«Рубль заменит валюта нового поколения»

В Пекине завершился 14-й саммит стран БРИКС, в расширенном формате которого, помимо основной пятерки стран-участниц, приняли участие еще 13 государств. Этот факт предопределил достаточно широкой круг обсуждаемых вопросов. Один из них поднял президент России Владимир Путин, который заявил, что прорабатывается вопрос создания международной резервной валюты на основе корзины валют стран БРИКС, которая поможет защитить блок от политических рисков со стороны «большой семерки». Насколько реален этот проект, выгоден ли он для России и что будет в случае его реализации с рублем? Эти вопросы «МК» обсудил с членом наблюдательного совета Гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров Александром Разуваевым.

«Рубль заменит валюта нового поколения»

— Что за валюту предлагает создать наш президент?

— Речь идет о создании нового инструмента международных расчетов, удобного для всех стран БРИКС, к которым, возможно, присоединятся и другие игроки, например, Турция или Иран. Можно провести аналогии с валютой Совета экономической взаимопомощи при СССР (СЭВ): у этой организации официальной валютой был так называемый переводной рубль, который иногда в полупрофессиональных кругах называли сэвовским рублем. СЭВ существовал с 1949 по 1991 год. Создана эта организация была по решению экономического совещания представителей Албании, Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии. Штаб-квартира СЭВ находилась в Москве. Все экономические международные проекты входивших в эту организацию стран вели именно в сэвовском рубле. Валюта БРИКС может стать аналогичным решением для стран блока, причем использовать ее можно намного шире, например, для того, чтобы застраховать от всех рисков, которые связаны c долларом и евро в наши дни: от санкций, от блокировки денег на счетах, от бездумной эмиссии этих валют центробанками… После ареста активов России за рубежом, стало очевидно, что доллар и евро уже не совсем резервные валюты — они токсичные, расчеты в них осуществлять опасно для «неугодных».

— Это не первый случай, когда Россия предлагает странам БРИКС создать свою резервную валюту, но воз и ныне там. Насколько сейчас реально воплотить в жизнь инициативу нашего президента?

— В идее Путина действительно нет ничего нового. Россия и Китай активно занимались этим проектом с 2014 года, когда риски санкционного давления стали очевидны уже всем крупным странам. Индия при этом в целом положительно настроена к этой идее: она не готова была сама что-то предлагать, но рассматривала возможность использовать предложенное в рамках БРИКС решение. А Бразилия, я бы сказал, скорее отрицательно смотрела на перспективы создания отдельной валюты для этого блока. Но сейчас ситуация быстро меняется. Геополитические противоречия обострились, поэтому есть все шансы, что проект воплотиться в жизнь.

— Мир ищет защиту от рисков, связанных с долларом и евро?

— Мы сейчас подходим к периоду распада планеты на валютные зоны. Возможно возникновение территории влияния юаня, а также появление «евразийского евро», о котором говорил президент Белоруссии Александр Лукашенко. Идея единой евразийской валюты была впервые озвучена первым президентом Казахстана еще в 1994, а уже в 21-м веке у нее даже появилось название (которое, кстати, первым предложил ваш покорный слуга) — алтын. Причем к евразийской валюте могут присоединиться и соседние страны. Например, Турция, поскольку ее собственная лира уже несколько лет терпит крах. Или, скажем, Азербайджан со своим манатом, что будет гармонично и логично для блока «евразийского евро».

— Следовательно, БРИКС станет одним из валютных блоков, на который распадается мир?

— Вполне возможно, но политических проблем там будет больше, чем в обычной валютной зоне. Само по себе создание валюты для наднациональных расчетов — это достаточно простая идея. Тут БРИКС в чем-то идет по пути евро. Напомню, что когда евро появился первый раз в январе 1999 года, в зону влияния этой валюты входило намного меньше стран, чем сейчас, а наличные так и вовсе первый раз были выпущены только в 2002 году. Можно использовать опыт зоны евро, как образец для создания новой наднациональной валюты — БРИКС или евразийской: главное, чтобы она была крепкой. Сила евразийской валюты будет основана в том числе на рубле, конечно. А за рублем стоит нефть, газ, оружие, зерно. И, возможно, тот факт, что рубль сейчас такой сильный — это как раз шаг в направлении общей валюты, но нам пока об этом власти еще не рассказали. Поживем — увидим.

