титулов. Просто одни люди влиятельнее других – по разным причинам. Это еще называют «социальным неравенством». Тот факт, что формально равные друг перед другом участники референдумов на деле непременно стали бы друг другом манипулировать, пуская в ход ресурсы ума, красноречия, личной харизмы, в глазах Бакунина лишал всякого смысла подобные процедуры народного волеизъявления. Какая уж тут политика, если даже категорический императив Канта вопреки популярному мнению, всего-то, призывает нас не сводить других к средству целиком? Мы все друг для друга средства, в каком-то смысле. И наша способность быть средством – для кого-то отличное средство продавить на референдуме антидемократические решения.</p> <p> Взамен всех этих сомнительных форм общественного устройства, классик, как известно, выдвигает идею «самоуправления», в соответствии с которой любая группа может самостоятельно решать любые вопросы своей внутренней жизни. Если же в деле несколько групп – должен работать принцип солидарности или, выражаясь словами князя Кропоткина, кооперации.</p> <p> В чем же состоит ответ анархизма на вызовы современности? Дамье сразу сослался на те события, которые на наших глазах разворачиваются в Боснии. Оговорившись, что достоверной, да и просто минимально содержательной информации о беспорядках в СМИ очень мало, он, тем не менее, поделился своими наблюдениями: подлинным субъектом радикальных политических действий все чаще выступают стихийные, безлидерные структуры. Трудно не согласиться с Дамье: во всем мире оппозиционно настроенная молодежь объединяется в аффинити-группы, принимает решения на ассамблеях и вообще всеми силами практикует спонтанность, стихийность и антииерархичность. Если верить Дамье, анархизм - также неплохое лекарство от коррупции. С исчезновением дистанции между людьми и властями ей просто не останется места. Плюсы анархизма очевидны экологам: никто не заставит локальные сообщества мириться с вредными производствами у себя под носом. Да и экономика в условиях анархии тоже вздохнет с облегчением. Исследователь не стал вдаваться в дебри, разбирая вопрос о том, почему в современном мире не работают ни либерализм, ни кейнсианство. Он просто отметил, что все экономики, с которыми человечество имело дело до сих пор, не были «согласованными». Ни рынок, ни план не спрашивали у потребителя, что именно ему нужно. Отсюда, с одной стороны, издержки, а с другой – лавина бесполезных товаров. В анархическом обществе планирование велось бы «от потребителя»: собрались и вместе подготовили для промышленности заказ. Поэтапная состыковка интересов потребителей и производителей явно выигрывает на фоне иррациональных машин рынка и плана.</p> <p> Завершая свое выступление, левый интеллектуал подчеркнул, что анархизм опирается на идею индивидуальной личности и отрицает реальность целого. Иначе говоря, в вопросе об универсалиях анархисты солидаризируются с Маргарет Тэтчер, отлившей в граните свой взгляд на онтологический статус общества. Впрочем, индивидуальность анархистской доктрины мало напоминает тех «мужчин» и «женщин», которые голосуют за неолибералов. Для анархистов человек – добрый, разумный и общительный.</p> <p> Доцент Московского педагогического государственного университета Петр Рябов сразу обозначил широкую перспективу. Анархизм бывает разный, местами – совсем разный: богоборческий и религиозный, экзистенциалистский и позитивистский, либертарный и либертарианский. Его методы: от просвещения до террора. Его форма организации: от близких к большевикам махновцев до анархо-хаотов. Рябов согласен с оценкой Бердяева, согласно которой анархизм коренится в русской культуре в качестве подспудного ответа на гипертрофированную мощь государства. По Рябову, актуальность анархизма – в последовательной критике всех форм отчуждения.</p> <p> Ученый зафиксировал в современных философских концепциях множество идей, созвучных анархистскому взгляду на мир. Например, синергетика – это прямое воплощение тезиса «Анархия – мать порядка». А тот же Фейерабенд прямо называет свой подход к методологии науки анархистским. Или Фуко с его критикой дисциплинарной власти. Не говоря уже о различных вариантах экзистенциализма и так называемой онтологии свободы. Короче говоря, философы могут довольно много рассказать нам об анархизме сегодня. Рябов со своей стороны попытался выделить то общее, что стоит за многообразием школ, теорий, эпох.</p> <p> Исследователь отметил, что для анархиста чрезвычайно важна такая ценность как свобода. Однако речь идет о довольно специфическом понимании свободы, по существу не совместимом ни с марксистской диалектикой, ни с либеральным позитивизмом. Для анархизма свобода – это спонтанность и неопределенность. Вовсе не «необходимость», пусть и осознанная, а – возможность, шанс, вызов. Свобода неотделима от равенства, ведь свобода без равенства – привилегия, а равенство без свободы – барак. Человек же по отношению к обществу – ни клетка, ни атом, а самое социальное из существ. Для анархизма свобода – цель, средство и путь, то есть одновременно и горизонт и практика в форме либертарной культуры. И еще одну вещь нельзя упускать из виду – диалог. Здесь Рябов напомнил, что Мартин Бубер – тоже был анархистом.</p> <p> У доцента Московского государственного университета природообустройства Дмитрия Рублева были неприятные новости для коллег: власть – это не только государство. Рублев не исключил, что анархисты вполне моги бы установить диктатуру. В этой связи он упомянул книгу «Гильотина за работой». Ведь если разобраться, Нечаев тоже отрицал государство (а вот казарму – уважал). Рублев напомнил и о том, что в 1918 году анархисты, занявшие ключевые посты в административном аппарате нескольких уездов Тверской губернии, проводили политику, мало отличимую от «военного коммунизма». Таким образом, от лица анархистов запросто может начать говорить тоталитарный режим.</p> <p> В своем докладе Рублев, среди прочего, дал краткий очерк анархистской критики интеллигенции. Подозрения в адрес образованного класса в определенной мере были связаны с влиянием народничества, полагавшего интеллектуальное творчество – привилегированным трудом. Все то, что интеллектуал видит принадлежащим себе по праву – оплачивается трудом фабричных рабочих. Революционную интеллигенцию марксистских взглядов анархисты подозревали в стремлении к господству за счет конвертации культурного капитала в политическую власть. Интеллигенты вполне могли занять место экспертократической элиты нового общества. На фоне таких воззрений очень выделяется взгляд на социальную природу интеллигенции, изложенный в неизданной работе Алексея Борового «Класс, партия и интеллектуальный пролетариат». Как следует из названия, Боровой подводит жирную черту под разговорами об эксплуататорской природе интеллектуалов, убедительно показывая, что их место в капиталистическом устройстве общества – то же, что у рабочих. Школа, лаборатория, редакция – та же фабрика.</p> <p> Доклад Андрея Федорова был посвящен идейной платформе испанских анархистов. Федоров посетовал на то, что по теме пишут лишь присутствующий в зале Вадим Дамье и заявленный в качестве участника, но не пришедший Александр Шубин. Однако специфика научных интересов этих исследователей оставляет за бортом достаточно широкий пласт дискуссий 30-х годов. Так, небезынтересно, что испанские анархисты интересовались направлением мысли, которое в то время называли евгеникой. Оно не имело отношения к расистским идеям селекции человеческой породы, а скорее касалось сферы планирования семьи. Проблематика абортов и контрацепции в дискуссиях тех лет своеобразно преломлялась через призму интеллектуальной моды на неомальтузианство.</p> <p> Между тем, известная страшилка об анархистской милиции, расстреливавшей гомосексуалов, как оказалась, была злонамеренно вброшена франкистской пропагандой. Реальные дискуссии по этой теме в содержательном отношении были вполне прогрессивными для своего времени. Если речь и шла об «извращении», то это было не более чем данью языку психоанализа, где применяется данная терминология. В частности отмечалось, что гомосексуальность сродни клептомании – нельзя ведь осуждать человека за то, над чем он не властен.</p> <p> Вопросы гомосексуальности, свободной любви или, к примеру, «революционного натюризма» раскалывали анархистское сообщество не по признаку отношения к самому явлению, а скорее по взгляду на уместность данных вопросов в качестве пунктов публичной повестки дня. При всей широте своих взглядов, большинство участников движения не считали сексуальность вопросом политической позиции. Собственно, в этом, как видится, и состоит ключевое различие эпох. Сегодня вряд ли можно быть анархистом и отличать сексуальность от политики. Впрочем, этот вопрос остался уже за рамками круглого стола.</p> Mon, 24 Feb 2014 17:36:40 GMT http://democratia2.ru/group/0247e732-7e3d-490b-8485-a077607984f7/content А вот как-то так... http://democratia2.ru/group/8712100f-f8ee-43ca-91dc-f93d85e30ede/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><span class="null"><a rel="nofollow" href="http://tass-analytics.com/opinions/1639" class="_553k">http://tass-analytics.com/opinions/1639</a><br> <br> </span><div class="post__desc"><h1>Сегодня быть анархистом попросту невозможно</h1> <p><strong>Чем сегодня привлекательны идеи анархизма?</strong></p> <p> Отрицанием социальной иерархии...</p> <p><strong>На каких интеллектуалов сегодня ориентируются анархисты?</strong></p> <p> Анархисты ориентируются на очень разных теоретиков. Я - на Такиса Фотопулоса и Касториадиса.</p> <p><strong>Какова сегодня международная анархистсткая повестка?</strong></p> <p> Повестка, вкратце, такова: анархи всех стран, кончайте тусню, идите в гражданские движения!</p> <p><strong>То есть, анархисты должны перестать заботиться о чистоте рядов и превратиться в анархо-феминистов, анархо-либертарианцев, анархо-коммунистов и участвовать в политике, в т.ч. электоральной?</strong></p> <p> Чистота рядов в анархизме - это анекдот! Никто о ней и не думает. Анархизм никогда не был "чистым". Это множественность мнений, позиций, людей – вот что изначально ему присуще. В анархизме нет Маркса, мысли не центрируются идеологами.</p> <p><strong>А как же Кропоткин, Бакунин, Кричли и другие теоретики?</strong></p> <p> Вот-вот, теоретики есть, но все они говорили разное и о разном... И это нормально. В анархизме нет идеологического централизма.</p> <p><strong>Тогда такой сакраментальный вопрос: так что же такое анархизм?</strong></p> <p> Анархизм – это протест против подавления человека человеком во всех сферах общественной деятельности, борьба за безвластное общество.</p> <p><strong>И последний вопрос: легко ли сегодня быть анархистом?</strong></p> <p> Невозможно.</p> <span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend37335"> </span></div> <br> Mon, 24 Feb 2014 17:08:40 GMT http://democratia2.ru/group/8712100f-f8ee-43ca-91dc-f93d85e30ede/content Андрей Мовчан Мои обкусанные локти http://democratia2.ru/group/d9974799-f9dc-4058-85ca-4a838703a130/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>Украинские левые катастрофически слабы. То, что сейчас они не имеют никаких возможностей влиять на политические процессы, является неоспоримым фактом. Мне досадно это признавать — возможно, даже больше других. Иногда я просто кусаю локти. <p>Не всё зависело от нас. Факт, что основная причина неудач — глубокая реакция и установление в обществе едва ли не повсеместной правоконсервативной гегемонии. Такая ситуация сложилась не вчера, к этому все шло. На правый консенсус работали все без исключения общественные институты — школа, университеты, реакционная интеллигенция, мейнстримные медиа, спорт, церковь, корпоративная и государственная пропаганда… Козыри сами плыли в похотливые ручки мракобесов всех мастей. И прежде всего к националистам. Я говорю об объективном историческом процессе, где социалистическим взглядам оказалось уготовано место чуть менее, чем никакое.<strong><span id="more-32723"></span></strong></p> <p>Были у левых шансы? Могли мы развернуть процесс в кардинально противоположное русло? Следует признать — нет.</p> <p>Чтобы быть честными перед собой, нам следует признать собственные ошибки. В левом лагере я восемь лет — фактически с того времени, когда здесь начали проявляться первые признаки жизни. Начиная даже не с нуля, а с отрицательной величины, я был свидетелем и непосредственным участником первых шагов леворадикального движения, когда оно добивалось первых, пусть и скромных, успехов.</p> <p>Сейчас, считаю, настал момент, когда нам нужно максимально критически оценить весь предыдущий опыт. Подумать, что мы делали не так, где прогадали, когда ошиблись.</p> <p>Речь пойдёт и о моих собственных недостатках. Ведь за целый ряд политических ошибок я лично несу ответственность.</p> <h1>Дело, которое никому не помогло</h1> <p>В последние годы через левые организации прошли сотни людей. Где они сейчас? Потеряны. Вот почему самой большой своей ошибкой я считаю постоянное избегание теоретической работы с кадрами. Отрицание пропедевтики.</p> <p>Когда к левым впервые за два десятка лет начался массовый приток новичков, мы кайфовали. Имея за спиной опыт закрытых и упоротых сект, мы по-фрейдистски «убивали отца», стараясь быть как можно более непохожими на своих предшественников.</p> <p>«Наконец-то! — думал я. — Вот они — обычные парни и девушки без сектантских заморочек; они пришли к нам, потому что находят в этом свой вполне конкретный интерес. Готовы быть с левыми, даже представления не имея о подробностях классового анализа».</p> <p>Мне казалось, что мы схватили бога за бороду. Как я ошибался!</p> <p>Я надеялся, что включившись в профсоюзную борьбу, неофиты сами возьмутся за книги, самостоятельно подтянут свой теоретический уровень. Люди приходили и исчезали. У них не было идейного стержня, инструментов для объяснения мира, для понимания возможности утопии: у них не было того, чего не дали им мы.</p> <p>Мы цеплялись за каждого новичка. Ухаживали за ними, как на подростковых свиданиях. Боялись спугнуть «кондовыми», как тогда казалось, фразами. Марксистской терминологией. «Чувак, ты попал в правильное место, всё будет круто. Дай пять!» Где здесь политика? Скорее, тусовка.</p> <p>Мы не читали и не советовали никому читать Ленина. Пробовали быть антибольшевиками больше, чем националисты. Мы опозорились. Мы не знали ленинских уроков о том, что горстка умников лучше сотни невежд.</p> <p>Поэтому я и сам призывал держаться за каждого попутчика, насколько бы дремучими ни были бы его взгляды. А сейчас могу уверенно сказать: в определённые моменты организации нуждаются если не в чистке, то, по крайней мере, в сбросе балласта.</p> <p>Мы призвали избегать серьёзных политических споров, хотя в них рождается истина. Именно из-за этого ангажированная идея меньшинства завязла в безыдейном аполитичном болоте симпатизантов.</p> <p>Кто в то время задумывался, что без чёткой коммунистической ангажированности, без идейной гегемонии мы опустимся на самое дно общественных процессов? Кто мог предвидеть, что тысячи «простых» студентов, побывавших на наших акциях, уже через пару лет станут скакать на Майдане, доказывая, что они «не москали»? За такую недальновидность мы будем расплачиваться не один год.</p> <p>Мы молчаливо терпели повсеместное невежество и политическую безграмотность. Прежде всего наши собственные. А господствующая идеология (чудо!) оказалась сильнее, чем тихое активистское болото.</p> <p>Иногда раздавались и критические голоса: «Невежество ещё никому не помогало», — предостерегали опытные товарищи. И в ответ мы только улыбались, отказывался верить их словам. Что стояло за теми критиками, кроме красного словца? А за нами были десятки энергичных активистов. Какими же наивными мы были!</p> <p>Чего мы только не придумывали, чтобы мотивировать своих товарищей к упорной деятельности! Составляли невероятное количество методов оповещения об акциях, пытались привлечь каждого… Эти попытки заканчивались неудачей. Ведь какие бы онлайн- сервисы ты ни поставил на службу левой организации, какую технику ни использовал, все это не будет работать без ключевой вещи — осознанной необходимости.</p> <p>Читая на привокзальных мозаиках заповедь «Учиться, учиться, учиться», я только сейчас понимаю истинный смысл этих слов.</p> <h1>Вера в «экономизм»</h1> <p>Как известно, капитализм — это большая и тёмная задница, которая состоит из многочисленных мелких задниц. Борьба с каждой отдельно взятой задницей затягивает, не давая оглянуться шире, смотреть дальше. Как мы могли этого не учесть?</p> <p>Мы выбрали в качестве тактики синдикализм и с полной самоотдачей кинулись создавать профсоюзы. Я искренне уверовал в то, что профсоюзы — это панацея, волшебный эликсир синдикалистских алхимиков. Но оказалось, что без гегемонии наших идей подобные структуры будут совершенно недееспособны. В конце концов, профсоюзы являются только небольшой частью многогранной политики.</p> <p>Руководствуясь убеждённостью в собственной правоте, мы ввязывались в безнадёжные экономические конфликты на местах. Переходили к изнурительной позиционной войне с чинушами средней руки. Только сейчас приходит понимание, сколько усилий потрачено зря. Какую часть этих экономических конфликтов мы имели возможность политизировать? Минимум. Где мы могли привлечь новые перспективные кадры? Обычно об этом не было и речи.</p> <p>Часто политическая целесообразность заволакивалась наивными буржуазно-гуманистическими чувствами. Мы слишком редко вспоминали, что всем не поможешь, особенно не имея на то достаточно сил, ресурсов, возможностей. Поэтому интенсивную политическую борьбу все чаще заменял рутинный экономизм и ритуальные уличные акции.</p> <p>Такая тактика (хотя о её осуществлении можно поспорить) и неверно расставленные приоритеты не только не приносили спелых плодов побед, но истощали и деморализовали товарищей. В какой-то момент у них начал угасать огонёк политической страсти — а без неё, как утверждал Гегель, нельзя добиться ровным счётом ничего.</p> <p>Революционная тактика, как учит нас Ленин, состоит обратном. В том, чтобы находить слабые места системы. Не биться лбом об стену, а вбивать колья в самые уязвимые места фундамента, его трещины. К сожалению, мы были заняты другими делами.</p> <h1>«Хорошие» проигрывают</h1> <p>«Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения» — ещё одна неусвоенная заповедь Карла Маркса. Получилось так, что в том числе и с моей подачи левое движение впадало в грех лукавства и заигрывания.</p> <p>Простой молодёжи мы представлялись «профсоюзниками», прессе — «общественными активистами», вместо того, чтобы со всей решительностью послать такое жеманство к чертям. Вместо того, чтобы навязать обществу свою повестку, мы подстраивались под его правила, его представления, его лексику. В классической литературе это называется «оппортунизм».</p> <p>Мы пытались понравиться. Быть «хорошими».</p> <p>Из-за этого кусать локти приходится ещё сильнее. Как понравиться мелкому буржуа, который изначально испытывает презрение к любым идеям равенства и общественной собственности? Коммунизм пробуждает в нем полный джентльменский набор реакционных инстинктов.</p> <p>Годы уступок, беспринципных альянсов и филологических заигрываний послужили левому движению хуже, чем уличные столкновения с ультраправыми. Когда надо было проявлять принципиальность и радикализм, мы шли на переговоры, которые ни в коем случае не могли принести нам долгосрочных успехов. Победителем из такого рода возни всегда выходит реакция.</p> <p>Здесь нам есть чему поучиться у правых радикалов. Они ни на минуту не стеснялись своей «самости», годами оттачивали свой радикализм. Без сомнения, на них играли все общественные институты, как уже говорилось выше.</p> <p>Не раз ультраправые проверяли общественный консенсус на прочность. Устроят они террор против «коммуняк» — люди его проглатывают. Выкинут «зигу» на стадионе — пусть кто-то попытается что-то сказать против «патриотов». Когда они объявляют «смерть врагам» — пусть остальные доказывают, зачем «врагов нации» нужно щадить.</p> <p>Я не призываю к безрассудству и сектантству худшего пошиба. Речь идет скорее о политической открытости, интеллектуальной смелости. Только так можно завоевать авторитет. Только так можно заявить о самостоятельности и сместить точку консенсуса влево от центра.</p> <p>Иначе победят «плохие». «Хорошие» просто станут неинтересны.</p> <h1>60-х не будет</h1> <p>Наши идеалы тоже подложили нам свинью. Молодые украинские леваки едва ли не поклонялись студентам 1968 года. И нас можно понять. В этом мы видели «спасение» от первородного греха Великого Октября, демонизированного правой пропагандой. Инфантильно говорили о самоорганизации, либертарной педагогике, символическом насилии…</p> <p>До глубинки мира под названием Украина глобальные тренды докатываются с опозданием на добрых 50 лет, и когда мы косплеили[<a id="_ftnref1" href="http://scepsis.net/library/id_3549.html#a1">1</a>] бунт «благословенных 60-х», весь прогрессивный мир над ним уже смеялся.</p> <p>В конце жирных застойных 2000-х мне казалось, что мы всю жизнь будем вынуждены бороться с апатией и равнодушием. Это было время окончательного заката «государства благосостояния», от которого уже в 2013 году камня на камне не осталось. А мы и дальше агитировали людей выходить на протесты «под социальными лозунгами».</p> <p>Примеры? За прошедшие годы проведены десятки акций и кампаний против коммерциализации образования. Мы пугали студентов и их родителей кошельком, мобилизовали хлебом и маслом. Но в то же время проглядели более угрожающую тенденцию — реальную деградацию уровня образования. Первокурсник 2009-го и первокурсник 2014-го — кардинально разные люди. С последним трудно говорить не только о социализме, но и о банальном курсе школьной программы.</p> <p>Через уличные социал-экономические акции левых прошли тысячи студентов. О том, где их сейчас можно увидеть, я уже писал. Для тёмного, политически безграмотного юноши «Слава Украине!» прозвучало в разы убедительнее, чем аргументированная проповедь против неолиберальных реформ. «Слава Украине!».</p> <p>XXI век ещё не наступил — мы до сих пор живём в ХХ. А одной ногой отступили назад, в XIX. Более того, стремительно несёмся в направлении нового Средневековья.</p> <p>Как минимум это означает, что 60-х уже не будет никогда. Как призвать трудящихся «ломать мостовую — под ней пляж», если значительная часть украинцев даже на море уже не отдыхает? Карнавала не будет.</p> <p>Зато будет другое. С возвращением духа позапрошлого века к жизни возвращается и эпоха идеологий, антиутопий и утопий. Это время классического империализма, локальных войн, настоящих диктатур, борьбы идей, время радикальных политических партий.</p> <p>Два года назад мы вели себя как слепые котята, не догадываясь о таких суровых перспективах. Большинство не догадывается до сих пор. «Социализм или варварство» — это звучало патетически и издалека, а теперь звучит в прямом эфире. Если мы не учтём этой ошибки, у левых не будет никаких политических перспектив.</p> <h1>Антистратегия</h1> <p>Партия — слово, которое было для большинства моих товарищей страшилкой. Прямым синонимом всего плохого, что есть в политике. А самоидентификация принимала форму «не-партии».</p> <p>«Лучше сродство, чем политический субъект», — считали мы. — «Лучше леволиберальные НГО[<a id="_ftnref2" href="http://scepsis.net/library/id_3549.html#a2">2</a>], чем марание рук о большую политику». Представления о том, что низовая политика всего лишь часть сложного многоуровневого политического процесса, мгновенно отвергались, объявленные ересью.</p> <p>Мы попали в ловушку вульгарной линейной логики. Мол, партия — это власть, партия бюрократизируется, партия перерождается. А значит, даже мысль о ней ведёт чуть ли не к тоталитаризму, или, в облегчённом варианте, к социал-демократии.</p> <p>Сейчас это напоминает мне подростковые страхи на почве с сексуальности. Когда, во-первых, имеются мысли, что в интимную связь следует вступать только по большой и чистой любви. И, во-вторых, что секс непременно приведёт к нежелательной беременности и венерическим болезням. Идя на поводу у этих страхов, одержимые телесной страстью подростки занимаются мастурбацией — безопасной, эскапистской формой удовлетворения. Взрослое отношение к сексу является иным.</p> <p>Таким же образом мы грезили низовой самоорганизацией как универсальным ответом на все вопросы сразу — простым ответом на сложные вопросы. Поэтому политически левые жили от одних протестов к другим. Каждый раз видя в социальных вспышках подтверждение собственной правоты. Когда вспышки неизбежно угасали, мы оставались у разбитого корыта и пробовали искать новые протесты для новых подтверждений и новых разочарований.</p> <p>Стратегически мы даже не задумывались над перспективами двух-трёх-пятилетней дальности. Забавно: в среде, где постоянно говорилось о плановой экономике, до сих пор полностью отсутствует взрослое проектное мышление. Есть протесты — рисуем плакаты, нет — чешем затылок.</p> <p>Красноречивым примером тому является деятельность левых на Майдане. Желание иметь хоть какое-то представительство в поле, совершенно чуждом коммунистическим идеалам. «Я хочу быть со своим народом. И если мой народ ошибается, я буду ошибаться вместе с ним», — сказал один левак, когда только начались первые беспорядки. Это ли не иллюстрация?</p> <p>Может, наконец, перестать бояться концепта партии? Привыкать к словам «стратегия», «план», «политический риск», «партийная дисциплина», «демократический централизм».</p> <p>Пусть это будет радикальная партия — с парламентским амбициями и одновременно принципиально антипарламентская — партия саботажа, партия молодежи. Она нужна.</p> <h1>Не влюбляться в себя</h1> <p>Напоследок я хотел сказать о моей персональной вине перед движением — это грех самолюбия. «Головокружение от успехов», если угодно. Стоило одержать первые победы, и я начал ловить кураж.</p> <p>Когда статьи попадают в яблочко, когда во время выступления мандраж переходит в кураж, ты чувствуешь безграничную и удивительно обманчивую власть над ситуацией. Когда чиновники и капиталисты пили валидол, я переживал небывалый подъем.</p> <p>Победы подкупали. Признаюсь, иногда я просто тащился от собственной крутизны. Бывало, просыпался утром с ощущением, что могу сделать абсолютно все.</p> <p>Для общественности я стал публичным лицом — ещё позавчера никому неизвестный, вчера я раздавал по несколько интервью в день. Меня узнавали на улицах и хлопали по плечу: «Эй, я тебя знаю. Вы делаете правильное дело». Черт, как дёшево стоят эти похлопывания!</p> <p>По словам Маркса, революционер должен слышать, как растёт трава. А я прислушивался к банальным вопросам киевских журналистов. Да что там я, все мы не воспитали в себе классических афинских добродетелей, необходимых политикам и революционерам.</p> <p>Медные трубы не позволяют слышать глубинных процессов, за что в итоге пришлось дорого заплатить. Я искренне верил, что все делается правильно. Когда начались первые кризисы и неудачи, мне казалось, что надо лишь больше настойчивости, и тогда все будет получаться снова. Зачерпывай лопатой побольше и бросай подальше.</p> <p>Как мог я забыть крылатую установку Жижека: «Не влюбляйтесь в себя»? В наших кругах модно было говорить о критическом мышлении, но как же тяжело оказалось критически отнестись к своим собственным действиям.</p> <h1>Навёрстывать время</h1> <p>И все, кто будет пополнять движение, пусть держат в голове мысли об этой опасности.</p> <p>Сейчас нам нужно переосмыслить собственные ошибки и не бояться взять за них ответственность.</p> <p>Впереди ещё долгое время господства реакции. Настоящие прогрессивные перемены начнутся нескоро. Но уже сейчас вместо того, чтобы невротически реагировать на события, нужно тщательно готовиться к следующим годам. По крупицам собирать новых людей. Шаг за шагом понемногу завоёвывать гегемонию. Усердно работать над собой. Развивать революционную теорию. Строить партию. Навёрстывать потерянное время.</p> <p>http://scepsis.net/library/id_3549.html<span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend48155"> </span><br> </p> Sun, 23 Feb 2014 21:52:18 GMT http://democratia2.ru/group/d9974799-f9dc-4058-85ca-4a838703a130/content Йорг Финкенбергер Кое-что о пролетариате. К метафизике класса http://democratia2.ru/group/7081f248-aac6-4e0c-821d-3ddc30de80ae/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><a href="http://dasgrossethier.wordpress.com/2013/05/26/etwas-uber-das-proletariat/">http://dasgrossethier.wordpress.com/2013/05/26/etwas-uber-das-proletariat/</a><br> <br> Прошло примерно полтора столетия с тех пор как был написан тезис, что освобождение рабочего класса может быть лишь делом самого рабочего класса, и прошедшее с тех пор время не особенно помогло сформулировать какой-то ясный комментарий к этому тезису. Следовательно, не стоит ожидать, что сегодня он понимается лучше, чем тогда, или даже хотя бы столь же неверно. <p>1.<br> Мне надоели дебаты о пролетариате, не только потому, что они на протяжение десятилетий остаются теми же, без каких-либо признаков улучшения; или потому, что все, кто мог бы что-то сказать по этому поводу, считают дебаты законченными, а те кто такие дебаты проводит, не могут сказать ничего особенного по теме; или потому, что каждые пару лет тот или иной из возможных и неверных ответов снова вводится в употребление при большой затрате сил и ещё большем влиянии на постоянно и безошибочно впечатлённую публику. Я не выношу эти дебаты, в первую очередь, потому что они всегда и, как кажется, закономерно неверно ведутся, что кажется судьбой всех так называемых «дебатов».</p> <p>Если теория служит товарной формой понятия, то дебаты — это товарообмен, только при этом никто не становится богаче. Но речь не о том; мы, левые, люди непритязательные; речь о том, чтобы при сравнении выглядеть не беднее конкурентов.</p> <p>Сторона А «позитивно ссылается на пролетариат», как говорит о ней сторона Б; что может быть трюком, которого за стороной А лучше никому не повторять. Это напоминает способность засовывать свою голову в свою же задницу. Напротив, сторона А уверяет, что сторона Б «распростилась с пролетариатом», что, в свою очередь, является неожиданным выходом на пенсию, которого никто от стороны Б не ожидал. Если быть знакомым с обеими сторонами или, хотя бы, с их базисом, который всё же на пенсию не вышел и продолжает писать бесплатно, то абсурдность спора заключается в том, кто и с кем спорит.</p> <p>Но впечатление обманчиво, т.к. на самом деле абсурдность заключается в чём-то другом. Присмотримся поближе; мы увидим, что абсурдность заключается не в обеих сторонах, которые, кстати, всегда будут разными, а в самом предмете спора, в «пролетариате», что бы это ни было, и возможно, тогда нас посетит светлая мысль (а может, и две) о спорящих сторонах и о том, почему они занимаются тем, чем занимаются.</p> <p>2.<br> Пролетариат является, как уверяет нас Маркс, классом, который уже является упразднением всех классов, классом, в котором все позитивные принципы этого общества проявляются как своя противоположность: свобода как принуждение, собственность как нищета и т.д. Единственный класс, который мог бы стать классом сознания, единственный класс, который мог бы стать классом отмщения, классом отрицания, партией разрушения. Наши сегодняшние наследники ситуационистов, например, в своё время, которое, кажется, не давало особенных поводов для надежды, обнаружили однажды эти слова в трудах Маркса и понадеялись, что смогут обратить невероятное упрямство этих слов против интегрированной и практикующей академической марксологии и против самих традиционных контрреволюционных левых.</p> <p>Но пролетариат бился в своих битвах и был побеждён; он погиб в Испанской революции и все разговоры ситуационистов о возвращении колонны Дурутти доказывают лишь, что они и сами это знали, даже тогда, когда они ничего не знали. Ведь после Герники был Аушвиц и я на самом деле совершенно не понимаю, как можно считать, что это ничего не меняет.</p> <p>Как раз ситуационисты не могли этого проморгать. Против варварства Первой мировой войны возникли радикальные движения, к главным движениям которых в искусстве относятся дадаизм, а позднее — сюрреализм; от них происходят, при огромном понятийном напряжении, ситуационисты. Но тогда, когда они сами возникли, непосредственно после 1945-го года, тогда не было ничего, что могло бы сравниться с условиями 1918-го года. Берлинский дадаизм составлял революционное крыло движения советов и спартакистов, к которым он позже присоединился; сюрреалисты ещё видели революцию, на службу которой они хотели поставить поэзию. После 1945-го никто ничего подобного не видел. Класс? Революционный, мстящий пролетариат? В Европе не было видно и следа, не говоря уже о Германии! Следовало бы почитать коммюнике немецкой секции, исключённой из Ситуационистского интернационала, т.к. она слышать ничего не хотела о пролетариате: с горечью рассказывала она своим иностранным товарищам, что стачки в этой стране являются чем-то, где дают жареные сосиски и играю духовые оркестры. Сегодня, кстати, это не так: сегодня дают булочки с печеночной колбасой.</p> <p>В 1918-м были революция и дадаизм, в 1945-м ничего подобного, и мы должны поверить революционному авангарду, что он этого не заметил? Но какие выводы он сделал из этого? Как раз никаких. Напротив, он усиленно делал вид, что на дворе всё ещё 1918-й и ещё ничего не произошло, что явно уже произошло. Что-то, что могло бы поставить под вопрос понятия класса.</p> <p>3.<br> Ибо, так объясняют нам последователи Критической теории, пролетариат действительно погиб в своих поражениях; ещё его согласие с Первой мировой войной было предвестием того, что из класса сознания ничего не выйдет, что класс уже был коррумпирован до того, что он получил шанс исторического действия. Т.к., и это часто забывается, в понятии класса всегда было нечто сомнительное. Он, в конечном итоге, является ни чем иным как определением людей как рабочей силы, их предназначением в процессе производства. В этом смысле, в том, что понимается под классом, речь идёт, в первую очередь, о составляющей капитала. И там, где этому определению насильственно и успешно ничего не противопоставляется, оно одерживает победу; и так называемая автономия рабочего класса не приводит ни к чему иному, как к организации цели самого капитала без управленческой прослойки и под собственным управлением. <a href="http://nihilist.li/2013/11/04/koe-chto-o-proletariate-k-metafizike-klassa/#1">(1)</a></p> <p>Подчинение класса общему процессу капиталистических отношений было предопределено, но его осуществление требовало политического действия. И тут даже анти-ленинистские левые весьма склонны считать «народный коллектив» именно той лживой пропагандой нацистов, которой его тогда представляла КПГ, вместо того, чтобы исследовать то, чем он был по реальным последствиям.</p> <p>И эти последствия не ограничиваются лишь Германией. Они патологически изменяют понятие класса по-разному во всех уголках Земли. Что касается отношений между государственной властью и рабочей силой, отношений между соглашением и уничтожением и их идентичности, Германия при Гитлере служит историческим примером, которым может воспользоваться любой режим. Человечество представленное союзниками, либо ООН не сделало после 1945-го года из этого, кроме основания государства Израиль, никаких выводов. Исторический пример неопровержим, что означает, что действенен и будет оставаться действенным. Национал-социализм устроил мир таким образом, что нигде не видно причин тому, почему Аушвиц не мог бы повториться.</p> <p>4.<br> Класс, однако, если бы он был тем, чем нужно, должен был бы быть представителем человечества, которое, расколотое на классы и государства, на данный момент не существует; либо существует лишь в этой раздробленности, подчинённости и разорванности. Если дать ему то предназначение, которое даёт ему Маркс в уже упомянутых словах, оно было бы исторической точкой, в которой было бы вообще мыслимо преодоление рабства и нищеты; но одновременно с этим, и это уже должно запутать, и глубокой деградацией человечества. Ведь в пролетариате не преодолено всё прошедшее рабство, оно сохранено: немыслимо старое рабство половых отношений, власть военной аристократии над крестьянами, которую всё ещё можно найти повсюду в форме клиентелы; даже кастовая система отлично соотносится с жизнью при капитале. Пролетариат есть историческая форма, к которой капитал привёл угнетённое человечество.</p> <p>Пролетариат, в первую очередь, является категорией, в которой ны все собраны. Таким образом, пролетариат, служит предпосылкой освобождения лишь в том смысле, в каком существующая проблема служит предпосылкой своего решения; или, возможно, в том смысле, в каком априорное существование чисел является предпосылкой счёта, когда в самих числах не содержится существования какого-либо определённого способа исчисления. Никому не придёт в голову ссылаться на это в позитивном смысле, как и отказываться от этого факта лишь потому, что необходимые подсчёты никак не хотят выдавать положительный результат.<br> <br> 5.<br> Задержимся, может быть, ещё немного на понятии мстящего класса. Маркс не взял его с потолка, а из конкретного примера, который, возможно, недостаточно известен. Я считаю, что он даёт важный ключ к пониманию того, как мыслил Маркс, и те, кто считает, что у него можно многому научиться, поступили бы разумно, если бы подробно этот пример рассмотрели. Маркс пишет о британском завоевании Индии после восстания 1857-го года.</p> <p>После этого восстания британцы покончили как в владычеством Моголов, так и с опосредованной властью East India Company, и овладели Индией напрямую в форме British Empire of India. Они подвергли страну череде насильственных реформ с чудовищными последствиями для населения; существует прямая связь между подчинением мировому рынку и катастрофическим голодом десятилетия спустя.<a href="http://nihilist.li/2013/11/04/koe-chto-o-proletariate-k-metafizike-klassa/#2">(2)</a> Маркс очень точно воспринимает эти процессы, но он реагирует на них иначе, чем можно было бы подумать.</p> <p>Он далёк от того, чтобы игнорировать ту ужасную нужду, но он также далёк от того, чтобы просто проклясть британский захват. Не потому, что он, как это делали так называемые марксисты-ленинисты, просто приписывает капиталу прогрессивную роль, цивилизующую миссию (это был бы Редьярд Киплинг), но прогрессивная роль просто заключается в том, что капитал, помимо всех своих преступлений, мог бы создать единственного врага, который был бы в состоянии его упразднить, собственно, если бы пролетариат стал мстящим классом. Власти старого индийского общества бессильны перед капиталом, т.е. захват является фактом; у индийского общества нет внутренних сил, которые могли бы противостоять ужасным разрушениям, которые были вызваны вторжением мирового рынка, таким образом, эти разрушения станут фактом. Не было силы, которая могла бы это предотвратить. Тут нет сторон, которые можно было бы принять, процесс бессознателен и насильственен, как природный катаклизм. Пред лицом такой истории остаётся лишь потребовать логичных последствий. Партия, которая была бы в состоянии сделать эти последствия реальными, была бы нашей. Мы видели, существует она или нет.</p> <p>6.<br> Кажется, что изо всех этих размышлений класс постоянно выходит непостижимой химерой. Кажется, что его предназначения исключают друг друга. Прибавим к ним ещё одно.</p> <p>Если бы класс действительно обрёл себя, т.е. действительно сверг бы существующее, что бы он поставил на это место? Если мы примем аналогию с буржуазией, то он должен был бы поставить на место старого общества свой собственный. Но принцип пролетариата является ни чем иным, как, по словам Маркса, принципом старого общества, вот только то, что кажется обществу позитивным, в пролетариате отражается негативно. Пролетариат был бы, таким образом, негативностью, самым принципом буржуазного общества. Усилия, затрачиваемые ради революции, чтобы заменить принцип им же самим, остаются для меня необъяснимыми.</p> <p>Класс должен был бы, прежде всего, упразднить все классы, т.е. себя самого как класс. На этом заканчивается гнилая аналогия с буржуазной революцией, которая всегда была чем-то совершенно другим. Революция пролетариата должны быть революцией против принуждения жить как пролетариат. Его принципом было бы упразднение пролетариата. Как быть в этом диком положении?</p> <p>7.<br> У этого слова есть целый ряд значений, которые, как обычно, друг с другом не смешиваются и друг от друга не отделяются. С одной стороны, это социологическая категория для обозначения одной или нескольких общественных групп, а также псевдо-экономическая категория, указывающая на один из пунктов обще-экономических затрат, а с другой стороны — категория философская, и причём явственно метафизическая. Оба значения никогда не совпадают и, согласно опыту, никогда полностью друг от друга не отделятся.</p> <p>Несколько привычных высказываний функционируют только, когда это слово поочерёдно принимает несколько из этих значений. Пролетариат либо революционен, либо нет, что значит, что класс так, как он есть, собственно, как расходная статья или как собрание отдельных людей неким образом не существует совсем; лишь когда он прекращает просто быть и начинает прекращать быть пролетариатом, он существует ка пролетариат. Я не знаю, как могут сосуществовать упомянутые выше дебаты и столь настораживающие качества весьма гипотетического предмета. Грубо говоря, я не понимаю, как можно вести такие дебаты, либо я предполагаю злой умысел.</p> <p>8.<br> Сегодня, например, существуют, рабочие советы в эль Махалла эль Курба и в других местах, и я опасаюсь, нам придётся снова удерживать людей от того, чтобы у них при этом начинали блестеть глаза. Такие вещи возникают там, где много бастуют, по необходимости, и то, чем они занимаются — столь же хорошо и столько же плохо, насколько хорошо или плохи люди, в эти советы входящие. Являются ли промышленные рабочие поэтому ядром революции? Без них ничего не возможно, но ничего не возможно только с ними. Маркузе однажды сказал, что студенческое движение 60-х годов показало, что промышленные рабочие больше не способны развить универсальное сознание класса. К чему же сегодня можно обратиться как к пролетариату? К тому, что революционно. Касательно того, чем это должно быть, нет какого-либо имманентного масштаба, и как показывают события — невозможно даже предвидеть, кто может быть к этому причислен.</p> <p>Пролетариат столь же разрознен как и человечество; есть хочется ухватиться за слово (а это не более, чем слово), то ему придётся ещё возникнуть, собрать воедино все свои разрозненные аспекты. Бесперспективная молодёжь, угнетённые женщины, эксплуатируемые рабочие и совершенно иные части этого общества, и там, где они узнают себя друг в друге, и где из их отдельных нужд возникнут очертания одной единой нищеты, которую нужно преодолеть в едином действии: вот тогда возникнет на улицах, в своей собственной революционной общественности то, что обозначается словом пролетариат. Но тогда революция уже идёт полным ходом. Что же это, в самом деле, такое, если не просто слово? В противном случае, революция ещё не началась.</p> <p><br> <a href="http://nihilist.li/2013/11/04/koe-chto-o-proletariate-k-metafizike-klassa/"></a></p> <p>0. Эта статья не является сведением счётов с Робертом Курцем. Он бы её ненавидел, но в мои намерения не входило присоединиться к тем, кто насмешливо или с ненавистью говорит о его смерти. Роберт Курц не был нам особенно хорошим другом, во многих и решающих вопросах он принимал верные решения, в некоторых — ошибочные. В любом случае, он был честным противником, а это, возможно, нето лучшее, чем политический союзник. Он, как бы это сказать, был мне за спиной симпатичнее, чем многие из «наших» лицом к лицу.<br> 1. Идеологи вроде Негри говорят «auto-valorizzazione», не стыдясь при этом ни секунды. То, что его книги читались с энтузиазмом, уже говорит многое о состоянии класса. Где-то у меня ещё сохранилась документация тогдашней реакции на «Empire», исследование этого вопроса были бы, возможно, ближе теме этой статьи, чем что-либо ещё.