Дыры в импортозамещении затыкают словами

Чтобы сильно не расстраиваться, когда выяснится, что очередной российский самолет на три четверти состоит из импортных деталей и выпускать его мы не можем, когда в очередном компьютере с табличкой «Сделано в России» внутри будут сплошные иероглифы, а отечественная футболка окажется пошитой в Бангладеш, надо сделать две вещи. Первое — заглянуть на 30 лет назад, второе — холодно осознать, с кем мы имеем дело.

Дыры в импортозамещении затыкают словами

Фото: Размик Закарян/URA.RU

О том, что было 30 лет назад, вспоминает министр станкостроительной и инструментальной промышленности СССР Николай Паничев: «В начале 1992 года я с трудом пробился на прием к и. о. премьера Гайдару, пришел к нему с детально отработанным планом сохранения станкостроения. Он даже смотреть ничего не стал, брезгливо сморщился: «Да кому нужны ваши дерьмовые станки?! Понадобятся — мы все за рубежом купим».

С тех пор так и повелось: кому нужны ваши дерьмовые станки, самолеты, тракторы, компьютеры, пекарни, двигатели, турбины, и прочая, и прочая. Наконец у Путина, которому поначалу пришлось разгребать беспредел 90-х, дошли руки и до этого вопроса. Но Гайдар оказался хорошим учителем.

Помните, был здесь (а теперь незнамо где) такой государственный деятель — Чубайс? Показывал гибкий планшет для школ, обещал завалить страну отечественными гаджетами? Ну и где они?

Помните, как сделали первый российский самолет якобы «без советского задела» — «Суперджет»? Путину докладывали, хвастались. Сейчас его из российского на 25% пытаются переделать в российский на 100%…

Помните, может, уникальный российский мобильник с двумя экранами или даже отечественные процессоры, производимые… упс, на Тайване? Или «российские» аппараты ИВЛ, из которых российской была только сборка?

В советское время было хорошее слово — очковтирательство. А ныне эта штука расцвела, поскольку уже современная российская бюрократия взяла за основу существования принцип «нельзя расстраивать начальство».

Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета, во вторник в соцсети развозмущался: мол, профильный министр на выставке в Екатеринбурге хвастается «прототипом (!) электромотоцикла и заявляет о том, что производство планируют (!) запустить в 2024 году (посмотрите, кстати, на чем курьеры по Москве ездят, чтобы оценить инновационность. — Авт.)». И при этом «продолжает скромно умалчивать про импортозамещение технологического оборудования и программного продукта для важнейшей стратегической отрасли страны — ТЭК». 

А на это, кстати, обратил внимание и секретарь Совбеза Патрушев. Кабанов, что примечательно, напоминает, что в сфере ТЭК «советские разработки были внедрены ведущими мировыми компаниями», но не российскими.

На арену борьбы за импортозамещение стремительно ворвался и сенатор Клишас. «Сегодня и президент, и премьер говорят о технологическом суверенитете, может быть, это заставит ответственных лиц работать по-другому и показывать не опытные образцы высшему руководству страны, а результат, который увидят люди», — написал он в своей соцсети, комментируя пост Кабанова. А ведь, казалось бы, опытный политик. Должен помнить, что и вчера президент об этом говорил, и позавчера…

Ответственные лица между тем уже додумались до идеи, что не должно быть несанкционированного распространения информации, например, о ведущихся в России разработках в области создания электронной компонентной базы и так далее. А то такая информация помешает санкции преодолевать. От себя добавлю: и начальство расстроить сможет. Что здесь главное?

Впрочем, есть одна надежда. И опять на заграницу, которая нам поможет — не продаст ничего. Все-таки время, когда «мы все за рубежом купим», в конце февраля ушло безвозвратно.

Опубликовано:6 Июль

Похожие записи