Риску санкций подверглась российская нефть

В связи с обострением ситуации вокруг Украины экономические санкции сыплются на Россию, как из рога изобилия. Все ли ограничительные инструменты исчерпаны Западом, или он может предпринять что-то ещё? Какие антикризисные меры может выработать Россия? Эти вопросы обсуждались в ходе онлайн-конференции в «МК» с ведущим экспертом Центра политических технологий, экономистом и политологом Никитой Масленниковым.

Риску санкций подверглась российская нефть

О системе SWIFT и нефти

— Детали отключения России от системы межбанковских платежей SWIFT до сих пор прорабатываются. Главное, на какие банки эта санкция будет распространена.

Инициаторам важно оставить окно для расчетов за экспорт углеводородов: нефти и газа. Если окошко все-таки закроется, произойдет резкое нарушение баланса на рынке нефти. Россия находится в тройке ведущих мировых экспортеров, закрывая своими поставками около 10-12% ежедневного мирового потребления. Вот это и есть цена вопроса.

Если через полномасштабное отключение от системы SWIFT будет заблокирован российский экспорт углеводородов — нефти и газа, произойдет дестабилизация рынков. Цены взлетят до $150 за баррель и выше, а за ними подскочит и инфляция, так как энергоресурс подорожал.

Инфляция в США 7,5% (по декабрю) станет пределом мечтаний. В итоге это выльется в 15-16%. Запад может пойти на такие меры, но такого рода решение будет представлять собой красную линию между замедляющимся развитием мировой экономики и новым глобальным кризисом.

Напомню, что было в период 70- х годов прошлого столетия. Ближневосточные войны привели к нефтяному кризису. Миру пришлось несколько лет к нему адаптироваться и перестраивать экономику. Таким образом было потеряно 4-5 лет глобального развития, приобретена — большая инфляция. Надеюсь, на Западе понимают: есть красные линии, через которые лучше не переходить.

О действиях правительства и ЦБ

— ЦБ может скрупулезно рассчитать лимиты по льготному кредитованию. Это необходимо для поддержки населения, а также малого и среднего бизнеса, им сейчас будет крайне непросто. Думаю, такой вариант прорабатывается. Запросы на это есть и у людей, и у бизнеса.

Один из инструментов Минфина — поправки к действующем бюджету. Надо четко понимать, где и как мы должны увеличить государственные расходы: социальные обязательства, здравоохранение (настораживает вдруг наступившая расслабленность во властных эшелонах по поводу «Омикрона»), образование.

Запрет на экспорт в Россию авиатехники — серьезная проблема. У нас 40% внутренних перевозок осуществляется их машинами. Сегодня-завтра они летают, а что потом? Необходимо заняться российским авиапромом, не откладывая на завтра, а прямо сейчас. Нет транспорта — нет экономики.

Что касается запрета на экспорт оборудования и комплектующих для нефтегазового сектора — надо уметь самим все производить. Это требует денег. Необходима отраслевая и секторальная поддержка нашей экономики. И речь не только об импортозамещении. Надо ориентироваться на производство качественной продукции, которая будет пользоваться спросом на внешнем рынке — например, в Африке или Латинской Америке. Без форсированного освоения новых рынков будет сложно.

Также нужно менять схемы финансовой поддержки экспортеров, которые теперь должны в обязательном порядке продавать 80% своей выручки. Санкции — это повод более серьезно заняться построением новой экономической модели у нас, в России.

Опубликовано:1 Март

Похожие записи