Власти вступили в жесткий спор про оптимальный курс рубля

Тема «переукрепленности» рубля становится политически взрывоопасной. В коридорах власти нарастает дискуссия относительно того, как приструнить национальную валюту. Раскол в позициях очевиден: первый вице-премьер Андрей Белоусов недвусмысленно намекает на необходимость перехода к таргетированию курса, зампред ЦБ Алексей Заботкин отвергает эту идею на корню, указывая на потенциальные риски. Тем временем рубль продолжает демонстрировать чудеса финансовой дерзости.

Власти вступили в жесткий спор про оптимальный курс рубля

Во вторник, 21 июня, курс доллара на Мосбирже опустился ниже 55 рублей (до 54,33) впервые с июня 2015 года. Евро снизился до отметки 57,15. Ряд аналитиков связывают ситуацию с активностью экспортеров по мере приближения крупных налоговых выплат, а также с отсутствием торгов на долговом рынке США.

Но, поскольку речь идет не о текущем моменте, а об уже достаточно долговременном тренде, эти объяснения звучат не вполне убедительно.

Для экономики оптимальным является курс в 70-80 рублей за доллар, считает Андрей Белоусов. По его словам, «и на экспертном уровне, и во властных структурах» обсуждается такой радикальный шаг, как переход к таргетированию рубля, а не инфляции (таргетирование – денежно-кредитная политика, которая позволяет достичь стабильности цен).

Вступив с первым вице-премьером в жесткий заочный спор, заместитель главы Банка России Алексей Заботкин заметил: «Фиксированный курс покажет, что денежно-кредитная политика не ведется самостоятельно. Национальная валюта становится зависимой от инфляции той страны, к которой привязан наш курс. Другими словами, Россия импортирует себе инфляцию другого государства».

Ни инфляцию, ни рубль нет смысла таргетировать: в условиях рыночной экономики и плавающего курса это даст лишь кратковременный и умеренный (не более чем на 10%) эффект, отмечает финансовый аналитик Михаил Беляев. Биржевые котировки обусловлены, прежде всего, объективными макроэкономическими факторами: темпами роста ВВП, производительностью труда, параметрами внешнеторговых сделок, движением капитала. Свою роль играет и информационная составляющая – заявления, прогнозы, ожидания… А все рассуждения об «оптимальном» курсе беспочвенны, поскольку механизм курсообразования не поддается никакой корректировке. Рано или поздно валютные интервенции перестают действовать, так как ресурсы у регулятора не бесконечны.

«И вообще, все относительно: для кого-то оптимальным является один курс, для кого-то – другой, – говорит Беляев. – Например, экспортерам выгодно, чтобы доллар стоил 200 рублей, импортеры порадуются курсу в пять рублей за «американца», а инвесторам нужно, чтобы доллар утром торговался за рубль, а вечером – за сто рублей. Биржа сводит все эти интересы синтетически воедино.

Очевидно, что никаких 30 рублей за доллар не предвидится: нижний предел нащупан, ложка уже вовсю скребет по дну котелка. Думаю, в скором времени мы увидим коррекцию в 60-65 рублей за единицу американской валюты».

Высокий курс рубля – совсем не повод для гордости. Скорее наоборот – огромная проблема, считает главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. Поскольку чем ниже цена доллара и евро в рублях, тем меньше рублевый доход от продажи за рубеж экспортных товаров. Меньше выручка компаний-экспортеров, ниже их отчисления в бюджет и объемы покупок внутри страны, приносящих прибыль многим смежным отраслям. Кроме того, сильный рубль препятствует импортозамещению.

«Однако влиять на ситуацию можно, и финансовые ведомства будут этим заниматься, – полагает Гойхман. – Сейчас последовательно снимаются ограничения на покупку, перевод валюты, ее обязательную продажу. ЦБ уменьшает ключевую ставку, делая рублевые вложения менее привлекательными. А в дальнейшем правительство возродит «бюджетное правило». Согласно нему, Минфин станет покупать валюту в случае превышения над определенной величиной цены нефти и объемов экспорта энергоносителей. Поскольку ЦБ не может в полной мере производить покупки из-за санкционного блокирования его счетов, этим, вероятно, займутся госбанки, получая средства от Минфина».

Спрос на валюту будет расти и по мере формирования новых логистических цепочек, наращивания объемов параллельного импорта через третьи страны. К осени экономика сожмется особенно заметно из-за санкций, что сократит материальное обеспечение рубля и подтолкнет курс вниз. Соответственно, резюмирует Гойхман, в предстоящие полгода (очевидно, с конца лета) доллар достигнет рубежа в 70 рублей, евро – 75.  

«Рубль дорожает ко всем валютам, делая энергоресурсы неконкурентными на мировом рынке, – отмечает финансовый аналитик BitRiver Владислав Антонов. – Из-за этого российские нефтяные компании идут на скидки, теряя дополнительную прибыль. Покупатели просят снижать цены за риск вторичных санкций. Именно поэтому представители правительства начали прибегать к словесным интервенциям и называть комфортную зону для роста экономики».

Низкий курс доллара выгоден импортерам, но у них проблемы с логистикой, поэтому пока они выстраивают новые цепочки, можно пойти навстречу экспортерам, рассуждает Антонов. На его взгляд, остается ждать восстановления импорта, иначе после достижения отметки в 53 рубля отечественная валюта двинется к психологически важному уровню в 50 за доллар.      

Опубликовано:21 Июнь

Похожие записи