Наверх ↑

Лекарство от деградации

ЛЕКАРСТВО ОТ ДЕГРАДАЦИИ

Пролог

Идеологизация исторически сложившихся государственных систем провоцирует сокрытие неблагоприятных для идеологий, но очень важных для человечества событий и фактов. История же на примерах, ушедших в прошлое государств, и противоречиях в ещё живущих подсказывает, что пороки, разрушающие страны, как были, так и продолжают существовать. Причём это всегда одни и те же фундаментные грехи, что для капитализма США, что для социализма СССР, что для республики или империи Древнего Рима. Ибо результат их действия один и тот же во все времена - возмущение населения ущербным гражданским положением и имущественным состоянием. Хотя деградация, упадок общественных отношений и может принимать разные внешние формы.

Это говорит о том, что, возможно, каждая из известных на Земле государственных систем возникала на заведомо ложных принципах общественных отношений, ибо кроме самих людей здесь не может быть других виноватых. Хотя более вероятно, что изначально здоровые принципы когда-то по недомыслию или ради чьей-то корысти были заменены в законах подложными. Причём так тонко и старательно, что никто этого не заметил и не замечает до сих пор. Без законов никакого государства не может быть вообще. С порочными законами - это заведомый труп, агонизирующий десятки или даже сотни лет прямо со дня рождения. Нормального государства с законами, полностью отвечающими естественным принципам общества "Не убий" и "Не укради" в нашей цивилизации ещё не было. Но желание его построить было всегда. Есть и сейчас. Только вот понимания, почему насущное, массовое и оттого вполне исполнимое желание не сбывается до сих пор, так в обществе и нет. Попробуем же всё-таки найти ответ на этот вопрос. Он и будет рецептом против коллизий.

Эпиграф

"Изучение проблемы развития общества, включая и его деградацию, невозможно без изучения социальной сущности труда, отношения к нему, поскольку все, что необходимо для жизни и развития людей, создаётся трудом. Труд - основа функционирования и развития любого человеческого общества, независимое от всяких общественных форм условие существования людей, вечная, естественная необходимость, без него не была бы возможна сама человеческая жизнь".

***

Наблюдение

То, что вынесено в эпиграф доказала наука и лишь идиоту (или невиданному гению?) может прийти в голову опровергать явление, утверждённое веками и тысячелетиями истории. Надо же, как, оказывается, всё просто устроено в мироздании, не осквернённом словоблудием и демагогией идеологий. Раз труд основа функционирования общества и человека, то труд и является основой любого общественного явления, проблемы. Соответственно, и инструментом решения проблем. Такова логика и факт и никуда от них не денешься. Только вот иногда тут возникает тайна и загадка. Трудовые отношения и пути достаточно очевидны, но не всегда заранее знаешь, куда они тебя приведут. Тропы деяний бывают извилисты и хитры, как мы это частенько видим в деятельности служащих государственного управления и законотворчества. Ведь далеко не всегда за работу общественного назначения берутся ради общественного блага - корысть-то неистребима. И тогда концы преступного псевдо труда стараются спрятать за ширмой молчания или откровенного вранья.

Оглянитесь вокруг. Проблем полным-полно. Причём, бед самых разных. Но встретите ли вы хоть где-нибудь попытку раскрыть суть какой-нибудь проблемы и установить её происхождение через анализ трудовых отношений в ней? Никогда! Как это так получается, что самый важный инструмент анализа применять никто не желает? Почему? Разве знаний тут нет или пугает угроза получить ответ? Однако знаний о труде у людей более чем достаточно. Тогда ситуацию могут объяснить две вещи. Либо невольное заблуждение, непонимание, какими аналитическими инструментами в социальных и экономических исследованиях нужно пользоваться. Либо намеренное извращение, отрицание наличия и необходимости трудового аналитического инструментария. Вот вам и постоянные провалы теорий и прогнозов.

Скорее же во всей этой удручающей картине играет роль опасение, что наружу может вылезти то, о чём никто не должен знать. Иначе сложно понять тот факт, что кризисные события даже научными деятелями рассматриваются исключительно с финансовых позиций - манипуляций с какими-то второстепенными, сомнительными бумажками непостоянной и условной ценности, предназначенными лишь для облегчения обмена продуктами жизнеобеспечения. Рассмотрения кризисных и управленческих бед в трудовом аспекте сторонятся, как огня и чумы.

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, почему с незапамятных времён наш мир постоянно разоряют убийственные войны, изнуряют немыслимые кризисы, потрясают бунты возмущённых народов? Вместе с тем, подавляющее большинство из нас не желает никаких войн, кризисов и уж, тем более, никто не мечтает о своей личной нищете и бесправии. Но тогда кто, что и как толкает страны, народы и отдельных людей в бездну гражданских и имущественных кошмаров?

Обратимся всё к той же логике. Гуманитарная информация, используемая в обработке мозгов широких масс населения издавна насквозь лжива или, мягче говоря, глубоко ошибочна, неполна и незавершённа. Самыми популярными приёмами подтасовок в ней являются путаница причин со следствиями и подмена смысла, понятий. Для выявления первого хорошо бы иметь для сравнения эталон естественности, нормальной последовательности явлений. Не попасться на второе поможет детальное препарирование явлений и событий.

