Оправдаются ли надежды на параллельный импорт в Россию санкционных товаров

На этой неделе Госдума окончательно легализовала параллельный импорт, то есть ввоз товаров без разрешения правообладателей. По замыслу властей, это решение должно вернуть на рынок ушедшие иностранные бренды и дать россиянам ощущение, что в их жизни из-за санкций ничего не изменилось. А главное — остановить опасное для бюджета укрепление рубля. Однако обе эти надежды, по всей видимости, не оправдаются.

Оправдаются ли надежды на параллельный импорт в Россию санкционных товаров

На полках известного мультибренда косметики и бытовой химии не сказать, чтобы пусто, но и прежнего изобилия тоже нет. «Обратите внимание на стеллаж слева. Этот бренд тоже уходит из России, распродаем остатки», — пытается помочь с выбором продавщица Лариса. С каждым днем в магазин, по её словам, приходит все меньше товаров — раньше в продаже было около десятка карандашей для бровей самых разных оттенков, а сейчас, дай бог, два-три. 

Саму Ларису удивляет, что исчезает продукция не только иностранных брендов, но и компаний, называвших себя российскими. «Либо какие-то ингредиенты исчезли, либо они тут только фасовкой занимались», — разводит руками  она. По словам продавщицы, большинство покупателей, не обнаружив привычный для себя  товар, конечно, расстраиваются, но понимают, что магазин тут ни при чем. «Не жили хорошо, и нечего было начинать», — приводит она популярный сейчас  у многих обывателей аргумент.

Ощущения Ларисы знакомы продавцам бытовой техники, смартфонов, одежды, товаров для дома и даже продовольственных магазинов, где ассортимент тоже снижается (По данными NielsenIQ, почти на 9%). С потребительского рынка то и дело приходят новости об уходе очередного бренда, сокращении линеек продукции самими производителя или поставщиками, а также о проблемах пытавшихся удержаться на плаву магазинов. 

Очередные потери — финская краска, закрытие популярного у массового потребителя спортивного магазина, которому стало нечем торговать, и товары класса «люкс», продававшиеся в дискаунтерах. В общем, богатые тоже плачут.

Российские власти обещали, что проблемы, возникшие у ритейлеров из-за ухода иностранных компаний, решит параллельный импорт. По нему можно будет привозить, как готовые изделия, так и детали, оборудование, комплектующие и ингредиенты для локализованных в стране производств, объясняли чиновники.

Механизм параллельного импорта был легализован правительством еще в марте. Список продукции, допущенной к ввозу без согласия правообладателя, опубликован в мае. (В нем все, что угодно — от духов и кепок до электрооборудования, боеприпасов и деталей для ядерных котлов). 

Глава Минпромторга Денис Мантуров сообщал, что массовые поставки дефицитных товаров начнутся в июне, но сразу несколько индикаторов (и в первую очередь продолжающий укрепляться рубль) свидетельствуют о том, что параллельный импорт пока работает слабо и не оказывает необходимого влияния на торговый баланс. Причем, все более популярным становится мнение, что кардинальным образом ситуация с течением времени не изменится. Какие-то товары мелкими партиями поставщики, конечно, ввезут, но от дефицита привычных вещей параллельный импорт россиян, по всей видимости, не спасет. И вот почему.

Во-первых, сама компания-правообладатель должна закрыть глаза на «серые» схемы и согласиться с тем, что ее товар все-таки будет поставляться в Россию через посредников в третьих странах. Возможно, кто-то по этому пути, действительно, пойдет. Но в массе своей западные бренды больше дорожат репутацией, чем прибылью, и вряд ли откажутся от своих принципов. Кроме того, есть продукция, которую в любом случае невозможно купить через «дружественные» страны. Например, запчасти для самолетов выпускаются небольшим числом заводов, все они пронумерованы, а их «путь» на рынке тщательно отслеживается.

Во-вторых, параллельным импортерам надо договориться с таможней. Даже если продукцию американского или европейского бренда удалось приобрести в Китае (о подделках не говорим, тк параллельный импорт не подразумевает ввоз контрафакта), надо, чтобы китайская таможня ее пропустила. А для этого должно быть разрешение правообладателя. Раньше на такие вещи китайцы могли закрыть глаза. Но сейчас все боятся вторичных санкций и проверки ужесточились. (Это, кстати, заметно по показателям экспорта из КНР, который вопреки ожиданиям не вырос, а на фоне санкций наоборот сократился с довоенных $7,3 мрлд до 3,7 млрд).

Можно, конечно, везти товары не прямиком в Россию, а в какую-нибудь страну Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Однако поставки по параллельному импорту противоречат техническому регламенту Таможенного союза. А например, Казахстан прямо заявил о том, что не будет помогать Москве обходить западные санкции и не станет логистическим хабом для ввоза ушедшей с российского рынка продукции. Казахстанская таможня уже получила распоряжение проверять происхождение товаров при пересечении границы и заворачивать их обратно, если обнаружится несоответствие документам и лицензиям производителя.

Однако проблемы с ввозом, как это не парадоксально звучит, могут возникнуть и на российской таможне. Дело в том, что там продолжают пользоваться ТРОИС — таможенным реестром объектов интеллектуальной собственности, куда правообладатели вносят информацию об импортёрах, с которыми они заключили соглашение. Если поставщика, закупившего партию смартфонов или стиральных машинок по серым схемам, в нем не окажется, то движение груза останавливается и начинаются разборки. Поэтому эксперты говорят, что ТРОИС надо отменять. А также ввести в России международный принцип исчерпания прав — специальный режим, при котором любой товар считается разрешенным к ввозу без санкции правообладателя после первой продажи в какой угодно точке мира. Без этих решений механизм параллельного импорта нормально функционировать не будет.

Однако даже в этом случае крупные поставки в обход правообладателей вряд ли будут возможны. Тех же смартфонов в России ежегодно продается несколько миллионов штук и найти место, где их можно закупить в таких масштабах физически невозможно (Особенно с учетом того, что бренды, ушедшие всерьез и надолго, сократили объемы производства на ту долю, которая предназначалась для России). 

Автодилеры уже сообщили, что в условиях параллельного импорта рынок переориентируется на поставки под заказ и через оформление на физлицо — только так можно выполнить необходимые для ввоза требования. Аналогичная история с запчастями и деталями: продукция должна быть сертифицирована, а для получения сертификата необходимо подтверждение, что детали куплены непосредственно у производителя. Естественно, как любой штучный товар, ввезённые под заказ автомобили будут стоить дороже и не будут иметь заводской гарантии.

Впрочем, с ростом цен придётся столкнуться всем покупателям параллельного импорта. Это хорошо заметно по маркетплейсам, где уже стала появляться продукция (в первую очередь гаджеты и одежда) ушедших из России брендов. Хотя продавцы заявляют, что цены выросли в пределах 15- 20%, по одежде видно, что это не так. Например, футболки, никогда не отличавшегося высоким качеством бренда, сейчас продаются в диапазоне от 2 до 4 тыс руб, пиджаки — 11-15 тыс, брюки — 3,5 -7 тыс руб. Несмотря на изрядно подешевевший доллар, это существенно дороже, чем до спецоперации. А что будет с ценниками, когда ситуация на валютном рынке изменится, даже думать не хочется. 

Опубликовано:25 Июнь

Похожие записи