— А в чем сложности для валюты БРИКС?

— Если в рамках Евразийского союза создать валюту легко, то для БРИКС — это во многом политическое решение, и там речь пойдет о вкладе каждой из уже существующих валют стран этого блока в создание веса новой валюты. Экономика Китая намного больше российской, но при этом наша страна имеет ряд уникальных характеристик, которыми не располагает ни одно из государств блока. У России развитая промышленная экономика с большим объемом необходимых всем ресурсов, а без этого очень сложно жить, как мы все видим. Выходит, что наш процент ВВП поважнее, чем такой же показатель Китая или США, при всем уважении к уровню развития сферы услуг и иных показателей. И второй момент — это резервы. Банк России владеет более существенным золотым запасом, чем многие страны мира. Так что могущество валюты БРИКС будет основано и на рубле. Договориться в этом аспекте о силе влияния будет сложно. Я понимаю, что Китай заинтересован в зоне юаня. Индия хочет быть сама по себе, а Бразилии интересно создание валюты для стран Латинской Америки. Путин умеет договариваться и плюсы от появления такого наднационального инструмента — отсутствие рисков санкций, увеличение суверенитета и прямая финансовая выгода — могут перевесить минусы. 

— Способна ли будет новая валюта защитить страны БРИКС от инфляции, вызванной «печатанием» долларов и евро, которые масштабно осуществляют Федеральная резервная система США и Европейский Центробанк?

— Игры с «печатным станком» плохо заканчиваются. Вбросили в пандемию много пустых долларов и евро — получили инфляцию. Если центробанк-эмитент валюты БРИКС будет проводить сдержанную консервативную политику, то все страны этого блока вполне можно будет защитить от мировой инфляции, которую спровоцировали напечатанные доллары и евро. Владимир Путин, начиная еще со времени своего премьерств в 1999 году, всегда проводил умеренно консервативную политику. Любой здравомыслящий финансист придерживается именно такой стратегии. Если инфляция под контролем, то не страдает общество в целом. Поэтому с высокой вероятностью можно предсказать, что валюта БРИКС сможет защитить страны блока от инфляции, вызванной непродуманной политикой властей США и еврозоны.

— Создание новой резервной валюты потребует инвестиций как минимум для создания IT-инфраструктуры и программного обеспечения. Насколько быстро окупится этот проект?

— Да мы и так уже много тратим на экономическую безопасность расчетов и эмиссии, поэтому в масштабах БРИКС это будут небольшие расходы. К тому же сейчас основной объем составляют безналичные расчеты, а большая часть инфраструктуры для них уже создана. Например, в Китае есть цифровой юань, в России уже на последней стадии тестирования находится цифровой рубль, в Казахстане на подходе цифровой тенге. Можно считать, что основная часть необходимой IT-инфраструктуры уже работает. Так что расходы для создания евразийской валюты будут минимальны, да и на уровне БРИКС это не потребует каких-то серьезных трат.

— Может ли в качестве новой резервной валюты БРИКС выступить валюта одной из крупных экономик блока например, юань? Или рубль?

— Нет, потому что это может привести к потере суверенитета остальных стран. Понятно, что с точки зрения мощи экономики, на доминирование может претендовать юань, но Москва никогда на это не пойдет.

— А есть ли риск того, что новая валюта БРИКС в какой-то момент вытеснит рубль и из расчетов внутри страны?

— Я считаю, что рубль может заменить только «евразийский евро», а валюта БРИКС — вряд ли, потому что это будет означать отказ от суверенитета, что для Путина неприемлемо. Однако, полагаю, что через 50-100 лет рубль вполне может заменить валюта нового поколения. Тогда, возможно, будет даже единая валюта для всей Земли, либо для большого числа стран на планете. В будущем останется 2-3 валюты на несколько ключевых блоков, в которые объединятся страны. Примером здесь может быть еврозона. Мы помним, как в Евросоюзе бились за то, чтобы Греция в 2010-х не покинула зону евро, потому что несмотря на все проблемы этой страны, ее присоединение к блоку было благом для евро как для валюты, усилением ее влияния. В будущем так будет с валютами и других блоков.

Опубликовано:26 Июнь

Похожие записи