Эталон, образец нормальности построить несложно. Нужно лишь погрузиться во тьму веков и посмотреть с чего всё начинается. Первопричинные события и процессы просты и их исказить затруднительно. Вместе с тем, их фундаментная сущность и порядок полностью сохраняются и в более поздних процессах даже с сильно осложнившимся антуражем, в котором можно запрятать любую ложь. Что поделаешь, за образцом логики событий придётся забираться к историкам в древний мир. Что же нам хоть и упрощённо, но вполне убедительно рассказывают хотя бы школьные учебники?

История

Сначала была природа или Бог и больше ничего. Это уж как кому угодно знать или верить. Потом каким-то чудом появился человек, со своей способностью к труду. Наделал всяких орудий для охоты, шитья шкур и обработки земли и его выживаемость повысилась. Однако он ведь оказался не один такой умелец. Были другие и немало. И вот одному из них пришла в древнюю, примитивную голову счастливая мысль создать первобытную артель. Где бригады потомков неандертальцев занимались бы различными видами труда, а затем обменивались с другими бригадами своими изделиями. Дело пошло веселей и продуктивней. Возникла Система разделения труда (СРТ).

Однако СРТ никогда не возникла бы, если бы ей не предшествовало бы появление обычаев. Они и стали прототипом морально-этической доктрины общества, где главными принципами сосуществования стали "Не убий" и "Не укради". Но эти принципы слишком общи и абстрактны. Поэтому по мере времени они обросли законами - более конкретными правилами для множества повторяющихся случаев. Точно так же, как обычаи, законы призваны не допускать произвола людей в отношении друг друга. Хотя тут и были свои ошибки, перегибы вроде рабовладения со временем уходящие в прошлое, но, вероятно, не всегда и не везде. Если бы эти правила не возникли в древности, то люди не знали бы, чего они могут ожидать и требовать друг от друга. Никакой совместной деятельности не получилось бы, и пещерное сидение длилось бы до сих пор.

С течением времени продуктивность СРТ росла и у трудяг древнего мира стали накапливаться богатства и запасы, которые стали вожделением для тех, кому работать было лень. Возникла потребность в защите имущества и жизни производителей. То есть потребность в том, что впоследствии назвали государством. Следует обратить внимание, что государство возникло лишь после того, как появились богатства, которые нужно защищать и за счёт которых можно государство содержать. То есть создание любых материальных и интеллектуальных богатств (включая и казённое имущество) является функцией и долгом граждан, а не государства.

Иными словами, естественной и единственной ролью государства является та, ради которой оно и создавалось - защита населения, граждан от ущерба извне и от конфликтов внутри между самими гражданами. Из этого следует, что и функцией аппарата власти является то же самое - защита от вреда и ничего другого. Принесение пользы как таковой в виде какого-то блага не их функция и не их возможность. Отсутствие вреда гражданину - состояние полезное для него, но оно не имеет критериев для оценки, исчисления.

Отсутствие оно и есть отсутствие - неосязаемость в форме комфорта. Вот в чём и состоит исчерпывающая норма государственного управления. Вовсе не в том, что делается сейчас, когда под управлением вместо защиты понимается и осуществляется неограниченная форма произвола. То есть вмешательство во всё даже без требования гражданами какого-либо вмешательства.

Защищённость производителей в рамках государств привела к росту населения и производства вещей. Бартер - обмен вещи на вещь стал неудобным и возник обменный эквивалент вещей - деньги, а вслед за ними и торговля, как отрасль. На этом школьный ликбез можно закончить и перейти к элементарным рассуждениям.

Рассуждения

Итак, мы имеем следующую естественную цепь событий во времени. Природа > Человек > Труд > Правила (обычаи, законы) > СРТ > Государство > Деньги > Торговля. Поскольку такой, действующий уже тысячелетия порядок возник не чьим-то директивным решением в момент, а стихийно в течение долгого времени, то остаётся лишь признать такой порядок вещей нормальным. Он незыблем и работает только в одну сторону от причин к следствиям. Труда нет, если нет человека. Богатства нет, если нет труда. Государства не может быть, если нет труда и правил общественных отношений и так далее.

Всё это жёсткая причинно-следственная цепь созидательных явлений. Именно она привела человечество из пещер в небоскрёбы. В ней время не ходит вспять и следствие причиной управлять не может. Если мы имеем социальный катаклизм, то, значит, кто-то естественный порядок попытался изменить. Сейчас такую дикость мы ежедневно наблюдаем через газеты и ТВ. Член правительства или парламента утверждают, что государство основа всего и это их политика. А банкир с ручным экономистом стараются убедить нас, что деньги основа всего. И ведь прекрасно преуспевают в этом.

Однако оболванивание людей ещё не самая большая беда. Кошмар в том, что означенные пропагандисты как раз и действуют в соответствии со своей пропагандой. Иначе не возникнет мутной воды для ловли рыбы - у министра или депутата не будет возможности произвола, а банкир не получит добытых мошенничеством денег. То есть почти вся наша жизнь сейчас перевёрнута с ног на голову, где причины и следствия перепутаны в невообразимую кашу. Невозможно ничего ни понять, что происходит, ни путного добиться. Вот и попробуем вместо этой каши выстроить хотя бы в кое-чём самом важном простой и понятный порядок, каким он должен быть. Не весь и не везде, конечно, но кое-какие примеры, как это делается через трудовой анализ вполне можно показать прямо сейчас.

Возьмём хотя бы такую вроде бы прогрессивную идею, как демократия. Казалось бы, какое она может иметь отношение к труду? Ерунда какая-то! Однако если учесть мысль, вынесенную в эпиграф, то всё же должна иметь. Давайте разбираться, раз что-то может быть непонятно.

