Европа не смогла ввести газовый «потолок»: выгодно ли это России

Члены Евросоюза в очередной раз не смогли согласовать предельную стоимость природного газа и отложили решение вопроса о регулировании рынка «голубого топлива» до 19 декабря. Европейцам не удалось придти к единому мнению относительно величины «потолка»: одни страны союза поддерживают лимит в $3000 за тысячу кубометров, другие требуют снизить этот порог до $2400.

Европа не смогла ввести газовый «потолок»: выгодно ли это России

Несмотря на отсутствие солидарности по поводу введения предельных газовых цен, инициаторы введения потолка упорно обещают скорейшее урегулирование оставшихся разногласий. Участники дискуссии, как уверяет министр экономики и энергетики ФРГ Роберт Хабек, согласовали 90-95% обсуждаемых условий, тем не менее, «по значительным и с символической точки зрения важным пунктам договориться не удалось».

Главной интригой накануне последней встречи министров энергетики стран ЕС оставался уровень утверждаемого «потолка» цен: Еврокомиссия предложила установить лимит в €275 за МВт/ч ($3000 за тысячу кубометров), с которым не согласилась коалиция из 12 европейских государств, потребовавших снизить предельную стоимость углеводородов до 220 евро за МВт в час ($2400 за тысячу «кубов»). Судя по всему, при определении компромиссного варианта стоимости сырья обеим сторонам приходится бороться буквально за каждый доллар.

Вполне возможно, что страны ЕС вынуждены учитывать интересы крупных мировых добывающих конгломератов, которым сейчас приходится замещать своим сырьем выпадающую из европейского энергобаланса долю России. Необходимо напомнить, что в отличие от нефтяного «потолка», который затрагивает исключительно российские поставки углеводородов, ограничение газовых цен распространяется на всех экспортеров «голубого топлива» в Европу. Как предупреждает старший вице-президент норвежской добывающей компании Equinor Хельге Хаугане, введение предельных цен представляет большую опасность для европейских газовых рынков, поскольку может привести к дефициту ликвидности, перебоям в функционировании сырьевой отрасли и снизит конкурентоспособность промышленности ЕС. В свою очередь, министр энергетики Катара Саад бен Шарида аль-Кааби даже пригрозил полностью остановить отгрузку СПГ потребителям континента.

Россия со своей стороны демонстрирует готовность идти навстречу европейским потребителям энергоресурсов. Как заявил глава МИД Венгрии Петер Сийярто, в телефонных переговорах вице-премьер РФ Александр Новак допустил возможность изменения долгосрочных газовых контрактов с учетом «потолка» цен, который собирается утвердить ЕС. О причинах разногласий в вопросе определения предельной стоимости углеводородов и последствиях введения ценового «потолка» в беседе с «МК» рассказал генеральный директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

— Участники дискуссии о введении «потолка» цен на газ утверждают, что согласовали 90-95% вопросов, необходимых для принятия окончательного решения, однако «по значительным пунктам» договориться не удалось? О чем может идти речь?

— Основные разногласия европейских стран при попытке лимитирования стоимости газа кроются даже не в конкретном уровне предельных цен, а в принципиальном подходе к управлению энергетическим рынком. Дело в том, что главными выгодоприобретателями от высоких биржевых котировок являются отнюдь не поставщики сырья, на которых пытаются переложить ответственность европейские политики, а владельцы торговых площадок и конкретные участники торгов — трейды, для которых отсутствие регулирования открывает широкие просторы для заработка, в первую очередь, для спекуляции сырьевыми активами. На биржах обращаются не только непосредственные объемы нефти или газа, а масса вспомогательных инструментов, на которых наживаются не производители энергоресурсов, а финансовые воротилы, смутно представляющие, как выглядят углеводороды.

Преимущественно, такие игроки являются гражданами ведущих европейских держав — например, Германии или Франции. Финансистам наплевать на проблемы промышленности и тем более рядового населения. Им на руку высокий предельный уровень цен и они не против установить ограничение в $3000 за тысячу кубометров, поскольку такой лимит позволит даже в условиях энергокризиса продолжать получать значительную прибыль. Небольшие страны, присутствие которых в биржевых сделках сводится исключительно к покупке необходимых объемов сырья, заинтересованы в более приземленной пороговой стоимости энергоресурсов, так как на карту для них поставлена не возможность заработка на рыночной волатильности, а вопрос выживания их экономик в ситуации рецессии.

— Возможно, давление на ЕС оказывают крупные производители углеводородов, которым, так же как и России, не нравятся искусственная коррекция европейского энергетического рынка?

— Поставщики энергоресурсов, скорее, не оказывают давление, а стараются обезопасить себя от дальнейших попыток искусственной координации рыночных процессов. Ведь, установив предельную стоимость газа, допустим в $2400 или $3000, европейские чиновники в будущем могут снизить эту планку до $1000, $500 или даже до $150.

Именно поэтому производители энергоносителей не скупятся на самую жесткую критику механизма ограничения котировок сырья. Для минимизации ценовой неразберихи они предлагают заключать долгосрочные контракты или «привязывать» стоимость поставок к какому-то определенному индикатору, в частности, к нефти. Однако Евросоюз считает недопустимым подписание многолетних соглашений, считая, что такие документы позволяют поставщикам навязывать собственные кабальные ценовые условия, при которых покупателям даже в случае падения рыночной стоимости углеводородов придется платить по самым высоким тарифам. Однако на деле происходит обратная ситуация: цены растут не по причине повышенных финансовых запросов добывающих компаний, а в связи со спекулятивной игрой биржевых трейдеров. Ведь на так называемом сырьевом рынке Европы сейчас присутствует на порядки больше «виртуальных» денег, обращающихся в виде фьючерсов или деривативов, не подкрепленных конкретными объемами углеводородов.

— Представители Венгрии со ссылкой на Александра Новака утверждают, что Россия готова изменить долгосрочные контракты на поставку газа из-за введения «потолка» цен. О чем это свидетельствует: наша страна вынуждена идти на компромисс или создает возможность для маневра в будущих экспортных поставках сырья?

— Россия, как и остальные добытчики газа, пытается убедить европейское сообщество в том, что при определении ценового «потолка» необходимо советоваться с поставщиками сырья. Без обратной связи с производителями любые договоренности об ограничении стоимости энергоресурсов будут выливаться в остановки биржевых торгов, усиление дефицита и раскрутку цен на топливо. Обещая Венгрии пересмотр долгосрочных контрактов, наша страна показывает пример другим потребителям в том, что достигать торгового компромисса можно и без каких-либо ценовых «потолков», которые рискуют привести лишь к обострению противоречий и риску энергетических конфликтов.

Опубликовано:15 Декабрь

Похожие записи