<br> 2. По этой теме можно почитать, к примеру, «Late Victorian Holocausts: El Niño Famines and the Making of the Third World» Майкла Дэвиса, книгу, которая даёт хорошее собрание фактов, но немного нелогичный анализ. В конце не ясно, что было настоящей той причиной, на которую книга постоянно намекает. Книга столь же загадочна, как и сама история, в этом её сила и её слабость. – Прежде всего те, кто не знает, в чём проблема мирового рынка, и у которых сейчас, может быть, на языке вертится фраза об «идиотии деревенской жизни», должны срочно её прочитать. Или вообще что-нибудь.</p> <p>Перевод с немецкого <a href="http://liberadio.noblogs.org/?p=1189">Ndjera</a>, редакция – <a href="http://nihilist.li/2013/11/04/koe-chto-o-proletariate-k-metafizike-klassa/">Нигилист.Ли.</a></p> Sat, 22 Feb 2014 00:45:19 GMT http://democratia2.ru/group/7081f248-aac6-4e0c-821d-3ddc30de80ae/content Николай Поляков Рассекреченные уши ЦРУ в Джонстауне http://democratia2.ru/group/c1bcdde1-8cd0-4cbf-b99a-67a950135a3a/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><h1>Трагедии Коммуны Джонстауна 35 лет</h1> <p style="text-align: justify;"><strong><a href="http://levoradikal.ru/archives/11310/x_f86f3e53" rel="attachment wp-att-11311"><img style="cursor: default; " class="aligncenter size-full wp-image-11311" src="http://levoradikal.ru/wp-content/uploads/2013/11/x_f86f3e53.jpg" height="268" width="400"></a></strong></p> <p style="text-align: justify;"><strong><a href="http://levoradikal.ru/archives/11310/x_c35ea193" rel="attachment wp-att-11312"><img class="aligncenter size-full wp-image-11312" src="http://levoradikal.ru/wp-content/uploads/2013/11/x_c35ea193.jpg" height="271" width="400"></a></strong></p> <p style="text-align: justify;"><strong><a href="http://levoradikal.ru/archives/11310/x_2933fe1d" rel="attachment wp-att-11313"><img class="aligncenter size-full wp-image-11313" src="http://levoradikal.ru/wp-content/uploads/2013/11/x_2933fe1d.jpg" height="212" width="350"></a>18 ноября 1978 в джунглях Гайаны случилось жуткое событие, которое самый авторитетный западный источник – «Книга рекордов Гиннесса» — квалифицирует как самое массовое одновременное самоубийство в мире. </strong></p> <p style="text-align: justify;">914 граждан США, члены квазирелигиозной организации и сельскохозяйственной коммуны «Народный храм» были найдены мертвыми в Джонстауне – городке, названном в честь лидера «НХ» Джима Джонса.</p> <p style="text-align: justify;">«Самая свободная» американская печать с первых же дней после трагедии с удивительным единодушием стала повторять формулы: «очевидный ритуал массового самоубийства», «джонстаунский культ самоубийств», «массовое самоубийство в Гайане» и др. Потом пошли соответствующие книги, например Ч. Краузе «Гайанская бойня» (Вашингтон, 1978); фильмы — «Культ поклонявшихся дьяволу» (1980) и т. д. Но что произошло в Джонстауне на самом деле? Кем был Д. Джонс? Если отказаться от американской «монополии на истину», навязанной ныне транснациональными СМИ всему миру, то выяснится масса подробностей, не укладывающихся в официальную версию.</p> <p style="text-align: justify;"><a href="http://levoradikal.ru/archives/11310/dzhim-dzhons" rel="attachment wp-att-11314"><img class="alignleft size-full wp-image-11314" src="http://levoradikal.ru/wp-content/uploads/2013/11/Dzhim-Dzhons.jpg" height="350" width="226"></a><strong>Вольнодумец Джим Джонс</strong></p> <p style="text-align: justify;">Джим Уоррен Джонс родился в 1931 г. в городе Крит, штат Индиана. Американский Средний Запад – край весьма консервативный (Ку-клукс-клан возник именно в г. Индианаполис). Поэтому когда 19-летний Джим во время учебы в Блумингтонском университете объявил себя марксистом, а затем возглавил местный комитет по правам человека, «общество» восприняло его как опасного вольнодумца. В 22 года, будучи помощником пастора в церкви «для белых», он пригласил на службу негров, а когда церковный совет его уволил, заявил: «Любая церковь, где я буду пастором, будет открыта для людей всех рас». В 24 года он основал собственную «Церковь Слова Христова», через год переименованную в «Народный храм». Впрочем, религиозность этой организации во многом условна: как вспоминали очевидцы, «его проповеди походили скорее на политические митинги. Во время одной службы Джонс обернулся к американскому флагу, висевшему у него за спиной, погрозил ему кулаком и сказал: «О погоди, нация фанатиков, расистов, империалистов и куклуксклановцев! Придет твой час расплаты за совершенные злодейства». Как подчеркивал один автор, придав организации форму церкви, практичный американец Джонс просто воспользовался налоговыми льготами, ибо сам (по воспоминаниям Марселины Джонс) смолоду являлся убежденным атеистом.</p> <p style="text-align: justify;">В отличие от других местных церквей, строго соблюдавших принципы «апартеида» и «расовой сегрегации», в «Народном храме» объединялись представители всех рас. Сам Джонс усыновил нескольких разноцветных детишек. В 1965 г. в группе насчитывалось около 80 человек, в основном изгоев капиталистического общества: бедняки, нацмены, бездомные. Но после переезда в Калифорнию, где климат (общественный и природный) был потеплее, ряды «НХ» стали быстро расти, вскоре перевалив за 20 000 человек (10 тыс. в Сан-Франсиско, где с 1972 года находилась штаб-квартира, 10 тыс. в Лос-Анжелесе, 1 тыс. в Юкайе). Многих привлекали социальные программы «НХ»: бесплатные столовые для бедняков, детсады и врачи (для капиталистических США явление необычное). В 1970-х годах «НХ» имел 9 хосписов и 6 школ, содержал «Международный отель», где проживало более 3000 уволенных за участие в демонстрациях. В газетах его тогда называли «одним из самых быстрорастущих религиозных движений Америки».</p> <p style="text-align: justify;">Однако со временем нарастал конфликт с буржуазным обществом. Джонс четко позиционировал себя и свое движение как принципиальных противников существующей системы. В газете «Народный храм» он напропалую критиковал всех и вся: от расистской дискриминации южных штатов до темных делишек «самих» Киссинджера и Рокфеллера, морально и материально поддерживал пострадавших от властей оппозиционных деятелей: известную Анжелу Дэвис, членов «уилмингтонской десятки» во главе с Беном Чейвисом, вдову Лауру Альенде, индейского лидера Д. Бэнкса. В 1976 году Джонс внес залог 20 000 $, чтоб освободить из тюрьмы Канзаса жену Бэнкса — Ка-Мук. В 1977-ом вместе с А. Каном создал в Калифорнии секцию Всемирного совета мира и нанес визит на Кубу, презрев многолетнюю американскую блокаду «острова свободы». В 1976 году поддержал на выборах либерал-прогрессистов Д. Москоуна (мэр Сан-Франсиско) и М. Дималли (вице-губернатор Калифорнии). Общался Джонс и с коммунистами — Майком Давидоу, Кендрой Александер, Анжелой Дэвис. Естественно, что в результате своей деятельности «НХ» и Джонс подверглись силовому давлению: подложена бомба в один из автобусов организации, взорван дом собраний в Сан-Франциско избито и убито несколько членов общины, в том числе помощник Джонса — Льюис. Предпринимались попытки подкупить людей, чтоб они свидетельствовали против общины Джонса, некоторые соглашались (Г. Стоун), а некоторые — нет. 6 сентября 1977 года Д. Бэнкс выступил с официальной «Декларацией» о попытке его подкупа представителем госслужбы США Д. Конном по схеме: показания против Джонса в обмен на прекращение уголовного преследования.</p> <p style="text-align: justify;"><strong>В Гайану – с надеждой!</strong></p> <p style="text-align: justify;">В 1974-ом Джонс решает переселиться в Гайану – небольшую латиноамериканскую страну из «неприсоединившихся», правительство которой объявило курс на строительство «кооперативного социализма». Колонистам выделили 3824 акра земли возле Порт-Кайтума, где благодаря активному труду вскоре вырос целый город – Джонстаун. Более тысячи членов «НХ» переселились сюда. Сохранился документ коммуны с подробным перечнем колонистов: около 200 пролетариев, 200 сельхозрабочих, 150 медработников, 100 водителей и механиков, а также представители прочих профессий (юристы -14, художники — 15, музыканты — 21, бухгалтера — 7, программисты — 7 и др.). 25% составляли дети, 30 из которых родились уже в Джонстауне. Приведем несколько типичных биографий.</p> <p style="text-align: justify;">Ричард Тропп. Родился в 1940 г., окончил с отличием Рочестерский университет, с 1965 г. преподавал в университетах Беркли и Фиска, занимался изучением нового социального явления – «хиппи», стал социалистом. В 1970 г. примкнул к Джонсу.</p> <p style="text-align: justify;">Генри Мерсер. Родился в 1885 г. С 16 лет участвовал в революционной деятельности, активист движения безработных, в 1930-е годы — участник «маршей голодных», был неоднократно арестован. После войны – профсоюзный деятель, организатор забастовок.</p> <p style="text-align: justify;">Шэрон Амос. Родилась в 1936 г. В 1950-е годыучаствовала в движении «битников», училась в Калифорнийской школе профдвижения до ее закрытия в годы «маккартизма». С конца 1960-х — в движении «новых левых».</p> <p style="text-align: justify;">Как писал в конгресс служитель Методистской церкви Д. Мур: «Люди уезжали в Джонстаун с надеждой, родившейся из потери надежд в США… Люди эмигрировали, ибо они потеряли надежду на то, что американское правительство или конгресс положат конец расовой дискриминации и несправедливости… Бедняки стремились в Джонстаун, чтобы обрести свободу, избавиться от унижений, которым наше общество подвергает их».</p> <p style="text-align: justify;">По прошествии нескольких лет Джонстаун — образцовая сельскохозяйственная коммуна. Выращивались картофель, огурцы, капуста, ананасы, сахарный тростник, тыква и многое другое. Так как среди колонистов было несколько агрономов, были проведены успешные эксперименты по выращиванию новых культур в тропических условиях. Построены свиноферма, скотный двор, птицеферма. Работали лесопилка, мебельный цех, ремонтная база, ясли, детский сад, школа, клуб. Образование было на очень высоком уровне (преподавателей хватало). Библиотека коммуны составляла более 10 тыс. книг (в том числе полные собрания сочинений Маркса и Ленина!). Больница была лучшей в регионе — терапевт, нейрохирург, педиатр, диетолог, штат дипломированных медсестер. Оборудование позволяло делать ЭКГ, полный перечень анализов, флюорографию, рентгенографию, каждые полгода — всеобщая диспансеризация. Работала коротковолновая радиостанция — для связи с общиной в Калифорнии и для пропаганды своих идей. Было установлено более 2 тыс. радиоконтактов по всему миру («Наши радиолюбители — прекрасные послы», — говорил Джонс.) Разумеется, такая ситуация не нравилась правительству США, и Федеральная комиссия связи пыталась лишить радиостанцию лицензии, но адвокаты общины отстояли свои права. В коммуне не было никаких денежных отношений, но существовал «бесплатный магазин» где по требованию выдавались необходимые товары. Чистый доход коммуны составлял около четверти миллиона долларов в год.</p> <p style="text-align: justify;"><strong>Коммунизм в отдельно взятом городе</strong></p> <p style="text-align: justify;">За время существования коммуны ее посетило более пятисот (!) визитеров — гайанских и иностранных граждан: чиновников, журналистов, политиков, сотрудников посольств, аккредитованных в Гайане. В толстенной книге отзывов, по словам советского консула Ф. Тимофеева, не было ни единого отрицательного отзыва. Сотрудники посольства США в Гайане посетили колонию в 1974-1976 гг. три раза, а затем резко зачастили: в 1977-1978 гг. шесть раз для «предоставления консульских услуг, выяснения благосостояния и местопребывания американских граждан». На самом деле посольские работники выполняли требования госдепа о «расследовании обвинений о задержке американских граждан против их воли». Эти визиты, не обнаружившие никакого криминала, стали причиной телеграммы посольства, где говорилось об опасении того, что они «могут стать поводом к упрекам в адрес посольства и госдепартамента в беспокоящих действиях». Госдепартамент согласился и предписал посылать одного служащего не чаще раза в квартал, т. к. «визиты, осуществляемые без какой-либо очевидной цели, могут послужить усилению подозрений в том, что за общиной ведется наблюдение». Ни в одном из официальных отчетов нет ни слова о каких-либо негативных явлениях в коммуне. Благосклонные статьи продолжали выходить и в американских («Сан-Франсиско бей гардиан» 31.3.1977 г.), и в местных («Гайана кроникл», 14.4.1978 г.) газетах.</p> <p style="text-align: justify;">Встает вопрос: откуда же взялись байки о «концлагерных порядках», со временем от многократного повторения ставшие чуть ли не догмой? (Из последних примеров – труды «сектоведов» Д. Бойла и А. Дворкина.) В 1977 году юридический советник «НХ» Тимоти Стоун был изгнан из общины как агент ЦРУ. Нашлись документы, свидетельствующие о том, что он еще в начале 1960-х годов выполнял поручения ЦРУ в Берлине и даже был арестован полицией ГДР. Вылетев из «НХ», Стоун немедленно сколотил группу так называемых «озабоченных родственников» (многие из них были настолько «озабочены», что ранее годами не вспоминали о своих родных в «Храме», не навещали их и даже не писали им), которые засыпали жалобами официальные органы. С его же подачи 1 августа 1977 года вышла резко критическая статья о Джонсе в журнале «Нью Вест». Однако визиты представителей госдепа в общину не выявили ни одного подтверждающего факта.</p> <p style="text-align: justify;">Стоун организовал заход с другой стороны: в сентябре 1977 года нанял некоего Мэйдзора, владельца частного детективного агентства, который возглавлял отряд наемников, поставив ему задание нападения и «освобождения» детей в Джонстауне. Приблизившись к поселку, освободители были шокированы тем, что не обнаружили ни колючей проволоки, ни вооруженных охранников. Мало того, дети, которых им предстояло освобождать, бегали и развлекались, в то время как их родители работали на полях. Скрытно понаблюдав из джунглей двое суток за жизнью поселка, они поняли что их «используют», отказались выполнять задание и вернулись в США. Сам Мэйдзор сообщил об этом случае Джонсу и колонистам в Джонстауне, позже его признание было записано на магнитофон адвокатом Марком Лейном, а в январе 1979 г. он дал еще одно интервью репортеру «Лос-Анджелес Таймс».</p> <p style="text-align: justify;"><strong>С верой в Советский Союз</strong></p> <p style="text-align: justify;">Просоветские настроения руководства «НХ» активизировались визитом в посольство СССР в Джорджтауне (столица Гайаны) в декабре 1977 года. Дебора Тушет, Шэрон Амос и Майкл Прокс имели беседу с консулом Федором Тимофеевым, передали ему ряд документов коммуны и получили советскую прессу. Затем консула посетила жена Джонса — Марселина. Она изложила историю создания «Народного храма» и биографию «преподобного товарища» Джима. В ходе последующих визитов консула проинформировали о преследованиях, которым подвергается актив организации со стороны ЦРУ, ФБР и прочих госслужб США. Потом разговор перешел к главному вопросу: «Как бы советские власти отнеслись к тому, если бы члены «Храма народов» обратились в советское посольство в Гайане с просьбой разрешить им всем переселиться в СССР?»</p> <p style="text-align: justify;">«Этот вопрос был для меня неожиданным, — вспоминает Тимофеев, — я сказал, что сразу не могу дать на него ответ, но проинформирую МИД СССР. При этом подчеркнул, что подобную просьбу нужно изложить в письменном виде».</p> <p style="text-align: justify;">20 марта 1978 года делегация из Джонстауна посетила посольство СССР и подала официальное заявление о желании перевести все денежные средства коммуны в советские банки, принять советское гражданство и переехать в Союз. Слова одного из заявлений от 17.3.1978 г. за подписью члена Руководящего комитета Л. Перкинс оказались мрачным пророчеством: «Испытав на себе злобность реакционных сил в США, мы и здесь, в отдаленном районе, не закрываем глаза на возможность того, что нас могут буквально физически уничтожить». 18 сентября 1978 года поступило еще одно послание – от генсекретаря общины Р. Троппа о желании «переезда наших людей в Вашу страну в качестве политических эмигрантов… Мы не настолько наивны, чтобы не понимать: существует реальная возможность уничтожить наше движение. В Советском Союзе мы находились бы в безопасности. Нашим детям там было бы обеспечено светлое будущее. Мы все желаем с энтузиазмом работать в Советском Союзе в интересах социализма».</p> <p style="text-align: justify;">27 сентября 1978 года консул Ф. Тимофеев и врач посольства Н. Федоровский посетили Джонстаун. Их впечатления подкрепляют мнение А. Желенина о том, что «по сути Джонстаун стал американским коммунистическим экспериментом». Центральная улица «Сельскохозяйственного кооператива Народный храм» носила имя Ленина, утро начиналось с радиотрансляции гимна СССР, в местной школе изучали русский язык. Всë в коммуне – образование, медобслуживание, питание, одежда – было бесплатным. Вечером в личной беседе Джонс подтвердил желание всей общины переехать в СССР и перевести активы во Внешторгбанк. Для решения практических вопросов переселения был намечен визит Джонса в Союз в конце ноября – начале декабря 1978 года Но он не состоялся…</p> <p style="text-align: justify;"> 22 июня 1978 года некий Д. Кобб-младший обратился в верховный суд США с обвинением «Храма народов» и Джонса в преступных действиях: якобы эта организация опубликовала 14 марта «открытое письмо с угрозой массового самоубийства членов общины, находящихся под контролем Джонса в окрестности Джонстаун». Он также утверждал, что 18 апреля «Храм народов» «в заявлении для печати сообщал о единодушном решении членов общины в Гайане умереть». Эта информация была разослана также всем сенаторам США, в госдеп и ведущие информагентства. И хотя она являлась полностью лживой, был дан старт большой газетной шумихе, к которой быстро подключился уже известный Т. Стоун со своими «обеспокоенными родственниками».</p> <p style="text-align: justify;">К кампании привлекли известного «разгребателя грязи» конгрессмена Лео Райана, который собрался посетить Джонстаун. Руководство «НХ» бросило ответный вызов: 4 октября 1978 года в Сан-Франсиско адвокат коммуны М. Лейн официально заявил, что в ходе расследования заговора против организации он намерен в течение 90 дней предъявить иск к государственным органам США — ЦРУ, ФБР, министерству почт, федеральной комиссии связи как к учреждениям, пытавшимся нарушить деятельность «Храма». Были собраны показания десятков свидетелей этой деятельности, а также документы, подтверждающие, что крупная сумма денег была пропущена через один из центральноамериканских банков и истрачена на лоббистские мероприятия и судебные процессы против «Храма», а на суде обещали сообщить имя человека, проводившего эту финансовую операцию и передавшего деньги лоббистам и истцам.</p> <p style="text-align: justify;"><strong>Предчувствие беды</strong></p> <p style="text-align: justify;">7 ноября 1978 года в советском посольстве состоялся прием в честь годовщины Октябрьской революции. Среди 300 приглашенных были и 6 человек из «Храма», их присутствие вызвало возбуждение среди американских дипломатов. Советник Дуайер и вице-консул Д. Рис пытались убедить консула Тимофеева, что людям из «Народного храма» не место на дипломатическом приеме. Американские дипломаты также зондировали вопросы о намерении руководства «Храма» переселиться в СССР, а их тон выдавал озабоченность этой надвигающейся проблемой. 11 ноября в советское посольство приехала взволнованная Ш. Амос и сообщила о скором визите конгрессмена Л. Райана. От его визита в Джонстауне ожидали неприятностей. Настораживало поведение сотрудников посольства США, которые требовали встреч с рядом членов общины, причем настаивали, чтобы встречи проходили в здании посольства. По словам Амос, Джонс подозревал, что происходит инструктаж внедренных в общину агентов ЦРУ перед некой провокацией. Она поинтересовалась, отправлена ли в Москву их просьба о переселении в СССР и получила заверение, что просьба была отправлена немедленно. Тимофеев передал ей пачку анкет для оформления виз и ходатайств на получение советского гражданства. Тогда же члены «НХ», имевшие право подписи в швейцарских банках, официально завещали все свои вклады (7,8 млн. $) СССР «на дело борьбы за мир».</p> <p style="text-align: justify;">Опасения были напрасны: Л. Райан вовсе не был «человеком ЦРУ». Напротив, своей деятельностью по «разгребанию грязи» он изрядно попортил нервы слугам «плаща и кинжала». В 1974 году он выступил соавтором «поправки Хьюза-Райана» к закону об иностранной помощи, которая существенно ограничивала операции ЦРУ за рубежом и требовала отчетности спецслужбы перед конгрессом. Однако является точно установленным фактом, что и в коммуне, и в посольстве США действовали агенты ЦРУ. Это были: адвокат М. Прокс, бывший морпех Э. Блейки, вероятно, Д. Слай, Т. Картер, Л. Лейтон, а также вице-консулы Д. Вебер и Д. Рис. Интересный факт: тогдашний посол США в Гайане Д. Берг в 1981 перешел на работу в ЦРУ. А полный список местных сотрудников ЦРУ по материалам книги Ф. Эйджи был опубликован 6 декабря 1981 г.одав гайанской газете «Миррор» (28 человек – не многовато ли на 760-тысячную страну?). Кроме того, по свидетельству Ш. Амос, одновременно с Райаном в Гайану прибыла группа «туристов» из США, человек 50-60, все как на подбор крепкие 20-30-летние мужчины, которые пообщались с Т. Стоуном и начали арендовать самолеты «для турпоездок».</p> <p style="text-align: justify;">17-18 ноября 1978 года Л. Райан в сопровождении журналистов и «обеспокоенных родственников» инспектировал коммуну, но не нашел ничего предосудительного. Даже в книге Ч. Краузе признается: «Спустя некоторое время Райан встал, взял микрофон и провозгласил: «Я должен сказать вам прямо сейчас — для некоторых, с которыми я беседовал, а может быть, и для большинства из вас Джонстаун является самым лучшим, что когда-либо было в вашей жизни». Толпа восторженно рукоплескала около 20 минут… Райан спрашивал, кто хочет вернуться в США. В конечном счете захотели только две семьи: Эл Симмонс с детьми и семья Парксов решили покинуть Джонстаун. Да и то Патрика, жена Паркса, долго сопротивлялась, отказывалась ехать, но ее уговорили. Еще поехал Лари Лейтон». Единственным неприятным эпизодом стала непонятная провокация с участием Д. Слая, который пытался «попугать» Райана ножичком. Впрочем, конгрессмен не получил ни единой царапины, а Слай впоследствии куда-то исчез.</p> <p style="text-align: justify;">Ч. Краузе: «Назад возвращалось на 16 человек больше, семьи Парксов и Боггса, В. Госней, М. Багби и Л. Лейтон. Джонс выдал всем желающим вернуться паспорта и 5 тыс. гайанских долларов на проезд домой…. Я скорее восхищался целями Джонса, чем критиковал их. «Храм народов» не произвел на меня впечатления организации фанатиков. Мне казалось, что он преследовал законные и благородные цели. Ни один житель поселка, в том числе возвращавшиеся, не привел никаких доказательств, что 900 жителей Джонстауна умирают с голоду, страдают от плохого обращения или удерживаются там против своей воли. Эдит Паркс, одна из уехавших с нами, сказала мне, что она вернется в Джонстаун после того, как навестит свою семью в Калифорнии. Сотни людей, которые добровольно остались… выглядели очень довольными своей жизнью…». Итак, несмотря на провокацию, мнение и Райана, и сопровождавших его людей оставалось положительным. Естественно, об этом он и собирался сообщить конгрессу по возвращении в США. Журналисты и телеоператоры запечатлели на фото и видео всë, что видели в коммуне, их свидетельства, несомненно, опровергли бы лживые обвинения, сфабрикованные спецслужбами. Но такие свидетели и документы ЦРУ были не нужны…</p> <p style="text-align: justify;"><strong>Бойня в Джонстауне</strong></p> <p style="text-align: justify;">Вечером 18 ноября около 18.00 в аэропорту Порт-Кайтума при посадке в самолеты группу Райана атаковали неизвестные и расстреляли ее. Конгрессмен и три журналиста были убиты. Одновременно в другом самолете открыл огонь «возвращенец» Лейтон, успевший убить двоих, прежде чем его обезоружили. Вопреки утверждениям официальной версии, что убийцы – люди Джонса, ни один из свидетелей их не опознал. А ведь жители коммуны знали друг друга в лицо. Фотографии же нападавших, которые успели сделать журналисты, осели в фондах ЦРУ и не рассекречены до сих пор. А за пять часов до этого из Джорджтауна вылетела «для осмотра местности» группа вышеупомянутых «туристов». Ни один гайанский самолет не перевозил их обратно.</p> <p style="text-align: justify;">В 19.30 в Джонстауне появился приемный сын Джонса, сообщивший об убийстве Райана. Даже в самый последний момент одна из членов общины К. Миллер предложила связаться с русскими для немедленной эвакуации в СССР. Но Джонс сказал: «Поздно…» В это время взвыла сирена и в поселок ворвались неизвестные автоматчики. По свидетельству М. Лейна, одного из немногих выживших, он насчитал не менее 85 выстрелов. В Джонстауне началось смертоубийство.</p> <p style="text-align: justify;">В это же время консулу Тимофееву позвонила Ш. Амос. «Шэрон плакала и говорила, что Джонстаун окружили вооруженные люди. Несмотря на помехи, она приняла радиограмму, что над поселком кружат вертолеты. «Помогите, Джонстаун гибнет! — кричала она. — Они не пощадят никого! Кто-то ломится в мою квартиру! Сделайте все, чтобы спасти нас!» Линия разъединилась. Моя жена тут же позвонила в полицию, но ей ответили, что к дому Амос уже выслан усиленный наряд… Но Амос и трое ее детей погибли. Их зарезал агент ЦРУ, бывший морпех Блейки, внедренный в организацию Джонса. Позднее его объявили умалишенным, и он скрылся из поля зрения. Итак, в эту ужасную ночь с 18 на 19 ноября в Джонстауне шла чудовищная резня. США совершили одно из наиболее страшных своих преступлений — они расстреляли, зарезали, отравили 918 своих граждан…»</p> <p style="text-align: justify;">Как только стало известно о гибели конгрессмена, с невероятной быстротой в Гайане (безо всякого разрешения местных властей) оказались силы ВВС США. Двое суток территория Джонстауна была фактически оккупирована американским спецназом. Что там происходило – неизвестно. Только 20 ноября гайанские чиновники и трое американских журналистов (подобранных агентом ЦРУ П. Осносом) получили доступ на территорию коммуны. То есть руки для любой инсценировки у ЦРУ были свободны. И хотя число жертв прыгало с 400 до 800, а потом до 913 (или 907, или 914), сразу же стал муссироваться только один тезис – о «массовом самоубийстве». Хотя по американским законам при неясных причинах умершие обязательно подвергаются вскрытию (ведущие судебные эксперты США С. Б. Уайнберг, Л. И. Лукаш, С. Уэхт требовали этого), правительство США отказалось проводить аутопсию. Сперва правительству Гайаны было предложено захоронить всех погибших в общей могиле. Когда же последовал отказ, началась неспешная эвакуация тел в Штаты. Четыре дня трупы лежали, разлагаясь в тропических джунглях, пока их не перевезли на отдаленную военную базу в Довере, где через 10 дней сожгли. Из 918 человек, погибших в Джонстауне, аутопсию провели лишь семерым. Сторонникам версии о «кровавой афере Джонса» предлагается ответить на вопрос: почему он не сбежал к «переведенным за океан миллионам долларов» а был найден среди прихожан с пулей в голове? И это не самоубийство.</p> <p style="text-align: justify;"><strong>Правда о том, как все было</strong></p> <p style="text-align: justify;">Исследования, проведенные самостоятельно на свой страх и риск главным патологоанатомом Гайаны доктором С. Л. Муту, дали ему основания для категорического утверждения, что большинство погибших (не менее 700) были убиты. Невзирая на многочисленные факты, свидетельствующие о насильственной смерти, пресса США дружно назвала трагедию в Джонстауне «массовым самоубийством». Попытки ревизии этой догмы пресекались жестко. Один из выдвиженцев Джонса мэр Сан-Франсиско Д. Москоун намеревался выступить с заявлением о действительных причинах гибели коммуны – и был застрелен прямо в своем рабочем кабинете в конце ноября 1978 года. М. Прокс, исчезнувший из Джонстауна, всплыл в г. Модесто 13 марта 1979 года, где дал пресс-конференцию, заявив, что «правда о Джонстауне скрывается потому, что правительственные органы США принимали самое активное участие в его уничтожении. Я уверен в этом потому, что когда вступил в ряды «Храма народов», то сам был тайным осведомителем». В своем 42-страничном заявлении Прокс подробно рассказал о деятельности в качестве агента ЦРУ, о своем жаловании и заданиях, назвал имя завербовавшего его сотрудника, рассказал о методах, использовавшихся при составлении донесений. Эта информация была представлена многим журналистам и разослана в «Нью-Йорк Таймс», «Ньюсуик», «Тайм». Однако ни слова из этого заявления опубликовано не было, а сам Прокс в тот же вечер… застрелился. Одним из очевидцев трагедии был журналист Ч. Краузе, сразу же опубликовавший книгу «Гайанская бойня». Но, как выяснилось, все его репортажи, вошедшие в книгу, были «отредактированы» вышеупомянутым П. Осносом, возглавлявшим международный отдел газеты «Вашингтон пост». Позже Оснос работал корреспондентом в Москве, где был изобличен в сотрудничестве с ЦРУ.</p> <p style="text-align: justify;">23 января 1979 года решением муниципального суда Сан-Франсиско «Народный храм» был запрещен. Немного дольше барахтался адвокат М. Лейн, успевший в 1980 году издать свою книгу «Сильнейший яд», оспаривающую официальную версию как «правительственную дезинформацию» и доказывающую существование заговора против общины с участием внедренных агентов М. Прокса и Т. Стоуна. Помощник Райана Д. Холсингер выступал на слушаниях по вопросу его смерти 20 февраля и 4 марта 1980 года, однако его доклад об участии ЦРУ в событиях так и не был опубликован. Материалы слушаний передали в спецкомиссию палаты представителей, где они благополучно «утонули».</p> <p style="text-align: justify;"><strong>Расправа с инакомыслящими</strong></p> <p style="text-align: justify;">В 1987 году в Москве вышла «контраверсийная» книга «Гибель Джонстауна – преступление ЦРУ». Но «раскрутить» ее не успели: в СССР началась «перестройка» и разоблачать американский империализм стало немодным. А собственно, почему? Неужели кто-то всерьез думает, что пропагандистские «права человека» остановили бы американские спецслужбы? Автор прекрасно помнит одну телетрансляцию в мае 1985 году о расправе с оппозиционным религиозно-философским движением «Мув», когда на заблокированный дом общины на окраине Филадельфии, куда загнали несколько десятков его участников, с полицейского вертолета просто скинули бомбу-чемодан с «товексом-2», сокрушив строение вместе со всеми людьми (в основном там были женщины и дети). Все это хладнокровно снималось на камеру и передавалось в эфир. А как не вспомнить такой забытый факт: в 1984 году в США началось строительство сети специальных концлагерей для «антиправительственных элементов» на случай возможных массовых беспорядков и мятежей. Нельзя не согласиться с мнением известного ученого-латиноамериканиста И. Р. Григулевича:</p> <p style="text-align: justify;">«Бойня в Джонстауне была частью крупного комплекса мероприятий карательных органов США (операция «Хаос» и др.), цель которых состояла в ликвидации движений политического протеста: «Черных пантер», «Везерменов», «Новых левых» и др. Для реализации этой программы в ЦРУ была создана глубоко законспирированная группа спецопераций «Дельта блю лайт», работавшая в контакте с АНБ, ФБР, военной контрразведкой и Пентагоном. Исполнителям предоставили право выслеживать, арестовывать, похищать и убивать людей… Участников объявленных «террористическими» организаций «Черные пантеры» и «Везермены» убивали прямо на улицах и в квартирах, открывая стрельбу без предупреждения. Таким образом, радикальные движения политического протеста были полностью разгромлены. И хотя руководство «Храма народов» маскировало свою организацию под религиозную, стараясь избавить ее от той же участи, она тоже стала объектом карательных операций… Для тайной полиции не составляли секрета заявления руководителя «Храма народов» Джонса о том, что он находится «в состоянии войны с правительством Соединенных Штатов по вопросам гражданских прав, расовой справедливости, мира». Намерение руководства «Храма народов» возбудить многомиллионный судебный иск против правительства США и начало переговоров о переселении коммуны из Джонстауна в Советский Союз побудили американские власти приступить к реализации заранее разработанного плана чудовищной бойни. В качестве «пропагандистского обеспечения» операции в СМИ США была опубликована разработанная ЦРУ версия о «самоубийстве религиозных фанатиков», неприязнь к которым долгое время подогревалась клеветническими материалами против «Храма народов». Но нет ничего тайного, что не стало бы явным.</p> <p style="text-align: justify;">Юлий ФЕДОРОВСКИЙ, историк</p> <p style="text-align: justify;"><strong>За два месяца до убийства всех членов коммуны американскими карателями советскому послу в Джорджтауне было направлено послание за подписью генерального секретаря сельскохозяйственной общины «Храм народов» Ричарда Д, Троппа,</strong></p> <p style="text-align: justify;"><em>ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК 893, ДЖОРДЖТАУН, ГАЙАНА (ЮЖНАЯ АМЕРИКА) 18 сентября 1978 года</em><br> <em> Его Превосходительству Послу Советского Союза</em><br> <em> Джорджтаун, Гайана</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Уважаемый сэр!</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>В интересах безопасности нашего кооператива, которому угрожают американские реакционеры, ибо он представляет собой успешно развивающийся социалистический коллектив с маркси-стско-ленинской перспективой и полностью поддерживает Советский Союз, мы заявляем от имени общины (группы американцев, прибывших в Гайану, чтобы оказывать помощь в строительстве социализма) о своем желании направить делегацию членов нашего руководства в Советский Союз для обсуждения вопроса о переезде наших людей в Вашу страну в качестве политических эмигрантов.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Информация о населении кооператива: всего населения: 1200 {включая 200 жителей США, которые вскоре должны прибыть в Гайану)</em><br> <em> до 18 лет: 450 человек</em><br> <em> от 18 и старше: 750 человек.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Срок пребывания в СССР: постоянный, пока условия в США не позволят вернуться, чтобы приносить пользу в процессе социальных преобразований в этой стране.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Условия пребывания: любые, приемлемые для СССР — или социалистический кооператив, или поселение семей по отдельности. Мы привыкли к коллективной жизни. Мы могли бы создать модель, которая, возможно, было бы полезной Советскому Союзу. Наш подход в достаточной степени гибкий. Мы предпочитали бы более теплый климат, ибо наши престарелые члены общины привыкли к нему, но будем благодарны, если нам позволят поселиться в любом месте.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Финансирование: мы в течение длительного времени собирали необходимые средства. Некоторые люди (например, Джим Джонс) пожертвовали все свои личные средства на нужды коллектива.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Основания для этой просьбы: под руководством товарища Джима Джонса «Храм народов» активно боролся против несправедливости, за гражданские права в течение 25 лет в Соединенных Штатах.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Община, которую товарищ Джонс организовал здесь, в Гайане, представляет собой успешную попытку создать коммуну, свободную от экономического и расового гнета, от которого страдают миллионы людей разных рас и возрастов — от детей до глубоких старцев. «Храм народов» всегда испытывал глубокое уважение к Советскому Союзу. Ваши впечатляющие успехи за 60 лет строительства социализма, победа в полной жертв войне, которую перенес советский народ, защищая Родину (и тем самым весь мир) от фашизма, решительная и постоянная поддержка Советским Союзом освободительной борьбы во всем мире были неиссякаемым источником великого вдохновения для нас. Во всех своих публичных выступлениях товарищ Джонс заявляет о полной солидарности с Советским Союзом. На каждом митинге исполняется Гимн СССР.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Тов. Джим Джонс всегда был лидером в борьбе против расизма и экономической несправедливости, за мир, гражданские права и международное сотрудничество. Немало больших битв на этом пути прошло под его руководством. В результате он стал постоянным объектом нападок со стороны реакционных и ультраправых элементов в Соединенных Штатах, которые вознамерились положить конец его работе. В последние месяцы начал осуществляться широкий, хорошо скоординированный заговор против Джима Джонса и «Храма народов».</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Клеветнические статьи, распространяемые средствами массовой информации, были использованы для прикрытия бесчисленных дьявольских интриг со стороны правительственных учреждений. Мы уверены, что во всех этих операциях принимали участие агенты ЦРУ.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>В течение многих лет и в особенности после того, как «Храм народов» пожертвовал несколько тысяч долларов в фонд защиты Анджелы Дэвис, нас преследовали агенты правительственных учреждений, и в первую очередь разведывательных служб. Нам удалось выяснить тогда, что Федеральное бюро расследований (ФБР) решило наказать «Храм народов» и планировало покончить с товарищем Джонсом, как оно это сделало с Мартином Лютером Кингом.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Подлая волна нападок на нас была задумана по той причине, что мы превратились в пользующуюся успехом социалистическую организацию, состоящую из. тысяч трудящихся людей, в основном бедных, всех рас, выражающих глубокие дружеские чувства и поддержку Советскому Союзу.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Мы доказали полную неспособность капиталистической системы обеспечить человеческие условия существования. Среди нас есть много людей, которые могут (и страстно хотели бы) выступить в роли свидетелей. Фактами из собственного опыта они готовы продемонстрировать эту трагическую и полную несостоятельность капиталистической системы, нарушение ею наших человеческих прав.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Джим Джонс — открытый противник американского империализма.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Действия, направленные на подрыв нашей организации, ставят перед нами проблему безопасности. Мы знаем, исходя из долгого опыта, о коварстве реакционных сил в Соединенных Штатах, и здесь, находясь в изоляции в относительно далеком районе, не закрываем глаза на возможность нашего полного уничтожения без особых усилий — возможность, которую мы со всей серьезностью осознаем (подчеркнуто нами. — Авт.), Мы также понимаем возможность того, что Соединенные Штаты могут воспрепятствовать местному правительству продолжать взятый им курс (хотя Гайана является неприсоединившимся государством).</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Мы не видим, как наша община может избежать конфликтных ситуаций в условиях, когда она, будучи коллективом, полностью ориентирующимся на СССР, пытается существовать внутри общества, в руководстве которого есть и отдельные проамериканские деятели. Разные силы в Соединенных Штатах, возможно, уже используют этих людей, чтобы включить Гайану в сферу своего экономического (и тем самым политического) господства, что может в конечном итоге привести к разгрому нашей организации.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Мы озабочены будущим наших детей и безопасностью наших стариков. Мы обеспокоены также сохранностью наших финансовых средств, находящихся под угрозой из-за имеющих место попыток подорвать нашу общину, которые вполне возможно будут продолжаться. Против нас ведется война. Мы надеемся, что сможем совладать с нападками на нас и продолжать строить нашу общину как модель социалистической кооперации, обеспечивая такую жизнь ее членам, какую в условиях угнетения, господствующего в Соединенных Штатах, никогда не смогли бы создать.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>И тем не менее мы не настолько наивны, чтобы не понимать: существует реальная возможность уничтожить наше движение. В Советском Союзе мы находились бы в безопасности. Нашим детям там было бы обеспечено светлое будущее. Мы все желаем с энтузиазмом работать в Советском Союзе в интересах социализма. Мы трудолюбивы, дисциплинированны и согласны с идеей коллективной структуры общества. Наша собственная демократическая, добровольная структура хорошо функционирует, ориентируясь на достойные подражаний достижения в труде членов общины и инициативных работников, что позволяет нам добиваться успехов, как это подтверждают многие наши гости. Наше стремление — перебазироваться в Советский Союз и образовать там общину, которой вы сможете гордиться; она будет сверкать подобно идеалу, она станет примером, который вы сможете показывать миру и который, мы надеемся, поможет в продолжении дела социализма. Наше желание — в первую очередь и прежде всего приносить пользу. Мы гуманисты и хотим мира во всем мире, но не настолько наивны, чтобы не понимать, что вооруженная борьба еще нужна в разных точках планеты. Если люди нашей общины могут понадобиться в этой борьбе, мы будем горды и более чем согласны разрешить им принять в ней участие.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Товарищ Джим Джонс был сторонником Советского Союза с юношеских лет. Вначале он испытывал эмоциональный восторг и преклонение перед героической защитой советским народом своей Родины в великой патриотической войне. Позднее, по мере того как Джонс знакомился с марксистско-ленинским учением, он более глубоко смог осмыслить значение Советского Союза в борьбе за прогресс человечества.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>Заключительные соображения: мы заранее благодарим Вас за рассмотрение этого документа. Мы надеемся, что сможем продолжить обсуждение поднятых здесь вопросов, когда вы сочтете это возможным, и что соответствующая договоренность может быть достигнута в ближайшее время.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>По поручению тов. Джима Джонса и всех жителей сельскохозяйственной общины «Храм народов» (Джонстаун) шлем Вам наилучшие пожелания мира, всеобщего братства и социалистического прогресса.</em></p> <p style="text-align: justify;"><em>С братским приветом,</em><br> <em> Ричард Д. Тропп,</em><br> <em> генеральный секретарь.</em><br> <em> «Храм народов» — сельскохозяйственная община в Джонстауне.</em></p> <p style="text-align: justify;">Жители коммуны выписали учебники и начали учить русский язык, по свидетельству консула, дети и некоторые взрослые уже сносно объяснялись с ним на русском. Центральная улица в поселке называлась улицей Ленина (!).</p> <p style="text-align: justify;">В конце сентября 1978 г. консул Ф.М. Тимофеев и врач посольства Н.М. Федоровский посетили Джонстаун, где подробно обсудили вопросы переезда. Была достигнута договоренность о поездке делегации руководства «Храма народов» в СССР для определения конкретных практических путей переселения членов коммуны. Этот визит был намечен на конец ноября — начало декабря. 18 ноября все жители Джонстауна были уничтожены.</p> <h3 style="text-align: justify;"> Джонстаун-8 (Последние часы)</h3> <p style="text-align: justify;">Дальнейшие события описываются со слов Марка Лейна и Чарльза Краузе (журналист «Вашингтон пост»), одних из немногих выживших свидетелей.</p> <p style="text-align: justify;">Два дня, 17 и 18 ноября, комиссия инспектировала поселок и ничего предосудительного не обнаружила. Напротив, конгрессмен и журналисты были поражены жизнью обитателей коммуны и полностью изменили свое поначалу предвзятое мнение. Об этом сказал сам конгрессмен вечером 17-го на общем собрании поселка:<br> «..