В чём главный стержень демократии? Выборность некоторых должностных лиц государственного управления для осуществления трудовой деятельности по управлению и законотворчеству в соответствии с должностными обязанностями, штатным расписанием и в рабочее время. Оказывается, труд-то всё же причём! Но ведь для выбора нужны критерии для сравнения, чтобы определить преимущества того, что для нас предпочтительнее. Они есть?

Демократия известна давно и мы на основе исторического и собственного опыта с уверенностью можем сказать, что никаких критериев для объективного выбора у населения нет. Почему? Из-за лживости претендентов на должности. Причём совершенно неважно, какого происхождения предвыборная ложь. От святого заблуждения или от корыстного умысла. Результат-то один. Вот вам и первый принципиальный порок демократии - возможность и неизбежность ложных намерений при приёме на работу. Иными словами, никакого выбора на самом деле здесь нет. Ведь население затребует достоверную информацию, а ему подсовывают ложную. Из ложного можно выбрать только ложь, но не правду, следовательно, выбором это называть нельзя. Впрочем, это известно давно и уже никого не удивляет, но есть ещё и вторая сторона вопроса не так уж и известная. Всплывающая на свет лишь при трудовом анализе проблемы.

Выбор претендента на государственный пост и вступление его в должность - это трудовой найм. Условия найма в Системе разделения труда в принципе очень просты. В исключительной компетенции нанимателя находится следующее.
1. Определение работника как конкретной личности.
2. Выяснение его пригодности.
3. Установление должностных функций, обязанностей.
4. Установление ему оплаты труда (обычно путём переговоров).
5. Утверждение в должности.
6. Снижение оплаты труда в случае некомпетентности работника и нанесения ущерба нанимателю.
7. Увольнение работника в случае ущерба и непригодности.

Что же из перечисленного находится в возможностях гражданина при демократических выборах?
П. 1 находится в возможностях.
П. 2 невозможен из-за лживости кандидата.
По п. 3 возможность избирателю не предоставляется.
По п. 4 избиратели об этом даже и не слыхивали. Утверждение, что раз гражданин платит общие налоги, то этим он платит и зарплаты чиновникам, нанимая их, - не более чем словоблудие. У гражданина нет ни права, ни возможности указать кому, за что и сколько он платит.
П. 5 можно считать доступным в виде протокола голосования.
По п. 6 ситуация простая. Раз гражданин оплату труда не определяет, то он не может её и регулировать.
П. 7 явное отсутствие возможности. Отзыв? Ерунда! Простота найма и увольнения в СРТ при наличии причин несопоставима со сложностью отзыва выборного лица сейчас.

Иными словами, гражданин нанимателем не является, ибо в его компетенции временно находятся лишь два наименее существенных условия найма из обязательных семи. Однако вся ответственность за найм и поведение нанятого почему-то возлагается именно на гражданина. Вместе с тем, ложный найм-то осуществлён и легализован. Кем? Сообразить нетрудно - самими нанимаемыми предшествовавших "выборов". А если ты не наниматель, то и никакого влияния на "нанимаемых" у тебя быть не может. Так что демократия, если разбираться по существу не более чем благообразно обряженная диктатура. Здесь нарушен принцип нормального и естественного трудового найма, существующий в общественных отношениях. Соответственно, "нанятый" свободен от каких-либо обязательств в отношении "нанимателя". Впоследствии та часть деятельности служащего государственного управления или законотворчества, которую можно признать полезной для населения, скорее всего, делается для самозащиты. Если её не будет совсем, то назреет ситуация принудительного, внеправового смещения должностных лиц возмущённым населением.

Конечно же, можно заявить, что обман на выборах и так известен и очевиден. Пожалуй, но дело в другом. Ощущение и наблюдение обмана - это одно, а доказательство обмана - это другое. Как видим, трудовой анализ вытаскивает на свет ответ на вопрос, в чём ущербна система демократии и приводит этому убедительное доказательство. Возникает привычный вопрос: "Можно ли что-то исправить?". Теоретически, казалось бы, можно - применить полновесный найм чиновников гражданами. Практически же из этого ничего не выйдет. На стадии выборов не может существовать ни системы оплаты труда, ни оценки работы. Всё это возникает позднее, и хочешь-не хочешь, а лезть туда придётся.

Однако примером "демократических" выборов сюрпризы трудового анализа далеко не исчерпываются. Если от процедуры найма лиц государственного управления и законотворчества перейти уже к исполнению ими обязанностей по должности, то открываются вообще поразительные обстоятельства. Имеющие отношение уже не только к демократии, а к любой известной системе государственного управления. Хоть к существующей или существовавшей, хоть ещё к только теоретической.

Служебные обязанности осуществляются должностным лицом во время, предназначенное для труда - присутственное, рабочее время, имеют признаки труда - совершение управленческих действий в рабочее время в отношении других людей и описываются трудовыми функциями - штатным расписанием и должностными инструкциями. Следовательно, отношения граждан с чиновниками трудовые.

Любой труд внутри государства, включая и труд чиновников, функционально предназначенный для отношений с гражданами государства, обязан быть элементом общегосударственных трудовых отношений. То есть элементом государственной Системы разделения труда. Искажение отношений в этой области является самым серьёзным ударом по всей системе государства, основанием которого СРТ и является. И это притом, что по существу разницы между административным трудом, скажем, в экономике и в государственной службе нет. Есть разница в предмете труда. Так она есть везде, хоть между заводом и библиотекой и эта разница не исключает завод или библиотеку из СРТ.

