Запад запутался с введением предельной цены на российскую нефть

Лидеры «большой семерки» начали переговоры о возможном введении потолка цен на российскую нефть. Механизм определения максимальной стоимости экспортируемых РФ баррелей пока не уточняется, поскольку непонятно, как в принципе может работать такая конструкция. Ведь соглашения на поставки нефти подписывают не правительства, а частные компании, и цены здесь формируются рынком, а не неформальными межгосударственными организациями. Тем не менее, очевидно, что Запад серьезно настроен ограничить экспортные доходы Москвы от нефти и отступать не собирается.

Запад запутался с введением предельной цены на российскую нефть

Принятый недавно Евросоюзом шестой пакет антироссийских санкций, включающий частичный запрет на продажу нефти из нашей страны потребителям континента, хотя и охватывает более двух третей поставок нефти из России, однако не является 100-процентным препятствием для снижения доходов Москвы на этом направлении.

По оценке Международного энергетического агентства, только в мае прибыль от экспорта нашей нефти выросла на $1,7 млрд — до $20 млрд. В качестве дополнительного барьера лидеры G7 обсуждают возможность нового «наказания» для Москвы, предусматривающего введение потолка цен на отправляемые за рубеж отечественными добытчиками углеводороды. «В кругу «семерки» идет активное и конструктивное обсуждение, как предельная стоимость сырья сможет действовать», — сообщает Reuters со ссылкой на источник в правительстве ФРГ.

В состав G7 входят США, Канада и Япония, уже заблокировавшие экспорт нефти из нашей страны. Еще один участник «большой семерки» — Великобритания, также собирается закрывать топливные потребности за счет альтернативных производителей. Остальные представители G7 — Германия, Франция и Италия, испытывающие серьезную зависимость от российских энергоносителей и уже сейчас остро ощущающие дефицит сырья, ищут способы минимизировать внутренние проблемы, связанные с эмбарго. Эти государства являются экономическим оплотом ЕС, поэтому именно их позиция способна оказать главенствующее влияние на окончательное решение.

Какие варианты, по планам Запада, возможны? Одним из способов сокращения нефтегазовой суперприбыли российского бюджета может послужить введение повышенных пошлин на поставляемые из нашей страны углеводороды.

Фискальный шлагбаум окажется достаточно лояльным вариантом давления, поскольку дефицита энергоресурсов на европейском континенте в таком случае не возникнет, а Москве придется умерить свои экспортные аппетиты. Правда, тогда размер нового налогового обложения придется согласовать со всеми участниками ЕС, поскольку такие вердикты в союзе принято утверждать исключительно единогласно.

Есть еще одна идея, находящаяся на рассмотрении G7, заключается в установке предельной цены на страхование и перевозку российской нефти. По мнению источников Bloomberg, подобный механизм позволит выдавать компенсационные и транспортные полисы только на нефть и нефтепродукты из России, стоимость поставок которых не будет превышать заданный «большой семеркой» ценовой порог.

Правда, и такая схема не станет оптимальной для регулирования сверхдоходов России. По оценке вице-премьера Александра Новака, отказ западных стран от наших углеводородов может привести к подорожанию барреля до $300, а, возможно, даже до $500. «Очередные заградительные меры «семерки» создадут трудности, но не окажут существенного влияния на экспортные потоки российского сырья. Наша страна сейчас перенаправляет нефть в Южную Азию, а при таких высоких котировках транспортировка топлива может оказаться настолько выгодной, что экспортные партии и не нужно будет страховать», — предполагает финансовый аналитик BitRiver Владислав Антонов.

Судя по всему, сейчас саму схему ограничения цен для России сложно объяснить даже инициаторам предлагаемой меры. А возможная предельная стоимость российской нефти, которую хотят видеть страны G7, не звучит даже в утечках информированных западных агентств. На разработку понятной концепции может уйти несколько месяцев.

По словам специалиста департамента стратегических исследований Total Research Глеба Финкельштейна, пересмотр существующих долгосрочных контрактов рискует обернуться остановкой поставок и разбирательствами в судах.

«Если импортеры поставят условие о покупке российской нефти максимум по $80, а на рынке котировки барреля будут превышать $115, то наши экспортеры просто продадут сырье на других рынках. Российское «черное золото» и так торгуется с дисконтом в $10-15 долларов к Brent. В результате получится пусть ненамного, но дороже», — считает эксперт.

Опубликовано:27 Июнь

Похожие записи