я спросил Райана, как дела и узнал ли он что-нибудь существенное» — пишет Чарльз Краузе — «он ответил что ничего существенного… спустя некоторое время Райан встал, взял микрофон и провозгласил: «Я должен сказать вам прямо сейчас — для некоторых, с которыми я беседовал, а может быть и для большинства из вас Джонстаун является самым лучшим, что когда-либо было в вашей жизни». Толпа восторженно рукоплескала около 20 минут…»<br> «Райан спрашивал, кто хочет вернуться в США. В конечном счете только две семьи, Эл Симмонс с детьми и семья Парксов, решили покинуть Джонстаун. Да и то, Патрика, жена Паркса, долго сопротивлялась, отказывалась ехать, но ее уговорили. Еще поехал Лари Лейтон, потому что как он сказал, Джонс сошел с ума — хочет убить членов экспедиции(!)»</p> <p style="text-align: justify;">Перед самым отъездом произошло первое событие, предвещающее трагедию. Описывает Марк Лейн, стоявший в этот момент рядом с конгрессменом.<br> «..пока мы разговаривали, высокий, хорошо физически сложенный мужчина подошел сзади к Райану и обхватил его правой рукой за шею. Грязно выругавшись, он крикнул что собирается его убить… вначале конгрессмен решил что это шутка и сказал: «О’кей, ну ладно, пошутили и хватит». Но незнакомец еще сильнее прижал его. Тогда, уже более серьезным тоном Райан заметил: «Не думаете ли вы, что пора уже кончать так шутить?» Я тоже принял это за шутку и недоумевал, кто же может позволить себе так фамильярничать с конгрессменом…<br> Затем Райан взглянул на руку незнакомца и увидел нож, приставленный к его груди. «Помогите!»-раздался его крик. Я бросился на помощь. Подоспели еще двое, члены «Храма народов». Нож вырвали из руки покушавшегося, порезав ее, кровь обильно окропила сорочку Райана, хотя он не получил даже царапины. На шум подбежал Джим Джонс и спросил, повлияет ли этот бессмысленный инцидент на общее впечатление Райана от Джонстауна. Хотя Райан был, естественно, возбужден, он ответил: «Нет, всего не меняет, только частности». Джонс распорядился задержать покушавшегося и немедленно сообщить о случившемся в полицейский участок Порт-Кайтума.»</p> <p style="text-align: justify;">(В докладе госдепартамента сказано, что покушавшимся был некий Дон Слай. Дальнейшая судьба этого провокатора неизвестна.)</p> <p style="text-align: justify;">«Назад возвращалось на 16 человек больше, семьи Парксов и Боггса, В.Госней, М.Багби и Л.Лейтон. Джонс выдал всем желающим вернуться паспорта и 5 тыс. гайанских долларов на проезд домой…. Я скорее восхищался целями Джонса, чем критиковал их. «Храм народов» не произвел на меня впечатления организации фанатиков. Мне казалось, что он преследовал законные и благородные цели. Ни один житель поселка, в том числе возвращавшиеся, не привел никаких доказательств, что 900 жителей Джонстауна умирают с голоду, страдают от плохого обращения или удерживаются там против своей воли.</p> <p style="text-align: justify;">Эдит Паркс, одна из уехавших с нами, сказала мне, что она …вернется в Джонстаун после того, как навестит свою семью в Калифорнии. Сотни людей, которые добровольно остались… выглядели очень довольными своей жизнью..»</p> <p style="text-align: justify;">Итак, можно сделать резюме: даже несмотря на провокацию накануне отъезда, мнение и Райана, и сопровождавших его людей о коммуне оставалось положительным. Следовательно, об этом своем положительном мнении он и собирался сообщить конгрессу по возвращению в США, что разумеется совершенно не устраивало организаторов компании против «Храма народов». Журналисты и телеоператоры запечатлели на фото и видео пленке все что видели в коммуне своими глазами. Их свидетельства, несомненно опровергли бы лживые обвинения, сфабрикованные спецслужбами против Джонса и его сторонников. Но такие свидетели и их документы были ЦРУ не нужны…</p> <p style="text-align: justify;">Далее, по словам Краузе, в аэропорту Порт-Кайтума произошло следующее: «Эй, смотрите! — воскликнул кто-то, указывая вдаль. Через взлетную полосу ехали грузовик и трактор с платформой. Тем временем к самолетам приближались трое неизвестных. Они выглядели агрессивно…Но я не очень тревожился, потому что местная полиция была здесь… Боб Браун и Стив Санг нацелили свои камеры …Они оттолкнули нескольких гайанцев … выхватили винтовку у оторопевшего гайанского полицейского. …И тут началась стрельба. Раздались крики. Я…побежал вокруг самолета, миновал группу NBC, ведущую съемки, и спрятался за колесо…Кто то упал на меня и скатился… Я понял что ранен… Еще чье-то тело упало на меня и скатилось…Беспомощно я лежал… ожидая выстрела в спину. Стрелявшие хорошо делали свое дело, добивая раненных в упор… Как я миновал смерти, никогда не пойму. …на взлетной полосе ..находился еще один самолет, который должен был доставить … «озабоченных родственников» и тех кто покинул коммуну. После начала стрельбы самолет пытался взлететь. Но в салоне открыл стрельбу Ларри Лейтон. Он убил Монику Багби и Вернона Госнея. Потом пистолет заклинило и Паркс смог выбить его из рук Лейтона…»</p> <p style="text-align: justify;">Именно Лейтон порочил Джонстаун. По пути на аэродром он сообщил Краузе, что решил покинуть Джонстаун, «потому что там происходят ужасные вещи». Никто ему не поверил. Логично было предположить, что для подтверждения своих слов он должен был призвать в свидетели тех, кто жил с ним рядом — но он попытался убить их всех. (позднее Лейтон был отдан под суд, но за отсутствием свидетелей суд присяжных не признал его виновным. В 1981 г. федеральный суд вновь возбудил дело против него. Больше информации о нем в книге не имеется.)</p> <p style="text-align: justify;">Есть очень важное свидетельство Джозефа Холсинджера, помощника Райна: «Наше правительство располагало разведывательными данными от своих людей… до приезда Лео Райана. Мне известно что свидетелем его смерти был по крайней мере один сотрудник ЦРУ. Во второй половине дня 18 ноября мне дважды позвонили …из Вашингтона. Первый звонок…из отдела госдепартамента… сообщили об инциденте со стрельбой …три человека убиты и 15 ранены… В течении следующих 15 минут мне позвонили опять. На этот раз сотрудник аппарата Белого Дома… Он сказал что… убиты пять человек… Когда я сказал что его информация отличается от той, которую я получил от госдепартамента, он ответил: «Джо, наша информация верна. Мы получили донесение ЦРУ с места событий». Поскольку какой-то агент присутствовал при убийстве Райана, ..разумно предположить что ..правительство и ранее получало донесения из «Храма народов».</p> <p style="text-align: justify;">Еще очень важный факт: во время визита конгрессмена, между ним и посольством США велась связь через радио «Храма». По свидетельству сотрудников посольства, вечером 18 ноября, в разгар трагедии, радиостанция Джонстауна стала вести передачу кодом, впервые за все время своего существования. Что за шифровальщик был за ключом передатчика, и кому адресовались послания, неизвестно…</p> <p style="text-align: justify;"><img src="http://www.ljplus.ru/img/bey/JT-1978-11-pk-airstr.jpg"><br> (Аэродром Порт-Кайтум, ближайший к Джонстауну, место где прозвучали первые выстрелы)</p> <p style="text-align: justify;">Лео Райан со свитой покинул Джонстаун в 17:00. За четыре часа до этого, в 13:00 из Джорджтауна вылетел самолет, арендованный вышеупомянутыми неизвестными американцами якобы для туристического осмотра Порт-Кайтума. По свидетельству местных жителей, из самолета вышло около двух десятков молодых мужчин, отправившихся «осматривать окрестности». Ни один гайанский самолет не перевозил эту группу обратно в Джорджтаун. Очевидно что часть именно этих людей участвовала в нападении на конгрессмена. Журналисты в упор снимали нападавших, но ни конгресс, ни ФБР не смогли назвать имена убийц. Не смогли опознать стрелявших и те члены коммуны, которые находились в самолете и уцелели после убийства. А ведь жители Джонстауна знали друг друга в лицо…</p> <p style="text-align: justify;">Что-же происходило в этот вечер в Джонстауне? Подлинную картину событий дают свидетельства немногих спасшихся и нашедших в себе смелость свидетельствовать колонистов. Наиболее авторитетным свидетелем является Марк Лейн.</p> <h3 style="text-align: justify;">Джонстаун-9 (Апокалипсис)</h3> <p style="text-align: justify;">Итак, сразу же после отбытия группы конгрессмена, Джон Джонс созвал общее собрание, чтобы информировать о завершении визита и о возможных последствиях. В тревожной обстановке, воцарившейся после этих известий, агенты ЦРУ, внедренные в общину, стали раздувать панику и беспорядки.</p> <p style="text-align: justify;">В это же самое время, около 18 часов, с аэродромов Панамы и Довэра (Дэлавер) стартовали транспортные самолеты С-141 и взяли курс на Гайану. Подлетное время составляло 3 часа 40 минут. В окрестностях Джонстауна был выброшен авиадесант. Двумя часами позже, без ведома местных властей, с территории Венесуэллы, с территории частных миссий «Нуэвос Трибос» и «Резистенсия», служивших прикрытиям баз ЦРУ, стартовали три вертолета. Подлетное время составляло 1 час 10 минут.</p> <p style="text-align: justify;">Видимо в это время группа наемников сужала кольцо вокруг Джонстауна. У всех было оружие и противогазы. Общее число участвовавших в этой операции составляло около 120 человек.</p> <p style="text-align: justify;">В 19:30 в Джонстауне появился Джонни Джонс (приемный сын Джонса) с известием о убийствах в аэропорту Порт-Кайтума. Он вбежал со страшной вестью в дом отца, где находилось все руководство общины. Известие потрясло всех. И в этот момент завыла сирена. Мужчины бросились к складу, где хранились несколько арбалетов и дробовиков, но на окраинах поселка уже раздались автоматные очереди. Специальная группа прорвалась к дому Джима Джонса и убила его одним из первых. По свидетельству Марка Лейна, давшего пресс-интервью в Джонстауне 20 ноября, он лично насчитал 85 выстрелов из полуавтоматов. «Джонс закричал: «О, мама, мама, мама!» — вспоминает Лейн — затем прозвучал первый выстрел. Побежав вместе с адвокатом Чарльзом Гэрри в джунгли, мы услышали за спиной множество выстрелов и крики людей, в том числе детские».</p> <p style="text-align: justify;">Затем началось массовое истребление людей. Когда выстрелы смолкли, в живых осталось не более половины деморализованных жителей коммуны, в основном женщин, детей и стариков. Их собрали вокруг центрального павильона, затем разбили на группы по 30 человек и под конвоем рассредоточили по поселку. Каждую группу выстроили в очередь для приема «успокоительного», которое было смесью транквилизаторов и цианистого калия. Очень странный рецепт — транквилизаторы не отдаляли мгновенной смерти. После появления первых же скрученных в судорогах жертв, опять началась паника, раздались выстрелы. Детям вливали яд насильно, зажав нос. Оставшихся положили на землю и кололи шприцами с этим же «коктейлем» прямо через одежду в спины. Затем трупы были сложены в штабеля для предполагаемого массового сожжения. (Есть версия, что убийцы распыляли ОВ. На это указывает смерть всех животных в поселке, вплоть до собак. )</p> <p style="text-align: justify;">Показания консула Ф.М. Тимофеева: «около 20:00 меня вызвал из зала… сотрудник посольства….я увидел Дебору Тушет и Паулу Адамс. … Я попросил полицейского пропустить их на территорию.. Все были крайне взволнованы. …Дебора сказала, что она получила сообщение из Джонстауна:</p> <p style="text-align: justify;">«там творится что то ужасное. Я не знаю подробностей, но жизнь всех членов коммуны в опасности. Поселок окружен вооруженными людьми. Что-то стряслось с Райаном. Кто-то напал на него, когда он возвращался в Джорджтаун. Прошу вас взять на хранение это.»</p> <p style="text-align: justify;">И Дебора протянула мне увесистый кейс. Я спросил, что в нем?</p> <p style="text-align: justify;">«Здесь очень важные документы нашего «Храма», деньги и записи на магнитофонных кассетах» — отвечала она.</p> <p style="text-align: justify;">Я поинтересовался, сколько денег? Она ответила что точно не знает, так как там и наличные и чеки и финансовые поручительства…Сейчас в виду чрезвычайных обстоятельств, они просили бы взять их на сохранение, так как не исключено, что на штаб-квартиру в Джорджтауне совершат нападение, а может ее уже разгромили. Я не мог отказать этим людям и взял то, что они принесли. Позднее кейс был передан гайанскому правительству… они уехали… …когда я вернулся в свою квартиру …моя жена сказала что звонила Шерон Амос. Это было примерно в то же самое время, когда меня разыскали Паула и Дебора. Шэрон плакала и говорила, что Джонстаун окружили вооруженные люди. Несмотря на помехи, она приняла радиограмму, что над поселком кружат вертолеты.</p> <p style="text-align: justify;">«Помогите, Джонстаун гибнет! — кричала она. — Они не пощадят никого! Кто-то ломится в мою квартиру! Сделайте все чтобы спасти нас!».</p> <p style="text-align: justify;">Линия разъединилась.<br> Моя жена тут же позвонила в полицию, но ей ответили что к дому Амос уже выслан усиленный наряд… Но Амос и трое ее детей погибли. Их зарезал агент ЦРУ, бывший морпех Блейки, внедренный в организацию Джонса. Позднее его объявили умалишенным и он скрылся из поля зрения. Итак, в эту ужасную ночь с 18 на 19 ноября в Джонстауне шла чудовищная резня. США совершили одно из наиболее страшных своих преступлений — они расстреляли, зарезали, отравили 918 своих граждан…»</p> <p style="text-align: justify;"><a href="http://levoradikal.ru/archives/11310/vsmtj8rz6j4" rel="attachment wp-att-11342"><img class="aligncenter size-full wp-image-11342" src="http://levoradikal.ru/wp-content/uploads/2013/11/VsmTJ8Rz6j4.jpg" height="419" width="604"></a></p> <h3 style="text-align: justify;">Джонстаун-10 (ЗАМЕТАЯ СЛЕДЫ)</h3> <p style="text-align: justify;">Двое суток армия и спецслужбы США занимались «непонятно чем» в Джонстауне. Лишь 20 ноября гайанские чиновники и три журналиста (в том числе и раненный в бедро Краузе) были допущены в поселок. Сразу же начали проявляться странные вещи. Первые сведения, переданные армией, гласили — обнаружено 400 трупов. Через день, когда «посторонних» допустили на место преступления, число трупов вдруг выросло до 800. И наконец 26 ноября «обнаружилось» еще 110 трупов.</p> <p style="text-align: justify;">Вот как пишет Краузе о своем первом впечатлении, напоминаю, 20 ноября: «с воздуха оно выглядело как свалка, на которую кто-то выкинул кучу тряпичных кукол… Трупы, по всей видимости лежали там, где умиравшие падали, и их никто не передвигал».</p> <p style="text-align: justify;">А вот что пишет капитан спецназа Дж. Москателли. Пытаясь объяснить, почему возникла такая путаница с числом погибших, 26 ноября он заявил: «когда мы приступили к операции … и стали вывозить трупы, оказалось что их там больше… мы начали новый подсчет…Они были сложены в штабеля в два-три яруса. Трупы были расположены кругами или кольцами. Более маленькие тела, в основном детей, находились ближе к центру и внизу…В некоторых штабелях слои были переложены одеялами….»</p> <p style="text-align: justify;">Т.е. совершенно ясно что тела убитых, зачем-то перетаскивались и складывались в штабеля…а к приезду журналистов оказались вновь живописно раскиданными…Это навевает мысль о отмененном кем-то приказе о сожжении тел. Учитывая что официально первые морпехи десантировались уже 19 ноября, то или трупы сами клались штабелями, или у гипотетических «посторонних убийц» были очень крепкие нервы и мышцы — таскать после убийства такое количество трупов и раскладывать штабелями… И потом бесследно скрыться из под носа морпехов…Учтите тот факт, что эти манипуляции можно производить не дольше чем в течении 4-х часов после смерти, пока не наступило трупное окоченение.</p> <p style="text-align: justify;">В США, как и большинстве других стран, тело умершего подвергается вскрытию, аутопсии, если недостаточно ясны причины смерти. Заключение патологоанатома — основной документ в следствии. Трагедия в Джонстауне очень напоминает по количеству тел и по удаленности от мест цивилизации падение авиалайнера в джунглях. Для подобных случаев существуют стандартные процедуры, такие как фотографирование каждого тела, лица и позы, взятие частиц тканей и жидкостей, отметка на земле места и посмертной позы трупа контуром — после этого тело можно перемещать для полевой аутопсии или в морг или при необходимости бальзамировать. По свидетельству д-ра Уэхта, (патологоанатома, юриста и члена комиссии по расследованию обстоятельств смерти Дж.Ф. Кеннеди), ведущих судебных экспертов США Сидней Б. Уайнберга, и Лесли И.Лукоша, немедленно после распространившейся информации о «групповом самоубийстве» они потребовали аутопсии и предложили свои услуги. Также ими было предложено использовать военный морг в Окленде, т.к. большинство покойных имели родственников в Калифорнии, что очень облегчило бы опознание.</p> <p style="text-align: justify;">«Я считаю, что в очень короткий период времени могло быть создано 25-30 групп экспертов. Каждая из них могла рассмотреть 30-35 случаев… за несколько часов все они были бы закончены… это позволило бы определить причины смерти»</p> <p style="text-align: justify;">…</p> <h3 style="text-align: justify;">Джонстаун-11 (Окончание)</h3> <p style="text-align: justify;">«Интернэшнл геральд трибюн», 18 декабря 1978 г.<br> «Среди тех, кто по словам некоторых бывших последователей Джонса, получал от него политическую поддержку, были мэр Сан-Франциско Джордж Москун и сотрудник городского управления Харви Милк. Они оба застрелены в своих рабочих кабинетах три недели назад «неизвестными лицами». Полиция заявила, что это убийство не имеет отношения к событиям в Джонстауне» (в дальнейшем убийца был пойман и осужден — но никакой связи с делом Джонстауна доказано не было, адвокаты убийцы придерживались смехотворной версии временного помешательства своего подзащитного)</p> <p style="text-align: justify;">«Интернэшнл геральд трибюн», 25 января 1979 г.<br> Официально смерть «Храма народов» наступила в конце короткого слушания в суде в переполненном зале муниципалитета Сан-Франциско. После тридцатиминутного слушания судья Ира Браун зачитала решение о расформировании организации… прокурор Й.Аппалас не возражал.</p> <p style="text-align: justify;">«Интернэшнл геральд трибюн», 6 ноября 1981 г..<br> Ссылаясь на осложнения юридического характера, специальная комиссия палаты представителей отменила планировавшееся публичное расследование деятельности официальных представителей госдепартамента по делу о массовом самоубийстве… Депутат от штата Флорида Данте Б.Фасчелл.. заявил, что слушание в той его части, которая касается трагедии в Джонстауне, будет отложено на неопределенное время…</p> <p style="text-align: justify;">И.Р. Григулевич, членкор АН СССР, профессор.<br> Первая тысяча инакомыслящих американцев в джунглях Гайаны была лишь головным отрядом огромной армии потенциальных политических беженцев из США. …Такого массового бегства из «капиталистического рая» никак не ожидали власти Вашингтона, и нужны были «экстраординарные средства», чтобы пресечь этот прогрессирующий процесс… Бойня в Джонстауне была частью крупного комплекса мероприятий карательных органов США, цель которых состояла в ликвидации движений политического протеста: «Черных пантер», «Везерменов», «Новых левых» и др. …Участников объявленных «террористическими» организаций «Черных пантер» и «Везерменов» убивали прямо на улицах и в квартирах, открывая стрельбу без предупреждения. Таким образом радикальные движения политического протеста были полностью разгромлены.</p> <p style="text-align: justify;">Доктор Н.М. Федоровский, врач посольства СССР в Гайане :<br> «..почему так случилось, то произошло? Все что написано о Джиме Джонсе и его общине в американской прессе и перепечатано затем на страницах других западных газет — сплошной и злонамеренный вымысел. «Самоубийцы», «религиозные фанатики», «сектанты», «депрессивные маньяки» — вот те ярлыки, которые западные пропагандисты очень усердно пытались наклеить на мечтателей-энтузиастов, начавших строить в джунглях Гайаны пусть в чем-то наивный, но честный, бескорыстный и благородный мир для всех обездоленных и исковерканных жизнью американцев. И именно этого «кто-то» не мог и не хотел им простить.<br> Я врач. Возвращаю к жизни людей, и в этом вижу счастье и смысл своего существования. В обществе без нищеты и насилия, в обществе равноправных и свободных людей видели свой смысл жизни сотни людей из общины «Храма народов». Они боролись за свои идеалы и готовы были к труду и подвигу, что бы воплотить свою мечту в жизнь. Помню, Джим Джонс рассказывал, что у членов кооператива было два судна, куда могли бы поместиться все члены коммуны с их движимым имуществом. Джим Джонс хотел вместе со своими единомышленниками пуститься в дальнее плавание и добраться до нашей страны, которая стала его идеалом. Он чувствовал, что тучи над его общиной сгущаются, что «кто-то» планирует заговор и готов осуществить его в любой момент. Так оно и случилось.<br> Я не политик, и может быть, не очень профессионально сужу о некоторых событиях. Но даже не достаточно сведущему в тонкостях политики человеку ясно, что одновременная гибель членов сельскохозяйственного кооператива, вернее коммуны, убийства в Джонстауне и Джорджтауне, смертельные выстрелы в мэра Сан-Франциско, дружившего с Джимом Джонсом, — звенья одной преступной цепи политических убийств. И мне думается, уничтожение сотен людей в Джонстауне так же похоже на «самоубийство», как похожа на «самоубийство» гибель жителей вьетнамской деревни Сонгми или жертв сионистов в лагерях палестинцев Сабра и Шатила.»</p> <p style="text-align: justify;">Источники</p> <p style="text-align: justify;"><a href="http://dkr.com.ua/index.php?">http://dkr.com.ua/index.php?</a></p> <p style="text-align: justify;"><a href="http://anticomprador.ru/johnstown3.html">http://anticomprador.ru/johnstown3.html</a></p> <div style="text-align: justify;"><h4>Рассекреченные уши ЦРУ в Джонстауне</h4> </div> <table> <tbody> <tr> <td><br> </td> </tr> </tbody> </table> <div style="text-align: justify;">Николай Поляков 17.11.2013</div> <p style="text-align: justify;">35 лет назад, 18 ноября 1978 года, в джунглях Гайаны (Ю.Америка) погибла Коммуна Джима Джонса «Храм народов» — более 900 американцев. По официальной версии США это было массовое самоубийство — Джим Джонс дал команду Коммуне самоубиться после того, как он не совсем удачно попытался убить нежелательных свидетей — прибывшую из США с инспекцией группу конгрессмена Лео Райана.</p> <p style="text-align: justify;">Материалы официального расследования убийства конгрессмена Райана за давностью лет рассекречены (с очень существенными купюрами), выложены в Интернет и доступны для изучения.</p> <p style="text-align: justify;">Изучая материалы данного дела, сталкиваешься с любопытным феноменом, когда уши ЦРУ начинают торчать даже там, где их изначально не было видно.</p> <p style="text-align: justify;">Если упрощенно, то так:</p> <p style="text-align: justify;">В застрявшем лифте, где находилось десять вроде бы случайных человек происходит убийство одного из пассажиров — конгрессмена США. Дело громкое, сразу попадает во все газеты. Фамилии всех находящихся в лифте становятся всем известны, личности их установлены.</p> <p style="text-align: justify;">Материалы следствия засекречены, но газетчики все разнюхали — восемь человек дают сходные показания, что убил девятый; девятый дает показания, что эти восемь человек — одна шайка-лейка, что убили они, а на него пытаются свалить вину.</p> <p style="text-align: justify;">Всем очевидно, что девятый врет и его признают виновным.</p> <p style="text-align: justify;">Очевидно, если, конечно, эти восемь человек действительно случайно находились в лифте и нет никаких данных, что они все как-то связаны между собой. Но таких данных нет, все вроде бы чисто.</p> <p style="text-align: justify;">Но вот проходит 25 лет и, согласно законам США, материалы расследования ФБР нужно рассекречивать.</p> <p style="text-align: justify;">Процедура стандартная. Специально обученные цензоры вымарывают из материалов дела все установочные данные на внедренных секретных сотрудников спецслужб, и теперь рассекреченный отчет ФБР выглядит так:</p> <p style="text-align: justify;">Восемь неизвестных человек с вымаранными из отчета фамилиями утверждают, что убил девятый.</p> <p style="text-align: justify;">Девятый человек, с именем и фамилией, утверждает, что остальные восемь человек в лифте — одна шайка-лейка, что убили они, а на него пытаются свалить вину.</p> <p style="text-align: justify;">Согласитесь, теперь уже показания девятого не выглядят такими уж безосновательными?</p> <p style="text-align: justify;">В результате борьбы за секретность и за безопасность внедренных агентов получилась полная ерунда: показания восьми известных людей, которые находились в лифте отсутствуют, но зато присутствуют показания восьми неизвестных, т.е. засекреченных агентов. Но ведь больше-то в лифте никого не было! Значит эти восемь известных людей все как один и являются секретными агентами!</p> <p style="text-align: justify;">Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!</p> <p style="text-align: justify;">Т.е., процедура рассекречивания не уничтожила улики, а наоборот — создала улики и рассекретила тайных агентов! Цензор, вымарывая и защищая каждого конкретного агента по отдельности, тем самым выдает их всех скопом, как секретных агентов.</p> <p style="text-align: justify;">Пока секретный отчет циркулировал внутри ФБР, он выглядел вполне прилично и показания восьмерых выглядели вполне убедительными — ведь там же нигде не сказано, что они являются секретными агентами. Теперь же, после рассекречивания, даже коню понятно, что дело шито белыми нитками! Вот такой казус, достойный пера О`Генри!</p> <p style="text-align: justify;">Возвращаясь к убийству конгрессмена Райана и «самоубийству» колонии Народного Храма в Джонстауне.</p> <p style="text-align: justify;">Убийство Райана произошло 18 ноября 1978 года при отбытии его из Джонстауна на взлетно-посадочной полосе близлежащего аэропорта Порт Кайтума (Port Kaituma).</p> <p style="text-align: justify;"> Согласно легенде ЦРУ, конгрессмен Райан увидел в Джонстауне что-то ужасное, скрываемое от посторонних глаз, и собирался огласить это на все США. Джим Джонс, лидер Коммуны в Джонстауне послал в аэропорт свою команду, чтобы убить Райана и всех свидетелей. После неудачи убийства свидетелей Джим Джонс велел всей Коммуне самоубиться.</p> <p style="text-align: justify;"> Теперь смотрим, кто из известных людей с известными фамилиями был в лифте, т.е. на взлетно-посадочной полосе в момент убийства, согласно тому же отчету ФБР:</p> <p style="text-align: justify;">- сам конгресмен Лео Дж. Райан (Leo J. Ryan),</p> <p style="text-align: justify;">- его помощница Джеки Спайер (Jackie Speier),</p> <p style="text-align: justify;">- сотрудник посольства США в Гайане Ричард Дуайер (Rychard Dwyer, Deputy Chief of Admissions, US Embassy of Guyana),</p> <p style="text-align: justify;">- девять сотрудников американских СМИ, прибывшие в Гайану вместе Райаном — четыре сотрудника NBC (Bob Flick, Don Harris, Bob Brown, Steve Sung) и пять журналистов (Tim Reiterman/San Francisco Examiner, Gregg Robinson/San Francisco Examiner, Ronald Javers/San Francisco Cronicle, Gordan Lindsey/Free Lance Writer, Charles Krause/Washington Post),</p> <p style="text-align: justify;">- четыре озабоченных родственника жителей Коммуны, прибывших вместе с Райаном из США (Beverly Oliver, Steve Katsaris, Jim Cobb, Carolin Boyd),</p> <p style="text-align: justify;">- 16 дезертиров из Джонстауна, которые решили покинуть Коммуну вместе с конгресменом Райаном (Brenda, Gerald, Tracy, Dale, Edyth, and Patricia Parks; Juanita, Tom, Edith, Teena, and James Bogue; Monica Bagby; Harold Cordell; Vern Gosney; Chris O’Neal),</p> <p style="text-align: justify;">- 1 «подозрительный» дезертир Ларри Лейтон (Larry Layton), которого «добропорядочные» дезертиры подозревали в чем-то нехорошем и советовали Райану не брать с собой в аэропорт,</p> <p style="text-align: justify;">Итого 33 человека.</p> <p style="text-align: justify;"> В аэропорту было убито пять человек — конгрессмен Лео Райан, корреспондент NBC Дон Харрис, оператор NBC Боб Браун, фотограф San Francisco Examiner Грег Робинсон и дезертирка Патриция Паркс.</p> <p style="text-align: justify;"> Итого, в живых остается 28 человек, которых можно и нужно было допросить об обстоятельствах убийства.</p> <p style="text-align: justify;">В материалах дела имеются следующие показания об убийстве Райана:</p> <p style="text-align: justify;">- 25-ти засекреченных свидетелей убийства, которые все говорят примерно одно и то же: что в момент посадки в самолеты «подозрительный» дезертир Ларри Лейтон в пончо стал стрелять из пистолета и тут показался трактор с прицепом в котором было несколько человек нападавших, которых большая часть свидетелей опознали как жителей Коммуны Джонстауна (фамилии — см стр. 7 отчета ФБР). Все нападавшие из трактора на момент дачи показаний секретными свидетелями уже были мертвы, за исключением Ронни Дэнниса (Ronny Dennis), статус которого был неизвестен;</p> <p style="text-align: justify;">- незасекреченного свидетеля Ричарда Дуайера (сотрудник посольства США в Гайане), показания которого, однако, полностью отсутствуют в рассекреченной версии (стр. 26-49 доклада);</p> <p style="text-align: justify;">- про журналиста Washington Post Чарльза Краузе говорится, что он «не сделал себя доступным для допроса» (has not made himself available for interview), т.е. попросту говоря, исчез.</p> <p style="text-align: justify;"> В итоге имеем почти в точности ситуацию с убийством в лифте. Из 28-ми живых свидетелей один — обвиняемый, один куда-то пропал, а остальные 26 свидетелей, все дружно утвержают, что убил «первый» со своими дружками.</p> <p style="text-align: justify;">Причем имена 25-ти из этих «свидетелей» засекречены, как секретных агентов, а «несекретный» 26-й свидетель (Ричард Дуайер) скорее всего просто является кадровым офицером ЦРУ, работающим под официальным прикрытием сотрудника посольства США, и не нуждается в засекречивании (если вообще это его настоящая фамилия).</p> <p style="text-align: justify;"> В итоге, первоначальная легенда ЦРУ о Джонстауне рассыпается на глазах и выглядит теперь так:</p> <p style="text-align: justify;">Конгрессмен Лео Райан, в сопровождении секретных агентов, играющих роль озабоченных родственников жителей Джонстауна, и как бы журналистов, а на самом деле секретных агентов, внедренных в телекомпанию NBC и газеты, прибывает в Джонстаун, осматривает его. В Джонстауне секретные агенты, внедренные в Коммуну изображают недовольство ужасными условиями проживания и выражают желание вырваться из этого ужаса. А в аэропорту Райана убивает «подозрительная личность» Ларри Лейтон вместе со своими, в тот же день самоубившимися, дружками из «ужасной» Коммуны.</p> <p style="text-align: justify;">Все было в легенде красиво, пока мы не узнали, что все вовлеченные в легенду лица являются секретными сотрудниками спецслужб США (либо же членами их семей).</p> <p style="text-align: justify;"> Кроме материалов вышеупомянутых 26-ти допросов, в отчете ФБР имеются показания еще только двух свидетелей:</p> <p style="text-align: justify;">- адвоката «Народного Храма» Марка Лейна (Mark Lane), показания которого, однако, полностью отсутствуют в рассекреченной версии (стр. 314-362 доклада);</p> <p style="text-align: justify;">- адвоката «Народного Храма» Чарльза Гарри (Charles Garry), который говорит, что они с Марком Лейном прибыли в Джонстаун вместе с конгрессменом Райаном, а в день убийства Райана они прятались в джунглях недалеко от Коммуны, поскольку там происходило что-то ужасное и они слышали выстрелы. В аэропорту Порт Кайтума они в это время не находились и убийства Лео Райана не видели.</p> <p style="text-align: justify;"> Имена этих двух свидетелей НЕЗАСЕКРЕЧЕНЫ, т.е. цензор не нашел их в списке секретных агентов и не вымарал их имена из материалов. Т.е. они не являются секретными агентами.</p> <p style="text-align: justify;"> Никаких других материалов допросов в расскреченном докладе ФБР не содержится.</p> <p style="text-align: justify;">Выводы делаем сами.</p> <p style="text-align: justify;"><br> </p> <p style="text-align: justify;">http://forum-msk.org/material/fpolitic/10120031.html <br> </p> Wed, 19 Feb 2014 20:19:09 GMT http://democratia2.ru/group/c1bcdde1-8cd0-4cbf-b99a-67a950135a3a/content Олег Матвейчев. 5 способов случайно заставить всех ненавидеть тебя. http://democratia2.ru/group/4f2e4ca7-e073-416e-ad5e-be372fd46b54/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><h1 class="b-singlepost-title">Взбесить всех окружающих очень просто.</h1> Бывало ли с вами такое, чтобы друзья, коллеги или просто знакомые вдруг разозлились на вас без всякой причины? Может быть, вы говорили себе, что эти ребята слишком чувствительны и вообще не имеют права сердиться, потому что вы ничего и не сделали? <p>Психолог Дэвид Вонг считает, что причины у такого поведения есть всегда. Оказывается, можно нанести человеку сильнейшую смертельную обиду и даже не заметить этого. Подробности — в статье Дэвида на <strong>AdMe.ru</strong>.</p> <h3>5. Вы молчите, следовательно, вы игнорируете.</h3> <p>Тем из нас, кому не слишком легко дается общение с другими людьми, молчание кажется лучшим вариантом. Если вы интроверт, вам больше всего хочется, чтобы другие люди попросту заткнулись — и вы с радостью готовы предложить им такую же ответную услугу. Поэтому, столкнувшись с коллегой в торговом центре, вы предпочтете прошмыгнуть мимо него, а не тратить его и свое время на бесполезный разговор. И, скорее всего, услышите о себе вслед: «Вот козел!»</p> <ul><br> <li><strong>В чем проблема?</strong></li><br> </ul> <p>Это самая частая ошибка в общении, с которой я сталкиваюсь. Вы не отреагировали на приглашение на вечеринку. Вы не ответили на их забавное сообщение с кучей смайликов. Вы не пожелали им счастливого дня рождения. Теперь они огорчены, а вы смущены — ну кто бы мог подумать, что молчание — это оскорбление?</p> <p>Многие так думают. И для них это оскорбление — одно из самых страшных, какие только можно представить.</p> <p>Представьте — вы отправили резюме на новую работу. Что лучше — получить письмо с отказом или вообще не получить никакого ответа? Конечно, отказ — это плохо, но отсутствие ответа говорит о пренебрежении, а это в тысячу раз хуже. Точно так же некоторые люди воспринимают ваше нежелание говорить с ними.</p> <p>Помните старую поговорку: «Ненависть — не противоположность любви. Равнодушие — противоположность».</p> <ul><br> <li><strong>Поэтому имейте в виду...</strong></li><br> </ul> <p>Все дело во власти.</p> <p>Люди, которым вы отказываете в общении, думают, что таким образом вы демонстрируете свое превосходство над ними. И если вы раньше находили странным, что кто-то считает обычное повседневное взаимодействие борьбой за власть — поздравляю, сегодня вы открыли для себя что-то невероятно важное о мире.</p> <h3>4. Вы показали свое превосходство.</h3> <p>Представим такую ситуацию: на выходных вы повели в загородный ресторанчик симпатичную девушку, а когда отвозили ее домой, ваша машина внезапно заглохла, пришлось вызывать эвакуатор и оплачивать ремонт, но девушка все это время была с вами, даже осталась у вас на ночь, и, кажется, у вас все складывается отлично.</p> <a></a> <p>И вот в понедельник у кулера вы рассказываете эту прекрасную историю коллеге. Но по непонятным причинам парень после этого начинает вас избегать. И вы искренне недоумеваете, с чего бы это.</p> <ul><br> <li><strong>В чем проблема?</strong></li><br> </ul> <p>Вы продемонстрировали свое превосходство, хотя и сделали это не нарочно. Это одна из тех вещей, которые мы все время делаем случайно.</p> <p>Вы рассказали свою историю о ресторане, девушке, сломанной машине и дорогом ремонте парню, который уже два года ни с кем не встречался, живет с мамой-инвалидом на окраине, тратит почти все деньги на лекарства и врачей для нее и каждый день добирается на работу с двумя пересадками на автобусе.</p> <p>Ваш рассказ он воспринял как банальное хвастовство и попытку показать, как вы счастливы и успешны, в отличие от него.</p> <ul><br> <li><strong>Поэтому имейте в виду...</strong></li><br> </ul> <p>Это работает всегда: один из собеседников будет красивее, успешнее, умнее, привлекательнее, они оба будут знать об этом, но ни один из них не имеет права об этом упоминать.</p> <p>Для многих из нас неуверенность в собственном «ранге» — это открытая рана, поэтому для успеха коммуникации тем, кто находится «выше», приходится умалять свои достоинства. Вы замечали, что хорошенькие актрисы часто говорят, будто они ужасно получаются на всех фото?</p> <p>Ловушка в том, что мы часто не догадываемся, что в данной конкретной ситуации у нас есть превосходство над другими. Мы просто можем не знать, что у человека где-то имеется подобная «открытая» рана.</p> <p>Но помните — тот факт, что вы кого-то задели случайно, ничего не меняет. Любое ваше взаимодействие с человеком, которое приводит к понижению его самооценки, играет против вас.</p> <h3>3. Они думают, что вы им должны.</h3> <p>Бывало ли с вами такое, что после расставания ваш бывший партнер патетически восклицал: «Как ты можешь меня вот так бросить? И это после всего, что я для тебя сделал!»</p> <p>Или вы отказываетесь оказать услугу приятелю по причине, которая кажется вам вполне уважительной (например, вы не можете помочь ему с переездом, потому что работаете в этот день), а потом обнаруживаете, что приятель на вас смертельно обижен.</p> <ul><br> <li><strong>В чем проблема?</strong></li><br> </ul> <p>Велика вероятность того, что эти люди обозлились на вас, так как вы отказались платить долг, о существовании которого вы даже не догадывались. Эта странная закономерность работает в большинстве отношений: в какой-то момент оба партнера начинают думать, что другая сторона им чем-то обязана.</p> <p>Это происходит во многих несчастливых семьях. Жена думает: «Этот парень был одиноким растяпой прежде, чем я его нашла, кто знает, где бы он был, если бы я не спасла его! Наверное, давно бы уже умер». Между тем, муж считает иначе: «Я кормилец, я дал ей хороший дом, если бы не я, она связалась бы с каким-нибудь отморозком, который бы ее избивал. Возможно, до смерти!». Каждый считает себя в отношениях мучеником, который жертвует всем ради неблагодарного партнера.</p> <p>То же может происходить и на вашей работе — каждый в вашем отделе думает, что именно благодаря его героическому труду компания до сих пор держится на плаву, а босс считает, что он просто кормит целую толпу бездельников. Сотрудники потрясены и оскорблены, когда фирма бессердечно объявляет об увольнениях, а руководство шокировано и обижено, когда любой из вас уходит без объяснения причин.</p> <ul><br> <li><strong>Поэтому имейте в виду...</strong></li><br> </ul> <p>Главное, что в каждом отдельном случае другой человек отчаянно хочет, чтобы вы были в долгу перед ним. Потому что это опять-таки дает ему власть над вами (у кого больше власти — у банка или у заемщика?)</p> <p>Но при этом он не может объяснить, почему он воспринимает вас как должника — он просто злится, когда вы отказываетесь «платить». Вот и еще одна очевидная причина того, почему кто-то сердится на вас «без всякого повода».</p> <h3>2. Вы тратите их время.</h3> <p>Вы всего-навсего отправили боссу e-mail с простым вопросом или парой своих мыслей, но она почему-то страшно взбесилась. Вот неуравновешенная стерва!</p> <p>Потом, вечером, вы решили спонтанно завалиться домой к старому другу и поболтать, но этот гад совершенно не был рад вам и даже всячески пытался вас поскорее выпроводить. Ну как так, за что?</p> <p>Или, например, вы постите на стену в соцсети вашего знакомого трогательное поздравление с днем рождения, а он даже и не удосуживается ответить. Это нормально вообще?</p> <ul><br> <li><strong>В чем проблема?</strong></li><br> </ul> <p>В общем, вы уже, наверное, догадались, в чем все дело. Босс был слишком занят, так как у него попросту был аврал на работе. Ваш друг должен был приготовить ужин и принес домой кое-какую работу — ему некогда было выслушивать ваши истории о том, как вы вчера до полуночи смотрели «Теорию большого взрыва» и пили пиво. А последний парень получил еще около сотни таких же трогательных поздравлений и у него не дошли руки ответить каждому лично.</p> <p>Дело не в том, что своим гневом они хотели утвердить свое превосходство над вами: «Я весь такой важный и занятой, а ты просто последний холоп в очереди на прием ко мне». Напротив, они чувствуют себя беспомощными, так как вы становитесь одним из людей, которые пытаются украсть их и без того ограниченное время. Именно поэтому они злятся на вас. Конечно, вы можете возразить: «Занятость — это еще не повод вести себя, как последний засранец». Точно так же миллионер мог сказать бездомному, потерявшему последнюю пару обуви, что это не повод расстраиваться.</p> <p>Я расскажу о себе. Моя последняя статья собрала 6 миллионов просмотров, и почти каждый из этих людей оставил комментарий или прислал мне личное письмо, сообщение в фейсбук, в твиттер и даже на телефон, чтобы я помог с их проблемами. Я не мог этого делать физически и вынужден был разочаровать множество людей, которые надеялись на мою помощь.</p> <p>А теперь поднимите руки те, кому действительно меня жаль. Так я и думал, практически никого. Теперь вы раздражены на меня, так как считаете, что я хвастаюсь — прямо как в четвертом пункте («ой, я такой знаменитый, просто всем звездам звезда!»). В этом и вся соль: нет хорошего способа объяснить другому человеку, что у вас нет на него времени. Это всегда подразумевает наличие дел более важных, чем он.</p> <ul><br> <li><strong>Поэтому имейте в виду...</strong></li><br> </ul> <p>Человек, который в настоящее время так немногословен с вами или игнорирует ваши звонки, находится в безвыходном положении. То, что вы воспринимаете как заносчивость и демонстрацию превосходства с его стороны, он видит как личное бессилие.</p> <p>Помните, что вы только одно из звеньев в цепи чужих человеческих взаимодействий. Поэтому имейте в виду, что вам всегда придется рассчитываться и за вашего «предшественника», даже если вам кажется, что вы этого делать не должны.</p> <h3>1. Вы считаете, что всех всё устраивает.</h3> <p>Это, пожалуй, тот случай, который может подкрасться к каждому из нас. Проблема может возникнуть между соседями по комнате, друзьями, супругами и даже целыми народами.</p> <p>В офисе, например, появляются какие-то новые бессмысленные требования — например, «С сегодняшнего дня никто не может отрегулировать термостат, не спрашивая разрешения начальника».</p> <p>А ваша подруга вдруг решает, что пятница больше не будет «вечером пиццы», хотя до этого полтора года ей все нравилось.</p> <p>У вас появляется мысль — все шло прекрасно, система работала, как задумано, и вдруг они выдвигают эти нелепые требования. И тогда вы говорите примерно следующее:</p> <p>«Почему они раскачивают лодку сейчас, когда все шло так хорошо?»<br> «Почему они жалуются, ведь мы всегда так делали!»<br> «Нет у меня никаких проблем, это ты кричишь!»</p> <ul><br> <li><strong>В чем проблема?</strong></li><br> </ul> <p>Давайте рассмотрим простой пример. Во многих молодых семьях возникает так называемый конфликт из-за сиденья унитаза. Причина его в том, что мужчина полностью игнорирует потребности женщины. Он не хочет сделать ее жизнь хуже, он не испытывает к ней ненависти или чего-то в этом духе. Сиденье там, где оно, по его мнению, должно быть, все в порядке. Он просто отказывается признавать это проблемой.</p> <p>Вы оказываетесь втянутым в конфликт, даже не подозревая, что это — конфликт. Вы не будете обращать на это внимания, пока не станет слишком поздно. Правительства целых стран пали таким образом.</p> <p>Снова немного о себе. Будучи христианином, я долгое время думал, что христианство предполагается по умолчанию. Весь мир делился на христиан и чудаков. Я был потрясен, когда в колледже обнаружил, что некоторые люди обижаются, если назвать их восстановление после операции «чудом». «Нет, это результат трехмесячной мучительной реабилитации, усиленной работы очень дорогих врачей и помощи любящих родителей, которые устроились на три работы, чтобы все оплатить», — отвечали они. «Ну да, ну да, горите в аду, хиппи-атеисты», — усмехался я про себя.