Главным признаком принадлежности какого-либо труда к СРТ является его общественная полезность. А признание труда общественно-полезным обеспечивается тем, что оценку полезности осуществляет не тот, кто его приложил (исполнитель, работник, чиновник), а тот, для кого результат труда предназначен (потребитель, заказчик, гражданин). Это условие, правило обязательное для исполнения, как раз, как уже говорилось, и предохраняет общество от произвола людей в отношении друг друга, и обеспечивает прогресс цивилизации. За полезный труд потребитель платит, а за вредный и бесполезный - нет. Если же чья-то ущербная деятельность кому-то навязана принудительно или обманом, то ущерб от этого взыскивается по суду. Все это регламентируется соответствующими гражданскими законами. Однако в окружающем мире мы наблюдаем относительно служащих власти совсем другую картину.

Вот где для верности рассуждений и нужна эталонная цепь взаимозависимости явлений и событий, выстроенная ранее. Из неё явственно видно, что правила общественных отношений - законы имеют приоритет перед государством. Они его причина образования и основа существования, а не государство фундамент для законов, как это утверждают сейчас все, кому только не лень. Раз здесь мы имеем непонимание и противоречие, то и нужно разъяснить их происхождение.

На чём основывается убеждение и аргумент, что государство - это причина, а закон - следствие? На факте, что государственный аппарат законы издаёт и поддерживает их соблюдение. Это происходит в данный момент, а не в древности. Следовательно, государство и есть фундамент для законов. Однако же на самом деле вовсе не "следовательно" и не так. Почему? А потому что из рассуждений "мудрецов" выброшены правовые принципы, как скелетная суть законодательных норм и забыто, что время не стоит на месте. Вот эти уже упомянутые принципы "Не убий" и "Не укради", не конкретизированные для отдельных ситуаций, возникшие очень давно, и есть вместе с человеком основание общества и цивилизации вообще, а не только отдельных государств.

Законы, издаваемые в любой текущий момент, могут нести в себе два свойства. Либо они базируются на указанных принципах, копируя и повторяя их смысл, и лишь уточняют их, детализируя для конкретных ситуаций и, тем самым, поддерживают баланс интересов в обществе, которое они - эти принципы и образовали. Либо наоборот - текущие законы пренебрегают принципами и противоречат им, провоцируя, например, войны, массовую смертность и прочие дьявольские подарки. В первом случае эталонная цепь явлений сохраняет свой естественный вид, и разрушительных противоречий в общественных отношениях возникать не должно. Во втором случае закон подлогом смысла искажает суть первородных принципов и в законах уже частично или полностью совсем не они. Цепь явлений изуродована, начиная со звена правил и далее, порядок отношений искажён, логика событий нарушена.

Люди не понимают, что и почему происходит. Им невдомёк, что изменить порядок явлений во времени человек не в состоянии. Правила-законы всё равно остаются приоритетными. Просто подложные законы создают совершенно иную цепь явлений, с совершенно иным, ненормальным устройством государства, но часто с тем же названием, где действуют совсем не первородные принципы. Так срабатывает смысловая подтасовка в правилах общественных отношений с учётом текущего, а не стоящего на месте времени.

Итоги рассуждений

Тогда вот и возникает вопрос о том, какая сила побуждает законодателей пренебрегать тем, на чём возникла и пока ещё за счёт чего держится цивилизация? Корысть? Ну, это само собой, но главный вопрос не что побуждает, а что конкретно ПОЗВОЛЯЕТ чиновникам допускать нанесение или самим нести гражданам общественный вред вместо защиты от него? Вот как раз на этот вопрос никто ответа не даёт, и давать не собирается. Внести сюда ясность нам опять поможет трудовой анализ. С чего его начать?

Можно не размениваться в оценке ситуации на мелкие примеры личного свойства. Войны затевают вовсе не граждане стран, а их правительства и "Не убий" тут не действует. Экономические кризисы вытекают из странного с точки зрения логики и разума перераспределения денег и собственности, позволяемого и даже провоцируемого законами, и тут не действует "Не укради". Налицо очевидный и неопровержимый вред. То есть аппарат власти своих естественных функций не выполняет.

Раз речь о нанесении вреда, то и все концы должны сходиться на защите от вреда в СРТ. Как уже указывалось, она элементарна. Гражданин платит за принесённую пользу и не платит за вред. Почему это срабатывает в отношениях граждан между собой и слишком часто не работает в отношениях граждан со служащими государственного управления и законотворчества? Правовое поле-то казалось бы одно. По Конституции-то чиновники такие же граждане, как и все.

Оказывается, что вопреки общим правилам СРТ когда-то, где-то и кем-то в трудовые отношения было внедрено узаконенное исключение. Например, в России оно выглядит следующим образом. В законе “Об основах государственной службы Российской Федерации” прописано, что “Государственным служащим является гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном Федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счёт средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации”.

То есть, здесь совсем другой основополагающий принцип оплаты труда, нежели в СРТ. Он не исходит из условия общественной полезности работы, ибо не предполагает оценку труда госаппарата потребителем его услуг - населением. Аппарат власти оплачивается из бюджета, который он сам и распределяет. То есть, за счёт налогоплательщиков финансирует сам себя независимо от качества своей работы.

