Будущий российский закон о криптовалютах назвали «мировым прорывом»

Скоро на рассмотрение Госдумы поступит отредактированная версия законопроекта о регулировании криптовалютного рынка. Государство хочет контролировать не только операции с цифровыми валютами, но и майнинг. Пока же ЦБ, по словам его Эльвиры Набиуллиной, допускает использование крипты в международных расчетах, но не внутри страны. В то же время глава Минцифры Максут Шадаев сообщал, что совместно с Центробанком готовит программу появления национальной криптовалюты.

Легализуют ли в России биткоин, станет ли майнинг законным бизнесом, появится ли цифровой рубль? Обо всем этом на конференции в «МК» рассказали специалисты: исполнительный директор Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) Александр Бражников, интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, GR-директор BitRiver Олег Огиенко.

Будущий российский закон о криптовалютах назвали «мировым прорывом»

Олег Огиенко, Александр Бражников и Дмитрий Мариничев рассказали о будущем крипторынка на конференции в пресс-центре «МК».

— Насколько российский рынок криптовалюты конкурентоспособен сегодня в мировом масштабе и каковы его ближайшие перспективы?

Огиенко: Рынок майнинга в нашей стране обладает колоссальным потенциалом роста. Для того чтобы он раскрылся в полной мере, реализовались конкурентные преимущества майнинга в России, необходимо принятие сбалансированного и гармоничного регулирования.

Если это будет сделано, то потенциал майнинга в нашей стране в ближайшие два-три года может составить до 5 мегаватт потребляемой мощности — это больше миллиона устройств для майнинга. Сбалансированное и гармоничное регулирование должно оказать мощный импульс для развития рынка майнинга в России.

Мы видим, что многие страны буквально конкурируют друг с другом за привлечение майнинговых мощностей в свои юрисдикции. Если взять, например, лидера рынка США, то там благодаря очень благоприятному бизнес-климату, хорошим конкурентным ценам на электроэнергию в ряде штатов и преференций, которые предоставляются региональными властями, этот рынок бурно развивается. И в России сейчас важно не упустить момент, чтобы благодаря регулированию, которое может быть принято в ближайшее время, отрасль могла развиваться.

В последней редакции закона указано, что криптовалюта может использоваться как средство платежа вне страны. Если Госдума примет закон в этой редакции, это будет прорывом для всего мирового сообщества, даст скачок развитию, увеличению стоимости всех криптовалют в мире. Посудите сами: одна из ведущих стран мира — Россия — примет решение, что криптовалютами можно пользоваться и расплачиваться вне страны. Интересно посмотреть, что будет происходить в мире после этого. Я думаю, что у нас есть шансы завоевать мир в этом сегменте и стать первыми в цифровой экономике.

— Но как быть с волатильностью курса? Например, сегодня биткоин стоит порядка $21 тыс. При этом 18 июня он просел до $19 тыс. В январе курс был $42 тыс., в апреле доходил до $47 тыс. Вернет ли при таких скачках самая известная криптомонета доверие инвесторов?

Мариничев: Не надо относиться к биткоину как к средству накопления и инвестиций. Это большое заблуждение. Биткоин — это по своей сути технологическая продукция. В России он является товаром. Исходя из этого, он не может иметь какую-то курсовую стоимость по отношению к доллару или рублю. Это рубль, доллары, евро имеют отношение к нему с точки зрения курса. И как ни странно, но биткоин сегодня показывает уровень отношения к ценностям внутри общества, потому что он никем не регулируется, у него нет Центробанка, который может сдерживать его волатильность. Фактически он является эмоциональным индикатором экономики.

Если вы владеете долларами, то они, по сути, не ваши, они дают вам возможность участвовать в экономике, которая контролируется или опосредована с экономикой США. Биткоин — это общественные деньги, не частные и не государственные. В данном случае биткоин — это технологическое достижение консенсуса, основанного на энергии. А мы с вами знаем, что цивилизация имеет уровни развития, исключительно связанные с контролем энергетики: чем больше она энергии контролирует, тем лучше.

— Значит ли это, что майнинговую и любую другую деятельность, связанную с криптовалютой, государству не следует контролировать?