</p> <p>А ведь так происходит во всех сферах жизни. Когда возникает болезненный социальный вопрос, всегда находится группа людей, подобных мне — тех, кто удивлен, что другая группа недовольна «нормальным» положением вещей. «Мы не хотим никого обидеть, мы просто хотим, чтобы все оставалось, как есть», — обычное оправдание таких людей.</p> <ul><br> <li><strong>Поэтому имейте в виду...</strong></li><br> </ul> <p>Оказаться неправой стороной в таком конфликте проще, чем вы думаете. Вам нравится сидеть дома в выходные, а ваша подружка предпочитает активный отдых. После года безуспешных попыток согнать вас с дивана она сдается, а вы думаете, что отношения наконец-то стали складываться хорошо. В это время она раздумывает, как бы с вами наиболее безболезненно порвать. «Но почему, все же было здорово!»</p> <p>Да, было, но только для вас. Вы не чувствовали своего превосходства, потому что это нормальное свойство власти — ее носитель ощущает ее как норму. В отличие от других участников социального взаимодействия.</p> <p>Из всех ловушек в списке эта — худшая, потому что вы можете заставить других ненавидеть себя, даже не подозревая об этом. Чтобы избежать ее, нужно быть бдительным постоянно. Это трудно, зато количество людей, кричащих на вас, значительно уменьшится.</p> <p>http://matveychev-oleg.livejournal.com/925849.html</p> Sat, 08 Feb 2014 13:01:19 GMT http://democratia2.ru/group/4f2e4ca7-e073-416e-ad5e-be372fd46b54/content Сапатистская школа http://democratia2.ru/group/ba2d295e-ec02-435f-b24e-d9b83215eeb0/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>Первый сюрприз, который ожидает вас при въезде в сапатистскую общину Чинталапа — это разительный контраст между красотой лакандонских джунглей и блокпостом мексиканской федеральной армии, расположенной возле эхидо (сельскохозяйственная община Мексики — прим. пер.). Дети сапатистов уже привыкли к тому, что их регулярно обыскивают солдаты и расспрашивают всякий раз, когда они выходят с родителями на поля. Они привыкли к этому просто потому, что сталкивались с этим на протяжении всей своей жизни. Девочек-подростков смущает то, что солдаты оценивающе их рассматривают и что-то выкрикивают им вслед. Жизнь детей на сапатистской территории, населенной цельталями (народ группы майя в штате Чьяпас — прим. пер.) полна противоречий.<strong><span id="more-32400"></span></strong> <p>Эти дети живут между сопротивлением и смертью, они вместе со своими родителями, своими братьями и сестрами принимают участие в строительстве сапатистской автономной системы образования — той формы образования, которая отвечает их нуждам и функционирует благодаря общим собраниям членов общины и коллективной работе. Сапатистский проект автономии — это не только политический и экономический план локального, муниципального и регионального самоуправления. Это также и масштабная социально-культурная инициатива, в которой центральным элементом является именно образование. Школа как место социализации воспроизводит культуру, практику и дискурсы, но она же может и генерировать перемены и сопротивление, причем не только в самой системе образования, но и изменять самого субъекта, а также формы общинной организации и семейных взаимоотношений. Хотя в каждом из муниципалитетов есть свои нюансы, но в целом сапатистская система автономного образования считается университетом, готовящим человека к реальной жизни. Ее цели и содержание неразрывно связаны с реальными проблемами, с которыми приходится сталкиваться человеку, а также с возможными вариантами их решений при помощи размышлений и коллективных действий.</p> <p><strong>Как всё начиналось</strong></p> <p>В 2001-м году семьи сапатистов из «Автономного Муниципалитета Восстания имени Риккардо Флорес Магона» решили не отдавать своих детей в обычные школы, действующие в рамках официальной мексиканской системы образования, которая не уважает культуру и историю коренного населения. Детей в государственных школах не просвещают относительно их прав как представителей коренных народов. Детей заставляют забыть их родные языки и говорить вынуждают только по-испански. Некоторые учителя на уроках открыто критиковали деятельность EZLN (Сапатистской Армии Национального Освобождения) и родителей-сапатистов. Детей подвергали наказаниям, били и унижали за то, что они из семей крестьян-индейцев. Подобные формы повседневного культурного и физического насилия, естественно, серьезно травмировали детей и те зачастую, возвращаясь домой, плакали и говорили, что больше никогда не пойдут в школу chopol ajualil («плохого правительства»). И непосредственный опыт, полученный этими детьми, был одной из основных причин, по которым община приняла решение организовать свой собственный автономный образовательный проект, который назвали «Настоящее образование». Это система школьного образования, в которой одинаково уважаются учителя и ученики. Члены 117 общин муниципалитета решили, что их дети должны тоже участвовать в их общей борьбе и забрали их из государственных школ. Одновременно они начали строить свои центры автономного образования, где учителей демократически избирали члены общины, а затем их уже обучали опытные преподаватели со стороны — биологи, историки, агро-экологи, журналисты, инженеры и некоторые студенты муниципального центра обучения.</p> <p><strong>Темы и проблемы </strong></p> <p>В основе тематики такой системы автономного образования лежат сапатистские требования демократии, свободы и социальной справедливости, однако она так же должна отвечать конкретным нуждам каждой отдельной деревни, причем проблемы должны решаться на прямых демократических собраниях. Учебный план, принятый в государственных школах, не полностью отменяется в сапатистских школах, он лишь переформатируется с учетом местной специфики, и мексиканские национальные деятели, деятели международного уровня упоминаются в нем наравне с деятелями из числа индейцев, а история испанской колонизации преподается вместе с историей цельталей. Такие ценности, как индивидуализм, конкуренция, консюмеризм и частная собственность всерьез ставятся под сомнение — их пытаются заменить такими ценностями, как община и солидарность.</p> <p>Основная проблема, которую должна решить система автономного образования, это превратить всю общину в один большой школьный класс и внедрить программу формального образования цельталей, в рамках которой ученики будут учиться высаживать растения и собирать урожай. Им должны рассказать о традиционных фестивалях и устной народной традиции, чтобы таким образом совмещать школу и традиционную систему воспитания, принятую у коренных народов. Инициаторы программы «Настоящее образование» обучаются не только тому, как учить детей грамоте, но и политико-педагогическим методам привнесения в сознание детей зачатков критического мышления.</p> <p><i>Суть нашей системы образования в благородной борьбе и единении сердец, чтобы мы все могли идти вместе в одном направлении. Мы верим в то, что образование не сводится лишь к тому, чтобы научить читать и считать, но оно должно также помогать решать проблемы, возникающие между людьми, помогать защищать себя, учить нашей истории и тому, как продолжать борьбу». </i></p> <p>Обучение такой методике в сапатистских школах помогает детям по-иному смотреть на самих себя и свое место в нашем мире. В отличие от государственных школ, сапатистские школы для представителей коренных народов учат детей воспринимать образование в неразрывной связи с политическими вопросами — детей учат тому, как бороться, как заботиться об окружающей среде и гордиться тем, что они отстаивают свою культуру и землю.</p> <p><i>«В автономных школах мы говорим на языке цельталь и можем говорить обо всем, что нам приходит в голову и не опасаться наказания» (Глория, 11 лет). </i></p> <p><i>«Мне нравится автономная школа, потому что там уважают то, что я говорю, а учитель здесь не ругается» (Юлия, 9 лет). </i></p> <p><i>«Мы можем играть и изучать наши права. Мы теперь знаем, что правительство действует против интересов наших общин». (Мануэль, 12 лет). </i></p> <p><strong>Автономия и гендер </strong></p> <p>Сапатистская система образования позволяет детям идентифицировать себя с проектом автономии в целом. Дети полностью погружены в процесс строительства социальной и политической реальности, попутно узнавая о ценностях движения, с которыми они сначала знакомятся в школе, а затем эти ценности подтверждаются уже примером социальной и политической деятельности на контролируемых сапатистами территориях. Автономные школы это и место, где дети могут свободно высказывать свои мысли и чувства в процессе формирования собственной автономной идентичности. Почти половина школьников здесь девочки, которых весьма интересует всё, что касается индейской общины, поскольку им приходится помогать по дому, заботиться о своих младших братьях и сестрах или заниматься собирательством в горах. Одной из причин такого интереса девочек, возможно, является тот факт, что учителя не особо придирчивы к вопросам посещаемости и пунктуальности, даже позволяя девочкам приносить с собой в класс своих младших сестер и братьев.</p> <p>Мальчики, начиная с 12 лет, могут уже активно участвовать в общественной и политической жизни общины и муниципалитета, а также принимать участие в спортивных и прочих общинных мероприятиях. Однако девочки-подростки фактически не могут участвовать в этих мероприятиях, за исключением разве что тех редких случаев, когда кто-либо из их родителей занимает достаточно четкую политическую позицию, что дает возможность формировать уже иного типа отношения:</p> <p><i>«Когда моей сестре Маргарите исполнилось 14 лет, то мама решила забрать ее из школы, потому что она нужна была дома для ухода за младшими братьями. Маргарита долго плакала, но мама сказала, что учиться ей вообще не обязательно, потому что в любом случае она скоро выйдет замуж» (Лаура, 10 лет). </i></p> <p>В рамках автономной системы образования мальчиков и девочек учат «революционным правам женщин», а также тому, как на основе определенных принципов и ценностей трансформировать жизнь своей семьи и общины в целом. Девочкам рассказывают о том, какие права у них есть; их учат принимать решения и они активно участвуют в деятельности сапатистских организаций. Вместо того чтобы выходить замуж в 14-15 лет, девочки решают помогать в вопросах улучшения системы образования и здравоохранения, бороться за права человека, участвую в работе политических комитетов или же становятся insurgentas (повстанцами), поскольку это не предполагает разрыва связей с общиной.</p> <p>Система автономного образования — это возможность сформировать иной тип социализации, возникающий из иных теорий и практики гендерных отношений и культурной идентичности. Система автономного образования не ограничивается политической, социальной и культурной сферой, она включает в себя широкие сферы альтернативных знаний и альтернативного образа жизни. Сапатистские школы — это место, где коллективное знание нацелено на социальную трансформацию.</p> <p>http://rabkor.ru/likbez/2014/01/26/zapatista-autonomous-education<span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend27625"> </span><br> </p> <p><br> <i></i></p> Tue, 28 Jan 2014 09:35:40 GMT http://democratia2.ru/group/ba2d295e-ec02-435f-b24e-d9b83215eeb0/content Так-то... Или не совсем так-то? http://democratia2.ru/group/1e24f762-c243-424b-92fe-6d6b37499d8a/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>См. все тут  - http://youarenotsosmart.ru/2013/07/why-we-fuck/<br> <br> Около десяти тысяч лет назад люди обнаружили способ удерживаться на одном месте. Вместо того чтобы блуждать по всей земле в поисках еды, они научились выращивать её самостоятельно на одном и том же месте из года в год. Это открытие коренным образом изменило жизненный уклад людей. <p>Впервые со времен существования вида люди могли жить в одном и том же месте. Появилась возможность хранить и накапливать еду. Убежища стали постоянными. Популяция резко разрослась, и люди стали жить ближе друг к другу. Была изобретена валюта. Появились социальные институты: церковь, закон, армия.</p> <p>Впервые появилась возможность накапливать ценные вещи. У одного человека их могло оказаться в разы больше, чем у кого-то другого. Никогда до этого не случалось такого, чтобы один человек был значительно могущественнее другого, потому что у кочевников было ровно столько вещей, сколько они могли унести, а когда их ресурсы заканчивались, то они искали новые пастбища. В хранении излишка не было смысла.</p> <p>Но теперь люди поняли, что копить можно до бесконечности, и чем больше накопишь, тем безопаснее будешь себя чувствовать в дальнейшем. В итоге никто не был доволен имевшимся у него количеством ресурсов — все хотели иметь ещё. Не забудьте, что население при этом стремительно росло, и вскоре жестокая конкуренция за ресурсы стала новой нормой.</p> <p>Это изменило социальную динамику между людьми по всем аспектам. Человеческое существование переместилось из общества изобилия в общество дефицита. Баланс силы и власти был сильно нарушен, хотя раньше само такое понятие не могло возникнуть, и такая ситуация продолжается последние десять тысяч лет.</p> <p>Какое же это имеет отношение к сексу?</p> <p>Самое значительное изменение, вызванное развитием сельского хозяйства, заключается в том, что люди стали привязаны к определенным участкам земли. Впервые появилось и быстро стало неотъемлемой частью культуры такое понятие, как «собственность». Теперь, чтобы выжить, человек уже больше не стремился примкнуть к сплоченной автономной группе, ему приходилось тщательно оберегать свое право работать на каком-либо участке земли, невзирая на интересы других, которые тоже могли претендовать на этот же участок. Человек стал частью большой безликой экономической системы. От этого зависела его жизнь.</p> <p>Как и сегодня, когда умирал землевладелец, на его землю находилось немало претендентов, и вставал вопрос, кто получит юридическое право на владение землей. Самым простым решением было передать земли детям умершего землевладельца по наследству.</p> <p>Вот тут-то впервые со времен появления человека мужчине пришлось знать, кто является его ребенком. Во времена, когда ещё не было никаких средств контрацепции и тестов на отцовство, у мужчины был только один способ:</p> <p>Он должен быть на 100 процентов уверен, что его женщина никогда не спала ни с кем, кроме него.</p> <p>Так мужчины стали контролировать свои земли, контролируя женскую сексуальность. Эта новая «норма», созданная под влиянием экономических факторов, до сих пор является основной моделью нашего поведения: сексуальная моногамия. Для обеспечения своей экономической безопасности мужчины выбирали девственниц, не оставляя, таким образом, ни единого шанса на даже малейший намек на немоногамные отношения. Многочисленные социальные контракты, например, религиозные догмы и культурные верования, возносили верность как главную благодетель, а женщин унижали, били камнями и того хуже даже за выражение желания пойти в постель с другим мужчиной.</p> <p>Так началась эпоха сексуального неравенства и подавления, к которой мы, к сожалению, уже привыкли. Даже в прогрессивных обществах женщины, желающие иметь много сексуальных партнеров, считаются шлюхами, причем, считаются обоими полами. Мужчины такому отношению не подвергаются.</p> Sat, 25 Jan 2014 13:54:01 GMT http://democratia2.ru/group/1e24f762-c243-424b-92fe-6d6b37499d8a/content Развалить образование. Пожалуйста. http://democratia2.ru/group/670d0a9d-fb04-41ae-8ce0-4eaeab99eb1f/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>Итак, моя программа разрушения системы образования (на примере высшего образования) получилась из 7 пунктов. <p><strong><span class="selection_index" id="selection_index2"></span>1. Снижение творческой мотивации педагогов</strong></p> <p><span class="selection_index" id="selection_index3"></span>Общая идея. Как учил товарищ Сталин, «кадры решают все». Проблемы в том, что педагоги высшей школы – кадры еще те. В своей массе в ВУЗах работают самомотивированные личности, которые делают свое дело хорошо не за зарплату и не из страха наказания, а потому что им это интересно и потому, что они считают, что это важно и нужно. Как снизить рабочую и творческую мотивацию этих гвоздей людей? Их нужно унизить. Унизить так, чтобы возникла жесткая обида на систему, которой они служат. Обостренно чувство справедливости, обычно присущее самомотивированным людям, в данном случае сделает свое чёрное дело – они не смогут по-прежнему служить системе, которая их незаслуженно унизила.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index4"></span>Конкретные действия. Показателем социального статуса человека в обществе и индикатором меры оценки обществом ценности труда и заслуг человека является его зарплата (доход). Надо чтобы у профессоров и доцентов зарплаты были на уровне грузчиков, кассиров и уборщиц. Во-первых, это снизит статус педагога в глазах общества. Во-вторых, это унизит педагогов и породит обиду на систему. При этом очень важно довести ситуация именно до абсурда — чтобы профессора/доктора получали меньшеуборщицы. Подобная иррациональная ситуация вводит разум человека в состояние аффекта.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index5"></span>Дополнительно в ВУЗах следует создавать иррациональные и унизительные дефициты: бумаги, туалетной бумаги, учебников, порошка для принтера, самих принтеров и т.п. Достойный рыцарь не служит господину-идиоту, а уважающий себя профессор не сможет с полной отдачей служить ВУЗ-придурку.</p> <p><strong><span class="selection_index" id="selection_index6"></span>2. Подрыв авторитета педагогов</strong></p> <p><span class="selection_index" id="selection_index7"></span>Общая идея. Реализуя пункт 1, мы убиваем сразу несколько зайцев. Поскольку богатство является показателем социального статуса человека, студенты в основной массе будут презрительно относиться к преподавателям-нищебродам, считая их лохами и неудачниками. При таком отношении процесс передачи знаний приобретает эффективность близкую к нулевой.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index8"></span>Конкретные действия. Смотри пункт 1.</p> <p><strong><span class="selection_index" id="selection_index9"></span>3. Бюрократизация учебного процесса</strong></p> <p><span class="selection_index" id="selection_index10"></span>Общая идея. Армейская мудрость гласит: чтобы солдату в голову не приходили дурные мыcли, он должен быть постоянно занят; не важно чем, главное – занят. Чтобы в головы педагогов не проникли хорошие и умные мыли, они тоже должны быть постоянно заняты какой-нибудь пустой и тупой работой. Поскольку красить траву в среде преподавателей как-то не принято, нужно изобрести аналог «покраски травы» для профессуры.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index11"></span>Конкретные действия. Аналогом «покраски травы» в ВУЗах может быть заполнение бесчисленных и никому не нужных бумаг и отчетов. Каждый год надо менять формы основных документов, чтобы всю документацию надо было переделывать заново. Но педагоги (особенно советской закалки) – люди вредные, упертые и стойкие. Даже в бессмысленном деле они запросто могут найти творческую составляющую. Чтобы исключить эту возможность необходимо в документооборот ввести элемент авральности: около 30% всех бумаг следует требовать предоставить срочно и с-сегодня-на-завтра.</p> <p><strong><span class="selection_index" id="selection_index12"></span>4. Либерализация учебного процесса</strong></p> <p><span class="selection_index" id="selection_index13"></span>Общая идея. Обучение человека чему-то новому в большинстве случаев вызывает сопротивления. Поэтому насилие есть неотъемлемый элемент любого эффективного образовательного процесса. Отсутствие насилия резко снижает эффективность обучения. Давайте вспомним старые фильмы с Брюсом Ли и Ван Даммом или учителя «Белый лотос» из кинофильма-гротеска «Убить Билла 2». Помните, как там учителя учили своих учеников? Результата был – ого-го! Для снижения качества образования необходимо максимально либерализовать учебный процесс. Человек — существо ленивое (студент – в особенности), поэтому студенту, вырвавшемуся из под контроля школы и родителей и не попавшему в другую систему контроля, будет явно не до учебы.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index14"></span>Конкретные действия. Свободное (пусть не de jure, но de facto) посещение лекций, выбор студентами педагогов, неограниченное количество пересдач экзаменов и зачетов, минимальное отчисление (в идеале – вообще избавиться от явления отчисления) студентов. Побольше капустников, КВНов, конкурсов красоты и т.п.</p> <p><strong><span class="selection_index" id="selection_index15"></span>5. Разрушение интеллектуальной атмосферы</strong></p> <p><span class="selection_index" id="selection_index16"></span>Общая идея. В ВУЗе лекции и семинары – это не главное. Главное – это создание образовательного поля. Именно поэтому западные ВУЗ охотятся за нобелевскими лауреатами и известным учеными и готовы платить им килбаксы просто за факт присутствия. Почему учёные любят ездить на конференции и симпозиумы (на которых, по правде говоря, больше «тусуются» и «выпивают», чем обсуждают научные проблемы)? Да потому, что они там становятся умнее! Сотня светлых голов в одном месте создает уникальное «поле ума»; попавшие в это поле люди умнеют на глазах и рождают хорошие идеи.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index17"></span>Однако это интеллектуальное поле легко разрушается под действием низкоуровневых вибрация? Достаточно ввести в это поле десяток идиотов и пиши «пропало» – поля больше нет. Если идиотов будет больше, то они уже начинают создавать свое поле идиотства, в котором люди глупеют.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index18"></span>Конкретные действия. Необходимо устранить заслоны, препятствующие приему в ВУЗы идиотов, бескультурных, агрессивных личностей. Для этого необходимо:</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index19"></span>- лишить педагогов ВУЗов права отбирать студентов самостоятельно,</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index20"></span>- сделать прием в ВУЗы безличным (элементарный фейс-контроль легко выявляет вышеуказанные патологические типы),</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index21"></span>- снизить порог поступления до уровня двоченика (для этого надо увеличить набор студентов).</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index22"></span>Чтобы повышение количества обучаемых не потребовало дополнительных бюджетных средств, делаем следующее: излишки студентов должны сами оплачивать свое обучения, количество преподавателей не увеличивать, увеличить нагрузку каждому педагогу (это поможет реализации пунктов 1 и 3 программы). Увеличение количества студентов, приходящихся на одного педагога, выгодно еще и потому, что обезличивает учебный процесс, превращая его в потогонный конвейер.</p> <p><strong><span class="selection_index" id="selection_index23"></span>6. Подбор руководящих кадров</strong></p> <p><span class="selection_index" id="selection_index24"></span>Общая идея. На высшие руководящие должности в системе образования необходимо расставить людей, не соответствующих этим должностям. При правильном подборе и расстановке кадров скорый развал системы гарантирован.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index25"></span>Конкретные действия. Кого следует назначать на высшие руководящие должности в системе образования? Во-первых, людей, которые не пользуются авторитетом и уважением в среде своих коллег. Во-вторых, «крепких хозяйственников», но не мыслителями, которые в состоянии сформировать целостное представление о сложных системах. В-третьих, людей серых, не имеющих талантов и достижений; в этом случае они будут понимать, что целиком и полностью обязаны своему покровителю и будут идеально повиноваться и хранить тайну.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index26"></span>Для дестабилизации системы образования особенно ценными являются следующие психологические типы: тупые, амбициозные, гиперактивные, агрессивные, трусливые, соглашатели, алчные.</p> <p><strong><span class="selection_index" id="selection_index27"></span>7. Маскировка</strong></p> <p><span class="selection_index" id="selection_index28"></span>Общая идея. Чтобы программа разрушения образования не встретила сопротивление общественности, ее необходимо замаскировать. Врать надо по-крупному. Социальная психология утверждает: чем чудовищнее обман – тем легче в него поверят. Люди склонны думать, что их могут обмануть плохие люди (враги) исподтишка и по мелочам, но мало кто готов поверить, что их обманывают хорошие люди (свои), внаглую и по-крупному.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index29"></span>Конкретные действия. Во-первых, в СМИ необходимо создавать непрерывный информационный шум о модернизации, инновации, болонизации и т.п. Для этого можно успехи отдельных личностей (победы на олимпиадах, конкурсах и т.п.) выдавать за успехи системы в целом. Во-вторых, необходимо отвлекать внимание общественности на второстепенные вопросы. Для этого периодически следует затеивать бессмысленные реформы: менять 5-бальную систему оценок на 10- или 20-бальную, менять количество лет обучение то с 4 на 5, то с 5 на 4; сначала вводить, а потом отменять баклавариат, магистратуру, профильное обучение и т.п.; предлагать сокращать или удлинять (недовольные в любом случае найдутся) летние каникулы и т.п. Пусть в борьбе против второстепенных нововведений активная часть педагогов утилизирует и распыляет свою протестную энергию.</p> <p><strong><span class="selection_index" id="selection_index30"></span>Замечания к программе</strong></p> <p><span class="selection_index" id="selection_index31"></span>Данная программа рассчитана на 5-10 лет. После этого срока начинают действовать механизмы положительной обратной связи (когда выпускники ВУЗов</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index32"></span>сами идут преподавать в школы и ВУЗы, писать учебники и т.п.). После этого деградация образовательной системы приобретает необратимый и самоподдерживающийся характер.</p> <p><span class="selection_index" id="selection_index33"></span>Вот собственно и все. Как видите – ничего сложного.</p> <p>См. http://uainfo.org/yandex/260842-kak-razvalit-sistemu-obrazovaniya-nado-by-vyvesit-na-doske-obyavleniy-v-universitete.html<br> </p> Thu, 16 Jan 2014 18:34:12 GMT http://democratia2.ru/group/670d0a9d-fb04-41ae-8ce0-4eaeab99eb1f/content Окно Овертона http://democratia2.ru/group/5c84b11b-d61b-40cc-9849-769ea9be6b82/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><br> Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены. <br> <br> Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах. <br> <br> Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия. <br> <br> Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое. <br> <br> Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример? <br> <br> Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей. <br> <br> <br> ТЕХНОЛОГИЯ <br> <br> Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею. <br> <br> Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда. <br> <br> <br> КАК ЭТО СМЕЛО! <br> <br> Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального. <br> <br> У нас ведь есть свобода слова. <br> <br> Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме? <br> <br> Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме. <br> <br> Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности. <br> <br> Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному. <br> <br> Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ. <br> <br> Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы. <br> <br> Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого». <br> <br> <br> ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ? <br> <br> Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного. <br> <br> На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер. <br> <br> Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка». <br> <br> Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название. <br> <br> Нет больше каннибализма. <br> <br> Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным. <br> <br> Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта. <br> <br> Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена. <br> <br> «Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?» <br> <br> «А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!» <br> <br> «Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?» <br> <br> Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент. <br> <br> <br> ТАК И НАДО <br> <br> После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального. <br> <br> Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы. <br> <br> «Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека» <br> «Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства» <br> «Есть люди, желающие чтобы их съели» <br> «Антропофилов спровоцировали!» <br> «Запретный плод всегда сладок» <br> «Свободный человек имеет право решать что ему есть» <br> «Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб» <br> «А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана». <br> <br> В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства. <br> <br> Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации. <br> <br> При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей». <br> <br> «Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше. <br> <br> <br> В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ <br> <br> Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами. <br> <br> Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах. <br> <br> Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!» <br> <br> «Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.» <br> <br> «А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.» <br> <br> «А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»? <br> <br> На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике. <br> <br> Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов. <br> <br> Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна». <br> <br> Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики. <br> <br> «Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?» <br> <br> «Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!» <br> <br> «У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали» <br> <br> «Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила» <br> <br> «Их так воспитали» и т.д. <br> <br> Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу. <br> <br> «Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!» <br> <br> <br> МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ <br> <br> К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики. <br> <br> Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено». <br> <br> Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений. <br> <br> Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением. <br> <br> Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию. <br> <br> <br> КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛГИЮ <br> <br> Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла. <br> <br> Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность. <br> <br> Нет табу. <br> <br> Нет ничего святого. <br> <br> Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть? <br> <br> Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта. <br> <br> Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить? <br> <br> Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта. <br> <br> Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. <br> <br> Оглянись по сторонам.<br> <br> Ист. : http://oper.ru/news/read <br> <br> *** <br> Джозеф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественой политики Mackinac Center. Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную Окном Овертона. <br> *** <br> <span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend81445"> </span><br> Thu, 16 Jan 2014 18:18:54 GMT http://democratia2.ru/group/5c84b11b-d61b-40cc-9849-769ea9be6b82/content Макс Штирнер и материализм. Очерк по истории идей освобождения http://democratia2.ru/group/1e200667-ce23-4d51-8453-ad9491c59add/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p style="text-align: justify;">http://nihilist.li/2014/01/13/maks-shtirner-i-materializm-ocherk-po-istorii-idej-osvobozhdeniya/?&&%3A+nihilist_li+%28%D0%9D%D1%96%D0%B3%D1%96%D0%BB%D1%96%D1%81%D1%82%29</p> <p style="text-align: justify;"><br> </p> <p style="text-align: justify;">Марксистское течение преподносит свои идеи, среди которых, помимо нескольких верных, есть и много неправильных, в систематически упорядоченной форме, и поэтому обладает неким, пусть и неверным, сознанием своей истории. Анархистские течения зачастую не имеют такой разработанной системы; но у них есть история, а она постоянно и роковым образом скрещивалась и переплеталась с историей марксизма, т.к. они вместе с ним возникают из общей истории новейшего времени, начинающегося в 1789-м — а там, конкретней, во время до 1848-го года.</p> <p style="text-align: justify;">1.</p> <p style="text-align: justify;">Лишь вместе с Французской революцией развивается принцип современного общества и его государства. Все предыдущие общества строились согласно некоторому количеству совершенно определённых принципов: отдельные власти с соответствующими ограниченными правами владения вещами и людьми, сословное или сегментированное общество с соответственно разграниченными правовыми сферами. О государстве тут  говорить можно столь же мало, как и об обществе. Крестьяне одной деревни, возможно, составляют друг с другом или с крестьянами того же властителя одно общество; но и в деревнях есть слуги, бесправные жители, а с другой стороны — свободные крестьяне и землевладельцы, находящиеся в совершенно разных правовых положениях. Правовое же положение крестьян, в свою очередь, зависит от земельного права их представительств при дворе, а на них ориентируются услуги, которые крестьяне должны оказывать различным хозяевам. О равенстве нет и речи, равно как и о какой-либо неограниченной власти — пусть даже государства, ни о собственности в современном смысле.</p> <p style="text-align: justify;">Эти отношения сходны, более или менее, по всему миру и пронизывают всю структуру общества. Так, ремесленники одной гильдии, в лучшем случае, составляют друг с другом своё общество, но не с клерикалами, которые, в свою очередь, принадлежат обособленному обществу. На самом верху находятся короли, чьи права так же ограниченны, как и у всех прочих. Вся конструкция статична, не являясь стабильной, и существует примерно с тех пор, как существуют земледелие и скотоводство. После 1789-го года она рушится, не будучи способной к какому-либо серьёзному сопротивлению. Современное государство как суверен и собственность со свободой заключения договоров губят этот мир тем, что бросают его элементы в раскручивающийся водоворот капиталистических производственных отношений. С тех пор они в снятом виде существуют в капиталистическом обществе в форме рэкета, своячества, кастового общества, а также в продолжении первой формы власти — в неравенстве полов.</p> <p style="text-align: justify;">2.</p> <p style="text-align: justify;">Все современные понятия освобождения, к которым относится и анархизм, предполагают это свержение старого общества. Хотя до того и случались восстания против властей, но они оставались локальными и партикулярными как и сами власти и никогда не развивали универсального характера. Даже коммунистические тенденции останавливались на общности продуктов, не доходя до общественного производства, без которого совершенно невозможны богатство и свобода, а тем самым и коммунизм. Должно ли было всё оставаться таким — не является сегодня первостепенным вопросом, т.к., в любом случае, продвижение капиталистического способа производства упразднило возможность перехода к коммунизму в обход его. (1)</p> <p style="text-align: justify;">Противоречивым образом такой переход был заложен в революции 1789-го года, но не свершился, т.к. революция противостояла миру, в котором переворот тут же возымел последствия, но всюду разные. Крушение старого порядка разделилось, конфликт принял различные формы и стал асинхронным, и всем этом воспользовался ответный удар. Особенно поучителен случай ближайшего соседа и традиционно стратегического преддверия Франции, Германии. (2) Там революционная война принимает, среди прочего, форму философского конфликта.</p> <p style="text-align: justify;">Параллель проводилась часто, например Генрихом Гейне в книге «О Германии», и понять её невозможно, если не помнить, что после 1789-го начинается абсолютно новая форма общества, требующая иной логики и абсолютно новой философии. Оная начинается с философии Канта. Вопросы всей предшествующей метафизики теряют в её рамках своё былое значение и образуют совершенно новые констелляции.</p> <p style="text-align: justify;">3.</p> <p style="text-align: justify;">После Канта философия претерпевает кризис. Её прежние методы и большая часть её высказываний не выдерживает критики, её объект сводится к миру проявлений, реальный мир стал недосягаем как гнекая «вещь в себе». В этих условиях начинается реакция на Канта, опирающаяся на высказывание Декарта: cogito, ergo sum; мышление доказывает существование того, что мыслит. Отсюда, от разума, новая философия пытается совладать с понятийным кризисом.</p> <p style="text-align: justify;">Именно мышление, минимально объективное, материальное, должно рассматриваться как единственно доказано реальное. Но за этой мыслью уже стоит другая, полу-скрытая, которая вскоре будет сформулирована: должно вообще что-то существовать, чтобы существовало мышление; бытие — так это звучит теперь — определяет сознание. (3)</p> <p style="text-align: justify;">Но перед этим Гегель развивает свою философию только из понятия мышления: из того, что оно существует. Более этого пока не известно. Это бытие, однако, пока не имеет определений: об объектах мышления тоже пока ещё ничего не известно. Чистое, неопределённое бытие является ни чем иным, как ничем. Из этого раздвоения выводится вся остальная логика. После логики Гегель приступает к сотворению реального мира тем (4), что дух выражает себя в природе, отчуждается от себя и противопоставляет себе себя как реальный мир. Если всё это звучит очень странно, то, возможно, утешением послужит то, что это бросилось в глаза и его современникам: Шеллинг остро и непреклонно критикует невозможный переход, выведение природы из духа, реальности — из мысли. (5)</p> <p style="text-align: justify;">Но поначалу Гегель царит на сцене. Его система выглядит как функциональное объяснение мира. Кажется, что кризис преодолён. Критика Шеллинга тоже не воспринимается всерьёз: философия Гегеля котируется как раз потому, что под его понятием бога можно понимать как христианского бога, так и нечто вроде мирового разума. И не доказывала ли современная наука ежедневно, что мир постигаем при помощи разума? Что говорит против того, чтобы предположить, что в предметах природы нам встречается то же самое, только в овеществлённой форме, что существует в наших головах как понятие о них? Возражение Шеллинга было отвержено общественностью как враждебное Просвещению, как результат его обращения к христианству и мистике. Но внутри философии тикало что-то, что вскоре сокрушило её и сделало из неё нечто совершенно иное.</p> <p style="text-align: justify;">4.</p> <p style="text-align: justify;">Школа Гегеля раскалывается после 1838-го года на два лагеря. Младогегельянцы из гегелевской философии религии делают вывод — бог и религия являются формами человеческого сознания, в которые человек выделил и проецировал в созданное им самим небо свои способности и потребности, в удовлетворении которых ему в этом мире было отказано, и сделал их объектом поклонения. Старогегельянцы или правые гегельянцы всё ещё пытаются совместить учение Гегеля с христианством. Различные учения младогегельянцев являются с точки зрения учения Гегеля легитимными, и даже почти неизбежными. Действительно, философская система высказываний всегда многозначна и позволяет трактовать их по-разному; а положения и понятия Гегеля сами многозначны и, я хочу сказать, вывернуты странным образом. Можно даже подумать, что философские высказывания обладают какой-либо ценностью только тогда, когда их рассматривают под тем аспектом, что они неверны.</p> <p style="text-align: justify;">Отдельные мнения в младогегельянской школе различались довольно сильно и вскоре вступили в конфликт друг с другом. К примеру, Фейербах, первым сформулировавший критику религии, вскоре обратился против метафизики вообще и потребовал, чтобы «философия будущего» была материалистической. Из-за критики философии терпит крах и вся философия духа, и всё, что стоит позади проявлений, является таким же фрагментом мышления как бог. Правда и реальность совпадают и растворяются в том, что можно охватить при помощи чувств. Тут материализм Фейербаха останавливается, собственно, он выглядит точно так же, как то, что сотню лет назад и до Канта называлось сенсуализмом.</p> <p style="text-align: justify;">Бруно Бауэр, напротив, приходит к критике религии совершенно иным путём. Изначально он хотел, против младогегельянцев, доказать тождественность философии с Откровением, причём — отдельных фаз библейской истории Откровения с фазами раскрытия мирового духа в истории. И, по его мнению, получалось у него довольно хорошо, пока он не обнаружил в Евангелиях указания на то, что они являются продуктами художественной работы и задумки и указывают на индивидуального творца, а не на дело коллективного духа. Тем самым, одним махом для него изменилась оценка человеческого самосознания, отводившаяся ему в системе Гегеля: работа человеческой мысли над субстанцией, её предметом, должна была быть тем, что толкало историю мирового духа вперёд, а христианство — ни чем иным, как ещё не осознанным знанием человечества о самом себе, которое лишь в образе бого-человека сделало себя предметом поклонения.</p> <p style="text-align: justify;">Следующей ступенью самосознания должен был выход за пределы религии. Концепция Бауэра полностью подчиняется мысли, что чисто идеалистически, но не так, как у Гегеля – равновесие между человеческим самосознанием и субстанцией, миром пассивных объектов, гарантирует Откровение мирового духа, а наоборот — деятельность самосознания над этой субстанцией, является негативной, разрушительной, и именно поэтому — творческой деятельностью. Идеализм Бауэра и материализм Фейербаха, которые, казалось, стояли так близко в критике религии, ожесточённо спорят друг с другом; школа раскалывается ещё раз прежде чем элементы обеих фракций сливаются в новом учении и находят в нём своё верное соотношение.</p> <p style="text-align: justify;">5.</p> <p style="text-align: justify;">Так, по крайней мере, написано в книгах. А Маркс затем, как можно прочесть в его первом из его «Тезисов о Фейербахе», взял идеалистически развитое Бауэром понятие человеческой деятельности и дополнил им материализм Фейербаха, в котором этот аспект полностью отсутствовал, до диалектического материализма. В этой перспективе можно провести линию между ранними, находившимися под сильным влиянием Фейербаха, трудами Маркса и более поздними, исходившими из тезисов о Фейербахе. «Реконструкция Марксова мышления», которая, как известно, важна не менее, чем консервация мозга Ленина, может начинаться, к тому же — при столь благоприятных условиях, что это мышление было всеобъемлющим синтезом школы младогегельянцев, суммой продуктов распада философии.</p> <p style="text-align: justify;">Но из этого не получится ничего стройного, в историческом плане, а в понятийном и подавно. Младогегельянская школа исчезает после её снятия в Марксовой системе без единого звука, почему — не совсем понятно; переход в новый синтез странно гармоничен, каким он обычно бывает только в диктатурах. Росчерк пера гениального вождя примиряет отчаянную ссору. Едва ли так было на самом деле. Чего-то не хватает. Всё это было куда более кризисным и заходило куда дальше. Философский труд школы Гегеля должен был так крепко сесть на мель, что он должен был со скрипом остановиться. А синтез, в котором всё должно было соединиться, тоже выглядит не особенно удачно. Должно быть что-то ещё.