Таким образом, для государственных служащих исключена принадлежность их труда к СРТ. Следовательно, аппарат власти по этому главному признаку - общественной полезности труда не является участником, элементом СРТ, хотя обязательно должен им быть, раз берётся за выполнение функций внутри её и, тем более, пользуется её благами. Аппарат управления государством существует вне государственной же Системы разделения труда. Это переводит представления о государственности лиц власти больше в плоскость мифологии, чем действительности и является перманентной диверсией в СРТ.

Мотивы

На первый взгляд кажется, что тут какая-то ерунда. Принадлежит формально или нет чиновник к СРТ, что мешает его произвольным действиям? Верно, даже никому из нас принадлежность к СРТ не мешает пренебречь общественно полезным трудом. Только вот кушать-то потом что? Никакому заводу не запретишь выпускать бесполезные вещи, но кто их будет покупать? Все от директора до подсобника останутся без заработка. В том-то и суть, что формальная сторона в СРТ подчиняться или нет её правилам - это воля самого человека. Но вот платить ему или нет за невыполнение правил - это воля совсем других людей. Вот это второе и есть неформальная сторона вопроса, ибо тут уже не хотения, а гарантия жизнеобеспечения, без которого протянешь ноги со всеми своими хотениями и пороками. Так что хочешь ты или нет, но потребность в пище и одежде всегда заставит тебя делать то, за что тебе будут платить. И если платить будут только за неукоснительное исполнение служебных функций, то именно их ты и будешь выполнять.

Сейчас у населения нет воли платить или не платить чиновникам за невыполнение ими их естественных и нормальных функций. Иными словами, неформального влияния на власть у граждан нет. Но оно мгновенно появится, если ввести для граждан государства права полновесного, коллективного нанимателя служащих государственного управления и законотворчества.

Выглядит это в принципе очень просто, как и всё прочее в СРТ. Прекращается выплата жалования служащим управления и законотворчества из бюджета и вводится прямое наполнение их фонда заработной платы (ФЗП) обязательными отчислениями от граждан. Возникает положение, эквивалентное пункту 4 нормальных условий найма. Но тут возникает закономерный вопрос о том, каков должен быть объём этого фонда? Ответ на него уже содержится в СРТ. Там уже давным-давно средневзвешенные ставки работников управления известны. Они умножаются на обоснованную численность государственного аппарата и вот вам объём фонда заработной платы аппарата власти. Исходя из этого, и устанавливается ставка налога на содержание аппарата. Поскольку тут лишь смена налоговой статьи, то на такую же сумму должен быть снижен подоходный налог на физических лиц.

Вот уже три из семи пунктов условий найма в руках населения. Как добавить сюда очень важные пункты 6 и 7? Тоже несложно. Раз функция аппарата защита от вреда, то искать мифические критерии полезности труда здесь нет смысла. Их попросту не существует. Но зато всегда есть показатели наносимого вреда. Причём не общего и абстрактного, а конкретного и личного каждому гражданину. Даже если это вред общественного свойства. Всё равно он либо выливается в индивидуальные утраты, либо в потери фондов, пополняемых из личных средств граждан и государственного хозяйства, принадлежащего гражданам неделимо всем вместе. В любом из случаев имущественного или гражданского ущерба утраты могут быть доказаны, исчислены и документально подтверждены. Например, даже инфляция имеет вполне осязаемые размеры в бюджетах граждан, не говоря уж о тарифах на энергию и жилищные услуги или ещё что-то. Причём все цифры находятся в распоряжении граждан и могут быть предъявлены в суд, как доказательство размера ущерба. А уж доказательство ущемления гражданских прав даже цифр чаще всего не требует.

Если в СРТ гражданину наносится ущерб, то он взыскивает его через суд, а договорные обязательства можно разорвать. Ибо противная сторона со своей стороны фактом нанесения ущерба уже договор нарушила. Правда, нужно понимать, что возмещение ущерба означает автоматическое восстановление договорных обязательств, если у сторон нерасторжимый договор. Не писаный, пожизненный договор между гражданами и служащими аппарата (общественный договор) не может быть расторгнут из-за своей обширности и многоплановости, пока человеком полностью не утрачены гражданские права. Он может быть лишь приостановлен в какой-то части, где возник конфликт.

Таким образом, если гражданину нанесён ущерб каким-либо органом власти (местным, региональным или федеральным), то он идёт в суд и предъявляет иск этому органу. Если иск обоснован, то суд освобождает гражданина от уплаты налога в фонд заработной платы виновного органа до тех пор, пока ущерб не будет возмещён, а порочный акт отменён. Вот и начинает работать положение пункта 6.

Пункт 7 условий найма начинает работать, если применить условие предельности объёма естественных ошибок при работе аппарата. Понятно, что безошибочных решений в природе не бывает. Служащего нельзя гнать с работы за малейший промах. Но, с другой стороны, сегодняшнее положение полной безнаказанности не только по ошибкам, но и по злоупотреблениям тоже ведь безобразно.

В СРТ проблема опять решается просто. Ведь появление оценки работы власти по наличию вреда гражданам даёт и критерии оценки, которых сейчас нет и никогда не было. Устанавливается, скажем, правило четверти для ФЗП органа власти. Оно означает, что если отчисления от граждан в ФЗП органа власти падают в результате исков на 25%, то ущербный орган власти подлежит роспуску и переформированию. Основания для этого налицо и объективны они как нельзя более. Вот вам и действующий эквивалент пункта 7 условий найма.