Мариничев: То, что многие страны пытаются притянуть к себе майнеров, — это попытка приобщиться к новой цифровой эпохе, в которой, как ни странно, денег не будет. Наш президент сказал, что мы вступаем в эру нефинансовой экономики, которая уничтожит финансовые «мыльные пузыри» и все, что с этим связано. Мы вступаем в эру фактически товарной экономики. В российском законодательстве биткоин — это товар, а никакие не деньги. Чтобы товар на товар обменивать, минуя деньги, вам нужна цифровая идентификация объекта. Ею и занимаются криптовалюты. Чтобы ваша экономика имела больше возможностей, меньше экономического трения, была более развитой, вам необходимо иметь что-то наподобие криптовалюты.

Имеет значение только степень проникновения тематики криптовалюты и цифровой идентификации экономики внутрь общества. Тогда курс становится неважным, но важно, кто контролирует технологические цепочки, основную информационную денежную массу и ее технологическую подоплеку — майнинг, операторов связи, информационную инфраструктуру.

Когда Центробанк сделает первый шаг для признания криптовалют — может быть, ограниченного их круга, может быть, любых, но отвечающих каким-то критериям с точки зрения возможностей проведения внешнеторговых сделок, — это будет радикальный шаг на пути изменения вообще экономической структуры в государстве. Проникновение криптовалют неважно. Главное — изменение сознания и структуры экономики.

— Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Максут Шадаев сказал, что совместно с ЦБ разрабатывается большая программа появления национальной криптовалюты. Может, вы приоткроете завесу тайны, когда и что именно у нас появится?

Мариничев: Я бы сказал, что это не имеет никакого значения, потому что все это — игрушки Центробанка и государства. Они декларируют цифровой рубль как третью форму денег наравне с наличными и безналичными формами рубля — это ни о чем. Я отношусь к этому как к игровой модели. Объективно это пользы никакой не приносит — ни государству, ни людям.

Если мы реально внедряем цифровую валюту, цифровой рубль внутри страны, то нужно понимать, что это шестая форма функции денег наравне с первыми пятью, которые описаны во всех учебниках. Цифровой рубль является не чем иным, как базой данных: это коллективная, общественная, бессознательная форма памяти о бывших и будущих сделках в экономике. Важно, что вы уже не оцифровываете деньгами стоимость товаров и услуг, как это происходило в индустриальной, буржуазной экономике, когда всему и вся назначили стоимость. Когда у вас есть цифровой рубль, то получается, что вы уже не цифровым рублем оцениваете, скажем, вишневый сад, а вы в цифровой рубль, как в базу данных, вписываете информацию о вишневом саде, о его владельце и о количестве деревьев. Это все записывается внутрь денег. Деньги становятся статичны, как система, не передаются от человека к человеку или от субъекта к субъекту, а в них записывается информация о субъектах.

Поэтому майнинг криптовалюты — это не шуточное дело с точки зрения изменения социально-экономического устройства общества. Мы можем много рассуждать относительно ценности биткоина или других криптовалют — номинальной или инвестиционной. Но это ошибка! Обсуждать надо структуру социально-экономического уклада внутри общества с внедрением в нашу жизнь цифровых форм денег.

— Тем не менее вернемся к традиционному дискурсу вокруг цифровых денег. Даже ЦБ признает, что в условиях санкций криптовалюта может быть решением вопроса по оплате внешнеэкономических сделок для различного бизнеса. Реально ли полностью контролировать все операции с такой валютой?

Бражников: Конечно, реально. Все зависит от тех цифровых и финансовых институтов, которые будут работать. А сейчас сложилась ситуация, когда предприятия, производящие товары в России и поставляющие их за границу, испытывают трудности с оплатой. Я знаю много случаев, когда некоторые предприниматели платили биткоином, чтобы не зависеть от американской валюты. Пока закона нет, это серая схема и что-то здесь предлагать госкорпорациям, которым надо платить и получать деньги, сложно, так как все это может трактоваться как уход от налогов.

