Из ФНБ решили исключить «недружественные» валюты: эксперты обозначили риски

В ближайшее время из состава Фонда национального благосостояния (ФНБ) могут исключить заблокированные Западом активы в валютах «недружественных» стран. Сделать это Минфину рекомендовали аудиторы Счетной палаты. Разумеется, свято место пусто не бывает: на смену изгнанным из государственной кубышки иенам, фунтам стерлингам и евро должен прийти как минимум китайский юань, в сочетании с золотом и сырьевыми товарами. Варианты с такими валютами, как турецкая лира, иранский реал, индийская рупия, маловероятны.

Из ФНБ решили исключить «недружественные» валюты: эксперты обозначили риски

Рекомендация дана по итогам мониторинга формирования и использования средств ФНБ в 2020-2021 годах, сообщается на сайте Счетной палаты. Сейчас портфель фонда выглядит следующим образом: 40% активов – в евро (50,8 млрд), 30% — в юанях (309,7 млрд), по 10% в фунтах (5,4 млрд) и иенах (797,1 млрд), 20% в золоте в обезличенной форме (554,9 тонн), наконец, 319,4 млн родных рублей. Суммарный объем средств ФНБ составляет 10,8 трлн рублей (эквивалент $210 млрд), из них ликвидные активы (средства на банковских счетах в ЦБ) – 7,4 трлн рублей ($145,2 млрд). От долларовой доли (36,1% в начале 2020 года) было решено отказаться еще в прошлом году.

Недавно министр финансов Антон Силуанов заявил о возможности аккумулировать нефтегазовые доходы в рублях. По его словам, для бюджетной устойчивости не обязательно иметь валюту в структуре ФНБ: «Да, валюта была классная в том плане, что играла еще и на курс: когда цены падали, курс ослаблялся, и наши фээнбэшные резервы росли. Сегодня мы тратим ФНБ, тратим рубли, ЦБ эмитирует эти денежные средства, точно так же в условиях, когда доллары и евро недоступны. И даже если когда-то это откроется, не факт, что мы в них сможем что-то сберегать, поскольку это уже рисковый актив».

По данным Счетной палаты, размещение средств ФНБ на счетах в иностранной валюте по итогам 2021 года оказалось убыточным. Минфин ранее оценил этот переходящий убыток в 1,2 млрд рублей.

«Речи о том, что скупка «недружественных» валют прекратится, нет, — считает Николай Переславский, сотрудник департамента экономических и финансовых исследований CMS Institute. – Просто они перейдут на условный отдельный учет, и далеко не факт, что Минфин и ЦБ окончательно прекратят запасаться евро или фунтами. Но заниматься этим сегодня стало более рискованно, чем раньше. Другой вопрос, что иных стабильно сильных валют, кроме юаня, фактически нет. Золото и другие драгметаллы – очевидный вариант, сырьевые товары – тоже неплохая альтернатива».

Вместе с тем, отмечает Переславский, дело не столько в том, чтобы переориентироваться на другие валюты: сам по себе подход к «кубышке» нужно пересмотреть. По сути, она постоянно обесценивается и пополняется не за счет процентов, а за счет новых поступлений. Деньги же. По мнению эксперта, должны работать и приносить прибыль.    

«Номинированные в валютах «недружественных» стран активы ФНБ и так заблокированы, — рассуждает депутат Госдумы Оксана Дмитриева. — Ликвидная часть фонда — это юани и золото, которое хранится в России. Желание списать проблемные активы выглядит как некая афера. Ранее глава Счетной палаты Кудрин постоянно призывал не тратить деньги внутри страны, а копить в долларах и евро на «черный день». Теперь же он предлагает фактически замести следы, исключив из ФНБ большую часть активов в надежде, что никто потом не станет с этим разбираться. Считаю, что вместо использования подобных мутных схем, нужно не складывать валюту в ФНБ, а менять ее на реальные товары. Покупать все что можно у тех, кто готов нам продавать».

Реализовать эту инициативу не так просто, полагает доцент РЭУ им.  Плеханова Вадим Ковригин. Ведь евро, наряду с долларом, имеет самую высокую степень ликвидности и устойчивости. Возможностей для инвестиций в еврозоне несравнимо больше, а издержек – меньше, чем в Азии и Южной Америке. Активы развивающихся стран, как правило, значительно более волатильны и менее ликвидны, отмечает Ковригин. Однако в условиях текущей геополитической нестабильности портфель ФНБ придется диверсифицировать в любом случае – в основном за счет юаня, а также увеличения доли золота и иных драгметаллов (до 20% и больше).

«Мотив отказа от «недружественных валют» понятен, но я бы не спешил с этим шагом, который мне представляется политически неверным, — говорит Игорь Николаев, главный научный сотрудник Института экономики РАН. — Заблокированные Западом активы в иенах, фунтах стерлингах и евро существуют у нас в двух равновеликих ипостасях: как золотовалютные резервы Центробанка и как доля в ФНБ. Исключение их из фонда означает их потерю в составе ЗВР. И это государству придется признать».      

Опубликовано:29 Июль

Похожие записи