Осталось разобраться ещё с двумя пунктами - 2 и 3.

Пункт 2 - выяснение пригодности. Предварительное и малодостоверное происходит в процессе выборов. Тут уж некуда деться. Врёт кандидат, не врёт или заблуждается относительно своих талантов мы по первости знать не можем. Так что пусть процедура здесь остаётся, какая есть. Тут ошибка будет - не беда. Ибо есть второй этап проверки - практический. Если новый работник глуп или нечестен, то его деятельность будет порождать ущерб гражданам и ответные иски. Гражданам-то безразлично, кто лично в органе власти негоден к работе. Но вот работникам органа не всё равно, кто работает на снижение их ФЗП. Характер исков непременно указывает на конкретных лиц. Вряд ли работники органа власти будут терпеть чьи-то художества, снижающие заработки. А если будут терпеть и покрывать, то и сами вылетят на улицу, когда падение ФЗП перевалит 25%. Поскольку оформление найма происходит внутри органа, то и увольнение может происходить там же при наличии оснований. То есть отзыв нанятого обязательно избирателями можно упразднить.

Пункт 3 - установление должностных функций. Гражданам этим озабочиваться незачем. В их руках имеется определение пригодности состава органа по наличию или отсутствию вреда от него. На это определение никак не влияет то, какие должностные функции назначаются служащим органа. Иски укажут, какие обязанности работники органа должны установить для самих себя, чтобы причин для исков не возникало.

Как видим, в СРТ неразрешимые сейчас проблемы рассасываются автоматически. Нужно всего лишь включить аппарат управления и законотворчества в СРТ. А для этого требуется всего одно действие - отмена бюджетной оплаты труда некоторых категорий работников власти. Все частности начнут нормализовываться стихийно. Только нужно понимать, что частный найм и общественный найм при одном и том же принципе действия всё же имеют разные формы непосредственной работы. Всё же один наниматель или множество их сразу - не одно и то же. Впрочем, это и так видно из разбора условий найма по пунктам.

Системность

На что нужно ещё обратить внимание, чтобы убедиться в том, что преобразование трудовых отношений между гражданами и властью именно то, чего обществу не хватает? Как вы думаете, почему в обществе бытует мысль, что мафия и коррупция неистребимы. Наука уже давно признала, что это явления системные и с ними нужно бороться системным путём, а это доступно лишь государству. Шума вокруг борьбы с организованной преступностью много, а результат мизерный. Коррупция - это ведь тоже организованная преступность. Чем она отличается от мафиозной? Только одним - коррупция преступность государственная, а мафиозная - частная. Вероятно и методы борьбы с ними разные. Поскольку вся статья посвящена делам государственным, то и разговор продолжим только коррупцией.

Что такое система? Из словарей и энциклопедий мы узнаём, что система - это множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которое образует определённую целостность, единство. Из этого вытекает, что и аппарат управления государством, в котором зреет коррупция, является системой. Так же как и общественно полезный труд тоже система. Он даже так и зовётся - СИСТЕМА разделения труда. Но вот странность. В СРТ повальной коррупции нет, а в аппарате власти есть. Правда выше было установлено, что на сегодняшний день аппарат власти не входит в СРТ. Может быть, в этом и всё дело?

Намеренно или по простоте мышления в сознание людей внедряются ложные представления о том, что с таким системным явлением, как коррупция нужно и возможно бороться лишь ловлей отдельных лиц на преступных фактах. Чем больше поймано - тем системнее борьба. С точки зрения логики - бред сивой кобылы. Много пойманных - это не система, а всего лишь множество, толпа. Система - это элементы, взаимосвязанные во что-то целое. В системе действие на ключевой элемент вызывает действие на все элементы системы. А арест одного или множества коррупционеров как-нибудь влияет на других корыстолюбцев аппарата? Не влияет. Стало быть, с системной коррупцией борются совсем не системными средствами и, естественно, результат плачевный.

Вот на смысловой подтасовке масса = системе и лежит пропаганда "системности" борьбы с коррупцией и произволом. Доказательство же бессистемности борьбы очень простое. Арест любого из коррупционеров не создаёт никакой прямой или хотя бы косвенной угрозы для любого другого коррупционера. Ни для действующего, ни для потенциального. Нет системной зависимости типа: одно действие = массовое последствие. Давайте проверим наблюдение об отсутствии системной коррупции в СРТ. Мы ведь системное действие - включение аппарата власти в СРТ хотя бы и умозрительно, но сделали. Взглянем и на последствия такого шага.

Итак, гражданину нанесён ущерб, защита от которого входит в компетенцию какого-либо органа власти. Гражданин собрал доказательства ущерба и пошёл в суд. Судья убедился в обоснованности иска, определил вину конкретного органа власти и освободил гражданина от уплаты налога в ФЗП этого органа. Казалось бы совершенный пустяк из-за незначительности суммы налога. Но происхождение-то ущерба системное, раз установлена вина органа власти. А любое властное действие отражается не на каком-то одном гражданине, а сразу на всех подопечных органу власти. Следовательно, и пострадавший будет не один, а большое множество и все имеют право вчинить иск. Это уже не мелочи, а мощный финансовый удар по ФЗП органа власти.

