Экономист Масленников назвал три главных риска для роста цен в России

Тема инфляции вновь, как и год назад, выходит на первый план среди тех проблем, которые волнуют россиян. По крайней мере, об этом свидетельствуют свежие соцопросы. При этом наши власти обещают не просто замедление темпов роста цен, а падение их в разы. Ну а люди, которые делают покупки, ходят в магазины и на рынки, платят за ЖКХ, глядя на чеки, ценники и платежки, упорно в это не верят.

Экономист Масленников назвал три главных риска для роста цен в России

На днях Владимир Путин сообщил, что инфляция 2022 года «будет чуть выше 12%». А что касается наступающего года, то президент предположил: в первом квартале она замедлится до 4-5 % в годовом выражении. При этом, по прогнозу Минэкономразвития, инфляция в 2023-м может составить 5,5%. Центробанк допускает ее уровень в пределах 5-7 %. 

В любом случае прогнозы властей означают, что инфляция в наступающем году снизится как минимум вдвое. Соответственно, в магазинах не будут «накручиваться» цены, а наши доходы не статут обесцениваться со скоростью курьерского поезда.

Как говорится, блажен, кто верует. Вот россияне, которые на своем постсоветском веку пережили уже не один финансовый кризис, такого оптимизма не разделяют. И для этого есть основания. Если заглянуть чуть вперед, то мы увидим множество проинфляционных рисков, которые нас поджидают и тут, и там.  

Некоторые экономисты на первый план ставят волатильность рубля, который на фоне санкций устал держать свой фасон и перестал быть «одной из самых надежных валют мира». В декабре он падает: 62 рубля за доллар, 67, а теперь уже и за 70 перевалил. В общем, за один месяц сбросил 20% своей покупательной способности. А слабый рубль непременно ведет нас к подорожанию товаров вообще и продуктов питания в частности – это мы уже проходили. 

Вот российская курица-несушка, которая несет яйца для торговых сетей. На самом деле она не совсем российская, так как вылупилась из инкубационного яйца, поставляемого нам по импорту – из Германии или Голландии.

Во многих товарах, в последнее время даже успешно импортозамещенных, все равно есть ингредиенты, которые мы покупаем за доллары или евро. Не говоря уже о прямой закупке  импорта, который к нам поступает в том числе и по параллельным каналам.

В инфляционные риски можно записать также некстати начавшуюся в нынешнем году реформу ЖКХ, которая идет на деньги налогоплательщиков. С 1 декабря на 9% повысили плату за услуги – подаваемые ресурсы. Судя по всему, эти добавленные проценты свое «веское слово» они скажут уже в начале года, когда в почтовые ящики нам лягут «письма счастья» — платежки за декабрь.

Со счетов нельзя сбрасывать и сезонное, зимне-весеннее, подорожание овощей. Сейчас розничная торговля еще держит на них цены. Сказывается то обстоятельство, что многие производители, не имеющие современных хранилищ, за бесценок продают картошку и морковку, чтобы хоть как-то компенсировать расходы на выращивание урожая. Однако уже с Нового года продукты пойдут с хранилищ – и по другим ценам. А дальше по отработанной схеме: импортные поставки – опять же, за твердую валюту.

В общем, при имеющихся инфляционных рисках, которые остро обозначились в конце нынешнего года, не особо верится, что годовая инфляция в России в наступающем году упадет в два раза. Ну а что на этот счет думают специалисты?

Как считает ведущий эксперт Центра политических технологий, экономист Никита Масленников, эффект от роста «коммуналки» уже практически исчерпан. Если в первую неделю декабря инфляция подскочила с 12,0 1 до 12,54%, во вторую неделю поднялась еще на 0,13%, то уже в третью опустилась на уровень 12,35.

Рубль, по его мнению, тоже будет сохранять стабильность в коридоре 68-71 за доллар, явных колебаний в какую-нибудь сторону не предвидится. Многое будут решать цены на нефть и газ, сокращение в России объемов нефтедобычи.

В качестве основных инфляционных рисков он видит три фактора.

— Главный из них – уровень нашего предложения в экономике товаров и услуг, — считает ученый. – Пока он оставляет желать лучшего. Когда разбалансирован спрос и предложение, всегда есть вероятность повышения потребительских цен.

Второй момент – неочевидная динамика импортных товаров, они часто «делают» цены на нашем внутреннем рынке, на товары наших производителей.

Третий главный риск – вероятность глобального кризиса. Будет он в мировом масштабе или ограничится рецессиями в некоторых крупных экономиках мира? Больше шансов, что глобального кризиса, наподобие 2008-2009 годов, не произойдет. Но такой вероятности исключать нельзя, это скажется на курсе валют, ценах, на всей товарной цепочке.

— Вы согласны с прогнозами наших министерств по инфляции в 2023 году?

— Они носят рабочий характер, но в целом справедливы. Хотя ожидания Центробанка в 5-7% я бы скорректировал до 6-8%. В любом случае это значительное снижение к текущей годовой инфляции.

Нужно смотреть, как будут реализовываться проифляционные риски, бюджетная эмиссия. Минфин увеличил на 2 триллиона рублей бюджетные расходы на будущий год. Когда в экономику поступают дополнительные деньги, повышается инфляция. Вопрос в том, какой она будет и как долго продержится.

В начале года будет наблюдаться некий парадокс. Годовая инфляция будет снижаться, в первом квартале она будет находиться в интервале 4-5 %. А текущая, еженедельная и ежемесячная, остантся на достаточно высоком уровне. Вот по этим показателям можно будет сделать более-менее достоверный прогноз на следующий год. Полагаю, мы его узнаем 10 февраля, когда состоится первое в следующем году заседание совета директоров Центробанка.

В 2023 году инфляция будет значительно ниже сегодняшней, но ее темпы не позволят в полной мере запустить «инвестиционный двигатель». Для этого она должна быть устойчивой и ниже 5%. Пока же мы не видим пути ее снижения до такого уровня.

Опубликовано:23 Декабрь

Похожие записи