Почему нужен закон о регулировании крипторынка? После его принятия в течение месяца заработают российские криптобиржи, появятся обменники, различные платформы для платежей, сделок и прочих операций. Я думаю, что экономика на базе криптовалюты будет развиваться очень интересно. Любые российские предприятия смогут через новые инструменты оплачивать и поставлять товары в какую угодно страну мира — хоть в Венесуэлу, хоть в Сингапур, хоть в Китай…

— Каким, по вашему мнению, должен быть идеальный подход к налогообложению майнеров?

Огиенко: Если рассматривать криптовалюту в качестве «иного имущества» (а российское законодательство пока ее рассматривает именно так), то мы считаем, что налогообложение должно быть реализовано по следующей схеме. Криптовалюта, произведенная майнером, поступает в будущую, надеемся, российскую инфраструктуру обращения. Это либо криптообменник — оператор обмена цифровой валюты, либо криптобиржа — оператор цифровой торговой платформы. И тут, при переводе намайненной криптовалюты в реальные денежные средства, происходит взимание налога.

Если это юридическое лицо — с него берут налог на прибыль, если гражданин, то, соответственно, НДФЛ (налог на доход физических лиц). Грубо говоря, если физическое лицо получило в результате майнинга криптовалюту, затем обменяло в криптообменнике на фиатные (реальные) деньги, тут же криптообменник или криптобиржа удерживают с него налог. Таким образом, происходит поступление налогов в бюджет.

При этом мы считаем, что НДС при операциях с криптовалютой нецелесообразно устанавливать, поскольку ее делают неконкурентными любые формы надбавок. Мы проводили расчеты и полагаем, что при такой схеме можно будет собирать до 50 миллиардов рублей налогов в год.

— Дайте совет дилетанту, делающему первые шаги на этом рынке: где и когда лучше всего покупать криптовалюту?

Бражников: Впервые входя на этот рынок, надо помнить о целом ряде существующих рисков. Во-первых, имейте в виду, что все цифровые активы, которые вы покупаете, находятся вне юрисдикции России. Во-вторых, вы можете попасть на мошенников. В-третьих, если вы не следите за курсом, вы можете выбрать неудачный момент для того, чтобы купить или, наоборот, продать крипту.

— Так что же делать простым людям, которые не знают таких тонкостей: стоит ли им в принципе интересоваться этой сферой?

Огиенко: На мой взгляд, целесообразно начать постепенно образовываться. Поскольку цифровая экономика нас все больше увлекает, а криптовалюта — это один из ее движущих элементов, изучать эту сферу как минимум необходимо.

Бражников: Могу сказать определенно: на последние деньги не надо никуда входить. А вот если есть свободные средства, то можно попробовать. И еще следует учитывать, что майнинг в течение 3–4 месяцев может быть в минусе, а потом окупит все потраченные деньги.

Я знаю много людей, которые майнили большие объемы биткоина, но он упал в цене, и они сидели и ждали, когда его курс рванет вверх, и когда он дошел до $70 тысяч, они продали активы. Сейчас в бизнес выгодно входить людям, которые только начинают, потому что из-за падения цены биткоина снизилась стоимость майнинговых машин: те из них, что раньше стоили до миллиона рублей, сейчас можно приобрети за 80 тысяч.

Мариничев: Маленькая рекомендация независимо ни от чего: возьмите ту сумму, которую для вас комфортно потерять, которую, условно говоря, вы за вечер пропиваете с друзьями в хорошей компании и не жалеете об этом. Ведь вы эмоции покупаете, а не алкоголь.

Возьмите эту сумму и наполовину помайните, наполовину купите в обменнике или на бирже криптовалюту. Это будут небольшие деньги, но вы научитесь это делать, вы получите знания, уверенность, понимание. Позвоните другу, который уже немножко в этом разбирается, чтобы он вам помог. Это единственный совет.

До того момента, пока вы не выучите буквы, вы не научитесь читать. Все остальное придет. Не должно быть такой ситуации, что в колхоз прислали трактор, но все умеют пахать только на лошади. Чтобы в информационном мире не попасть впросак, вам нужно в нем ориентироваться и разбираться.

Криптовалютные технологии уже скоро станут частью нашей жизни, и очень быстро, и надо быть к этому готовыми.

Опубликовано:29 Июнь

Похожие записи