А защита-то от такого удара только одна - отсутствие причин для исков. А если всё же что-то и произошло, то, чтобы служащим органа не оказаться перед проблемой их роспуска, им выход тоже только один. Отменить ущербный акт и, возможно, покрыть нанесённый ущерб. То есть смысл взятки здесь теряется. Либо на должностное преступление никого будет не склонить. Либо взятка будет дана ни за что. На другом конце объявятся пострадавшие с исками и вся взяточная затея лопнет. Вот так работает СРТ против коррупции. Потому в СРТ её и нет.

Суд

Часто возникает вопрос: "А как же быть с продажностью судей? Что если они будут отклонять иски, несмотря на их обоснованность? Ведь платят-то им чиновники и судьи не пойдут против них. Сейчас-то они вытворяют, что угодно и ничего не боятся". Резонный вопрос для продолжения размышлений. Хотя он никакого отношения к предмету статьи не имеет. Статья о нормализации трудовых отношений между гражданами и служащими государственного управления и законотворчества. Судьи - это тема совсем другого разговора и не следует смешивать её с данной. И, тем более, не следует принимать пороки судейства за ущербность решения проблемы трудовых отношений граждан с аппаратом управления государством. Хотя это и связанные проблемы, но всё же принципиально разные. Однако тема животрепещущая и интересно было бы и её бы подвергнуть трудовому анализу. Что ж, давайте попробуем.

Соберём в кучу, что нам - смертным известно о труде судей. В общих чертах получим следующее.
1. Жалование и льготы судей устанавливаются служащими аппарата управления и законотворчества.
2. Жалование выплачивается из бюджета.
3. Функция - применение закона таким, каким он есть.
4. Оценка применимости и толкование законов зависит от юридической квалификации и опыта.
5. Произвольность, предвзятость и злонамеренность толкования и применения законов возможна.
6. Оценка квалификации (честности) территориальных судей производится судьями высшей инстанции. То есть внутри судейского сообщества. Иными словами, ими самими.
7. Должности могут быть либо выборные гражданами, либо назначаемые аппаратом управления, включая президента.
8. В случае выборов судей гражданами найм сейчас столь же ложный, как и с выборами чиновников управления.

Что требуется от судей?
1. Объективность.
2. Неподкупность.
3. Неподверженность преступному давлению.
4. Независимость от подсудных лиц или органов.
5. Должна быть возможность оценки достоверности судейского решения.

Судьи тоже служащие и поэтому применение к ним принципа коллективного нанимателя, как и к чиновникам вполне возможно. Поэтому его механику рассматривать не будем. Она уже приведена выше и вряд ли будет существенно отличаться. Кроме одного обстоятельства - отсутствия простой оценки результата труда. Во всяком случае, при коллективном нанимателе - гражданах судьи выходят из-под влияния аппарата управления государством.

Положительный результат труда вытекает из следующих обстоятельств.
1. Иск гражданина верен и он судом признан верным.
2. Иск неверен и он признан неверным.

Отрицательный результат труда вытекает из следующих обстоятельств.
1. Иск верен, но он признан неверным.
2. Иск неверен, но он признан верным.

То есть весь камень преткновения в верности или неверности иска, который и определяет судья. А чтобы застукать судью на подлоге верность или неверность иска нужно доказать внесудебным путём. Возможно ли это? Какой-то заколдованный круг вокруг моральных качеств судьи, которые мер и критериев оценки не имеют.

Ладно, попробуем подъехать к вопросу с другой стороны. При каких условиях судья будет, безусловно, объективным? Для СРТ мы ответ на этот вопрос уже знаем. Если за порочное решение ему не будет заплачено. Но для этого нужна переоценка и отмена решения кем-то и на основе чего-то. Это высшая судебная инстанция, которая и так уже есть. Либо нужна внесудебная и при этом достаточно объективная система оценки достоверности иска. В этом случае роль суда лишь в том, чтобы утвердить или отклонить оценку и установить виновника. Казалось бы, в чём разница-то? Всё равно решает судья на основе своих соображений.

Не совсем так. Оценок-то в этом случае уже две. Внесудебная и судебная. Первая просто справочная, а вторая обязательная для исполнения. Совпадение их - это доказательство достоверности судебного решения. Несовпадение - доказательство противоречивости судебного решения. Но для этого внесудебное решение должно быть непогрешимым. А его делают такие же люди, не застрахованные от ошибок. Опять всё тот же заколдованный круг. Правда, двойная оценка снижает возможность ошибки, но всё же не исключает её совсем. А также не исключает злоупотреблений, хотя и снижает их вероятность.

Так что, как ни крути, а привлечения арбитра-судьи в исковых делах с аппаратом избежать не удастся. И принудительно заставить вести только честный и безошибочный суд тоже невозможно. Уж такое жуликоватое и пристрастное животное - человек. Однако не следует забывать, что ситуация-то меняется. Выборы чиновников и судей на принципах полновесного коллективного найма не только избавляют судейство от влияния чиновников управления. Иски перестают быть единичными и уникальными, находящимися в ведении только одного судьи. Иски становятся массовыми и распространёнными по большой территории. Не требуется внесудебная оценка исков. Судьи сами становятся источником, как ошибочных, так и безошибочных оценок.