</p> <p style="text-align: justify;">Ибо над синтезом, причём над совершенно иным и совершенно негативным, работал кое-кто ещё — уже упомянутый в заголовке Макс Штирнер. Штирнер происходит из школы Бауэра, из его берлинского кружка, который называли «клубом докторов»; кучка весьма радикальных, весьма интеллектуальных молодых людей с академическими титулами, которых не пришлось бы стыдиться, развившая посредством преданности делу философской критики и некоторого фанатизма способность впутываться в самые дикие авантюры и не находить из них выхода; всё это — замечательные примеры бывшего всегда эндемическим для школы Гегеля философского безумия. (5)</p> <p style="text-align: justify;">Штирнер, согласно Энгельсу, самый одарённый из этой кучки, проделал трюк последовательного продолжения бауэровской критики Фейербаха с одновременным переходом на сторону Фейербаха, причём так, что и учение Бауэра и учения Фейербаха оказались в равной мере опровергнуты. Бауэр видел в критике религии Фейербаха не преодоление христианства, а его усовершенствование; основной чертой христианской истории, от реформации до пиетизма, заключается в том, что представляемая божественная сущность всё более растворяется в неопределённом, пока оно не предстаёт в Шлейермахеровской теологии как простое чувство «совершенной зависимости». Фейербах оставляет зависимость, и даже форму религии нетронутыми, когда он требует заместить религию бога на свободную религию, в которой человечество познаёт себя как человечество. (6)</p> <p style="text-align: justify;">К этому Штирнер применяет метод самого Фейербаха. Если в центре учения Фейербаха стоит «Человек», человечество как абстракция, как вид и как идеал, не является ли это таким же религиозным представлением? Не требует ли Фейербах от отдельных индивидов отказаться от себя как от индивидов и узнать себя в абстрактном «Человеке», т.е. перечеркнуть себя как индивидов, если они не вливаются в понятие «Человека»? Учение Фейербаха, мыслимое последовательно, требует критики этого самого религиозного понятия «Человечества». И в этой перспективе она должна встретиться с бауэровской критикой в одной определённой точке. Но точка эта, печальным образом, заключается именно в том, что как понятие самосознания у Бауэра, так и понятие человека у Фейербаха терпят крах в том, что люди, которые должны ими объясняться (7), необходимым образом являются телесными, никоим образом не сводимыми к понятиям; они так же мало укладываются в понятия, как и все прочие природные предметы, ими опозорены махинации философской критики.</p> <p style="text-align: justify;">6.</p> <p style="text-align: justify;">Конфликтующие течения, в которых философия стремится обрести реальность, встречаются в одной точке, и можно показать, что в этой точке они взаимно упраздняются. Книга Штирнера отмечает эту точку. Она, а не неопубликованные заметки, в которых Маркс создаёт новую синтезу, единым махом взрывает школу младогегельянцев и выставляет её учения и учения любой другой «просто-философии» как заведомо и окончательно никчёмные. Марксовой синтезе придётся сравниться с этим притязанием.</p> <p style="text-align: justify;">Маркс ведёт своё разбирательство со Штирнером в манускрипте под названием «Немецкая идеология» очень серьёзно; в отличие от Фридриха Энгельса, который почти с энтузиазмом нахваливает книгу Штирнера. В большинстве случаев Маркс избегает дискуссии по главному логическому вопросу, поставленному Штирнером. Но он не остался индифферентным. Взаимное позитивное снятие конфликтующих течений материализма и идеализма показывает, что Штирнерова критика сказала своё слово. Ничто больше не может устоять, что не исходит из того, что сначала должны существовать живые люди.</p> <p style="text-align: justify;">Но тогда, и только тогда, то, что они действительно подчинены общим понятиям, становится жуткой загадкой, которую необходимо решить. Ведь реальные люди не говорят как штирнеровский Единственный: какое мне дело до религии, до государства, до собственности? Всё это, как кажется, весьма занимает их, они живут в мире, чьё функционирование не было бы возможным без идеологии, т.е. без того, чтобы индивиды сами, направляемые своими мыслями, не поддерживали бы всё это безумие на ходу.</p> <p style="text-align: justify;">В принципе, едва ли можно было бы противоречить тому, что Маркс делает верный вывод, когда он после «Единственного» Штирнера обращается к общественной идеологии. Но это было бы слишком гладким. Маркс единственный с трудом смог выйти из кризиса невредимым. Его учение заплатило за это высокую цену.</p> <p style="text-align: justify;">Маркс был сторонником Бауэра, прежде чем он стал после 1842-го года сторонником Фейербаха. Школа Бауэра была почти полностью политизированной в том смысле, что государственность стояла в центре её мысли. Революция проявляется только под её политическим знаком, а посему, политическое направление — в якобинской форме: религия, монархия, всё общество должно было быть замещено радикальным гражданством. Относительно политической сферы все другие сферы кажутся простой пассивностью, инертностью; лишь позднее Эдгару Бауэру, младшему брату, пришло в голову сформулировать критику государства, с которой стало мыслимо упразднение государства. (8)</p> <p style="text-align: justify;">Человек как владелец, по крайней мере, товара «рабочая сила», капиталистические отношения, не могли быть охвачены таким образом. Как и буржуазные теоретики, эта школа должна была просмотреть общественное значение сферы только частного, неполитического; интересы, которые принадлежат индивидам как собственникам, т.е. функционерам товарной экономики, должны были выглядеть так, как будто они являются их непосредственными жизненными интересами. Индивиды можно было отделить от их роли государственных граждан, но не от их роли владельцев товара. Штирнер тоже совершает эту фундаментальную ошибку, многие ошибки в его книге происходят из неё.</p> <p style="text-align: justify;">Неверное, тоталитарное заострение младогегельянской критики религии, которая, к примеру, приводит Бруно Бауэра к полному отрицанию буржуазной эмансипации евреев, пока они не откажутся от своей религии, неверно так же, как и это понимание государства. Нечто среднее между христианской монархией и якобинской республикой (9) нельзя было разглядеть. Но это среднее существовало. Это реальное буржуазное общество, как оно было тогда полностью развито только в северо-американских республиках. И лишь оттуда Маркс находит выход из тупика младогегельянской теории: в переходе к критике буржуазного общества. И этот тупик, напоследок с книгой Штирнера, становится всё более узким и безвыходным.</p> <p style="text-align: justify;">Выход показал Мозес Гесс (10) своим сочинением «<a href="http://libelli.ru/works/m_hess.htm">О сущности денег</a>». Для Маркса это, наверняка, оказалось большим облегчением; наконец, ему удаётся связная критика учения Бауэра. (11) Но выход имел свою цену: Маркс почти теряет государство из виду. Оно, как самостоятельная величина, хотя и присутствует в «Капитале» на каждом уровне, но с той позиции, которую теперь занимает Маркс, критику государства развить практически невозможно.(12) Этот недостаток, как мы знаем сегодня, катастрофичен. Он делает возможным становление школы Маркса, которая как исполнительница завещания свержения философии, продаёт это наследство новому государству, деспотии невиданного размаха; а также её выступление в роли герметического учения и партии, которой не приходится считаться с отклонениями и сомнениями, которая доже в состоянии подделывать свидетельства о своём происхождении.</p> <p style="text-align: justify;">Мы всё ещё находимся в центре этой катастрофы, и те революционные тенденции, которые не растворились в этом марксизме, тем можно только посоветовать хорошо изучить эту историю; равно как им стоит впитать то важное и необходимое, что содержится в Марксовой критике политической экономии. Только так можно было бы снова получить то, что исторически было потеряно не единожды: переход к действительно освобождающей критике, которая была бы в состоянии спровоцировать кризис идеологии. В понимаемой таким образом традиции оба, Маркс и Штирнер, стояли бы на своих местах.</p> <p style="text-align: justify;"><i>Опубликовано в GaiDao, Nr. 37, </i><i>январь 2014. </i><i>Перевод с немецкого: liberadio.noblogs.org</i></p> <p style="text-align: justify;"><i>1</i><i>) </i><i>См. на эту тему короткий текст 1978-го года «Разум и история у Маркса»: </i><a href="http://liberadio.noblogs.org/?">http://liberadio.noblogs.org/?</a><i></i></p> <p style="text-align: justify;"><i>2</i><i>) </i><i>Германию, в сравнении с тенденциями французского общества до 1789-го года, можно рассматривать как немного недо-цивилизованную провинцию Франции, потом и до 1848-го — как полностью зависимую область, которая, прежде всего, была примечательна тем, что тут ещё существовало сопротивление, создававшее трудности для принципов революции. Неполноценность переворота, как мне хочется подметить, заключается именно в том, что его волна разбилась, а пространство, в котором это произошло, обрело вид самостоятельного развития лишь в ходе этой контрреволюции. Возникновение немецкой нации объясняется только этим катастрофическим происшествием. Отсюда и абсурдность, и, возможно, историческая важность вопроса — что, вообще, считается «немецким».</i></p> <p style="text-align: justify;"><i>3) Это высказывание стало известным благодаря Марксу. Но оно принадлежит, скорее, Шеллингу, что бы оно у него ни означало. Ср.  Manfred Frank, Der unendliche Mangel an Sein, München 1992</i></p> <p style="text-align: justify;"><i>4) Гегель действительно сравнивает свою «Систему логики» с «мыслями бога перед сотворением», переход от «логики» к описанию природы в «Энциклопедии наук» был бы этим сотворением. </i></p> <p style="text-align: justify;"><i>5</i><i>) </i><i>Причём таким образом, который можно истолковать как мстительный, мелочный, и даже злобный. См. предисловие к:  Cousin, Victor, Über deutsche u. französische Philosophie, 1834, p. XIV</i></p> <p style="text-align: justify;"><i>6) Это невероятно, но он действительно требовал этого, и французское движение действительно некоторое время считало его одним из своих пророков.</i></p> <p style="text-align: justify;"><i>7) Единственные настолько уникальны, что их нельзя выразить через что-либо ещё; всякое выражение, которым я обозначаю одного или нескольких Единственных, означает лишь, что я замещаю их этим выражением, которое их тогда представляет. Таким образом, я теряю Единственного вместо того, чтобы его получить. То же касается и вещей и их взаимоотношений с только мыслимыми объектами. И лишь с этой позиции возможно удивлённо прийти в выводу, что против такой элементарной логики в реальности выступает отношение, при помощи которого можно, в буквальном смысле, сравнивать друг с другом яблоки и груши, собственно — стоимость: отношение явно игнорирующее уникальность Единственного, причём настолько, что даже голод не является причиной для производства. </i></p> <p style="text-align: justify;"><i>8) В «Споре критики с церковью и государством» и других забытых небольших сочинениях. Неттлау и Ландауэр считали их первыми документами анархизма. Мне тоже так кажется. Но анархизм этот всегда был только философским, спекулятивным. Тогда он не смог развиться. Когда и как он мог бы развиться — это уже другой вопрос.</i></p> <p style="text-align: justify;"><i>9) Или же — упразднение государства.</i></p> <p style="text-align: justify;"><i>10) Слишком недооцененный человек, чьё невероятное влияние на эти вопросы тоже часто недооценивается, которому и тут нельзя отдать должного. Его же собственная критика Штирнера указывает на полнейшее непонимание вопроса, но, возможно, он не принадлежал к тому сорту людей, которые способны впутаться в подобные авантюры.</i></p> <p style="text-align: justify;"><i>11) «Святое семейство»; менее удачным, да и вообще, полностью никчемным является его небольшое сочинение «К еврейскому вопросу», в особенности его вторая часть.</i></p> <p style="text-align: justify;"><i>12) «</i><a href="http://www.isf-freiburg.org/isf/beitraege/bruhn-abschaffung.staat.html">Тезисы об отношении анархистской и марксисткой критики государства</a><i>» Йоахима Бруна 1988-го года всё ещё очень ценны и довольно хорошо охватывают эту проблему; Брун и сегодня говорит, например, что Маркс и Бакунин оба систематически остаются ниже уровня негативности, который был установлен или затребован Гегелевской философией государства и права. Мне кажется, Штирнер очень хорошо маркирует эту точку, с которой могла начаться такая негативность.</i></p> Mon, 13 Jan 2014 18:51:37 GMT http://democratia2.ru/group/1e200667-ce23-4d51-8453-ad9491c59add/content 12 когнитивных искажений, доставшихся человечеству от далеких предков и не дающих нам рационально воспринимать действительность http://democratia2.ru/group/c6ee3225-c6e4-4aa3-9338-32deed9052cc/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><br> <br> Человеческий мозг способен выполнять 1016 операций в секунду. Ни один компьютер на такой объем работы не способен. Но при этом человеческий мозг — крайне ненадежное устройство.<br> Обычный калькулятор может выполнять математические вычисления в тысячу раз вернее, чем человек. Наши воспоминания субъективны, обрывочны и изменчивы. Наши восприятие и обработка информации об окружающей действительности подвержены множеству мелких помех.<br> Неточности и погрешности в нашем восприятии называются когнитивными искажениями. Они появились не на пустом месте — каждое вызвано суровой эволюционной необходимостью.<br> Чтобы выжить, нашим предкам нужно было мыслить как можно быстрее и эффективнее. Наш разум до сих пор сохранил тенденцию выбирать самый короткий путь к оценке новой информации. Такие сокращения мысленного пути называют эвристиками. С одной стороны, эвристики помогают нам быстро принимать решения в трудных жизненных ситуациях. С другой — каждая из эвристик приводит к тому, что мы сосредотачиваемся лишь на одном аспекте сложной проблемы и оказываемся не в состоянии трезво и адекватно оценить окружающую обстановку. Вот двенадцать самых распространенных эвристик.<br> <br> 1. Предвзятость подтверждения<br> Мы охотно соглашаемся с теми людьми, которые охотно соглашаются с нами. Мы ходим на сайты, на которых преобладают близкие нам политические взгляды, а наши друзья, скорее всего, разделяют наши вкусы и убеждения. Мы стараемся избегать отдельных людей, групп и новостных сайтов, которые могут заставить усомниться в правильности нашей жизненной позиции.<br> Американский психолог-бихевиорист Беррес Фредерик Скиннер называл это явление когнитивным диссонансом. Люди не любят, когда в их сознании сталкиваются конфликтующие представления: ценности, идеи, верования, эмоции. Чтобы избавиться от конфликта между установками, мы бессознательно ищем те точки зрения, которые уживаются с нашими взглядами.<br> Мнения и взгляды, угрожающие нашему мировоззрению, игнорируются или отвергаются. С появлением интернета эффект предвзятости подтверждения только усилился: найти группу людей, которая всегда и во всем будет с вами соглашаться, теперь способен практически каждый.<br> <br> 2. Искажение в пользу своей группы<br> Этот эффект похож на предвзятость подтверждения. Мы склонны соглашаться с мнением людей, которых мы считаем членами своей группы, и отвергать мнения людей из других групп.<br> Это проявление наших самых первобытных тенденций. Мы стремимся быть заодно с членами нашего племени. На уровне нейробиологии такое поведение связано с нейромедиатором окситоцином. Это гормон гипоталамуса, оказывающий мощное воздействие на психоэмоциональную сферу человека. Сразу после родов окситоцин участвует в формировании отношений между матерью и ребенком, а в более широком плане помогает нам формировать крепкие связи с людьми из нашего круга.<br> В то же самое время окситоцин вызывает в нас подозрительность, страх и даже пренебрежение по отношению к посторонним. Это продукт эволюции, в которой выживали лишь те группы людей, которые успешно взаимодействовали друг с другом внутри племени и эффективно отражали нападения аутсайдеров.<br> В наше время когнитивное искажение в пользу своей группы заставляет нас неоправданно высоко оценивать возможности и достоинства близких людей и отрицать наличие таковых у лиц, нам лично незнакомых.<br> <br> 3. Рационализация после покупки<br> Помните, когда вы в последний раз купили что-то ненужное, неисправное или просто слишком дорогое? Вы наверняка очень долго убеждали себя, что поступили совершенно правильно.<br> Этот эффект также известен как стокгольмский синдром покупателя. Это встроенный в каждого из нас защитный механизм, заставляющий искать аргументы оправданности своих действий. Бессознательно мы стремимся доказать, что деньги были потрачены не зря. Особенно если деньги были большими. Социальная психология объясняет эффект рационализации просто: человек готов пойти на что угодно, лишь бы избежать когнитивного диссонанса.<br> Купив что-то ненужное, мы создаем конфликт между желаемым и действительным. Чтобы снять психологический дискомфорт, действительное приходится долго и тщательно выдавать за желаемое.<br> <br> 4. Эффект игрока<br> В научной литературе называется ошибкой игрока или ложным выводом Монте-Карло. Мы склонны предполагать, что многие случайные события зависят от случайных событий, произошедших ранее.<br> Классический пример — подбрасывание монетки. Мы подбросили монету пять раз. Если орел выпадал чаще, то мы будем считать, что в шестой раз должна выпасть решка. Если пять раз выпала решка, мы будем думать, что в шестой раз обязан выпасть орел. На самом же деле вероятность выпадения орла или решки при шестом броске такая же, что и при предыдущих пяти: 50 на 50.<br> Каждый последующий бросок монеты статистически независим от предыдущего. Вероятность каждого из исходов всегда 50%, но на интуитивном уровне человек не в состоянии этого осознать.<br> На эффект игрока накладывается недооценка возвращения величины к среднему значению. Если решка все-таки выпала шесть раз, мы начинаем верить, что с монетой что-то не так, и что экстраординарное поведение системы продолжится. Далее начинается эффект отклонения в сторону позитивного исхода — если нам долго не везло, мы начинаем думать, что рано или поздно с нами начнут происходить хорошие вещи.<br> Сходные чувства мы испытываем, заводя новые отношения. Всякий раз мы верим, что в этот раз у нас все будет лучше, чем при предыдущей попытке.<br> <br> 5. Отрицание вероятности<br> Мало кто из нас боится ездить в автомобиле. Зато мысль о полете на высоте 11 400 метров в боинге вызывает внутренний трепет практически у каждого. Полеты — противоестественное и в чем-то опасное занятие. Но при этом каждый человек знает, что вероятность погибнуть в автокатастрофе гораздо выше, чем вероятность погибнуть при крушении самолета.<br> Различные источники определяют шансы смерти в автомобильной аварии как 1 к 84, а вероятность смерти в авиакатастрофе — 1 к 5000 или даже 1 к 20 000. Этот же самый феномен заставляет нас постоянно беспокоиться о терактах, хотя на самом деле нужно бояться падения с лестницы или пищевого отравления.<br> Американский юрист и психолог Касс Санстейн называет этот эффект отрицанием вероятности. Мы не в состоянии правильно оценить риск или опасность того или иного занятия. Для упрощения процесса вероятность риска или игнорируется полностью, или ей приписывается решающее значение. Это приводит к тому, что мы считаем сравнительно безобидные виды деятельности опасными, а опасные — приемлемыми.<br> <br> 6. Избирательное восприятие<br> Внезапно мы начинаем обращать внимание на появление какой-то вещи, феномена или объекта, которых не замечали ранее. Скажем, вы купили новую машину: всюду на улицах вы видите людей в таком же автомобиле. Мы начинаем думать, что эта модель автомобиля вдруг стала более популярной. Хотя на самом деле мы просто включили ее в рамки своего восприятия.<br> Похожий эффект происходит с беременными женщинами, которые внезапно начинают замечать, сколько вокруг них других беременных женщин. Мы начинаем всюду видеть значимое для нас число или слышать понравившуюся нам песню. Мы словно пометили их галочкой в своем сознании. Затем к избирательности восприятия прибавляется уже рассмотренная нами предвзятость подтверждения.<br> Этот эффект известен в психологии как феномен Баадера-Майнхоф. Термин придумал в 1994 году безымянный посетитель форумов газеты Pioneer Press в городе Сент-Пол. Дважды за сутки он услышал название немецкой радикальной Фракции Красной Армии, основанной Андреасом Баадером и Ульрикой Майнхоф. Мало кто способен поймать себя на избирательном восприятии действительности. Раз нас положительно бомбардируют именами немецких террористов, значит где-то зреет какой-то заговор!<br> Из-за данного когнитивного искажения нам очень трудно признать какое-то явление простым совпадением… хотя это именно совпадение.<br> <br> 7. Эффект статуса-кво<br> Люди не любят перемен. Мы склонны принимать решения, которые приведут к сохранению текущего положения дел или к самым минимальным изменениям.<br> Эффект отклонения в сторону статуса-кво легко увидеть и в экономике, и в политике. Мы держимся за рутину, бюрократию, политические партии, мы начинаем шахматные игры с самых проверенных ходов и заказываем пиццу с одной и той же начинкой. Опасность в том, что потенциальный ущерб от потери статуса-кво для нас важнее, чем потенциальная выгода от нового положения дел или альтернативного варианта развития событий.<br> Это подход, на котором держатся все консервативные течения в науке, религии и политике. Самый наглядный пример — американская реформа здравоохранения и защиты пациентов. Большинство жителей США за бесплатную (или хотя бы дешевую) медицину. Но страх потери статуса-кво привел к тому, что деньги на реформу выделены не были и с 1 по 16 октября 2013 года правительству США пришлось прекратить свою работу.<br> <br> 8. Эффект негативности<br> Мы уделяем больше внимания плохим новостям, нежели хорошим. И дело тут не в том, что мы все пессимисты. В процессе эволюции правильная реакция на плохие новости была куда важнее, чем правильная реакция на хорошие. Слова «эта ягода вкусная» можно было пропустить мимо ушей. А вот слова «саблезубые тигры едят людей» пропускать мимо ушей не рекомендовалось.<br> Отсюда избирательность нашего восприятия новой информации. Негативные новости мы считаем более достоверными — и крайне подозрительно относимся к людям, которые пытаются убедить нас в обратном. В наше время уровень преступности и количество войн ниже, чем когда-либо в истории человечества. Но большинство из нас охотно соглашается, что ситуация на Земле с каждым днем становится все хуже и хуже.<br> С эффектом негативности связано и понятие фундаментальной ошибки атрибуций. Мы склонны объяснять поступки других людей их личными особенностями, а собственное поведение — внешними обстоятельствами. Это опять-таки объясняется эволюцией и избирательным восприятием действительности. Получать негативную информацию о ненадежных или откровенно опасных членах социума и оперативно на нее реагировать для наших предков было куда важнее, чем адекватно оценивать собственное поведение.<br> <br> 9. Эффект большинства<br> Человек — существо коллективное. Нам нравится быть, как все, даже если мы сами это не всегда осознаем или открыто выражаем свой нонконформизм. Когда приходит пора массово выбирать фаворита или победителя, индивидуальное мышление уступает место групповому. Это называется эффектом присоединения к большинству или эффектом подражания.<br> Вот почему профессиональные политологи так негативно относятся к предвыборным опросам. Результаты опросов вполне способны повлиять на результаты выборов: многие избиратели склонны менять свое мнение в пользу победившей в опросе стороны.<br> Но речь не только о глобальных явлениях вроде выборов — эффект большинства может наблюдаться и в семье, и в маленьком офисе. Эффект подражания отвечает за распространение форм поведения, социальных норм и идей среди групп людей вне зависимости от того, какие мотивы или основания есть у этих идей, норм и форм.<br> Бессознательная склонность человека к конформизму и связанные с ней когнитивные искажения были продемонстрированы в 1951 году в серии экспериментов американского психолога Соломона Аша. Собранным в аудитории студентам демонстрировались карточки с изображениями и задавались вопросы про длину линий на изображениях. Только один студент в каждой группе был настоящим участником эксперимента. Все остальные были подставными лицами, специально дававшими неправильный ответ. В 75% случаев настоящие участники соглашались с заведомо неверным мнением большинства.<br> <br> 10. Эффект проекции<br> Мы очень хорошо знакомы со своими мыслями, ценностями, верованиями и убеждениями. Еще бы, в обществе самого себя мы проводим 24 часа в сутки!<br> Бессознательно мы склонны полагать, что другие люди мыслят точно так же, как и мы. Мы уверены, что большинство окружающих разделяют наши убеждения, даже если у нас для этого нет никаких оснований. Ведь проецировать свой способ мышления на других людей очень легко. Но без специальных психологических упражнений крайне трудно научиться проецировать на себя мысли и взгляды других людей.<br> Это когнитивное искажение часто приводит к сходному эффекту ложного консенсуса. Мы не только считаем, что другие люди думают как мы, но и полагаем, что они с нами согласны. Мы склонны преувеличивать свою типичность и нормальность, а вместе с ними переоцениваем степень согласия с нами окружающих.<br> Взгляды культов или экстремистских организаций разделяет не такое уж большое количество людей. Но сами члены радикальных групп уверены, что число их сторонников исчисляется миллионами.<br> Именно эффект проекции вызывает уверенность в том, что мы можем предсказать исход футбольного матча или выборов.<br> <br> 11. Эффект текущего момента<br> Человеку очень трудно представить себя в будущем. Без специальной подготовки мы оказываемся не в состоянии спрогнозировать дальнейшее развитие событий, соответствующим образом занизить наши ожидания и скорректировать поведение. Мы согласны на немедленное удовольствие, даже если в будущем оно предвещает сильнейшую боль.<br> Отсюда возникает эффект текущего момента, также известный как эффект переоценки скидок. Этим эффектом всерьез озабочены экономисты: из тенденции людей предпочитать сиюминутные выгоды выгодам в отдаленном будущем вытекает большинство проблем мировой финансовой системы. Люди охотно тратят деньги и крайне неохотно откладывают на черный день.<br> Также эвристика текущего момента хорошо известна диетологам. В 1998 году американские ученые провели исследование «Предсказание голода: эффекты аппетита и воздержания на выбор пищи». Участникам исследования предлагали выбор между здоровой (фрукты) и нездоровой (шоколад) едой, которую они получат на следующей неделе. Изначально 74% участников выбрало фрукты. Но когда наступил день выдачи пищи и участникам эксперимента была предложена возможность поменять свой выбор, 70% выбрали шоколад.<br> <br> 12. Эффект привязки<br> Получая новую информацию, мы соотносим ее с уже имеющимися данными. Особенно это касается чисел.<br> Психологический эффект, при котором мы выбираем какое-то отдельное число в качестве якоря и сравниваем с ним все новые данные, получил название эффекта якоря или эвристики привязки. Классический пример — стоимость товара в магазине. Если товар уценен, мы сравниваем новую цену ($119,95) именно со старой суммой на ценнике ($160). Стоимость собственно товара при этом в расчет не принимается. На эффекте якоря строится весь механизм скидок и распродаж: только на этой неделе, скидка 25%, если купить четыре пары джинсов, одна пара вам достанется совершенно бесплатно!<br> Эффект используется и про составлении ресторанных меню. Рядом со сверхдорогими позициями там специально указываются (сравнительно!) дешевые. При этом мы реагируем не на цену самых дешевых наименований, а на разницу в цене между стейком из лосося на подиуме из спаржи и куриной котлетой. На фоне стейка за 650 рублей котлета за 190 кажется совершенно нормальным явлением.<br> Также эффект якоря проявляется, когда на выбор дают три варианта: очень дорогой, средний и очень дешевый. Мы выбираем именно средний вариант, который на фоне двух других опций кажется наименее подозрительным.<br> <br> Источник http://uplift.io/<br> Sun, 12 Jan 2014 15:24:18 GMT http://democratia2.ru/group/c6ee3225-c6e4-4aa3-9338-32deed9052cc/content Винсент Колоджей «Анархизм и анархисты в России и Польском королевстве» (фрагмент) http://democratia2.ru/group/872f9a3c-9029-4821-b55d-ae6f8d6a1d3f/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>С 1840 года в России начал нарастать кризис феодального строя. Идеи капиталистического устройства, проникающие из Западной Европы в Россию, привели к тому, что часть интеллигенции и помещиков оказалась заинтересована в проведении глубоких политических и экономических реформ на территории страны. Однако в вопросе о способах выхода России из кризиса оформились две точки зрения. Одни утверждали, что Россия – страна отсталая экономически и политически, с самобытными национальными особенностями, поэтому должна пойти своей собственной дорогой развития, не перенимая опыта Западной Европы. Сторонники этой концепции на переломе 30-х и 40-х гг. XIX века объединились в кружок, получивший название «славянофилов». Его главными теоретиками были Алексей Хомяков, братья Иван и Петр Кириевские, Юрий Самарин, Александр Кошелёв, а также сыновья известного русского писателя и публициста Сергея Аксакова – Константин и Иван. <br> <br> Противоположной точки зрения придерживались сторонники другой концепции. Они выражали взгляды той части интеллигенции, которая с большим вниманием следила за переменами, происходящими в Западной Европе и поддерживала их. Они получили название «западников». Главными теоретиками этого течения в России были Тимофей Грановский, Константин Кавелин, Петр Кудрявцев, Василий Боткин (брат знаменитого терапевта Сергея Боткина), Павел Анненков, Евгений Корш и другие. В круг «западников» некоторое время входили также Александр Герцен и Виссарион Белинский. Однако, в середине 40-х гг. XIX века они создали новое течение, выражающее интересы широких масс, прежде всего, крестьянства. Герцен, как и Белинский, внимательно изучали достижения европейской социалистической мысли, прежде всего, работы А. Сен-Симона, К. Фурье, Р. Оуэна, В. Консидерана, Б. Анфантена и др. <br> <br> Также в сороковые годы в Россию начали проникать анархические идеи Макса Штирнера и Пьера Прудона, оказывая большое влияние на русскую революционно-демократическую молодежь. Особенно живой интерес возбудила работа «Что такое собственность?», в которой Прудон в несколько провокационной форме утверждал, что собственность есть ни что иное, как кража. Эта формула завоевала в те годы потрясающий успех, не только в Западной Европе, но и в России. До настоящего времени среди исследователей нет единого мнения об отношении доктрины Прудона к собственности. Как утверждает М. Вальденберг, «согласно одной интерпретации, он собирался сохранить капитализм и частную собственность на средства производства. Хотел только опереть ее на новую базу, был противником деформации частной собственности и выступал за равномерное ее распределение. Другие указывают на то, что Прудон разделял понятия собственности и обладания. Был решительно против собственности, которая могла стать источником доходов без работы, но одобрял обладание, понимаемое как право мелких пользователей на продукцию с обрабатываемой ими земли. Был противником собственности, не связанной с трудом собственника». Из такой трактовки вытекает, что Прудон был противником захвата частной собственности государством. Утверждал, что любая централизация собственности ведет к эксплуатации, независимо от того, кто этой собственностью обладает. Недостаток собственности, согласно Прудону, лишает личность свободы, и только собственность может быть силой, способной уравновесить силу государства. Таким образом, собственность должна «служить противовесом государственной власти, уравновешивать силу государства – обеспечить свободу личности». В своих теоретических рассуждениях Прудон предостерегал общество от любой централизации, носителем которой является государство. Он утверждал, что такая организационная форма влечет за собой давление и угрожает свободе. В конце концов, рано или поздно она станет тормозом дальнейшего общественного развития. Также Прудон был противником принципа подчинения личности решению большинства. Он считал, что свобода, так же, как и справедливость, - это высшая ценность и хотел такой организации общественной жизни, при которой свобода ограничивается ее как возможно меньше. Прудон утверждал, что парламентская система не может гарантировать свободы личности и означает отказ народа от суверенитета. Далее утверждал, что «революция должна привести к ликвидации государственной власти, и главной ее задачей является уничтожение политической власти в государственной организации». <br> <br> Взглядами Прудона на территории России заинтересовались как «славянофилы», так и «западники», стараясь их использовать в своих политических целях. С этими идеями ознакомился также Герцен, который в письме к Н. Кетчеру 2 марта 1845 года написал, что вместе с Белинским собирается изучить оригинальный и занимательный труд, написанный французским социалистом – П. Прудоном «Что такое собственность?». С книгой ознакомились также участники кружка Белинского и горячо о ней дискутировали. Когда Герцен в 1847 году эмигрировал из России в Париж, он был ярым сторонником «отца анархии». В 1849 году Герцен внес 24 тыс. франков в существовавший в Париже кружок на возобновление выпуска прудоновской газеты, закрытой властями. Более того, Герцен вошел в состав редакции и проводил оживленную политическую деятельность. Однако с течением времени разница во взглядах дала о себе знать. Герцен был сторонником революционных преобразований, а Прудон – эволюционных. В конце концов, это привело к расставанию двух великих личностей. <br> <br> Первые российские анархисты истоки своих теорий находили в «славянофилах», а своим предшественником считали Константина Аксакова. В его записках, предположительно относящихся к концу 50-х гг. XIX века, обнаружена самая ранняя на территории России разработка анархических концепций, приспособленных к российской специфике. В записках Аксакова говорится, что у человека (общественной единицы) и у народа есть две дороги развития: одна – дорога внутренней правды и свободы, другая – внешнего права и неволи. Если первая – это дорога общественная и земская, то другая – дорога государственная. Для Аксакова неприемлема государственная дорога, независимо от того, какую форму она принимает – монархического или либерального государства – так как зло, по его оценке, заключается не в той или иной форме государства, а в самом государстве. Также негативно Константин Аксаков относился к любой демократической форме государства, а особенно критически оценил модный тогда на Западе государственный либерализм. Он утверждал, что такая доктрина является началом дороги внешнего навязывания человеку права и неволи. Государственный либерализм вскоре должен дойти до своей крайней степени развития, что, по мнению Аксакова, непременно наступит в Европе и Америке. Результатом этого развития будет порабощение человека разросшимся государственным аппаратом. Государство уничтожит у человека его интересы, чувство общности, справедливость и свободу. Действующим лицом истории станет государство, а не народ. Отсюда у Аксакова возникает концепция неподчинения личности государственной власти, а ее отторжение. Что касается России, то Аксаков утверждал, что этому российскому народу чужд бюрократизм, навязанный Петром I. Необходимо возродить русскую общину, в которой нет права частной собственности на землю, а только права владения землей. И затем, продавать можно не землю, а только право владения ей. <br> <br> В рассуждениях Аксакова видно влияние идей Прудона о собственности и государстве – политические взгляды Аксакова сформировались под сильным влиянием работ французского анархиста. <br> <br> Кроме Прудона, другим теоретиком был Макс Штирнер, заложивший фундамент не только европейского, но и российского анархизма. Его крайний индивидуализм, сведенный к отрицанию общественной природы человека и поискам неограниченной вольности и благ для себя, нашел признание и пробудил интерес в деспотичном государстве. Работа Штирнера «Единственный и его достояние» (Der Einzige und sein Eigentum) известна была в России в 1845-1854 гг. в оригинале; царская цензура запретила переводить ее на русский язык, и поэтому распространялась работа нелегально. Книга эта была в библиотеке Петрашевского, читали ее Белинский, Хомяков, Герцен, Чернышевский и Добролюбов. <br> <br> Анализируя политическую философию русского народничества 50-х-60-х гг. XIX века, можно отметить значительное влияние взглядов Штирнера на российскую молодежь. Особенно это проявилось в концепции самой революции, когда ее идею сменила идея бунта, который нашел признание и поддержку сначала в нигилизме, а позднее во взглядах Бакунина. Здесь можно выдвинуть тезис, что под воздействием взглядов и идей как Прудона, так и Штирнера, к концу 50-х гг. XIX века в России появилась новая революционно-демократическая идеология, названная нигилизмом, основу которой составили элементы анархизма и индивидуализма. Идеология эта вскоре распространилась в России, обретая своих сторонников в университетских кругах и среди интеллигенции городских центров. Там также стали возникать первые оппозиционные кружки нигилистов, в которых изучались работы Штирнера и Прудона. Через эти кружки анархические идеи впитывались в российскую почву. <br> <br> Одним из главных теоретиков нигилизма был Николай Васильевич Соколов (1835-1889), ученик Чернышевского и Писарева. Соколов развил их взгляды, пополнив анархическими идеями. Анархическая теория Соколова возникла на почве всенародной ненависти к власти помещиков и царских чиновников и демократических стремлений ликвидировать самодержавие. Соколов был сторонником «политической свободы», противником парламентаризма и государства, призывал к ликвидации всякой власти. Взгляды свои он укрепил во время пребывания в Брюсселе в 1869 году, где встретился с Прудоном, обмениваясь мыслями и сравнивая идеи нигилизма с прудонизмом. Идеи Соколова изложены в его работах «Деньги и торговля», «Торговля без денег», «Чего не делать», «Социальная революция», «Экономические иллюзии», «О капитале». Эти работы в форме статей были опубликованы в 1863-1865 гг. в «Русском слове». Особого внимания заслуживает брошюра «Отщепенцы», написанная совместно с Варфоломеем Зайцевым в 1865 году. Царским властям удалось конфисковали тираж, однако несколько экземпляров попали в руки российских студентов. В 1872 году она была вновь издана гектографическим способом в Женеве тиражом 1500 экземпляров. В Россию завезена нелегально, главную роль в ее распространении сыграли «чайковцы», которые в то время проводили оживленную революционную деятельность в Петербурге, Москве и Одессе. Анархические идеи Соколова разделяли также другие сотрудники «Русского слова»: Л. Бранди (Лев Мечников) и уже упомянутый Зайцев (1842-1882). <br> <br> Еще одним представителем нигилизма в России, с анархической окраской, был биолог-дарвинист Николай Дмитриевич Ножин (1841-1866), который процессы общественного развития, общественно-экономические условия, политику, науку и искусство выводил из природных процессов. Возникновение классов он объяснял разделением труда на физический и умственный, и считал это основой всех несправедливостей и антагонизмов, существующих в обществе. <br> <br> И Соколов, и Ножин были связаны с кружком Николая Ишутина, основанного в 1863 году в Москве, и входили в состав его непосредственного руководства. Вскоре возник Петербургский филиал кружка во главе с Иваном Худяковым. Подобные кружки были прообразами последующих народнических организаций. В них сложилось два направления: одни были сторонниками приближения революции с помощью мирной пропаганды, другие призывали к немедленному перевороту путем «дезорганизации правительства», и, прежде всего, путем цареубийства. Первое из этих течений Кропоткин назвал зародышем будущего народнического движения; в последующие годы оно активно развивалось. Другое направление, согласно его оценке, было чисто «политическим». Своим главным теоретиком «ишутинцы» считали Чернышевского, который твердил, что народ может добиться воли и земли только путем всеобщей революции, и что будущее общественно-политическое устройство должно основываться на крестьянской общине. Члены кружка предполагали, что территориальные союзы вольных общин сольются в федерацию. Они не признавали власть и государственную организацию. <br> <br> В середине 60-х гг. XIX века существующие в России кружки нигилистов начали налаживать контакты с Бакуниным, который после отъезда из России в 1840 году стал главным теоретиком и вождем анархического движения. В 1865 году в Женеве Худяков связался с Герценом, Огаревым и Бакуниным, а после возвращения в Россию ознакомил местных революционеров с взглядами российской эмиграции (и, прежде всего, Бакунина) на стратегию и тактику борьбы с царизмом. Худяков убеждал товарищей, что прежние методы борьбы: создание предприятий с коллективной собственностью, развитие просвещения и культуры среди народных масс с одновременной революционной пропагандой, - не приведут к революции в России и призывал к энергичным действиям. В результате образовалась группа во главе с Ишутиным, Шагановым, Худяковым и Каракозовым, которая постановила, что только борьба путем дезорганизации существующих властных структур и применение метода индивидуального террора, и, прежде всего, цареубийства, может привести к желаемым результатам. Оба кружка – Московский и Петербургский - в 1866 году объединились, образовав новую организацию. Внутри нее была создана боевая террористическая группа под названием «Ад». Ишутин разработал условия вхождения в группу. Задачей «Ада» было наблюдение за членами организации, казнь предателей, исполнение покушений на царя. Покушение на царя Александра II, организованное 4 апреля 1866 года Дмитрием Каракозовым, не удалось, члены группы были арестованы. 1 ноября 1866 года Каракозов был приговорен к смерти через повешение. Ишутину был вынесен смертный приговор, после помилования замененный на вечную каторгу. Остальных приговорили к вечной, 20- и 8-летней каторге. Вину Худякова доказать не удалось, и он получил только ссылку в Верхоянск. <br> <br> В 1867 году из России выехал Бочкарев, бывший член кружка Ишутина-Худякова, и наладил контакт с Бакуниным. В 1867-68 гг. он участвовал в заседаниях международных анархических организаций. Осенью 1868, вернувшись в Россию, Бочкарев привез с собой первый номер анархического журнала «Народное дело», в котором были напечатаны статьи Бакунина. Концепции и взгляды Бакунина оказали глубокое влияние на формирование в России нового течения – бакунинского анархизма. Девизом этого течения была формула: «хождение народ и пропаганда в нем социализма». Девиз этот стал очень модным среди молодежи Петербурга и Москвы. Создавались кружки, читались статьи Бакунина, прежде всего, «Знамя и революция», в которой автор призывал студентов к посвящению своей энергии и жизни на завоевание свободы для своего народа дорогой революционных поступков. Это было абсолютной новостью для России, где до недавнего времени молодежь была воспитана на взглядах Писарева и Чернышевского, которые проповедовали веру в мощь знания и будущее науки. Бакунин вместо этого говорил, что для революционной деятельности достаточно общего образования и начитанности в области социализма. В студенческих кругах стало модным чтение социалистических изданий, добирающихся из-за границы. Участником одного из таких кружков был Сергей Нечаев, который сыграет в дальнейшем важную роль в распространении бакунинских идей в России.