Пять версий ареста Владимира Мау: «Стал разменной монетой»

Давно намеченное и для кого-то даже желанное задержание ректора Президентской академии (РАНХиГС) Владимира Мау произошло внезапно. Вроде бы, его задержали по тому же делу Марины Раковой. По тому же обвинению в мошеннических действиях в размере тех же, как у Сергея Зуева, 21 миллионов рублей. Защита и сам Владимир Мау ходатайствовали о снятии обвинений и об освобождении под залог на ту же сумму. Но Мау поместили под домашний арест.

Пять версий ареста Владимира Мау: "Стал разменной монетой"

Владимир Мау представляет итоговый доклад экспертов «Стратегия 2020». 2012 год

«МК» удалось связаться с адвокатом Мау Алексеем Дудником.

— Из чего состоит ущерб в 21 млн?

— 21 млн сложился из зарплаты за два года 13 человек, которые являлись сотрудниками Минпросвещения, и по версии следствия были якобы фиктивно трудоустроены в Академию в 2018-2019 годах.

С самолета на бал

Известно, что следственные действия применительно к РАНХиГС начались еще в понедельник. Некоторые сотрудники были вызваны «куда следует», прошли обыски, в том числе и на территории академии. Что касается ректора, он был почти снят с самолета.

«Я недавно вернулся из Турции, где встречался с их университетом, где мы обсуждали смену вектора деятельности нашего университета на Восток», — несколько обескураженно поведал Мау. Хотя вторая часть его доводов наводит на мысли, отчего следствие заторопилось. «Я собирался на лечение и подал в правительство заявление, где говорилось о моей поездке за рубеж»… Но ректор  до этого был в Армении и вернулся же из Турции… С корабля, то есть с самолета – и прямо «на бал, где пляшет сталь, поет свинец».

Нелишне напомнить, что вообще за человек Владимир Мау. Это не только ректор топового столичного вуза, одного из самых известных университетов в России. Но и стратег, в прошлом член правительства, соавтор путинской президентской программы 2012 года в экономической части и один из авторов предвыборной программы «Единой России» 2021 года. Мау стоял у истоков цифровизации госуслуг и программы «социальных лифтов» для будущих лидеров новой России.

По регалиям пробежимся: он является государственным советником России 1 класса (гражданский аналог генерала армии). Зампред Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки. Входит в состав Российского совета по международным делам… Кавалер ордена «За заслуги перед отечеством» III степени.

И вот Владимир Мау уже в статусе обвиняемого просит Тверской суд города Москвы: «Фактически, нет оснований для моего ареста, прошу избрать залог в размере суммы ущерба».

А Дмитрий Песков сообщает, что не знает, общался ли президент России с представителями силовых структур по задержанию Мау.

Раковый корпус

Итак, дело Раковой. Завертелось оно еще в октябре 2021 года. Дело не на миллион долларов – на 50 млн. рублей. Между тем, по делу был обвинен в мошенничестве другой видный экономист и ученый, ректор «Шанинки» Сергей Зуев. А уже через него опосредованно вскрылось и такое мошенничество – якобы 12 (или 13?) человек из Минпросвещения в бытность Марины Раковой замминистра в 2017-2020 годах фиктивно трудоустроились на работу в РАНХиГС. Не работали они там, но зарплату исправно получали. Нанесенный ущерб составил все те же магические 21 млн. рублей.

— Но позвольте, — доказывает Мау, — я же их не нанимал.

«Я считаю абсурдным обвинения в том, что я участвовал в хищениях бюджетных средств, в которых участвовали другие люди, это произошло в 17-18 годах, я проверял, что никто из упомянутых в материалах людей в вузе не работает», — сообщил в суде ученый-экономист.

Вот и все, собственно, по фактологической части. Остальное – жизнь.

Можно только предполагать, что уставшая сидеть с октября по июль Марина Ракова пошла на какую-то сделку со следствием. Или сама сообразила, будучи не глупой (дамочка — математический вундеркинд из Барнаула – вот вам и «социальные лифты), что, привязав Мау к уголовному делу, может быть спасена сама. Как те самые рисковые альпинисты, которых сверху кто-нибудь да вытянет, если есть верный человек.

Или вот такое житейское допущение: крупные имена, привязанные к громким делам, могут гарантировать большие «звезды» на погонах — почти на ровном месте. Схема, которая, по сути, со времен Малюты и Ягоды не меняется.

Возможны конечно, и более сложные коллизии. Или, наоборот, простые, как валенок, комбинации. Затеяли показательный процесс во имя торжества социальной справедливости – почему нет? Политическая конъюнктура такова – да за милую душу.

Или вот еще вариант – борьба кланов, говорят, в элитах страсть как обострилась. Или, если выражаться более красиво, «борьба кремлевских башен друг с другом». Это как в кино про дружные семьи итальянского происхождения. «А вот от кого ты. Так вот откуда ты»…

Или, может, партия в несколько ходов. Дело Мау и показательно, и выгодно. Можно посмотреть, кто потянется помогать ректору РАНХиГС. Или, напротив, будет оправдываться, отмежевываться из-за ареста ректора. И место, вдобавок, теплое, если что, освободится. И еще можно попутно щелкнуть по носу не слишком модных-то сейчас либералов…

Как считают все в той же математике, законы для очень маленьких и очень больших величин похожи. До первых просто никому нет дела. Вторые играют по собственным правилам. Поэтому, когда сражаются титаны, даже заслуженный экономист и ученый с мировым именем легко может стать разменной монетой в партии.

Опубликовано:1 Июль

Похожие записи