Следовательно, если в иске отказал один судья, то можно обратиться к другому. Но самое главное, что чисто статистически все судьи без исключения не могут оказаться мошенниками. То есть при множественности обоснованного иска по одному и тому же поводу, рассеянному по большой территории не может быть, чтобы все решения у всех судей были бы только отрицательные. Кто-то и откажет, но не станут же все поголовно рисковать своей должностью. Правильные решения можно использовать против судей-мошенников. То есть становится возможным построение статистики верности решений, на основе которой можно увольнять нечестных арбитров. Можно вести мониторинг решений в разных судах по одним и тем же искам. А это уже показатель для выведения коэффициента эффективности судейства каждого судьи. Его можно учитывать и при начислении зарплаты, и при смещении судьи с должности на принципе четверти, как и у чиновников аппарата власти.

Да и в результате выборов нового типа будет происходить отсев дефектных кадров. Так что никакой безысходности в судебной части нет. Вернитесь немного назад и посмотрите на пять пунктов требований граждан к судьям. При новых условиях они ведь все становятся выполнимыми.

Законы

"Закон что дышло, как повернул, так и вышло". Мы уже привыкли к такому положению. Но оно меняется с введением служащих государственного управления и законотворчества в лоно СРТ. Сейчас законов с подложными формулировками в общественных отношениях видимо-невидимо. Это и законы гражданского действия, и имущественного. Взять хотя бы то глобальное, но скрытое юридическое мошенничество, о котором идёт речь в данной статье. Текст закона совершенно невинен. Внешне вроде бы противоречий нет. Платить за работу надо и бюджет вполне подходящий для этого источник. А на самом деле искусственно ликвидировано право и возможность гражданина предметно оценивать наличие или отсутствие наносимого ему вреда, защита от которого входит в функцию чиновников. С населением, экономикой, государством можно вытворять, что угодно. Так и не поняли, каким образом? Всё ещё думаете, что не в законах дело, ибо в них нет никакого намёка на дозволение чиновникам творить вам беды? Верно - нет. В законах заключено совсем другое. Невозможность для гражданина эффективно противиться тем безобразиям, которые с ним легко и безнаказанно вытворяют. Теперь поняли в чём фишка смысловых законодательных подлогов? Парализовать возможность протеста и сопротивления. Это и достигнуто. Делать с населением можно что угодно.

А, может быть, вы всё ещё думаете, что финансовый кризис, махинации с деньгами - это неуправляемое явление, порождаемое исключительно корыстью? А корысть природное явление и бороться с ним бессмысленно. Ничего подобного. Слышали когда-нибудь о принципе "Что не запрещено, то разрешено"? Вот-вот, как раз именно это. Закон преступление вовсе не разрешает, мол, спекулируйте деньгами, кто как хочет. Нет, закон просто не запрещает финансовую спекуляцию. А раз нет запрета, то и писать в законах нечего. Хотите понять механику этого фокуса?

Она тоже очень проста. Уголовное право в части имущественных утрат построено на том, что преступлением считается только нанесение вреда, имеющего конкретного пострадавшего и виновного. Подал иск об утрате имущества указанного размера в результате действий указанного лица или организации вот тебе и состав преступления. Нет указаний на конкретного виновного - нет и преступления. Даже если утраты у тебя и есть.

Деньги безличны, а их рыночное движение настолько запутанное, что установить их конечного приобретателя чаще всего невозможно. Вы же не можете пометить свои деньги и распорядиться докладывать вам об их перемещении. Стало быть, и не узнаете, у кого и каким путём они окажутся. Основополагающее правило СРТ гласит примерно следующее: "Оплате подлежит только общественно полезная вещь или столь же полезная услуга". Задайте, например, трейдеру на рынке Форекс очень простой вопрос: "Слушай, друг, ты вчера в кабаке хвастался, что заработал на одной сделке миллион. Какую полезную вещь и кому ты сделал или оказал услугу на этот миллион?" Окажется, что не было ни вещи, ни услуги кому-то, да и клиента-то, выложившего плату за что-то, тоже не было. А деньги-то получены - вот они. А раз они здесь, то у кого-то их не стало и пострадавший их вернуть не сможет, ибо не знает, куда они ушли и к кому.

Вот из такого положения и проистекают финансовые кризисы. Факт кражи налицо. Деньги появились в конкретных руках, но ни полезной работы для их получения не было проделано, ни подтверждения получения их с ведома и согласия бывшего владельца тоже нет. Но ведь в законах нет установки, что трудовой доход может проистекать лишь из ответно и пропорционально приложенного общественно полезного труда. Будь такой закон, то мы и не знали бы, что такое финансовый кризис и инфляция.

К чему всё это говорится? Да всё к тому же. Включение служащих государственного управления и законотворчества в СРТ - это появление у граждан возможности принудить законодателей к нормализации подложных законов. Поскольку подлоги вредны и ущербны материально, то их суть в системе выявления вреда начнёт вылезать наружу автоматически.

Заключение

Человечество уже века и тысячелетия не может построить идеальное государство. Хотя желаний этого в массах хоть отбавляй. Не помогают ни теории, ни идеологии. Каких только -измов мы ни прошли и всё без толку. И вдруг выясняется, что у всех этих -измов в фундаменте одни и те же дефекты в правилах общественных отношений - законах. Может быть, достаточно эти дефекты устранить и идеал общественного строя или что-то похожее на него возникнет стихийно без всяких надуманных политических идеологий и заумных теорий? Не с России, конечно, нужно начинать. С каких-нибудь более подходящих для нормализации стран. Например, с Болгарии, Греции или Чехии. Мне так кажется…

 
Рейтинг публикации: +0 / −0

Комментарии (0)

Все комментарии  Сначала новые старые