<span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend6363"> </span><br> Sun, 12 Jan 2014 13:25:38 GMT http://democratia2.ru/group/872f9a3c-9029-4821-b55d-ae6f8d6a1d3f/content Безвождизм? http://democratia2.ru/group/bfcfdc29-a8e5-4422-bdbe-cd3b837ba692/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p><strong>Десять золотых правил вождя</strong></p> <p><strong>Правило I</strong></p> <p>Правильно: <em>Никогда не признавай, что ты вождь.</em></p> <p>Неправильно: <em>Если ты замечаешь, или тебе указывают на то, что ты слишком тянешь одеяло на себя, давишь на других и пытаешься авторитарно протолкнуть свои решения без оглядки на мнение всей организации, то попытайся трезво на себя взглянуть и поставь волнующий тебя вопрос на голосование, а не пытайся пропихнуть его задним числом.</em></p> <p><strong>Правило II</strong></p> <p>Правильно: <em>Никогда не занимай руководящих должностей, если они не сулят тебе царской власти. Пытайся сохранить своё неформальное влияние, у тебя всегда будет возможность спихнуть все проблемы на официальное должностное лицо, а самому набрать очки за счёт его критики.</em></p> <p>Неправильно: <em>Если у тебя есть время и возможность, то стоит занять определённую должность, чтобы систематизировать свою деятельность и направить свою энергию в конструктивное русло, к тому же это позволит тебе почувствовать ответственность перед организацией.</em></p> <p><strong>Правило III</strong></p> <p>Правильно: <em>Всегда используй слабые места оппонентов. Если человек болен — скажи, что это мешает ему трезво мыслить. Если он молод, скажи, что пока он соплёй болтался на кукане отца, ты уже Белый дом защищал. Не забудь упомянуть, что ты «доктор исторических наук» или «профессиональный историк русской революции».</em></p> <p>Неправильно: <em>Не опускайся до уровня ниже плинтуса, когда вход идут обвинения затрагивающие личную жизнь оппонента, если у человека нет высшего образования — это не значит что он глупее тебя. Если он моложе тебя — это вообще ничего не значит.</em></p> <p><strong>Правило IV</strong></p> <p>Правильно: <em>Обвини своего оппонента, даже если у вас расхождения по частному вопросу, в отхождении от идеологии (марксизма, анархизма, революционного социализма — не имеет значения). Чем страшнее обвинение, тем легче в него поверят остальные. Если человек сказал, например, что он любит русскую культуру — обвини его в национализме. Или напиши как Ленин целую книгу про то, что твой оппонент солипсист.</em></p> <p>Неправильно: <em>Трезво оценивай аргументы оппонента в дискуссии. Часто люди даже из разных идейных течений приходят к единому выводу по тактическим и даже стратегическим вопросам.</em></p> <p><strong>Правило V</strong></p> <p>Правильно: <em>Заводи дружбу со всеми членами твоей организации, пытаясь настроить их против твоих оппонентов. Прими в организацию всех членов твоей семьи, включая любовниц, троюродных племянников и даже кота, дабы обеспечить себе большинство при голосованиях.</em></p> <p>Неправильно: <em>Не смешивай личные отношения и дело. Никогда. Не строй неформальных фракций.</em></p> <p><strong>Правило VI</strong></p> <p>Правильно: <em>Никогда не отвечай на критику. Время пройдёт и само забудется. Если станешь отвечать — привлечёшь внимание к своим ошибкам. Если тебя спрашивают о чём-то — говори, что тебе это надоело и ты не будешь отвечать, особенно тем, кто «имеет заговор против тебя». Если тебе предъявляют серьёзные обвинения, скажи что это имеет под собой скрытый личный мотив (ревность, зависть, психоз и т.п.).</em></p> <p>Неправильно: <em>Всегда отвечай на критику аргументированно.</em></p> <p><strong>Правило VII</strong></p> <p>Правильно: <em>Пытайся обвинить своего оппонента в раскольнической деятельности, даже если ты сам повёл себя в определённой ситуации архи-авторитарно и индивидуалистично.</em></p> <p>Неправильно:<em> Если ты видишь серьёзные разногласия с большинством организации, вместо того, чтобы вести себя по собственному произволу от имени организации, лучше самому спокойно уйти из организации, не педалируя конфликт.</em></p> <p><strong>Правило VIII</strong></p> <p>Правильно: <em>Всегда поддевай своих оппонентов, зная их болевые точки, чтобы они потеряли терпение и начали вести себя агрессивно. Это настроит большинство против них.</em></p> <p>Неправильно: <em>Веди дискуссию спокойно, без наездов и оскорблений.</em></p> <p><strong>Правило IX</strong></p> <p>Правильно: <em>Всегда поддерживай своих сторонников, чтобы они от тебя не отвернулись, даже если на самом деле ты с ними не согласен.</em></p> <p>Неправильно: <em>Не дели людей в организации на своих и чужих. Они все твои товарищи.</em></p> <p><strong>Правило X</strong></p> <p>Правильно: <em>Если ты ещё только начинающий вождь, но очень хочешь им стать, то всегда спускай с рук текущему вождю все оскорбления и повинности с его стороны, не принимай участия в голосованиях против него. Так ты сможешь приблизиться к власти.</em></p> <p>Неправильно: <em>Каким бы авторитетом не обладал человек в твоих глазах, он не должен быть «равнее» других в правах.<span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend93806"> </span></em></p> Fri, 10 Jan 2014 20:03:09 GMT http://democratia2.ru/group/bfcfdc29-a8e5-4422-bdbe-cd3b837ba692/content Боб Блэк. Просто об анархии http://democratia2.ru/group/6308b43d-1473-4740-aae3-4c74bb78031f/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p><br> <b>Что такое «анархизм»? Что такое «анархия»? Кто такие «анархисты»?</b></p> <p>Анархизм — это идея о том, как лучше всего жить. Анархия — это образ жизни. </p> <p>Анархизм — это идея о том, что власть, правитель­ство и государство не нужны и вредны. Анархия — это общество без правителей. Анархисты — это люди, которые верят в анархизм и хотят жить в анархии. Люди, которые верят в правительство (та­кие, как либералы, консерваторы, социалисты или фашисты) называются «этатистами». Может показаться, что анархизм — это чисто нега­тивная идея, что она только против чего-то. На са­мом деле у анархистов есть много позитивных идей безвластного общества. Но, в отличие от марксис­тов, либералов или консерваторов, они не навязы­вают какой-то конкретной схемы. </p> <p><b>Разве анархисты не «бомбисты»?</b></p> <p>Нет — по крайней мере, в сравнении с правитель­ством Соединенных Штатов, которое каждый день сбрасывает на Ирак больше бомб, чем все анархи­сты мира бросили за почти 150 лет своего суще­ствования как политического движения. Почему мы никогда не слышим о «президентах-бомбистах»? Разве так важно, доставляются ли бомбы горизон­тально, как в случае с анархистами, или вертикаль­но, как это делает армия Соединенных Штатов? Анархисты были активны много лет и во многих странах, как с авторитарными, так и с демократи­ческими правительствами. Иногда, особенно в ус­ловиях жестких репрессий, некоторые анархисты кидали бомбы. Но это было скорее исключение. Стереотип «анархиста-бомбиста» создан журнали­стами и политиками в конце XIX века, и до сих пор от него не могут и не хотят отказаться. Но уже тог­да такой образ был сильно преувеличен. </p> <p><b>Существовало ли когда-нибудь анархическое обще­ство, которое работало?</b></p> <p>Да, тысячи и тысячи таких сообществ. Первый мил­лион лет или около того люди были охотниками и собирателями и жили маленькими труппами рав­ных, без власти и иерархии. Это были наши пред­ки. Анархическое общество было успешно, иначе никто из нас не смог бы появиться на свет. Госу­дарству только несколько тысяч лет, и оно все еще не смогло победить последние анархические сооб­щества, такие как сан (бушмены) или пигмеи. </p> <p><b>Но мы же не можем вернуться к такому образу жизни?</b></p> <p>Почти все анархисты согласятся. Но, тем не менее, полезно изучать эти сообщества и заимствовать не­которые идеи того, как может быть устроено пол­ностью добровольное, в высокой степени индивидуалистическое и в то же время склонное к взаи­мопомощи общество. Например, многие анархи­ческие племена выработали очень эффективные методы разрешения конфликтов, включающие по­средничество и третейский суд. Эти методы рабо­тают лучше, чем современная судебная система, потому что родственники, друзья и соседи спорщи­ков с помощью дружелюбного и доверительного об­щения убеждают их согласиться найти некое ком­промиссное решение проблемы, приемлемое для всех сторон. В 70-х — 80-х годах XX века ученые попытались перенести некоторые из этих методов в американскую судебную систему. Естественно, такие трансплантаты увяли и отмерли, потому что они могут жить только в свободном обществе. </p> <p><b>Анархисты наивны — они думают, что человек по природе своей добр.</b></p> <p>Неверно. Анархисты и в самом деле отрицают идеи внутренней испорченности или Первородного Гре­ха. Это религиозные идеи, в которые большинство людей все равно не верит. Однако анархисты, как правило, не верят и в природную доброту челове­ка. Они принимают людей такими, какие они есть. Человек не может быть каким-то «по природе своей». </p> <p>Хотя анархисты часто апеллируют к моральным ка­чествам человека, они так же часто обращаются к человеческому эгоизму и эгоцентризму. Анархизм — это не доктрина самопожертвования, хотя мно­гие анархисты сражались и погибали за свои идеи. Анархисты верят, что осуществление их базовой идеи будет означать лучшую жизнь для всех или почти для всех. </p> <p><b>Как можно быть уверенным, что люди не будут совер­шать преступления друг против друга без государ­ства, которое регулировало бы преступность?</b></p> <p>Если вы не можете быть уве­ренными, что обычные люди не будут совершать преступ­ления друг против друга, как можно верить, что государ­ство не будет совершать пре­ступления против всех нас? Разве люди, которые дорыва­ются до власти, так самоот­верженны, так честны, разве они так сильно пре­восходят тех, кем они управляют? На самом деле, чем меньше вы доверяете другим людям, тем боль­ше у вас причин становиться анархистами. При анархии возможности равномерно распределены между всеми людьми. Они есть у каждого, но ни у кого не сосредоточены в избытке. В государстве воз­можности сконцентрированы у небольшой группы людей, а у остальных нет почти ничего. С какой силой бороться легче? </p> <p><b>Но вернемся в реальный мир — что бы было, если бы не было полиции?</b></p> <p>Как заметил анархист Ален Торнтон, «полиция не за­нимается защитой; она занимается местью». Забудьте о том, как Бэтмэн разъезжает по городу и прерывает преступления в процессе их совершения — полицейс­кий патруль почти никогда не предупреждает преступ­ления и не ловит преступников. Когда в некоторых рай­онах Канзас-Сити полицейское патрулирование было тайно отменено, уровень преступности остался на том же уровне. Другие исследования доказывают, что так­же работа /детективов, экспертов-криминалистов и т. д. не влияет на уровень преступности. Но когда жители некоторых районов договариваются присматривать за домами друг друга и отпугивать пре­ступников, тс стараются действовать в районах, кото­рые охраняются полицией. Они знают, что там они в меньшей опасности. </p> <p><b>Но современное государство глубоко включено в регуляцию повседневной жизни. Почти любое дей­ствие имеет какую-то связь с государственными структурами.</b></p> <p>Это правда — однако, если вдуматься, повседнев­ная жизнь почти полностью анархична. Доброволь­ное соглашение и взаимопонимание превалирует почти повсеместно. Как писал анархист Рудольф Рокер, «даже под гнетом худшего деспо­тизма, большая часть личных взаимоот­ношений человека с другими людьми осуществляется посредством свободно­го договора и кооперации, без которых жизнь общества была бы невозможна». Семейная жизнь, покупка, продажа, друж­ба, молитва, секс и отдых — анархичны. Даже на рабочем месте, которое многие анархисты считают столь же враждебным, как и государство, работники доброволь­но кооперируются, чтобы выполнить ра­боту или облегчить ее. Некоторые люди говорят, что анархия «не работает». На самом деле, это почти един­ственное, что работает! Разве анархисты не атеисты? Большин­ство людей не атеисты. </p> <p>Необязательно быть атеистом, чтобы быть анар­хистом. Анархисты уважают любые персональ­ные верования. Но в истории многие анархисты на самом деле были атеистами, потому что орга­низованная церковь была союзником государства и потому, что она мешала людям мыслить само­стоятельно. Все анархисты против нечистого со­юза между церковью и государством, неважно, в Иране ли, в Израиле или в Соединенных Штатах. Однако были многие известные христианские (Лев Толстой, Дороти Дэй), иудейские (Пол Гудмен) и мусульманские (Хаким-Бей) анархи­сты, а также анархисты, исповедующие язы­чество или восточные традиционные религии. </p> <p><b>Культура?</b></p> <p>Анархизм всегда привлекал щедрые и творчес­кие души, которые обогатили нашу культуру. Среди поэтов-анархистов — Перси Шелли, Уильям Блейк, Артюр Рембо и Лоренс Ферлингетти. Среди известных американских эссеис­тов-анархистов: Генри Дэвид Торо, и, в XX веке, католическая анархистка Дороти Дэй, Пол Гудмен и Алекс Комфорт. Ученые-анархи­сты: лингвист Ноам Хомски, историк Говард Цинн и антропологи А. Р. Редклифф-Браун и Пьер Кластр. Анархисты в литературе слиш­ком многочисленны, чтобы их перечислять, но нельзя не упомянуть Льва Толстого, Оскара Уайльда и Мэри Шелли (автора «Франкенш­тейна»). Список художников-анархистов вклю­чает Гюстава Курбе, Жоржа Сёра, Камиля Писарро и Джексона Поллака. Также анархиста­ми были такие музыканты как Джон Кейдж, Джон Леннон, группа CRASS и многие другие. </p> <p><b>Предположим, что вы правы и что анархия и в самом деле луч­ший способ жизни. Но как нам уничтожить государство, если оно так сильно и агрессивно, как вы говорите?</b></p> <p>На этот вопрос нет одного про­стого ответа. В Испании около миллиона анархистов в 1936 году сражались против фашис­тов на фронте, поддерживали рабочих, бравших фабрики в свои руки, помогали крестьянам создавать коммуны. В Украине в 1918—1920 годах анархисты де­лали то же самое, сражаясь про­тив белых и большевиков. В революциях, скинувших ком­мунистическую диктатуру в Во­сточной Европе, политиков, бю­рократов и генералов — того же врага, с которым мы боремся сейчас — уничтожил простой от­каз населения делать что-то для поддержки прогнившего режи­ма. Что могли сделать комисса­ры в Москве или Варшаве? Сбросить атомную бомбы на са­мих себя? Уничтожить рабочих, за счет которых они живут? Многие анархисты считают, что всеобщая стачка — массовый от­каз от работы — может сыграть решающую роль в уничтожении государства. </p> <p><b>Если вы против любого прави­тельства, вы, должно быть, против демократии?</b></p> <p>В реальной жиз­ни, часть людей (в Соединенных Штатах, пожа­луй, меньшин­ство населения) избирает горст­ку политиков, которые потом контролируют наши жизни, из­давая законы и используя не­выборных бю­рократов и по­лицию для того, чтобы прово­дить их в жизнь, вне зависимости от того, нра­вится это народу или нет. Как писал французский фило­соф Руссо (не анархист), при де­мократии люди свободны толь­ко в момент подачи голосов, все остальное время они — рабы пра­вительства. Кроме того, полити­ки и бюрократы находятся под сильным влиянием крупного бизнеса и, зачастую, некоторых других групп. Это знают все. Но некоторые молчат, потому что получают поблажки от власть предержащих. Большая часть остальных молчит, потому что они знают, что протестовать — плохо, и их за это могут заклей­мить «экстремистами» или даже «анархистами». Отличная «де­мократия»! </p> <p><b>Но если не избирать официаль­ных лиц, кто же будет прини­мать решения? Нельзя же до­пустить, чтобы каждый мог делать что хочет, не принимая во внимание остальных?</b></p> <p>Есть множество идей о том, как будут приниматься решения в полностью добровольном и ос­нованном на взаимопомощи об­ществе. Многие анархисты счи­тают, что такое общество может состоять из локальных групп, достаточно маленьких, чтобы люди знали друг друга, объеди­ненные дружбой, общими мне­ниями и интересами. Они будут ощущать ответственность за по­следствия собственных реше­ний, в отличие от политиков и бюрократов, которые принима­ют решения за других людей. Анархисты считают, что важные решения всегда должны прини­маться на максимально близком к человеку уровне. Те решения, которые каждый индивидуум может принять для себя, не всту­пая в противоречия с решения­ми, принимаемыми другими для себя, должны приниматься на уровне отдельной личности. Ре­шения, касающиеся большого числа людей, должны прини­маться их общим советом. Од­нако совет — это не власть. Ни­кого не избирают, кто угодно мо­жет участвовать, люди говорят только за себя. Но когда они го­ворят о конкретных вещах, по­беда в споре для них не главное. Они хотят, чтобы все победили. Они уважают дружбу и добро­соседские отношения. Они хо­тят в первую очередь уменьшить непонимание и прояснить ситу­ацию. Очень часто этого хвата­ет для того, чтобы придти к об­щему решению. Если нет, они стараются выработать компро­мисс. Часто и это удает­ся. Если нет — решение можно отложить, чтобы об­думать и обсудить проблему к следующей встрече. Если и это не даст результата, группы, которые не могут прид­ти к соглашению, временно раз­деляются, чтобы каждая сдела­ла по-своему. Это не неудача анархии, потому что новые со­общества воссоздадут анархию. Анархия — не совершенная сис­тема, она просто лучше, чем все остальные. </p> <p><b>Мы не можем удовлетворить все наши желания и потребно­сти на локальном уровне.</b></p> <p>Есть археологические свиде­тельства продуктообмена на расстояния в сотни и даже ты­сячи километров в анархичес­кой, доисторической Европе. Примитивные сообщества, та­кие как сан (бушмены), произ­водят такой же обмен между от­дельными «торговыми партне­рами» — хотя это было больше похоже на обмен подарками, чем на то, что мы привыкли назы­вать «бизнесом». Практическая анархия никогда не зависела от полной самодостаточности со­общества. </p> <p>Но многие современные анархи­сты утверждают, что сообще­ствам лучше быть насколько возможно более самодостаточ­ными и не зависеть от далеких и незнакомых людей в том, что необходимо. Даже с современ­ными технологиями, которые за­частую специально создавались для того, чтобы увеличить ры­нок товаров и услуг за счет раз­рушения самодостаточности, локальное сообщество может быть куда более автономным, чем внушают нам корпорации и правительства. </p> <p><b>Одно из определений слова «анархия» — хаос. Разве анархия не должна быть хаосом?</b></p> <p>Пьер-Жозеф Прудон, первый че­ловек, назвавший себя анархис­том, написал, что «свобода — это не дочь, а мать порядка». Анар­хический порядок — это не сис­тема навязанных сверху законов, а просто договор людей, ко­торые знают о том, как им жить вместе. Анархический порядок базируется на общем соглаше­нии и общем здравом смысле. </p> <p><b>Когда была сформулирована философия анархизма?</b></p> <p>Некоторые анархисты считают, что первые анархические идеи были высказаны Диогеном Синопским в Античной Греции, Лао Цзы в древнем Китае и не­которыми средневековыми мис­тиками, а также проявлялись во время гражданской войны в Ан­глии в XVII веке. Но современ­ный анархизм начался с работы Уильяма Годвина «Политичес­кая справедливость», опублико­ванной в Англии в 1793 году. Прудон воскресил его в своей работе «Что такое собствен­ность?» (1840 год) и вдохновил анархическое движение среди французских рабочих. Макс Штирнер в «Единственном и его собственности» (1844) опреде­лил чистый эгоизм, одну из ба­зовых анархистских ценностей. Американец Джошуа Уоррен в то же время независимо от них пришел к схожим идеям и начал создавать коммуны. Анархичес­кие идеи были развиты русски­ми революционерами Михаи­лом Бакуниным и Петром Кро­поткиным. Анархисты надеют­ся, что их идеи продолжат раз­виваться в изменяющемся мире. </p> <p><b>Вся эта «революционность» слишком напоминает комму­низм, которого никто уже не хочет.</b></p> <p>Анархисты и марксисты были противниками с 60-х годов XIX века. Иногда их объединял об­щий враг (самодержавие во вре­мя Русской Революции, фашис­ты во время Гражданской Вой­ны в Испании), хотя коммунис­ты слишком часто предавали анархистов. Марксисты, начиная с самого Карла Маркса, ненавидят и всячески клеймят анархизм. </p> <p>Некоторые анархисты, после­дователи Кропоткина, называ­ют себя «анархо-коммунистами» — но не коммунистами. Они противопоставляют свой воль­ный коммунизм, возникающий снизу — добровольное обобще­ствление земли, заводов и тру­да локальными сообществами, в которых люди знают друг друга — коммунизму, навязан­ному государственной влас­тью, национализирующему землю и все средства произ­водства, отрицающую любую автономию и низводящему трудящихся до уровня государ­ственных служащих. И в самом деле — можно ли представить себе две более разные системы? Анархисты принимали актив­ное участие в свержении ком­мунистических диктатур Вос­точной Европы. Сейчас во многих бывших коммунисти­ческих странах есть активные анархисты. </p> <p>Падение коммунизма дискре­дитировало большую часть американских левых, но не анархистов, многие из которых никогда и не считали себя «ле­ваками». Анархисты существо­вали до марксизма и существу­ют сейчас. </p> <p><b>Разве анархисты не сторонни­ки насилия?</b></p> <p>Анархисты по масштабу наси­лия даже не приближаются к демократам, республиканцам, либералам или консерваторам. Эти люди только кажутся ми­ролюбивыми, потому что госу­дарство делает за них всю гряз­ную работу. Но насилие есть насилие, ношение униформы и размахивание флагом этого не меняет. </p> <p>Государство насильственно по определению. Без насилия по отношению к нашим предкам — охотникам, собирателям и фермерам — сегодня бы не было никаких государств. Некото­рые анархисты — сторонники насилия, но все государства со­вершают акты насилия каж­дый день. </p> <p>Некоторые анархисты, в тради­ции Льва Толстого, принципи­ально миролюбивы и даже не отвечают на насилие. Относи­тельно малое число анархистов верят в открытую атаку на го­сударство. Большинство анар­хистов поддерживают самоза­щиту и допускают некоторое количество насилия в револю­ционной ситуации. На самом деле, вопрос не в на­силии или ненасилии. Вопрос в прямом, действии. Анархис­ты считают, что люди — все люди — вправе взять свою судь­бу в свои руки, индивидуально или коллективно, легально или нелегально, с насилием или без него. </p> <p><b>Какова точная структура анархического общества?</b></p> <p>Большинство анархистов не имеет точного плана. Мир ста­нет очень разнообразным пос­ле того, как правительства бу­дут ликвидированы. Анархисты не навязывают ни­кому никаких строгих схем, но они предлагают некоторые ос­новные принципы. Они гово­рят, что взаимопомощь — со­трудничество вместо конку­ренции — это основа обще­ственной жизни. Они индиви­дуалисты в том смысле, что общество в их понимании су­ществует для пользы человека, а не наоборот. Они стремятся к децентрализации. Но локаль­ные сообщества могут объеди­няться по принципу взаимопо­мощи для координации дей­ствий, которые не могут быть решены на уровне отдельных групп. При этом мы должны сле­дить за всякой федерацией очень внимательно. Как указал Томас Джефферсон, «вечная бдитель­ность — цена свободы». </p> <p><b>Какие-нибудь последние слова?</b></p> <p>Уинстон Черчилль, ныне покой­ный английский алкоголик, по­литик и военный преступник, однажды написал, что «демок­ратия — это худшая система правления, за исключением всех остальных». Анархия — это худ­шая структура общества за ис­ключением всех остальных. Пока что все цивилизации (го­сударственные общества) рано или поздно разрушались. Госу­дарства по существу своему не­стабильны, а значит всякое из еще существующих тоже разру­шится. Пора решать, что мы хо­тим увидеть на освободившем­ся месте. Мы приглашаем вас присоединиться к нам в стрем­лении сделать мир лучше. <span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend77041"> </span></p> Thu, 09 Jan 2014 22:38:31 GMT http://democratia2.ru/group/6308b43d-1473-4740-aae3-4c74bb78031f/content О Поле Пифе. Богатство разрушает общество http://democratia2.ru/group/801c2b2e-039c-44c7-a511-68e6634e6ef8/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><div id="AdFox_tracking_1021580437"><strong>Наука подтверждает: более богатые члены общества меньше проявляют сочувствия и сопереживания, склонны не считаться с интересами других людей, готовы обманывать и вводить в заблуждение при переговорах, не считают зазорным обманывать покупателей товаров и услуг, а также демонстрируют готовность брать взятки и нарушать закон.<br> <br> </strong>Американский психолог Пол Пиф (Paul Piff) из университета Беркли выступил с публичной лекцией на нетрадиционную для США тему: он рассказал об экспериментах, проведенных в Университете Беркли, которые наглядно показывают: богатые люди более аморальны, чем бедные. Лекция была недавно выложена на очень популярном просветительском англоязычном сайте ted.com и быстро набирает количество просмотров, вызывая серьезную дискуссию.<strong><span id="more-32175"></span></strong></div> <p>Пиф рассказал о целой серии экспериментов. Например, в кампусе университета Беркли психологи отобрали случайным образом 100 пар студентов для участия в эксперименте, основанном на игре «Монополия». Вначале с помощью монеты определялось, кто из двух студентов будет играть роль богатого игрока, а кто бедного. Потом «богатый» получал набор привилегий, которые давали ему гораздо лучшие стартовые позиции, чем «бедному». Далее с помощью скрытой камеры исследователи наблюдали за поведением игроков.</p> <p>Оказалось, что в течение 15 минут игры обнаруживалось существенное изменение поведения: «богатый» игрок начинал демонстрировать все признаки доминирования, становился все бесцеремоннее по отношению к «бедному», начинал громче стучать фишками по доске, бросать пренебрежительные замечания и даже брал себе больше печенья из корзины на столе. Причем, все эти особенности поведения успевали развиться всего лишь за 15 минут игры! Задавая после эксперимента вопросы о ходе игры, психологи обнаружили, что «богатые» игроки объясняют свой успех своими удачными действиями и личными качествами, «забывая» о своем изначально привилегированном положении.</p> <p>По мнению Пола Пифа, ситуация с игрой в «Монополию» может быть спроецирована на отношения между людьми, находящимися на разных ступенях иерархии в обществе. Чем человек становится богаче, тем меньше он проявляет сочувствия и сопереживания к другим и тем больше он сконцентрирован на собственных интересах и своих правах, настаивает психолог. В доказательство Пиф привел результаты еще нескольких экспериментов.</p> <p>Например, в ходе эксперимента выяснялось, насколько люди с разным уровнем дохода готовы делиться с неизвестными им нуждающимися. Оказалось, что люди с доходом 15-25 тыс. долларов в год на 44% чаще проявляют готовность пожертвовать деньги, чем те, чей доход составляет свыше 150 тыс. В ходе другого эксперимента испытуемые «случайно» оказывались в помещении, где стояла корзинка с конфетами. Предварительно их невзначай предупреждали: «Там стоят конфеты, они для детей, участвующих в эксперименте в соседней лаборатории». Так вот оказалось, что богатые люди в два раза чаще, чем бедные, брали конфеты из «детской корзинки». Также выяснилось, что люди с более высоким достатком в большей степени склонны мошенничать в ходе эксперимента, когда выигравший получал в качестве награды 50 долларов вознаграждения.</p> <p>Еще один эксперимент был посвящен изучению поведения на дороге водителей дешевых, средних, дорогих и очень дорогих машин. Исследователи несколько дней замеряли, как часто владельцы всех этих машин нарушают закон, не пропуская пешеходов на «зебре». Результаты действительно впечатляют. Водители самых дешевых машин по результатам исследования не нарушили закон ни разу. Далее, чем дороже машина, тем выше процент нарушений. В группе самых дорогих машин – «БМВ» и «Тойота» — нарушения составили 50%, то есть пешеходов не пропускал каждый второй.</p> <p>Подводя итог, Пиф заметил, что более богатые члены общества демонстрируют асоциальное поведение по всем направлениям – они склонны не считаться с интересами других людей, готовы обманывать и вводить в заблуждение при переговорах, не считают зазорным обманывать покупателей товаров и услуг, а также демонстрируют готовность брать взятки и нарушать закон.</p> <p>Затем Пиф привел данные о катастрофически нарастающем последние двадцать лет разрыве между богатыми и бедными в США. Приведя данные за 1993 год, он показал, как кривые достатка разных групп все больше расходятся. Особенно заметен возрастающий отрыв наиболее богатых пяти процентов населения с годовым доходом выше 375 тыс. долларов. Сегодня, по его словам, 20% наиболее богатых американцев владеют 90% всех богатств страны, и эта ситуация беспрецедентна для США.</p> <p>Касаясь вопроса об «американской мечте», Пиф подчеркнул, что ее суть — равные возможности для всех. И эта суть подрывается нарастающим неравенством. Проблемы общества с большим разрывом между богатыми и бедными не в тех людях, которые оказались на дне, – подчеркнул психолог, — а в том, что подобное общество ухудшается по всем своим параметрам для всех групп. Чем больше нарастает разрыв между богатыми и бедными, тем больше проблем с образованием, здравоохранением, тем выше процент заключенных и наркозависимых, количество матерей-тинейджеров, тем больше насилия и обмана. А вот степень кооперации, взаимопомощи и доверия, без которых общество не может развиваться, в обществах с нарастающей дифференциацией доходов становится все ниже, подчеркнул психолог.</p> <p>http://revbel.org/2014/01/bogatstvo-razrushaet-obshhestvo/ <br> </p> Mon, 06 Jan 2014 20:48:58 GMT http://democratia2.ru/group/801c2b2e-039c-44c7-a511-68e6634e6ef8/content Мухерес Либрес (Свободные женщины) по книге Айлин О’Кэролл http://democratia2.ru/group/3b5464d8-b02b-4eb9-bb7c-a39cc9e0ae2a/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><strong>Мухерес Либрес <em>(Свободные Женщины)</em></strong> были группой анархисток, которые сепарировались и вели борьбу за освобождение женщин и анархическую революцию во времена <strong>Испанской Гражданской Войны</strong>. Их опыт был по-настоящему воодушевляющим. Отличный пример тому как борьба против угнетения женщин и против капитализма может быть соединена в одну борьбу за свободу.<br> <a href="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/anarchist-05.jpg"><img class="aligncenter wp-image-1034" src="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/anarchist-05.jpg" height="355" width="589"></a><br> Будучи анархистками, они отвергали любые угнетения женщин, такие как закрепление подчиненных и вторичных ролей в либертарном движении. Так как в <strong>1930</strong>-х феминизм имел более узкое значение, чем он имеет сейчас <em>(а на наш взгляд мало что изменилось — прим. ред.)</em>, они отвергали его как теорию, выступающую за “<strong><em>равенство женщин в рамках существующей системы привилегий</em></strong>”. Они возражали “<em><strong>Мы не были и не являемся феминистками. Мы не боремся против мужчин. Мы не хотим установление женской иерархии вместо мужской. Только посредством общей борьбы и работы мы можем достичь социальной революции. Но нам нужна наша отдельная организация для того чтобы бороться за нас самих</strong></em>”<sup>1</sup>.<br> <a href="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/mujereslibres.jpg"><img class="aligncenter size-full wp-image-1035" src="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/mujereslibres.jpg" height="315" width="400"></a><br> <strong>Они говорили:</strong> <blockquote> <p style="text-align: justify;">Мы в курсе практик феминистских организаций и политических партий… Но мы не можем следовать ни одной из них. Мы не можем отделять женскую проблему от проблемы социальной. Так же мы не можем отрицать важность вовлечения женщин в работу любой организации даже… нашей собственной либертарной организации. Наши намерения и цели гораздо шире: мы старались следовать именно идее, а не партийной доктрине, мы пытались помочь женщинам стать индивидами, способными построить будущее общество, сделать из них уверенных в себе личностей, которые не будут слепо следовать диктатуре организации.</p> </blockquote> <div id="attachment_1036" style="width: 510px; " class="wp-caption aligncenter"><a href="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/mujereslibres-3.jpg"><img class="size-full wp-image-1036" src="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/mujereslibres-3.jpg" height="378" width="500"></a> <p class="wp-caption-text">19 сентября 1936, Толедо, Испания. Две милиционерки едят виноград во время привала</p> </div> <p style="text-align: justify;"><strong>Мухерес Либрес</strong> имели двухаспектную стратегию подготовки и участия. Их ранняя деятельность заключалась в работе над ростом самосознания и в прямом действии. Чтобы достичь взаимопомощи создавались сети анархисток. Они посещали собрания и выявляли сексистское поведение среди анархистов и далее пытались работать над этим. Чтобы вовлечь как можно больше женщин, использовались передвижные центры.<br> <a href="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/spain_civil_war2.jpg"><img class="aligncenter size-full wp-image-1037" src="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/spain_civil_war2.jpg" height="385" width="320"></a><br> Они издавали журнал и распространяли его через уже существующие анархистские сети. В нем женщины рассказывали о своей деятельности. <strong>Практика роста самосознания была крайне важна для них</strong>, они старались уделять как можно больше внимания исключенности женщин из общественной жизни, ко всему прочему они вели колонку в других анархистких журналах. Так же в этом журнале печатались статьи на темы культуры, образования, фильмов, спорта. В конечном итоге это были обычные статьи, которые можно увидеть в любом женском журнале, затрагивающие темы ухода за детьми и моды. Позже они начали выпускать книги и брошюры.</p> <p style="text-align: justify;"><a href="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/spain_civil_war3.jpg"><img class="aligncenter size-full wp-image-1038" src="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/spain_civil_war3.jpg" height="500" width="447"></a></p> <p style="text-align: justify;">Агитационная работа велась так же с помощью радио передач, передвижной библиотеки и пропагандистских поездок. Одна из участниц, Пепита, описывала свой опыт таких поездок:</p> <blockquote> <p style="text-align: justify;">Мы собираем женщин вместе и объясняем им.. что существует дискриминационная женская роль, но женщина не должна терять свою независимость, она может быть одновременно и матерью и товарищем..</p> </blockquote> <div id="attachment_1039" style="width: 534px; " class="wp-caption aligncenter"><a href="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/mujereslibres-2.jpg"><img class=" wp-image-1039" src="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/mujereslibres-2.jpg" height="385" width="524"></a> <p class="wp-caption-text">10 августа 1936, Сомосьерра, Испания. Женщина смотрит в прицел винтовки</p> </div> <blockquote> <p style="text-align: justify;">Молодые девушки подходят ко мне и говорят: «Это интересно. Мы никогда не слышали ничего подобного. Это как раз то, что мы чувствовали, но пока не осознавали”… Больше всего возбуждали их интерес обсуждение власти мужчин над женщинами.. Каждый раз когда мы говорили об этом, мы слышали одобрительные возгласы. “Мы не можем позволить мужчинам думать, что они лучше женщин, что у них есть право управлять ими.” Я думаю, что Испанские женщины ждали именно этого</p> </blockquote> <p style="text-align: justify;">В то время многие испанские рабочие и крестьяне были необразованны. Поэтому женщины из Мухерес Либрес <strong>устраивали образовательные и технические курсы</strong>, занятия по социологии. В среднем 600-800 женщин посещали такие занятия каждый день в Барселоне в декабре <strong>1938</strong>. Сотрудничая с анархическими профсоюзами они организовывали стажировки.</p> <p style="text-align: justify;">Пропаганда в сочетании с ежедневной работой защищала их работу от фашистских нападок. <strong>Они готовили еду милиции и устраивали общие столовые</strong>. Они организовывали поддержку женщинам-милицейским, <strong>обучая их обращению с оружием и организовывая стрельбу по мишеням</strong>. Так же они создавали <strong>курсы для медсестер</strong> и тренинги первой медицинской помощи, которые были полезны для оказания помощи раненым в бою.</p> <p style="text-align: justify;"><a href="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/spain_civil_war.jpg"><img class="alignleft wp-image-1040" src="http://www.libfront.org/wp-content/uploads/2013/05/spain_civil_war.jpg" height="525" width="302"></a>Тэрэзина, несмотря на нехватку опыта на медицинском поприще, была назначена администратором. Ниже она с гордостью высказывается о своей роли:</p> <blockquote> <p style="text-align: justify;">Я помню как часто мужчины подходили ко мне в клинике чтобы попросить что-то, а я говорила “Пожалуйста, здесь все равны” на что они отвечали: “<strong>Да вы и в правду делаете здесь революцию</strong>”. Я чувствовала настоящее удовлетворение от этого. И я управляла целым заведением без всякого образования… Я воплощала в жизнь то, во что верила… и это было тем, что я делала для революции. В остальном же, я занималась тем же, чем и все. Но именно это было особенным.</p> </blockquote> <p style="text-align: justify;">Безусловно, революция была <a href="http://www.libfront.org/2013/pokonchit-s-fashizmom-i-antifashizmom-borba-klassov">чем-то большим, чем просто борьбой с фашизмом</a>, она заключалась в построении нового общества, которое работало бы на всеобщее благо. Путешествуя по Каталонии и Арагону, участницы <strong>Мухерес Либрес</strong> помогали создавать деревенские коллективы. Множество женщин вместе с представительницами анархистского профсоюза (<strong>CNT</strong>) и анархистской федерации (<strong>FAI</strong>) призывали <em>“перейти на нашу сторону”</em>.</p> <p style="text-align: justify;">В <strong>Барселоне</strong> они организовали <strong>родильный дом</strong>, который обеспечивал акушерский и после-родовой уход за женщинами, контроль рождаемости и учет. Институт Материнства и Ухода за детьми был основан в Барселоне в феврале <strong>1938</strong> года и был назван в честь французской анархистки Луизы Мишель.</p> <p style="text-align: justify;"><strong>Мухерес Либрес</strong> были реальным примером применения множества аспектов анархистской теории на практике. Во-первых, они понимали, что коллектив силен ровно настолько насколько сильны его участники. Чтобы построить сильное анархистское движение, они <strong>поддерживали и ободряли женщин на пути их самореализации</strong>. Между тем, многим участницам Мухерес Либрес было всего <strong>13-14</strong> лет когда началась революция. Так же как и Тэрэзина, о которой речь шла чуть ранее, они только начинали осознавать свою способность построения нового мира.</p> <p style="text-align: justify;">Во-вторых, Мухерес Либрес понимали важность прямого действия и самодеятельности, воспитывая революционеров и создавая революцию. Они не различали пропаганду и организацию, идею и действие. Их идеи формировались под влиянием их собственного жизненного опыта.</p> <p style="text-align: justify;">Наконец, Мухерес Либрес показывали, что идеи не есть нечто неизменное и статичное, ожидающее подходящего времени для реализации. Их идеи росли и развивались, менялись и формировали общественное мнение.</p> <p style="text-align: justify;">Революция — это сложное предприятие. Чтобы по-настоящему изменить общество, устарелые представления касаемо нормальности и естественности должны быть пересмотрены. Новые революционеры и революционное общество возникнет путем споров и обсуждений, которые будут вестись повсеместно – дома, в супермаркете, в пабе – совершенно разными людьми.</p> <p style="text-align: justify;">Мухерес Либрес видели в революции нечто большее, чем просто однодневное событие. Это длительный изменчивый процесс, который включал в себя так же урегулирование конфликтов, разногласий и обозначение новых целей. Они показали что революция далека от академичности, она не проста и прямолинейна, она динамична.</p> <p style="text-align: right;"><em>по книге <a href="http://flag.blackened.net/revolt/ws98/ws54_mujeres_libres.html">«Free Women of Spain»</a> Aileen O’Carroll</em></p> <p style="text-align: justify;"><strong><sup>1</sup> — <a href="http://flag.blackened.net/revolt/talks/mujeres.html">ссылка</a><span rel="pastemarkerend" id="pastemarkerend11326"> </span></strong></p> Mon, 06 Jan 2014 01:31:03 GMT http://democratia2.ru/group/3b5464d8-b02b-4eb9-bb7c-a39cc9e0ae2a/content ПРОГРАММА ПАРТИИ РОССИЙСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ. http://democratia2.ru/group/c8a0cb1c-d70c-4f68-98ca-5b13a17fde73/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/f6b1d3ad-3682-4444-9339-925b105c3d89'>Амиров Тагир Исмагилович</a></p> ПРОГРАММА ПАРТИИ РОССИЙСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ. Перед нами стоит архи - важная,и архи - трудная задача- Ликвидация власти чиновников,как правящего класса России. Московские конязья получили от орды ярлык на княжение и сбор дани с Руси.И,вот уже седьмой век занимаются этим,доведя Россию до полного истощения.Однако, России повезло - спасла нефть.Но эти конязья,цари,генсеки,президенты-это-же обезьяны с гранатой,не знаешь куда и когда она её зашвырнёт.Живём как на вулкане.Народ от них устал.Они не оправдали,оказанного им в орде,высокого доверия.Надо полностью менять государственное устройство России,естественно конституционным путём-через выборы и референдум. Нужна Единая Конфедеративная Россия-без власти москалей и чекистов. На сегодняшний день,основным тормозом развития России,является самодержавие,в лице кремлёвской мафии,захватившей власть,путём антиконституционного государственного переворота. Самодержавие,сыграло свою положительную роль,в деле собирания Земель Российских. Но теперь,главный вопрос,это удержание их в прежних границах. Самодержавие эту задачу решить не в состоянии. Первый звонок,прозвенел в 1917 году. Второй - в 1991. Российская Империя,прошла точку бифуркации,т.е наивысшего подъёма. Теперь,что-бы удержать её в прежних границах,нужны другие методы. Методы не принуждения,но заинтересованности и взаимовыгодности. Выходом из этого тупика,является конфедеративное устройство России. России не нужны президенты,думы,Советы Федераций. Все министерства и ведомства,упраздняются. Их здания передаются префектурам Москвы,где они расположены. Москва,будет являться номинальной,исторической столицей России.Но больше российский бюджет в неё собираться не будет. Москва будет жить за счёт собственного бюджета,заработанного ей самой. Высшим органом власти будет ВКС-Верховный Конституционный Суд,избранный всенародным голосованием.От каждого региона избирать на 5 лет по одному судье на 1 миллион жителей.Итого членов ВКС будет избрано около 140 судей.Работают методом ротации-27-29 судей в течении года,остальные на местах.Главная задача ВКС-следить за исполнением Конституции по всей территории России.Конституция та,которая была на последний день правления Б.Н.Ельцина.Последующие изменения-незаконны и отменяются.В последующем-все изменения в Конституцию вносятся только через всероссийский референдум. Конституция держится на трёх основополагающих принципах: Первое: высшим органом власти в России является ВКС-Верховный Конституционный Суд,который следит за исполнением Конституции.Все споры решаются только в судебном порядке. Второе: основной составляющей ячейкой государства является-район.В районе остаются все 100% налогов и пишутся необходимые законы,не противоречащие Конституции,за чем и следит ВКС через судей и(или) по обращениям граждан в суд. Третье: экономика зиждется на частной собственности.Частная собственность-НЕПРИКОСНОВЕННА. Также ВКС назначает всех судей от мирового и выше,которые подчиняются только ему и от него-же получают зарплату.Решение ВКС является окончательным и обжалованию не подлежит.Деятельность ВКС.а также армии,национальной гвардии,обслуживание государственной собственности,выполнения нацпроектов,формирование резервного фонда-осуществляется за счёт экспортных пошлин за нефть,газ и прочего как общенационального достояния. Рассмотрим деятельность централизованных органов. 1)ВКС.Судьи ВКС получают достойную мирового уровня зарплату и всё.Никаких льгот,служебных квартир,персонального транспорта и прочее не предусмотрено.Кстати-эта мера распространяется на всех избранников и служащих России.Достойная зарплата и всё.Оплата судей низлежащего ранга,также оплачивается из бюджета.Раз в год проверка прихода-расхода средств бюджета-независимой,частной аудиторской компанией с опубликованием в средствах массовой информации.Никаких государственных надзирающих и проверяющих органов,как то Следственный комитет,Прокуратура-не будет,толку от них никакого,скорее вред. 2)Армия.Останутся ядерные войска,ВМФ и авиация,подчиняющиеся ВКС напрямую по родам войск.Никакой концентрации сил в одних руках-это чревато.Генштаба не будет,Сухопутные войска полностью сокращаются,отменяется призыв в армию.Будет мобилизационный призыв в армию,то-есть "каждый гражданин России мужского пола от 18 до 60 лет-ОБЯЗАН иметь у себя дома автоматическое стрелковое оружие типа АКМ-пулемёт,гранатомёт -приветствуются.Этим мы достигнем триединой задачи. 1)В случае агрессии-обьявляется мобилизация и в течение трёх часов на сборном пункте должны быть все военнообязанные с полным боекомплектом и 3-х дневным запасом питания. 2)Защищать с оружием в руках нарушения Конституции.Никто больше не посмеет заявить:"Мы тут посовещались и решили..."Попадут под самую тяжкую статью,вплоть до... . 3)Будут возвращены Горные Свободы-данные России Петром 1-Великим,которые гласят:"Каждый гражданин России имеет право:искать,добывать,хранить и продавать драгоценные камни и металлы,как-то:алмазы,рубины,изумруды,золото,платину,серебро и прочая,прочая." С продажи обязан уплатить налог в 25% от стоимости.Из них 10%-в госбюджет,10%-в районный бюджет,5%-оператору-осуществляющему сделку(Сбербанк). Покупается по-мировой цене на текущий момент.Не важно кому вы продали,но налог должен быть уплачен.Неуплата налога будет считаться-тягчайшим преступлением и нет ничего тайного,которое не стало-бы явным.Хитромудрый лишится всего. Добычей может заниматься любой гражданин России,причём,если добыча ведётся без вскрышных работ с металлодетектором и лотком,то достаточно УВЕДОМИТЬ администрацию района о своих действиях.Собрались артелью,дали уведомление,автомат на плечо(вот для чего нужно оружие) и в тайгу,за "фартом". Запрещается добыча на:а)захоронениях,б)в Национальных парках,в)на территориях ДЕЙСТВУЮЩИХ рудников(частная собственность-неприкосновенна). Никаких министерств и ведомств.Всеми природными ресурсами распоряжаются мэры районов,путём проведения открытых и гласных аукционов на разработку месторождений. 3)Национальная гвардия-численностью 30-40 тысяч гвардейцев,управляется назначенным ВКС-командиром.Предназначена для "вразумления"по решению ВКС районов,нарушивших Конституцию и(или) принявших антиконституционные законы,в том числе сепаратистские.Россия единая и неделимая. Оплачивается и содержится за счёт бюджета.В свободное время исполняет функции МЧС. 4)Национальные проекты-проекты,требующие много времени и огромных финансовых затрат. Не более 3-х.Для России актуальны: а)Овладение управляемой термоядерной реакцией с практическим применением.Долгосрочный проект с созданием научной и производственной базы(аналогично Курчатовскому Атомному Проекту).В том числе,воссоздание институтов,таких как УПИ,ЧПИ,МИФИ и других,являвшихся гордостью российской науки. б)Строительство скоростной ж\д магистрали Токио-Берлин,для чего решить проблему Северных территорий и сделать Японию долгосрочным стратегическим партнёром. Решением этой задачи мы отсекаем транзитные пути по южным морям с их пиратами и общей нестабильностью,даём выигрыш во времени(4-5 дней вместо 2-3 недель) и обеспечиваем нашим потомкам,пополнение бюджета за счёт транзитных платежей.Со временем к проекту подключится объединённая Республика Корея.В случае выгодности проекта и отработки безопасных технологий-Америка,через Берингов пролив,и тогда реально создание Северного Пояса для противостояния исламскому фундаментализму и китайскому империализму. Несколько слов о Китае.Во-первых:никогда не надо иметь дела с преступником и бандитом-непременно кинет,ещё и нож в спину всадит(пример Гитлера),а правительство Китая-есть бандит и преступник по-отношению к собственному народу.к тому-же Империи не нужны соратники и партнёры-Империи нужны рабы и территории. Во-вторых:Китай сейчас в развитии как и Россия в 1913 году-на лицо 3 крупных,неразрешимых противоречия. Первое противоречие:закончилось экстенсивное развитие,нужен переход на интенсивные рельсы,но политическое устройство тормозит процессы,а добровольно компартия власть не отдаст. Второе противоречие:гигантское расслоение общества-в деревне миска риса на день,в городах миллиардеры строят небоскрёбы. Третье противоречие:национальный вопрос.Тибет,Синдзян-Уйгур,Внутренняя Монголия,Манчжурия,Тайбей,Гонконг-требуют решения национального вопроса. С учётом численности населения-рванёт так,что дерьмом накроет всю Сибирь и Дальний Восток до самого Северного Полюса.Нужно срочно запечатывать границу и наглухо,даже при Советах это понимали. Стратегический и предсказуемый партнёр России на Дальнем Востоке-Япония и Республика Корея. Что касается министерства иностранных дел,то оно должно быть полностью уволено,а здания посольств переданы журналистам. МИД-это архаичная структура 16-17 в.в.,когда по два месяца добирались на санях и телегах до соседней столицы,что-бы вручить ноту,визу и прочее.Сейчас век интернета и авиации.К тому-же все сотрудники посольств от посла до дворника-креатура КГБ.Посольские дамы-эти гламурные тётки в мехах и бриллиантах,играют в шпионские игры за счёт бюджета.Увольнять и люстрировать-всех. Здания передать журналистам.Каждый журналист,приехавший из России будет знать,что в бывшем здании посольства находится гостиница,пресс и интернет-центр,другие журналисты из России.Еженедельно они будут делать обзоры по экономике,бизнесу,политике той страны.На основании этих обзоров руководство страны,бизнесмены будут принимать решения. ОБ ИТОГАХ ПРИВАТИЗАЦИИ Касательно итогов приватизации. Де-факто,де-юре. Больше никакого передела. Как-бы честно не делили,всё равно опять будут недовольные ,опять потребуют передела, и так по-кругу,до "морковкиного заговения". И,ещё. Желающим нового передела,советую посетить кладбище.Там целыми кварталами стоят памятники из чёрного мрамора.Под ними лежат те,кому не повезло при делёжке в 90-х.А ведь это была самая предприимчивая молодёжь.Не их вина,а наша беда,что стали они бандитами,а не предпринимателями,которые-бы и возродили Россию."Лихое им досталось время".И,требовать снова передела,значить обречь на смерть ещё тысячи и тысячи наших молодых ребят. А кому-то повезло-он оказался в нужном месте в нужное время и нужные люди помогли и подсказали,но таких гораздо меньше.На всех никогда не хватит.Надо когда-то и делом начать заниматься,а не делить поделенное бесконечно. Но,предприниматели,должны сделать две вещи. Первое: все 100% процентов налогов платят в районный бюджет по месту расположения бизнеса. Второе: со всеми рабочими подписывают трёхсторонние договоры-работодатель,рабочий и адвокат или нотариус,где указываются:условия работы,оплата,отпуск и прочее. В случае нарушения этих условий-приличный штраф в судебном порядке.В случае повторения-увеличение штрафа и так до разорения особо упёртых. Условия работы,налоги и суммы штрафов указываются в договоре между рабочим и предпринимателем,заверенным нотариально. ВНУТРЕННЕЕ УСТРОЙСТВО РОССИИ НА РАЙОННОМ УРОВНЕ. Все 100% налогов остаются в районах.Кто как работает,тот так и лопает.Главой района является мэр районного центра.Города помимо районного центра с численностью свыше 100 тысяч человек,образуют самостоятельное административное образование,со своим бюджетом и подведомственной территорией,в рамках отведённых ему границ.В городах - миллионниках,префектура,приравнивается к району,префект к мэру.Вся территория,за исключением: а)дорог-общегосударственного значения, б)газо-нефтепроводов в)линий электропередач г)ж\д магистралей д)рек и озёр,являющихся общенациональным достоянием е)национальных парков, -находится в ведении мэра района. Администрация района,назначенная мэром,занимается сбором налогов,природными ресурсами и прочей хозяйственной деятельностью.Им не нужны никакие "указивки"-поэтому не нужны никакие министерства и ведомства. На местном уровне принимаются соответствующие законы.Государственная Дума не нужна,так как невозможно написать закон соответствующий всем регионам.Слишком велика территория,различно население,экономическое и финансовое развитие. Главная задача мэра-налоги собрать и бизнес не разогнать.Все предприятия,расположенные на территории района платят ВСЕ 100% налогов в районный бюджет.Никаких оффшоров и головных фирм.ВСЕ 100%-РАЙОНУ-они местным жителям душу согреют.Каждый мэр собирает налоги так как он считает нужным,как договорится с бизнесом-где по-закону,а где и по-понятиям.Не нравится населению стиль и метод руководства-пожалуйста есть выборы,импичмент,а в случае нарушения Конституции-обращение в суд. После сборов налогов у мэра 5 главных обязательно исполняемых статьи. 1)Пенсии.Пенсию получает каждый гражданин России по месту проживания:мужчины с 60 лет,женщины с 55 лет.И никаких льготных возрастов полицаям,военным и прочим льготникам.Единственное исключение-шахтёрам и металлургам.До пенсионного возраста оплачивает предприятие по согласованию с мэрией и профсоюзом. Базовая пенсия-единая для всех:5 тысяч рублей+4% за каждый отработанный год стажа.При стаже 25 лет прибавка 100% т.е.всего 10 тысяч рублей. Никаких пенсионных отделов и собесов. Базовая сумма пенсии - рекомендуемая,по доходам - возможно и увеличение,но не уменьшение т.к.привязана к прожиточному минимуму. 2)Инвалиды.Пенсия в процентах от базовой в зависимости от группы. 3)Детские пособия. 10 тысяч рублей на ребёнка до 7 лет-ежемесячно. 20 тысяч рублей молодёжи с 7 до 17 лет ежемесячно.С этих денег они оплачивают своё обучение.Смолоду ученики знают ,какая им нужна профессия в жизни и исходя из этого САМИ выбирают учебное заведение.Все учебные заведения частные,будь-то классическая гимназия,лицей,реальное училище или простая школа на окраине. В зависимости от средств и желаний.Существующие школы переходят в собственность коллектива школы.И никаких роно,гуно,наробразов,Минобразований,Академий Педнаук и прочих дармоедов.Имеешь педагогическое образование-иди учи детей. Выплаты не фиксированные,возможны увеличения - по доходам района. 4)Общественный порядок.Полная ликвидация МВД,никаких ментов и полицейских. Образовываются 3 правоохранительных органа-подчинённых мэру,для охраны общественного порядка. а)Оперативно-следственный отдел,для раcкрытия преступлений против личности-ОПЕРА. Начальник оперчасти назначается мэром,ему же и подчиняется.Сам набирает состав. б)Патрульно-постовая служба-для патрулирования-ППСники.Патрули. Начальник ППС назначается мэром,ему же и подчиняется.Сам набирает состав. в)Участковые-избираются жителями,но подчиняются через начальника участковых-мэру. И никаких отчётов.Критерий работы один-уровень преступности в районе. г)Разрешить деятельность ЧОПов,ЧДА и прочих частных структур,которые составят конкуренцию госструктурам .Например: резонансное преступление расследуют опера и частное детективное агентство(ЧДА).Кто-кого сборет. 5)Здравоохранение.Ответ короткий и лаконичный-не знаю.Там так всё запущено,что нужны огромные финансовые вливания и не один год,чтобы хоть малость что-то исправить.Возможен перевод здравоохранения в разряд национальных программ.Здоровье нации-государственная задача.Предусмотреть льготное налогообложение для частной медицины. Этими 5-ю задачами деятельность мэра,конечно,не ограничивается,но эти наиболее важные.И,раз в год доход-расход районного бюджета проверяется независимой,не местной частной аудиторской фирмой. Мэр избирается 1 раз в 5 лет,но не более 2-х сроков. ОБЛАСТНАЯ ВЛАСТЬ.ГУБЕРНАТОРЫ. Что касается областной(краевой,республиканской) власти,то она сводиться к управлению совокупным бюджетом,основанном на отчислениях районом,строго оговорённых сумм в размере 10-15% от районного бюджета,для строительства крупных объектов. Например;АЭС,ГЭС,а\м трасс и тому подобное на территории области. Губернатор будет управлять этим бюджетом и будет подотчётен перед районными мэрами. Т.е. губернатор это не руководитель,а управляющий определённой суммой,для выполнения определённых задач. Повторяю,основной государствообразующей единицей,будет являться район,со своим бюджетом,законами,но и со своими обязательствами перед гражданами. Единство - в многообразии. Лучшее будет перениматься,ошибки будут устраняться,путём перевыборов и импичментов районной власти. Не надо считать простой народ глупым и ленивым.Он может менее образован,но он мудрее.А горе-от ума.Надо,в конце концов,дать возможность народу самому решать,как ему жить.Задача государства-защитить от внешней агрессии и создать простое,понятное правовое поле. Sun, 05 Jan 2014 10:25:04 GMT http://democratia2.ru/group/c8a0cb1c-d70c-4f68-98ca-5b13a17fde73/content ЭМИЛЬ АРМАН РЕВОЛЮЦИОННЫЙ НУДИЗМ http://democratia2.ru/group/1e34a88c-c575-4246-94ce-576fe0318360/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p> <p>Нудизм рассматривают как «разновидность спорта, когда индивиды собираются в группы, чтобы голыми принимать воздушные и солнечные ванны и купаться в море» (д-р. Тулуз) – это чисто терапевтическая точка зрения; или же его воспринимают как разновидность гимносмистики (гимнос – по-гречески голый), как возвращение к естественному состоянию, к первобытной и «природной» невинности – тезис адамитов, например. Таковы две точки зрения на смену которым идет наша точка зрения – нудизм, индивидуальный или коллективный - это средство освобождения, одно из самых действенных. Нудизм для нас – революционное требование. Революционное в трех аспектах: утверждение, протест, освобождение.</p> <p><b>УТВЕРЖДЕНИЕ </b>Требовать себе права жить голым, раздеваться догола, гулять голым, объединяться с нудистами, не имея отныне никакой причины для беспокойства, кроме температуры, - значит утверждать право на полное распоряжение своей телесной индивидуальностью. Это означает провозгласить беззаботность по отношению к религиозным условностям, заповедям, общественным законам, ко всему, что под различными предлогами запрещает нам распоряжаться по своей воле различными частями своего телесного бытия. По отношению к религиозным и общественным установкам, согласно которым использование или истощение (l'usage ou l'usure) человеческих тел подчинено воле законодателя или священника, нудистское требование – самое глубокое и сознательное проявление индивидуальной свободы.</p> <p><b>ПРОТЕСТ </b>Требовать и осуществлять свободу обнажения означает, фактически, протестовать против всякой догмы, закона или обычая, устанавливающего иерархию частей тела, согласно которой, к примеру, показ лица, ладоней, рук, горла более приличен, морален, респектабелен, чем обнажение ягодиц, грудей, живота или лобка. Это значит протестовать против классификации частей тела как благородных и безродных: нос можно рассматривать как благородный орган, а мужской член как безродный, к примеру. Это значит протестовать, в самом возвышенном смысле, против всякого вмешательства (законного или нет), которое обязывает нас одеваться, потому что это нравиться другому, тогда как мы не собираемся никого раздевать если он сам этого не хочет.</p> <p><b>ОСВОБОЖДЕНИЕ</b> Освобождение от ношения одежды или скорее от принуждения носить костюм, который представляет собой лишь лицемерный маскарад, поскольку объявляет важным то, что скрывает тело и что на самом деле второстепенно, а не само тело, провозглашая при этом культуру тела.</p> <p>Освобождение от одного из основных утверждений, на которых основаны идеи «допустимого» и запрещенного, «добра» и «зла», освобождение от кокетства, от конформизма великолепного эталона внешнего вида, поддерживающего классовые различия.</p> <p>Представим себе голыми генерала, епископа, посла, академика, надсмотрщика, егеря… Что останется от их престижа, их властных полномочий? Власть имущим это хорошо известно и это не последний мотив их вражды к нудизму.</p> <p>Избавление от предрассудка целомудрия, которое не что иное как «стыд своего тела». Освобождение от одержимости непристойностью, которую ныне провоцирует открытие частей тела, которые социальный тартюфизм предписывает скрывать – освобождение от ограничений и сдержанности, заключенных в этой навязчивой идеи.</p> Мы идем еще дальше. Мы утверждаем, что с точки зрения общительности практика обнажения – это практика лучшего товарищества, наименее ограниченного товарищества. Мы отрицаем, чтобы между нами был товарищ (или подруга) менее отдаленный, более интимный, более доверительный, оценивая их не только без интеллектуального или этического предубеждения, но и без телесной скрытности. Клеветники нудизма – моралисты или консервативные санитары Государства или Церкви утверждают, что нагота, что общение между нудистами разных полов разжигает эротическое желание. Это не всегда так. Однако, в отличие от множества гимнистических теорий, создателей которых оппортунизм или страх преследования заставляет быть благоразумными, мы не отрицаем этого, но настаиваем, что эротическое возбуждение, вызванное практикой нудизма: чистое, природное, инстинктивное и в корне отличается от искусственного возбуждения, вызванного полу-наготой, галантным раздеванием, и от всех уловок туалета, существующих в той одетой, полу-одетой и чуть-одетой среде, которую мы преодолели.<br> <br> <i>Эмиль Арман (настоящее имя Эрнес Жуин) (1872-1962) анархист.. В 1922-м основал журнал Эн Деор (На волю), на страницах которого развивал концепцию либертарой сексуальности</i><br> Sun, 05 Jan 2014 00:14:56 GMT http://democratia2.ru/group/1e34a88c-c575-4246-94ce-576fe0318360/content Дэвид Харви Неолиберальная урбанизация. http://democratia2.ru/group/6884b8b4-d4df-48da-9106-b0cf03c071eb/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>Я думал, что я начну с краткого рассказа о том, чем я занимался последние 37 лет. Каждый год в течение этого периода я преподавал курс, который называется «Капитал Карла Маркса. ТомI». Преподавал в Соединенных Штатах и в Британии. Я считал, что очень важно это делать, потому что если вы хотите понимать, как работает капитализм, один из лучших источников по сей день – это «Капитал» (<i>das Kapital</i>). Сейчас я преподаю этот же курс в аспирантуре, который также открыт для посещения любым свободным слушателям. Пару лет назад у меня было сто человек, в этом году ‑ у меня пятьдесят аспирантов, но курс придется читать дважды, так как на него большой спрос. Мой курс слушают разные люди, и даже начали появляться инвестиционные банкиры с Уолл-Стрита, которые были очень удивлены, открыв, насколько точно некоторые марксистские прогнозы описывают поведение их рынков.<div>Когда я приглашаю людей прочесть этот труд, я предлагаю им позволить, чтобы текст начал говорить с ними. Все более-менее знают, кто такой Маркс, у всех есть какое-то представление о нем. И это мешает им воспринять то, что говорит Маркс. И я, кстати, заметил, что люди, у которых первоначальная установка на восприятие этого текста позитивна, сталкиваются с ничуть не меньшими проблемами в прочтении Маркса, чем те, у кого резко негативное отношение к трудам Маркса. Первая же фраза в «Капитале» — это то, что мы увидим колоссальное накопление товаров. Очень осторожно обращайтесь со словом «кажется» или «представляется». Каждый раз, когда Маркс говорит «представляется», это означает, что выглядит это так, а на самом деле может быть совсем по-другому. На самом деле Маркс говорит, что происходит фетишизм. Кажется, что товары общаются с товарами на рынке. И на самом деле это маскирует то, как на самом деле происходит процесс продвижения капитализма. Капитализм, вообще, обожает всевозможные маски.</div> <div>Я первый раз в Москве, и мне здесь очень понравилось. Тут огромное количество рекламы ‑ везде билборды, которые мне говорят, из чего состоит жизнь, что я должен потреблять, что мне должно нравиться. Это, конечно же, маска. Это маска, которая скрывает товарный фетишизм от вашего взгляда. Но также несколько вещей меня удивили в Москве. Красной нитью, через весь текст проходит то, что Маркс говорит об адаптивности капитализма. Если вы не можете добиться прибыли одним способом, попробуйте сделать это другим способом. Если этот путь закрыт, давайте искать другой путь.</div> <div>Капитализм постоянно ищет новые возможности, новые технические возможности, новые способы организации труда, новые географические сочетания. Капитализм никогда не является постоянным. И оглядываясь назад, меня сильно удивляет, насколько часто левая оппозиция к капитализму использовала очень жесткие категории для того, чтобы описывать очень подвижные реалии капитализма. И если встанет вопрос о том, что победит: ортодоксальные формулировки или сила, которая мобильна и приспособляема, то, естественно, окажется так, что приспособляемая сила будет побеждать в реальной жизни. Я думаю, что это самое главное в капитале.</div> <div>Вот что происходит в этом тексте: с одной стороны, Маркс вступает в диалог с классическими политэкономами, и, одновременно, он пытается понять сам капитализм. Диалог с классической политэкономией подразумевает то, что все положения классических аксиом, на самом деле, неприменимы на практике. Маркс не  спорит с этими аксиомами. Он предлагает вообразить, что мы оказались в мире, который описывал Адам Смит (<i>Adam</i><i> </i><i>Smith</i>), Дэвид Риккардо (<i>David</i><i> </i><i>Ricardo</i>), Джон Локк (<i>John</i><i> </i><i>Locke</i>). И дальше он предлагает нам: давайте посмотрим, а как поведет себя капитализм, если он окажется в этих идеализированных либеральных параметрах?</div> <div> Что же он показывает в своем первом томе? Чем ближе вы приближаетесь к абсолютной рыночной экономике, тем выше уровень дифференциации классовой власти, тем выше социальное неравенство. И что тут делает Маркс? Он прокалывает мыльный пузырь иллюзий, которые говорят, что капитализм – это процесс выравнивания возможностей. Маркс произносит свою знаменитую фразу о том, что: нет ничего более неравного, чем равное отношение к неравным людям. Если вы употребляете равные условия, равный подход к людям, у которых разные способности и возможности, то возникнут совершенно разные результаты. Парадокс заключается в том, что чем ближе вы подходите к совершенно рыночной экономике, тем более централизуется капитал. Возникают монополии, олигополистическая политика и так далее.</div> <div>Я нахожу такую постановку вопроса очень продуктивной, для того, чтобы проанализировать в своей «Краткой истории неолиберализма» то, что происходило в мире, начиная с 1970-х годов. Что говорила нам рыночная неолиберальная экономическая теория? Она говорила: вернемся к миру Джона Локка, вернемся к миру Адама Смита, и все будет в порядке, поскольку Адам Смит говорил, что свободный рынок будет работать в равной степени на благо каждого. Однако, что мы реально видим за последние тридцать лет? Колоссальную концентрацию власти и богатства в руках очень маленькой олигархической элиты. То есть, получается, что Маркс в очередной раз оказался прав. По крайней мере, в этом.</div> <div>Второе, что говорил Адам Смит, это то, что возникнет свободная конкуренция. В реальности же мы наблюдаем колоссальную централизацию, фактически олигополию, которая контролирует рынки. Возьмите рынок фармацевтики, сколько там действует корпораций, сколько осталось корпораций на медиарынке Запада. То есть, в очередной раз мы видим, что произошла колоссальная концентрация, победили сильнейшие. И мы видим, что в этом смысле, Маркс опять-таки оказался прав. Мой вывод из этого заключается в том, что чем больше вы разрешаете рынку действовать по своему усмотрению, тем больше у вас будет концентрация власти и богатства, тем выше будет социальное неравенство. И просто эмпирически очевидно, что это соответствует реальности.</div> <div>Однако Маркс также указывает на то, что капитализм ‑ это противоречивая система. Капиталистам приходится постоянно преодолевать массу проблем, и одна из самых серьезных заключается в том, что капитализму надо расти или умереть. Капитализм должен постоянно расширяться. И возникает проблема, как продолжать расширение и на какой основе захватывать новые плацдармы? Если капитализм не может расти, то это называется кризисом. И кризис равняется девальвации и уничтожению капитала. И, естественно, кризис капитализма всегда порождает безработицу и социальные потрясения, которые хорошо известны. Это проблема, которую я бы назвал проблемой использования излишков, ‑ избыточного капитала с высокой прибылью.</div> <div>Капитализм начинается с денег. Деньги прошли через обычный цикл «деньги – товар – деньги», и к концу дня должны получиться деньги плюс некие прибавочные деньги, то есть ‑ прибыль. На следующий день успешный капитализм просыпается с мыслью: что же мне теперь делать с деньгами, которые я заработал вчера? Конечно, есть очень большой соблазн просто повеселиться и потратить все эти деньги. Но проблема с этим отношением к деньгам заключается в том, что Маркс также говорил и о принудительном законе конкуренции. Если вы, как успешный капиталист, не вложите куда-то с высокой нормой прибыли свой вчерашний доход, то вас просто съест какой-то более успешный или трудолюбивый капиталист. И это составляет большую проблему: приходится искать применение капитала завтра, которое еще не требовалось вчера.</div> <div>Требуются, скажем, новые трудовые ресурсы, ‑ где их искать? У капиталиста есть деньги для того, чтобы нанять новую рабочую силу, но он тут же сталкивается с потенциальным барьером. А что если трудовых ресурсов недостаточно? А что если эти трудовые ресурсы, хорошо организованы, у них есть свои профсоюзы, и они голосуют за какую-то политическую партию, которая требует повышения зарплат? За трудовые ресурсы приходится платить больше, а если капиталисты платят больше за труд, это значит, что они получают меньше прибыли. Это очень простая формула  кризиса, которая в классическом марксизме называлась давлением на капиталистические прибыли. Когда рабочие организуются, они более эффективно могут вытребовать себе большую часть  прибыли. Что происходит в этом случае? Капиталисты могут пойти на забастовку, а это значит, что они отказываются вкладывать свои деньги, в результате чего и начинается кризис. Они отказываются нанимать людей на условиях, которые им диктует организованная рабочая сила.</div> <div>Какие существуют выходы из этой ситуации? В первом томе «Капитала» Маркс вполне четко описывает это. Вот один из способов — постоянный рост технологий, технические инновации. Технические инновации ставят под удар устоявшуюся рабочую силу, ее позиции, потому что когда вы применяете новую технику, то можно уволить бывших квалифицированных рабочих, то, что Маркс назвал создание резервной армии труда. Но, кроме того, капиталисту приходится идти и дальше. Капиталисту надо найти, чем заменить ставшую дорогой рабочую силу. Один вариант – это привезти иммигрантов из более дешевой страны, а другой вариант – это самим перенести свое производство в страны с более дешевым трудом. Есть еще и другой вариант: попытаться захватить политическую власть и использовать ее для того, чтобы сломать политические и профсоюзные организации своей рабочей силы, чтобы они не могли настолько же эффективно торговаться с капиталистами, как раньше.</div> <div>Итак, посмотрим, что происходило с кризисами в последнее время. Многие люди, многие аналитики считали, что произошел классический кризис прибыльности. В 70-е годы практически на всем Западе, особенно в Европе, различные социал-демократические, если, вообще, не коммунистические партии стояли у власти, либо на пороге взятия власти. В 70-е годы возникает очень острый политический кризис. Одним из способов выхода из этого кризиса было привезти дешевую рабочую силу из-за границы. Как вы думаете, откуда вдруг взялось столько турок в Германии? Откуда взялось столько алжирцев во Франции? Потому что это была государственная политика импортировать гастарбайтеров из этих стран, импортировать их из Турции в Германию, из Алжира во Францию, в Швецию из Югославии и из Португалии.</div> <div>Но в 70-е годы происходит также революция в средствах транспорта, коммуникации и связи. Гораздо легче стало экспортировать сам капитал. Вместо того, чтобы привозить рабочих, можно было вынести свое производство куда-нибудь в Мексику, в Турцию, куда-нибудь на Филиппины. В конце концов ‑ в Китай. И, таким образом, преодолевать проблему нехватки дешевой рабочей силы. Итог всем известен ‑ капиталисты победили. Капиталисты победили на политическом поле. На выборах Рональда Рейгана в США, Маргарет Тэтчер в Великобритании, первой же задачей Маргарет Тэтчер было дискредитировать лейбористскую партию и сломать профсоюзы. В первый же месяц своего президентства Рональд Рейган нанес сильнейший удар по организованным профсоюзам. В первый же год Маргарет Тэтчер, вы знаете, что была колоссальная стачка угольщиков в Великобритании, пришлось бороться с профсоюзом угольщиков. Что уж говорить о Пиночете, и том, что он делал в Чили. Он уничтожил или выгнал в эмиграцию все левые и даже центристские партии и профсоюзы; убили, запытали до смерти лидеров этих партий; почти миллион человек выгнали из страны. И, таким образом, освободили политическое поле.</div> <div>То есть, это различные стратегии политической борьбы капитала. Это различные способы борьбы с рабочими за то, чтобы вернуть часть капитала в фонд капиталистического инвестирования. Все это и составляет политическую борьбу Запада в последние тридцать лет. Есть частная политика, которой занимаются корпорации, есть государственная политика, которой занимаются политики, связанные с корпорациями. Есть различные варианты: более или менее диктаторские или демократические. К этому же относится, кстати, и иммиграционная политика, политика в области гендерных отношений, политика этнической идентичности. То есть, это основной принцип, который определяет политическое поведение этой системы.</div> <div>Но капиталистам, когда они втягиваются в процесс производства, необходимо найти новые средства производства. Это тоже очень сложный процесс. Среди равных прочих, это означает, что надо расширять ресурсную базу, надо где-то доставать природные ресурсы. В результате этого трансформируются отношения с природой. Природные ресурсы необходимо втягивать в производство на постоянно расширяющейся основе. Опять же, как с этим быть? Обычная стратегия капитализма – это технические инновации. Но также не забывайте о государственной политике, направленной на то, чтобы понизить цену сырья. Очень хорошо видно, что, когда источники сырья находятся где-то в другом географическом регионе, по отношению к производству, происходят постоянные империалистические вылазки их захвату.</div> <div>Посмотрите, что творится на Ближнем Востоке. После 1945 года Соединенные Штаты, дотоле не присутствовавшие на Ближнем Востоке, активно начинают вторгаться в этот регион. После конференции в Ялте, Рузвельт (<i>Franklin</i><i> </i><i>Roosevelt</i>), встречавшийся только что с Черчиллем (<i>Winston</i><i> </i><i>Churchill</i>) и Сталиным, делает остановку в Саудовской Аравии. И он договаривается с Саудовским королем о том, что США берут их под защиту, но в обмен на это, они должны были предоставить свою нефть. Таким образом, с Рузвельта начинается история вмешательства Соединенных Штатов в дела на Ближнем Востоке. И понятно, что главное, чего там добивался Рузвельт – это доступ к нефти.</div> <div>Но нефть не является единственным стратегическим ресурсом. И борьба за эти ресурсы создает другое серьезное противоречие в политэкономии капитализма. Назовем это экологическое противоречие в сырьевой политике капитализма, потому что если вы где-то добываете ресурсы, то надо куда-то и сбрасывать отработанный материал, и, желательно, ‑ как можно дешевле. Это может быть углекислый газ, любая химическая отрава, которая возникает в ходе переработки сырья. Ущерб экологии очень просто объяснить: не хочется платить очень дорого за более щадящие природу способы извлечения сырья. Поэтому, сама природа нашей планеты оказывается ограничителем на путях роста капитализма. И мы видим, какие серьезные проблемы начинают из-за этого возникать, и какие политические дебаты возникают из-за разрушения озонового слоя, из-за глобального потепления, из-за вырубки лесов, и так далее.</div> <div>Сейчас появилась новая проблема — проблема со снабжением водой, которая превращается в фундаментальную проблему для всего мира. Неолиберализм подходит к природе, как к площадке, где дерегуляция всего должна решить проблему. Но совершенно очевидно, что дерегуляция приводит к очень серьезному разрушению экологической среды. Начиная с определенного времени, неолиберализм начал очень сильно продавливать необходимость дерегуляции экологической проблематики. Если где-то есть нефть, ‑ вперед, давайте просто пробурим, каким-то образом вытащим нефть, и доставим ее на мировой рынок. И, между прочим, если там вокруг скважин живут какие-то люди, то ни в коем случае нельзя допустить, чтобы они установили свои права собственности на эти недра. Об этом вообще открыто говорится в американском конгрессе, что Саудовская монархия не является собственником нефти, ‑ она лишь хранитель нашей нефти. Нефть принадлежит нам, потому что мы ее выкачиваем, а с ними мы делимся, потому что они стерегут наши источники.</div> <div>И, наконец, вернемся к Марксу. Он говорил, что следующая проблема – заключается в том, что когда вы произвели товар, он должен быть продан на рынке. Для того, чтобы ваш товар купили, у людей должны быть деньги. И, в конце концов, возникает проблема: откуда берутся эти деньги у людей, у кого вообще есть деньги и кто может позволить себе купить произведенный вами товар? Если вы произвели товар и не можете его сбыть, то у вас возникает очень большая проблема. То есть, рынку надо расширяться. Что надо делать в данной ситуации? Существует масса стратегий, где, среди прочего, выделяется рост рекламы. Вы представляете, насколько реклама проникает сегодня во все сферы жизни, поскольку она призвана создавать новые виды потребностей? Отсюда, собственно, и вытекает весь  постмодернизм, стимуляция новых рынков, совершенно новых продуктов. Люди даже не знали, что им что-то нужно, но теперь им внушили, что они жить без этого не могут.</div> <div>Но тут кроется очередная очень большая проблема: а где же люди возьмут деньги для того, чтобы удовлетворить эти новые желания? Стандартный ответ последних лет – возьмут в кредит. Кредит – это когда вы изобретаете деньги, даете их в долг, но их, вообще, не существует. И эти деньги вы отдаете в долг, отдаете их индивидам через кредитные карточки, через  потребительские кредиты, даете эти деньги в долг и государству. Государство оказывается в огромном долгу, потому что государства тоже огромные потребители, они потребляют все, начиная от военной техники и до потребительских товаров и канцелярских товаров.</div> <div>Вы видите, что в последнее время происходит с государствами, ‑ государства одно за другим попадают в растущий долг. Капитализм, как огромный корабль, который рассекает воду, но он перед собой поднимает волну. И эта волна – это и есть кредит. Объемы кредитования идут постоянно вверх. Это волны, которые поднимает нос капиталистического корабля и, в результате, возникает взаимная связь. На техническом жаргоне это называется потребительское ожидание. Если люди ожидают хороших времен, то они пользуются кредитными карточками и создают сбыт, который поглощает продукты. Если люди покупают, значит, капитализм двигается вперед. Но если, по какой-то причине, люди начинают нервничать из-за кредита, если им кажется, что они набрали слишком много долгов, то может случиться так, что этот кредит не будет ничего стоить.</div> <div>Если потребительские ожидания меняются на тревожные, люди перестают пользоваться кредитом и возникает проблема сбыта, возникает очередное ограничение на расширение рынков. Как еще когда-то давно указывала Роза Люксембург (<i>Rosa Luxemburg</i>), один из основных способов преодоления этой проблемы – это империализм. И она особенно подчеркивала, как в начале ХХ века Британия, Франция и Америка использовали Китай. Китай использовали для того, чтобы создать новые рынки для сбыта западных товаров. И Запад добился в этом очень больших успехов, проламывая китайские торговые стены.</div> <div> <p>Но проблема заключается в том, что таких территорий для нового освоения остается все меньше и меньше. И если хотите, то последняя стена, которую удалось взломать, была стена вокруг Советского Союза. Теперь, когда удалось интегрировать бывший Советский Союз и коммунистический Китай в капиталистический мировой рынок, куда расширяться дальше? Все, ‑ нет новых территорий для освоения. Поэтому приходится полагаться только на внутренние, интенсивные источники расширения.</p> </div> <div>Очередной проблемой, является то, что кто угодно, у кого есть деньги, может стать капиталистом. Вот я беру деньги из моего кармана и отправляюсь на рынок для того, чтобы использовать эти деньги, чтобы сделать больше денег. Но проблема в том, что если слишком много людей начнет вкладывать деньги в производство, то окажется, что они конкурируют друг с другом. Слишком много людей конкурируют за ограниченное число возможностей сделать хорошие прибыли. Это именно то, что Маркс называл принудительным законом конкуренции. Мне надо просто вытолкнуть кого-то с рынка. Большие люди должны выталкивать мелочь с этого рынка. Результатом этого является централизация.</div> <div>На <a href="http://www.blogger.com/goog_1981552083">Уолл-Стрите (</a><a href="http://www.blogger.com/goog_1981552083"><i>Wall</i><i> </i><i>Street</i></a><a href="http://redflora2017.blogspot.com/2012/01/blog-post_6176.html">)</a> сейчас осуществляется огромный бизнес. Это скупка активов, компании постоянно сливаются или приобретаются. Иногда происходят случаи недружественных захватов ‑ рейдерство, иногда объединение происходит добровольно, но результат остается неизменен – появляются все более крупные и сильные корпорации. Тем самым, все выше поднимается порог для вхождения на рынок. Что я имею в виду, когда говорю обо всех этих порогах? Капитализм постоянно сталкивается с барьерами и порогами. И постоянно приходится находить какие-то способы их преодоления. Собственно, основной стержень капиталистической политики – это поиски и преодоление барьеров.</div> <div>Ну, а теперь, после такого теоретического введения, я расскажу вам о своем основном интересе: как все это сказывается на урбанизации, на строительстве городов в наши дни? Тезис, который я вам предлагаю, состоит в том, что вся история урбанизации при капитализме не может быть понята, если не понимать центральной проблемы использования избыточного капитала.</div> <div>В первый раз я наткнулся на это в XIX веке, ‑ то был первый пример, который я обнаружил. В 1848 году происходит экономический кризис по всей Европе. В Европе возник избыточный капитал, и ему не смогли найти прибыльного применения ‑ в Европе не было достаточных инвестиционных возможностей. В результате возникает высокий уровень безработицы. В Париже, безработные рабочие и те, кто были противниками капитализма по каким-то идеологическим причинам: утопические социалисты, мелкие лавочники, которых разоряли капиталисты, ‑ вдруг смогли создать революционный блок, прорвавшийся в баррикадных боях, в революции 1848 года, которая происходит, не только в Париже, но и в Вене, и в Берлине. В Великобритании происходят очень серьезные волнения чартистов.</div> <div> <p>И, вдруг, к экономическому кризису капитализма добавляется очень серьезный  политический кризис, ‑ в Париже происходит революционный захват власти. В стане парижской буржуазной элиты паника. Они приглашают колониального генерала из Алжира, который, без всякого стеснения, применял чисто колониальные методы подавления сопротивления в цивилизованной Европе. После того, как перестреляли множество рабочих, встала та же самая проблема: что делать дальше с избытком капитала? Как предотвратить возвращение массовой безработицы? И вот здесь возникает  фигура Луи Бонапарта (<i>Louis Bonaparte</i>), Наполеона III, который устраивает военный переворот и берет власть, пользуясь авторитетом своего дяди, ‑ Наполеона Бонапарта (<i>Napoléon Bonaparte</i>). Он создает вторую империю в 1852 году.</p> </div> <div>Естественно, эта вторая империя преодолевает сопротивление рабочих, потому что создается тайная полиция, забастовки официально запрещаются, войска отправляются на подавление незаконных собраний. Но Наполеон прекрасно понимал, что просто на штыках ему было не удержаться. Надо было решать проблему применения избыточного капитала. Поэтому когда он создает вторую империю, он тут же объявляет о том, что мы будем инвестировать в инфраструктуру, в создание новых портов, железных дорог. Но, прежде всего, мы полностью собираемся перестроить Париж. И в 1853 году он назначает префектом Парижа барона Османа (<i>Georges Haussmann</i>). Он, действительно, перестроил Париж, используя очень многие идеи, которые он заимствовал, между прочим, у утопических социалистов и анархистов 1830-1840-х годов.</div> <div> <p>Но, кроме строительства широких светлых бульваров, он сделал еще кое-что. Он полностью изменил сам масштаб реконструкции Парижа. Такая милая деталь: вскоре после того, как барон Осман стал префектом Парижа, к нему пришел архитектор, показал чертежи, на что Осман ему отвечает: слушайте, у вас бульвар только сорок метров шириной, а мне надо, как минимум, 120 метров шириной. Сегодня, если вы посетите Париж, вы увидите бульвары шириной 120 метров; вы увидите так же, как бульвары связывают весь город в единый, централизованный план. Это полностью запланированный город, с Сен-Жермен, с Елисейскими полями, с бульваром Распай.</p> </div> <div>Это решило проблему ремонта рынков, так как они стали привязаны к проекту перестройки Парижа. Но откуда взялись деньги на то, чтобы проводить реформы барона Османа? Были культивированы, созданы сверху, целые группы новых кредитных учреждений и эти новые финансовые инструменты, позволили построить бульвары, прорубить их через старый город.</div> <div>Это был огромный успех, но лишь на некоторое время. Смотрите, что происходит дальше. Капитал очень успешно применяется в городском строительстве, рабочие заняты на строительстве. Это порождает новые деривативные рынки: возникают новые гостиницы, новые универмаги. Универмаги становятся новыми центрами потребления. Есть замечательная старая повесть Эмиля Золя (<i>Emile</i><i> </i><i>Zola</i>), которая называется «Счастье дам»<i> (</i><i>Au</i><i> </i><i>Bonheur</i><i> </i><i>des</i><i> </i><i>Dames</i><i>)</i>). Это рай потребления в этих новых огромных магазинах.</div> <div>К вопросу о женщинах: Осман совершенно осознанно говорил, что если нам удастся привлечь женщин на рынок, то мы создадим новую опору, новый источник потребления. Бульвары становятся не просто местом пешеходных прогулок, бульвары становятся витриной. Витриной, на которой реклама делает свое дело стимуляцией потребления. И все это берется в кредит, и очень споро. Но к 1868 году, где-то 15-16 лет спустя, возникает вопрос: а насколько раздут этот кредит? Насколько перекредитовано население? Эти вопросы становятся все более и более насущными, пока люди не начинают терять уверенность в системе, после чего система очень быстро разрушается, и наступает очередной кризис. Строительство в Париже прекращается, вся империя вдруг сталкивается с проблемами, которые, казалось бы, она преодолела. И что делает в этот момент Луи Наполеон? Он делает то, что часто делают диктаторы ‑ устраивает маленькую победоносную войну. И он устроил войну против Германии, и, как известно, проиграл. Его взяли в плен и, после этого, как вы знаете, Париж оказался в немецкой осаде. Это, как вы знаете, привело ко второму мощному социалистическому восстанию, ‑ Парижской коммуне. Почти на два месяца Париж оказывается во власти коммуны. Это история, история авторитаризма и рынка, который заключает нестабильный, принципиально нестабильный альянс, которому удается только на некоторое время стабилизировать процесс рыночного накопления через резкое расширение городской среды</div> <div> <p>Теперь другой пример, ‑ 1942 год, Соединенные Штаты. В 1930-е годы, Соединенные Штаты пережили серьезный, очень серьезный кризис, так называемую великую депрессию. И очень многие люди понимали эту депрессию, как проблему недопотребления, недостатка подтвержденного деньгами спроса. Возможность произвести товары была, но не было возможности купить эти товары. Когда в начале 30-х Рузвельт был избран президентом, он попытался использовать государственную власть для того, чтобы регенерировать экономику. Это не сработало: депрессия продолжалась, но временно она была преодолена второй мировой войной. Вторая мировая война немедленно создала рынок, военное производство. Это немедленно решало и проблему избыточного труда, поскольку огромное количество людей просто призвали под ружье. Это решало проблему безработицы, решало проблему производства. Но к  концу войны возникает парадоксальная ситуация. Война была хорошим временем, а после войны грозила вернуться депрессия. Как решать эту проблему? В очередной раз капиталистические классы чувствуют себя в осаде. Экономически они уже испытали провал в 30-е годы. Теперь государственной власти удалось поднять их на ноги.</p> </div> <div>Более того, появилась другая проблема – государство в Соединенных Штатах стало не просто очень сильным, а государство состояло в формальном и очень тесном союзе с коммунистическим Советским Союзом. И в 30-е годы в Соединенных Штатах существовало довольно влиятельное коммунистическое движение; многие коммунисты и левые в США поддерживали новый курс Рузвельта. И страх капиталистов состоял в том, что в конце второй мировой войны правительство США сдвинется еще дальше влево, и были тому некие подтверждающие факты: во время второй мировой войны правительство Соединенных Штатов фактически создало систему общенационального  планирования. И это была одна из самых эффективных плановых систем, когда-либо созданных в мире.</div> <div>Это был очень серьезный прецедент, и среди  капиталистической элиты США возникает  настоящая паника. Уже в 1942 году они организуют «крестовый поход», который в 1945 году приведет к изменению внешнего курса, к разрыву отношений с Советским Союзом, к «холодной войне». Это привело к маккартизму в Соединенных Штатах, который фактически означал чистку госаппарата от людей, которых можно было заподозрить в каких-либо левых симпатиях, а их было, конечно же, очень много и на самых высоких должностях. Но после того, как капиталистами была устранена политическая угроза, встала проблема, как запускать экономику. Надо было придумать, как обходиться без планирования, как быть без войны, которая оттягивала на себя производство, как быть с безработицей, которая, с окончанием войны, должна была вернуться к уровню великой депрессии.</div> <div>В 1942 году появляется довольно занятная статья в журнале «Архитектурный форум». Знаете, о чем была эта статья? Она была о том, как борон Осман перестроил Париж. Это было очень детальное изложение того, что делал Осман, и какие от этого были выгоды. Это был не просто детальный, ‑ это был умный и очень хороший анализ того, чего на самом деле добился Осман. Статья была написана человеком по имени Роберт Мозес (<i>Robert</i><i> </i><i>Moses</i>). Он был поставлен во главе планирования района региона Большого Нью-Йорка, города Нью-Йорка и пригородов. Его главная идея была заимствована напрямую  у барона Османа: надо резко изменить сам масштаб мышления о городской среде, надо выйти за пределы самого города, расширить город в стороны, надо создавать агломерацию, создавать шоссейные дороги, прокладывать их через весь город. Уже не пешеходные бульвары, а создавать шоссе, развязки, которые привяжут пригороды, дальние пригороды к центру города и выведут из центра города население и производство.</div> <div>Как поддерживался этот план? После войны федеральное правительство создает финансовые институты, которые оказались очень похожи на те, которые создавал барон Осман. Эти финансовые институты путем различных манипуляций, давали деньги частным девелоперам и городским властям для того, чтобы создавать новую городскую среду. Роберт Мозес после войны приобретает большую власть над очень серьезными учреждениями. Он и только он один мог построить новые системы водоснабжения, разбить новые парки, проложить новые шоссейные дороги. Если для того, чтобы проложить многорядное шоссе, надо было разрушить целый квартал в центре Нью-Йорка, у него была такая власть. И после Нью-Йорка он запускает процесс резкой перестройки американских городов, всех остальных американских городов и резкого вывода населения и потребления в пригороды.</div> <div>Субурбанизация и создание новых пригородов порождает колоссальный рынок. Не только рынок индивидуального жилья, не только домостроительство, ‑ возникает новый рынок для автомобилей, рынок, который стимулирует производство резины, производство лаков и красок, производство нефти и нефтепродуктов, создание всевозможных кафе и торговой  инфраструктуры, торговых центров, молов в пригородах, новых кинотеатров. И все это, опять же, сработало, и, опять же, только на некоторый период. Все работало прекрасно, до тех пор, пока политическая оппозиция реформам Мозеса не стала слишком сильной. Он разрушил слишком много в старых исторических центрах городов и воспринимался, как слишком авторитарный планировщик. В 1968 году, ровно через сто лет после того, как барон Осман потерял власть, Мозес тоже потерял власть</div> <div>Но процесс продолжался. Продолжался до середины 1970-х годов, когда произошел финансовый кризис, который очень больно ударил по рынку недвижимости, фактически прекратив ту урбанизацию, которую проводил после войны Мозес. Довольно занятно, что люди обычно считают, что кризис 1973 года начался в октябре 1973 года с роста нефтяных цен. После того, как ОПЕК (<i>OPEC</i>), организация стран-экспортеров нефти, создала картель, и этот картель начал регулировать цены на нефть. Но, на самом деле, экономика уже была в состоянии краха за шесть месяцев до октября. И крах наступал из-за того, что начали обрушиваться цены на недвижимость. Иными словами, бум, который поддерживал всю систему, начиная с 1945 года, пришел к разрушительному концу в начале 1973 года, и стал новым кризисом. Это был кризис, в котором, капитализм столкнулся не только с экономической проблемой, но и с политической угрозой, потому что в 1970-е годы возникла проблема не только с кредитом, но и с организацией рабочей силы.</div> <div> <p>К 70-м годам профсоюзы были уже слишком сильны, социалисты находились у власти, а коммунисты были близки к взятию власти во многих странах Западной Европы. Произошли, в общем-то, социалистические по характеру революции в таких странах, как Португалия, не говоря уже про многие страны Африки или Латинской Америки. Так что в капиталистической элите наступила паника</p> </div> <div>Что было делать перед лицом этой волны? Необходимо было каким-то образом обновить возможность применения избыточного капитала. Одновременно с этим, надо было укрепить свои  политические позиции, потому что на них велась атака. Один вариант ответа показал генерал Пиночет в Чили: устроить военный переворот, и сделать то, что, в общем-то, сделал Луи Наполеон III: создать новый экономический порядок, при котором богатство защищено, а бедноте указано на их место. Кроме того, необходимо изменить динамику экономики.</div> <div>Что произошло в Чили? Чили перешла на экспортно-ориентированную экономику, начала привлекать иностранные инвестиции, открыла двери в обоих направлениях. И, соответственно, двери открылись и для финансовых потоков. И это помогло возродить чилийскую экономику. Чилийская экономика начала расти еще в конце 70-х годов. Но в Соединенных Штатах было много труднее устроить военный переворот. Так что возник вопрос: как это сделать в своей собственной стране?</div> <div>Что происходит с Нью-Йорком в 70-е годы? В очередной раз, это сыграло ключевую роль в переменах: Нью-Йорк залез в огромные долги, муниципалитету требовались огромные деньги для того, чтобы продолжать и как-то поддерживать те проекты, которые были начаты в предыдущие десятилетия. В то время у Нью-Йорка был крупнейший муниципальный бюджет в мире. И, при этом, очень мощный, организованный рабочий класс. Но вдобавок к этому, были еще и расовые организации. Нью-Йорк превратился в политический вызов капиталистическим элитам, но при этом он был в огромных долгах. Результат был очень предсказуем: капиталистическая элита сказала – все, мы прекращаем вас кредитовать. И они заставили Нью-Йорк объявить себя банкротом.</div> <div> <p>Это был совершенно фантастический момент. Нью-Йоркское городское правительство воззвало к федеральному правительству. Но федеральное правительство в то время контролировалось очень консервативными республиканцами, а президентом был Джеральд Форд (<i>Gerald</i><i> </i><i>Ford</i>), который откровенно не любил Нью-Йорк. Оба его советника сказали, что Нью-Йорку необходимо отказать по всем статьям. Заголовки газет того времени выглядели примерно следующим образом: Форд говорит городу: «Умри!».</p> </div> <div>Кто были эти советники? Первого звали Дональд Рамсфелд (<i>Donald</i><i> </i><i>Rumsfeld</i>). Второго звали Дик Чейни (Dick Cheney). У Рамсфелда и Чейни очень большой опыт разрушения городов, от Нью-Йорка до Багдада. Что они хотели сделать? Они хотели привести к каблуку город Нью-Йорк, они хотели дисциплинировать его через банкротство, забрать под внешнее управление все активы города, назначить над ними внешнее управление из Комитета инвестиционных банков. Это новое агентство заберет все налоговые поступления города. И, в первую очередь, все они будут  использовать налоговые поступления для выплаты долгов. И только то, что останется в остатке, можно будет использовать для бюджета города.</div> <div>Результатом этого стала кошмарная ситуация. Разваливается медицинское обслуживание, разваливается система уборки мусора, фактически разваливается вся городская экономика. Перестает ходить транспорт. И безработица в результате всех этих массовых увольнений из муниципальных служб, стала просто колоссальной. В Нью-Йорке  идет массовая люмпенизация населения, которое теряет работу в городской экономике. Но для инвестиционных банкиров тут был очень интересный пример. Был обнаружен новый принцип, который состоял в следующем: если происходит столкновение между благосостоянием финансистов и благосостоянием населения, надо выбирать благосостояние финансистов, ‑ им надо платить в первую очередь, и оставлять населению то, что останется.</div> <div>Этот принцип был впервые применен в Нью-Йорке в 1975 году. К 1982 году это становится основным принципом Международного валютного фонда, который он применяет по всему миру. В 1982 году  правительство Мексики объявляет о своем банкротстве. МВФ сказало: хорошо, мы вам поможем, но, в первую очередь, вы обязаны выплачивать свои долговые обязательства финансистам. А население, ‑ населению придется пострадать. И вы можете посмотреть, что происходит в Мексике в 80-е годы. Резкий упадок в муниципальных службах всех видов. Представьте себе размер города Мехико. И что происходит с этим городом? Во-первых, колоссальный всплеск уличной преступности. Нью-Йорк тоже когда-то был довольно безопасным городом, до 80-х годов, по крайней мере. В Мехико у вас могли вытащить кошелек из кармана, но, по крайней мере, вас бы там не пристрелили. В 80-е годы Мехико становится одним из самых опасных городов мира. Там становится просто опасно ходить по улицам.</div> <div> <p>И все это, происходит с приходом неолиберализации. Каков же был ответ на эти события? Новый тип репрессий. Одно из последствий неолиберализации – колоссальное развитие тюремной системы в Соединенных Штатах. Начиная с 80-х годов, в Соединенных Штатах самая высокая абсолютная численность заключенных, даже в пересчете на душу населения, в мире. Значительная часть безработного населения Нью-Йорка попадает в тюрьму. И раз попав туда, они возвращаются назад снова и снова.</p> </div> <div>У инвестиционных банкиров была масса домов в Нью-Йорке, и надо было как-то восстановить цены на жилье. Поэтому, переориентируя городской бюджет на выплату долгов, надо было придумать, как помочь повысить цены на жилье. Напоминаю, это был период нефтяного шока, который устроил ОПЕК; был рост цен на нефть. Это означает, что у Саудовской Аравии и других государств Персидского залива в карманах оказалось масса наличных денег. Что делать с этой наличностью? Наверное, вы помните, что в 1973 году Соединенные Штаты на полном серьезе угрожали высадить десант в Саудовскую Аравию и оккупировать ее нефтяные скважины? Насколько далеко зашли эти приготовления, мы не знаем, ‑ это секретные планы, но мы знаем, что в это время Саудовские правительство вело экстренные переговоры с американским послом, на которых было достигнуто очень важное соглашение о том, что все доллары, которые оказались в Саудовской Аравии, будут запущены в мировой оборот, но исключительно через финансовые учреждения города Нью-Йорка.</div> <div>Колоссальный приток нефтедолларов из арабских стран оживил Уолл-Стрит, оживил Нью-Йорк, дал ему огромное преимущество перед европейцами. И, как вы видите, это было достигнуто чисто империалистическим военным давлением. После того, как были оживлены Уолл-Стрит и Финансовый квартал Нью-Йорка, было создано общественно-частное партнерство между бизнесом и городскими властями. Это было сделано для того, чтобы создавать элитное жилье, элитную среду, восстанавливать парки, строить бутики и рестораны, для того, чтобы сделать Нью-Йорк привлекательным для новой элиты. В этот момент мы видим новое перерождение Нью-Йорка. Нью-Йорк, который был пролетарским городом, превращается в игровую площадку для очень богатых. Это очень хорошо разыгранная реформа.</div> <div> <p>Что же произошло с городом после двадцати лет такой политики? Оттуда выведено производство, выведены пролетарские районы; теперь это район элитного жилья и элитного потребления. Обратите внимание, что неолиберализм вовсе не ликвидировал государственное вмешательство. Государственное вмешательство просто было переориентировано на помощь интересам финансовых учреждений. Но не только это было важно для создания того, что называется бизнес-климатом, который приглашает инвесторов прийти и потратить свои деньги в Нью-Йорке. Посмотрите, кто теперь мэр Нью-Йорка? Миллиардер, настоящий миллиардер, который, в общем-то, купил эту должность. Он потратил огромные деньги на свое избрание.</p> </div> <div>Не будем отрицать, что это очень приятное, интересное и красивое место. Нью-Йорк – прекрасный город, но это город для очень богатых людей. Что говорит мэр Блумберг (<i>Michael</i><i>Bloomberg</i>)? Он откровенно говорит, что не собирается субсидировать бедные корпорации. Если у кого-то нет денег для того, чтобы инвестировать в Нью-Йорке и расположить здесь свою штаб-квартиру, мы не заинтересованы в таких инвесторах, мы заинтересованы только в тех, кто способен платить крайне высокие арендные платы за офисное помещение. В Нью-Йорке стало практически невозможно жить среднему классу. Людям, вроде меня, я профессор, и не могу жить в своем собственном городе, потому что надо быть, не просто миллионером, а надо быть мультимиллионером для того, чтобы получить себе квартиру в Нью-Йорке. То есть, произошел захват городского правления, и оно используется, исключительно, для создания хорошего бизнес-климата. Государственная власть используется для того, чтобы создать государство благосостояния для не просто капитала, а для очень крупного капитала. И вот это и есть то, что называется неолиберализмом в грубой, простой, бытовой реальности.</div> <div>Это началось в 1973 году, и на сегодняшний день цикл полностью завершен. В Нью-Йорке есть люди, которые зарабатывают, и платят себе зарплату в размере 1 миллиард 600 миллионов долларов в год. Откуда берутся такие колоссальные доходы? Через манипуляции мировыми финансовыми рынками. И вот эти люди и определяют уровни потребления в городе. Почему они хотят большей дерегуляции мировых финансовых рынков, о чем они постоянно упоминают? Потому что неолиберальный город – это город очень высокого благосостояния, но он, неизбежно, соседствует с другим городом, с городом люмпенов.</div> <div> <p>Майкл Дэвис (<i>Mike</i><i> </i><i>Davis</i>) недавно опубликовал книгу, которая стала бестселлером. Ее заголовок очень показателен «Планета трущоб» (<i>Planet</i><i>of</i><i> </i><i>Slums</i>). Мир превращается не в мировую деревню, и не в мировой город, он превращается в мир мирового города, окруженного трущобами, а не деревнями. Съездите в Сантьяго, в Чили и вы увидите центральную часть города, которая до предела похожа на Европу, и окружено это трущобами, которые находятся на уровне худших примеров Латинской Америки. С одной стороны Сантьяго вы видите огромные башни элитных квартир, очень элегантные бары, ‑ это планета благосостояния. Там живет новая буржуазия. Любой неолиберальный город – это четко разделенный город. Это город, у которого есть полюс благосостояния и полюс нищеты. И, между прочим, даже формально эти полюса разделены. В очень многих городах Латинской Америки трущобы вообще не управляются государством. Вместо государства там работают банды. Банды наркоторговцев, местная мафия, какие-то ассоциации местных крепких парней, которые устанавливают свои законы. Мне кажется, это очень печальный исход. Город мог бы быть гораздо лучшим местом.</p> </div> <div>По-моему, на сегодняшний день, радикальная альтернатива должна состоять в том, чтобы строить обитаемые города. Города, в которых могут жить разные классы общества, в которых есть место для среднего класса, которые не служат просто площадками для употребления особо крупного капитала. Те Города, которые создают свободную среду для всех, а не только для самых сильных. Мне кажется, что неолиберализм уже дошел до своих пределов.</div> <p><i><br> </i></p> <p><i>Лекция прочитана Дэвидом Харви в Москве  25 мая 2007 года в рамках проекта</i><i>«Русские дебаты»</i><i>  Института общественного проектирования .</i></p> <p><i>Перевод Георгия Дерлугьяна</i></p> Fri, 03 Jan 2014 15:26:06 GMT http://democratia2.ru/group/6884b8b4-d4df-48da-9106-b0cf03c071eb/content Читалели моего Блога! С наступающим Новым Годом! http://democratia2.ru/group/78fe8dfd-e673-46c6-9a86-838cb6c41520/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p>Поздравляю с наступающим Новым Годом! Я стараюсь находить для вас интересные материалы, на которые, прежде всего, я сам обратил внимание. И хотя откликов обычно на мои материалы не много, хотя я охотно поддерживаю беседу, особенно по теме поста. я знаю, их просматривают. Значит, мои усилия имеют смысл. Пусть же смысла в новом году станет больше!   <br> Tue, 31 Dec 2013 01:51:41 GMT http://democratia2.ru/group/78fe8dfd-e673-46c6-9a86-838cb6c41520/content О Пол Поте и их работе... http://democratia2.ru/group/0d465c98-faef-4800-9ff7-983a18213e39/content <p>Автор: <a href='http://democratia2.ru/user/blog/6141e6ca-8453-4963-8307-6b805bc92562'>Дмитриев Вячеслав Евгеньевич</a></p><h1>Часть 1. В борьбе против американских империалистов и национального капитала</h1> <br> <br> <b>Подозрительное единодушие</b><br> <br> В конце 1970-х годов, после вторжения в Кампучию войск промосковского вьетнамского правительства, весь мир узнал о невиданном геноциде против собственного населения, проведенном правительством «красных кхмеров». Средства массовой информации и капиталистических стран и стран советского блока состязались друг с другом в описании «ужасов полпотовского режима», поголовного истребления интеллигенции, уничтожения городов. В Голливуде в 1984 году на скорую руку состряпали фильм «Поля смерти», который благодаря конъюнктурной тематике огрёб пачку «Оскаров», а кампучийский партийный и государственный руководитель товарищ Пол Пот был причислен записными гуманистами всех стран к числу самых кровавых «диктаторов» в истории человечества.<br> <a></a><br> Осуждение «красных кхмеров» было поразительно дружным, их осуждали и правые, и левые, и даже леворадикалы, такие как Энвер Ходжа. Единственными из стран, кто осудил вторжение Вьетнама на территорию Кампучии, были КНР и КНДР. И это притом, что по всем законам «мирового сообщества» правительство Пол Пота было единственно законным правительством страны и до проведения в стране «свободных выборов» в 1993 году именно делегат «красных кхмеров» представлял Кампучию в ООН.<br> <br> Поразительное единодушие, с которым оплевывали политическую систему государства Демократическая Кампучия, существовавшего с 1975-го по 1978 год, и в странах Запада и в странах Варшавского пакта невольно заставляет задаться исследователя этой проблемы вопросом: почему в противостоянии кампучийскому режиму объединились злейшие враги. Конечно, империалистов и ревизионистов в единый антиполпотовский фронт сплотили не пресловутые общечеловеческие ценности — для обеих систем это не более чем демагогия. Странно другое, американцы прекрасно знали, как в странах советского блока умели подтасовывать статистику, но, несмотря на это, никогда так и не усомнились в цифрах «геноцида», приводимых марионеточным провьетнамским правительством Хун Сена — Хенг Самрина. И это в то время, когда американцы оказывали помощь, если не самим «красным кхмерам», то их временным союзникам по антивьетнамской коалиции — частям Лон Нола и Сианука. Казалось, уж им-то выгоднее если не усомниться в масштабах «геноцида», то, по крайней мере, сделать вид, что ты его не заметил. Однако ненависть к полпотовцам сплотила, казалось бы, все ведущие силы мировой политики. Почему же эта неприязнь стала столь единодушной? В чём загадка Пол Пота? Почему он сделал то, что он сделал? Ответить на эти вопросы мы постараемся в ходе небольшого экскурса в историю Кампучии второй половины XX века.<br> <br> <b>Социализм по-королевски</b><br> <br> До 1953 года Камбоджа была марионеточным королевством в составе французского Индокитая. Король реальной власти не имел, и управлялась страна французской колониальной администрацией. Причем основное население страны — кхмеры — считались французами настолько тупым и неподдающимся обучению, что на должности мелких чиновников, клерков, полицейских, сержантов туземной гвардии брали только этнических вьетнамцев — вьетов, отчего в головах у простых кампучийцев сложился стереотип вьетнамца как извечного прислужника иноземных угнетателей.<br> <br> Но благодаря борьбе совершенно других вьетнамцев-патриотов и коммунистов из Вьетмина Камбоджа нежданно-негаданно получила независимость. У власти в стране оказался молодой разгильдяй — джазовый саксофонист, международный плейбой, заядлый теннисист — принц Нородом Сианук. Бездарная кхмерская аристократия, которую прежние хозяева страны даже близко не подпускали к управлению захватила все ключевые должности в государстве, вьетские чиновники были отправлены в отставку. Сиануковская камарилья ввозила предметы роскоши, автомобили, Сианук годами не вылезал из Парижа, а оплачивалось это всё за счёт экспорта риса, насильственно изъятого у голодающих крестьян.<br> <br> Постепенно Сианук входил во вкус политики, ему нравилось дразнить дядю Сэма, считаться передовым, прогрессивным, неприсоединившимся. Он зачастил в Пхеньян и Пекин. Товарища Ким Ир Сена он вообще стал называть «отцом родным».<br> <br> В качестве государственной идеологии на вооружение был принят кхмерский буддистский социализм, подразумевавший незыблемость монархии при затушевывании межклассовых противоречий. Довольно значительный сектор государственной экономики, частично национализированное предпринимательство, монополия внешней торговли — то, что сиануковские мандарины пытались выдавать за социалистические преобразования, — были лишь кормушкой, в которую удобно было запускать руку королю и его приближенным.<br> <br> Одним словом, общественный строй Камбоджи до начала 1970-х годов представлял собой бюрократический, насквозь коррумпированный госкапитализм, прикрытый лёгким флером социалистической риторики, беспощадно подавлявший любые выступления трудящихся. Примерно то, чем собирался осчастливить нас господин Зюганов после своей победы на выборах. Только вместо зюгановской триады «Труд, народовластие, социализм» в Камбодже было «Нация, религия, трон».<br> <br> В 1955 году были проведены выборы, на которых победила путём махинаций и подтасовок сиануковская партия Сангкум Реах Ниюм (Народно-социалистическое сообщество) или в просторечии просто Сангкум. Оппозиционные же партии буржуазно-интеллигентская Демократическая партия и группа Прачеачун (Народ) (фактически подставная легальная структура, созданная коммунистами для участия в выборах) были запрещены. Зато при Сангкуме был создан Королевский Социалистический союз молодёжи, куда поголовно записывали всю кхмерскую молодёжь. Королевский комсомол — каково?<br> <br> Но Сиануку мало было быть королём — подумаешь, королей в мире осталось ещё довольно много. Он, подобно старухе из пушкинской «Сказки о рыбаке и золотой рыбке», возжелал невозможного — стать великим вождем и учителем, основателем новой идеологии. Насмотревшись на подлинно народных лидеров, великого вождя товарища Ким Ир Сена и председателя Мао, Сианук возомнил себя таким же. В 1955 году он формально отрекся от королевского престола, оставшись при этом бессменным главой государства. В качестве единой руководящей идеологии в стране был введен сианукизм — «подлинный путь национального спасения, единственно верная дорога развития Кампучии». Был принят, по крайней мере, на словах, лозунг развития с опорой на собственные силы. А о размерах культа личности Сианука свидетельствует хотя бы то, что в кино при появлении на экране изображения принца все в зале обязаны были вскакивать с места и, выпучив в приступе показного патриотизма глаза, хором исполнять национальный гимн.<br> <br> С другой стороны, благодаря отсталости народных масс и господству буддистского религиозного мировоззрения, фигура монарха оставалась для большинства крестьян священной, неким воплощением земного божества. Даже товарищ Пол Пот в годы самых радикальных социалистических преобразований предпочитал сохранять в течение года Сианука при себе в качестве пленника, беспомощного формального главы государства, для придания эксперименту «красных кхмеров» видимости легитимности в глазах отсталых масс. И показную роскошь сиануковской элиты крестьяне с религиозной точки зрения воспринимали как воздаяние за заслуги в прошлой жизни: дескать, тогда эти люди хорошо себя вели и теперь родились аристократами и имеют всё, вот и мы себя будем вести достойно и в следующей жизни будем также жить.<br> <br> Но самый серьёзный вред показной «социализм» Сианука наносил тем, что дезориентировал камбоджийских коммунистов. Конечно, внутри страны его политика никого не могла обмануть, и, видя бедственное положение трудящихся, кхмерские коммунисты брали курс на развёртывание партизанской борьбы и подготовку вооружённого восстания. Но во внешней политике Сианук поддерживал дружеские отношения с Москвой и Пекином, отказался вступить в агрессивный блок СЕАТО, а с началом американской интервенции в Южном Вьетнаме стал помогать Фронту национальною освобождения Южного Вьетнама. Объяснялась эта прогрессивная политика очень просто — он просто стремился урвать побольше помощи одновременно у всех сверхдержав. Южновьетнамские партизаны платили ему за поддержку полновесной валютой, а марионеточный режим Нго Дин Зьема, напротив, точил зубы на пограничные камбоджийские провинции и преследовал у себя этнических кхмеров, так что насолить ему для Сианука было просто чистое удовольствие.<br> <br> Поэтому, когда кхмерские коммунисты начали подготовку к вооружённому сопротивлению, из Ханоя последовал резкий окрик: «Не мешайте Сиануку, он нам помогает», что, конечно же, не способствовало улучшению отношений между двумя партиями.<br> <br> А приживались, надо сказать, коммунистические идеи в Камбодже с большими трудностями. В конце 1940-х — начале 1950-х на территории Камбоджи за независимость страны боролись созданная коммунистами по образу Вьетмина вооружённая организация «Кхмер иссарак» (Свободный кхмер). Другое дело, что собственно кхмеров в рядах коммунистов тогда практически не было. К моменту разделения многомиллионной компартии Индокитая в 1951 году на Партию трудящихся Вьетнама, Народную партию Лаоса и Народно-революционную партию Камбоджи в рядах камбоджийских коммунистов насчитывалось всего 1300 человек, из них только 40 были кхмерами. После достижения страной независимости отряды «Кхмер исаарак» были, согласно женевским соглашениям, разоружены. Сиануковский режим начал преследования коммунистов, которых объявил «иностранными агентами» и «врагами нации, религии и трона». Несмотря на тесные отношения с китайским руководством и частые визиты в Пекин, Сианук запретил в сентябре 1967 года из страха перед культурной революцией даже такую невинную организацию как Ассоциация кхмерско-китайской дружбы за распространение «Красной книжечки Мао».<br> <br> За руководство коммунистическим движением Камбоджи в те годы боролись три группировки. Просоветская, состоявшая из партработников, проходивших обучение во Вьетнаме и имевшая влияние в основном на Востоке страны во главе с Хенг Самрином и Пен Сованом. Прокитайская, во главе с Пху Чхаем и Пху Нимом и Тиволом, которая считала вьетнамцев и их советских покровителей ревизионистами, выступала за использование опыта культурной революции, но при этом стремилась механически перенести удачный опыт КНР без учёта специфических местных условий. Социальную базу этой фракции составляла гуманитарная интеллигенция и базировалась она в основном в юго-востоке страны. И, наконец, третья, наиболее влиятельная группировка, выступала за кхмерский, особый путь революции. Путем мобилизации широких масс беднейшего крестьянства страны они рассчитывали после революции осуществить сверхвеликий скачок. В Китае они видели естественного союзника, во Вьетнаме — реакционную силу, препятствующую полноценному осуществлению революции в Камбодже. Эта группа выступала за разворачивание в стране полномасштабной партизанской войны и свержения Сианука вооружённым путём. Основными базами этой фракции были крайний север страны и юго-запад страны — провинции Кампот и Кампогсаом.<br> <br> Лидер этой фракции в 1963 году после исчезновения первого секретаря Ту Самута возглавил партию. Именно он в том же году начал антисиануковскую герилью и переименовал Народно-революционную партию в Коммунистическую. Высшему руководству партии он был известен под псевдонимом Пол Пот, он же Банг Мыонг — «первый старший брат», он же «товарищ 87».<br> <br> <b>Жизненный путь коммуниста</b><br> <br> Товарищ Пол Пот (настоящее имя Салот Сар) родился в 1928 году в провинции Кампонгтхом. Его отец Пнем Лот был крупным помещиком, владевшим стадом в 30-40 быков и нанимавшим до 40 батраков в период сбора урожая. Родственники его тоже преуспевали — двоюродная сестра была одной из жён короля Монивонга, предшественника Сианука, а родная сестра Пол Пота Лот Сарин стала официальной наложницей короля. Но Салот Сар рос одиноким и нелюдимым, он видел творящуюся вокруг несправедливость, нищету крестьян и мечтал одним махом покончить со всем этим. Единственным другом детства Пол Пота был его брат Салот Чхай, с которым вместе они начали служить при королевском дворе.<br> <br> В 1949 году он получил стипендию французского правительства и поступил в Сорбонну, изучать курс машиностроения. Здесь он вступил во Французскую коммунистическую партию. Вместе с группой кхмерских студентов будущих лидеров Кампучии — Иенг Сари, Кхиеу Самфаном и Сон Сеном — он создал марксистский кружок и принялся за изучение основ марксистской науки — теории классовой борьбы, тактики организационного контроля, сталинского подход к решению национальных проблем.<br> <br> В 1953 году он в составе молодёжной бригады французских комсомольцев ездил на уборку урожая в Югославию. Случай своего рода беспрецедентный, ведь все коммунистические партии, согласно резолюции Коминформа, обязаны были порвать все связи с югославскими ревизионистами. То, что он увидел в титоистской Югославии, Салот Сару не слишком понравилось, но он твёрдо усвоил, что в случае чего можно построить социализм и самостоятельно без помощи таких гигантов как СССР и Китай.<br> <br> В 1953 году он, не успев завершить образование, был депортирован из Франции за участие в антиимпериалистических демонстрациях. В том же году он успел повоевать в джунглях в составе отрядов «Иссарак». Затем в 1955-м поддерживал связь во время парламентских выборов между легальным крылом коммунистов и некоммунистической оппозицией. В 1960-м активно способствует тому, чтобы партия стала проводить независимый от Вьетнама курс на вооружённую борьбу с Сиануком, обескровившего партию репрессиями.<br> <br> В 1963 году после утверждения на посту первого секретаря партии переходит на нелегальное положение и начинает вооружённую борьбу.<br> <br> В 1965 году он пытается завязать контакты с международным коммунистическим движением. В августе он устанавливает контакт с советским посольством в надежде, что Москва окажет поддержку вооружённой борьбе кхмерских партизан. Но Брежневу незачем ссориться с «прогрессивным» Сиануком и тратить деньги на карликовую камбоджийскую компартию. На встречу с Пол Потом советские руководители прислали всего лишь третьего секретаря посольства, не наделённого никакими реальными полномочиями. Его отшили как мелкого халявщика, и он на всю жизнь затаил обиду на советских коммунистов.<br> <br> В том же году он посетил Ханой, но долго там не задержался, зато почти год провел в Китае, где был принят на высшем уровне и с восхищением наблюдал за началом Великой пролетарской культурной революции. С этого момента его судьба была теснейшим образом связана с политикой КНР в Индокитае. В 1967 году в провинциях Сомлот и Баттамбанг вспыхнуло мощнейшее восстание, руководимое коммунистами полпотовской ориентации. В следующем году размах партизанской борьбы ещё больше расширился. В Ханое это восприняли с явным неудовольствием, камбоджийским коммунистам дали понять, что на убежище на территории Северного Вьетнама они ещё в случае чего могут рассчитывать, а вот оружием и боеприпасами им помогать не будут.<br> <br> Правительство Сианука в панике порвало негласные отношения с Фронтом национального освобождения Южного Вьетнама, с ДРВ, провело чистку Сангкума от левых элементов и призывало к нормализации испорченных прежде отношений с Америкой. Но тщетно, американским хозяевам не нужен был капризный и переменчивый Сианук, и 18 марта 1970 года генерал Лон Нол, воспользовавшись визитом Сианука в СССР, произвел военный переворот и установил марионеточный проамериканский режим.<br> <br> <b>В борьбе с американскими марионетками</b><br> <br> Установленный военными режим мало чем отличался от аналогичных проамериканских диктатур в Южном Вьетнаме, Южной Корее, на Тайване или правления принца Сувана Фумы в Лаосе. Формально вместо королевства Камбоджа была провозглашена Кхмерская республика, отменена монархия, монополия государства на внешнюю торговлю. В экономике госкапиталистический курс сменился ориентацией на поощрение свободного предпринимательства. Реальная же власть оказалась сосредоточена в руках компрадорской военной клики, которая вскоре «пригласила» в страну американские войска. В сентябре того же года на территорию Камбоджи вступил 30-тысячный американский оккупационный корпус и вспомогательные формирования сайгонского режима.<br> <br> Американцы в это время стремились к глобализации конфликта в Индокитае. После «наступлении праздника Тэт» весной 1968-го, когда южновьетнамские партизаны захватили американское посольство в Сайгоне, всему миру стало ясно, что американцы полностью утратили контроль за ситуацией в стране. Штабные стратеги, проанализировав причины поражений, пришли к выводу, что корень успехов партизан кроется в том, что, завершив операцию, они имеют возможность укрыться на базах на территории Лаоса и Камбоджи. Поэтому территорию этих стран необходимо как можно скорее оккупировать.<br> <br> Сианука едва в Камбодже произошел переворот осторожные брежневские дипломаты настойчиво попросили незамедлительно покинуть Советский Союз. И лишённый пристанища принц вынужден был искать убежище в Пекине у тех самых маоистов, которых он всячески третировал у себя на Родине в последние годы. Здесь, под давлением обстоятельств, он пошел на заключение антиамериканского альянса с коммунистами, и в начале 1970 года в Пекине было провозглашено создание Национального единого фронта Кампучии. Формально фронт возглавлял Сианук, но реальной силой, боровшейся против американцев, были «красные кхмеры» — партизаны товарища Пол Пота.<br> <br> Стремясь уничтожить «красных кхмеров» и базы Национального фронта освобождения Южного Вьетнама, американцы сбросили на территорию маленькой Камбоджи больше бомб, чем на территорию Германии за весь период II Мировой войны. С февраля по август 1973 года в результате массированных бомбардировок они сбросили 257 465 тонн взрывчатых веществ в пересчёте на тротиловый эквивалент. Потери среди мирного населения исчислялись сотнями тысяч. Но в то же время и борьба кхмерского народа против американцев вышла за территорию отдельных партизанских районов и распространилась на всю территорию страны. Вера в «доброго короля», которого обидели американцы, накладывалась в крестьянском сознании на стремление к построению «царства Божия на земле», в котором как обещали коммунисты, окончательно восторжествует справедливость. Этот гремучий коктейль из идеологий заставлял нищих батраков браться за оружие и уходить в джунгли в поисках лучшей доли.<br> <br> Из северного Вьетнама по тропе Хо Ши Мина в страну потянулись коммунисты просоветской ориентации (всего порядка полутора тысяч), сидевшие при Сиануке в Ханое тихо как мыши Понятно, что провьетнамская линия авторитетом в партии не пользовалась, её сторонников часто подвергали чисткам и заставляли заниматься самокритикой. Иногда даже вспыхивали перестрелки между кхмерскими и южновьетнамскими партизанскими отрядами, но в целом перед лицом американской угрозы союзнические отношения сохранялись.<br> <br> Война в джунглях велась с неслыханной жестокостью: потери личного состава революционной армии «красных кхмеров» составили около четверти личного состава (порядка 16 тысяч человек убитыми). Но, несмотря на это партизаны постепенно брали верх.<br> <br> Уже в 1973 году на освобожденных территориях начала проводиться планомерная коллективизация. Преобразования, начатые партизанами в деревне, преследовали двоякую цель: с одной стороны, чисто практическую — улучшение снабжения армии продовольствием, с другой стороны, идеологическую — усиление социалистического начала в деревне.<br> <br> К весне 1975-го, когда американцы окончательно вывели свои войска из Индокитая, произошло то, что историки назвали «падением карточных домиков»: лишенные американской военной поддержки марионеточные режимы в Сайгоне, Пномпене и Вьентьяне рухнули с интервалом меньше чем в одну неделю.<br> <br> 17 апреля 1975 года войска «красных кхмеров» с триумфом вошли в столицу Камбоджи. На улицы освободителей вышло встречать всё население Пномпеня.<br> <br> <b>Великий замысел</b><br> <br> Долгими вечерами в Париже в марксистском кружке, позднее у партизанского костра, во время поездок в Пекин товарищ Пол Пот снова и снова обсуждал с Сон Сеном и Кхиеу Самфаном волновавшие его проблемы строительства социализма. То, что он видел во Франции, в Югославии, в народном Китае и Северном Вьетнаме, говорило ему, что практика строительства социализма приводит к тому, что партийное руководство страны превращается в замкнутую привилегированную касту, своего рода «новую буржуазию», которая, даже если на первом этапе и состояла сплошь из пламенных революционеров, но, постепенно обрастая привилегиями, всё больше и больше начинает стремиться не к форсированному строительству коммунизма, а к упрочению собственного положения и в конце концов встаёт на капиталистический путь. Уж как выжигали подобную шваль в Китае, даже партию целиком разогнали и собирали потом заново, ан глядь, не прошло и десяти лет с начала культурной революции, как все эти гниды повылазили из щелей, вновь заняли руководящие посты и повернули страну на путь рыночных реформ.<br> <br> С другой стороны, рядовые граждане стран социализма, как правило, не ставят укрепление дела социализма главной задачей своей жизни. Как правило, они стремятся просто получше устроиться, побольше получать денег, побольше урвать от государства. Таким образом, как подсказывал опыт, психология обывателя социалистической страны мало чем отличалась от психологии мелкого буржуа. А тут ещё гнилая интеллигенция всегда в закамуфлированном виде начинает петь песни о «творческой свободе», которые заканчиваются призывами восстановить капитализм. Да к тому же социализм в Кампучии пришлось бы строить в крестьянской стране, а ведь, согласно Ленину, мелкособственническое крестьянское хозяйство вновь и вновь воспроизводит капитализм…<br> <br> Конечно, можно было бы строить свой, национальный вариант социализма, который широко практиковался в странах третьего мира и был лишь приукрашенным вариантом капитализма, можно было дать мелкобуржуазной стихии поблажку, выбрать «социализм с человеческим лицом». Можно было, наконец, просто «железной рукой» ввести подобие военного коммунизма. Но все эти варианты не прельщали группу единомышленников, сплотившихся вокруг Пол Пота в руководстве.<br> <br> Все эти варианты, даже «военный коммунизм», были чреваты тем, что после смены руководства страна легко могла бы возвратиться на буржуазный путь развития. Нет, этот путь не годился. Задача была поставлена другая — в течение как можно более короткого срока создать нового человека, человека эпохи социализма, физиологические потребности которого были бы сведены к минимуму, индивидуализм, страсть к приобретательству и обогащению были бы изжиты полностью, а стремление трудиться, желание служить коллективу, стране, партии превратились бы в естественные потребности.<br> <br> А для этого «человеческий материал» необходимо было перевоспитывать и ещё раз перевоспитывать. Создать человека нового общества непросто: ведь над каждым членом обществ тяготит его прежний опыт — привычка жить при капитализме. А потом, старшие передают свое мировоззрение, отягощённое пережитками, представителям нового поколения, рождённым после революции. Как с этим бороться? Можно, конечно, махнуть на это рукой и ждать, пока некогда революционный социализм через постепенное омещанивание превратиться в рыночное болото.<br> <br> Многие радикальные революционные мыслители предлагали радикальные способы решения этой проблемы: так, например, русский народник Петр Ткачёв предлагал после революции истребить всех старше 35 лет как носителей косного консервативного сознания. Но товарищ Пол Пот искренне верил, что в природе человека заложены также сильные коллективистские начала и при жизни одного поколения людей путем правильного воспитания можно переделать индивидуалистов в альтруистов. На языке «красных кхмеров» это называлось политическое образование кадров.<br> <br> Масштабы эксперимента, начатого Пол Потом, тем более значительны, что Кампучия была отсталой аграрной страной, в которой не было практически своего промышленного пролетариата. Немногочисленные городские кустари по своему мировоззрению принадлежали скорее к мелкой буржуазии. Таким образом, единственной социальной опорой глубинных социалистических преобразований в стране