Кого коснется закон об ограничениях работы для релокантов: «чувствительные сферы экономики»

Заграница больше не поможет, а может навредить. К такому выводу, похоже, все-таки пришли парламентарии. Глава комитета СФ по конституционному законодательству Андрей Клишас сделал громкое заявление на тему, которая давно витает в воздухе. В Госдуму таки будет внесен проект закона об ограничении удаленной работы для ряда сотрудников, относящихся к госсектору, обеспечению информационной и транспортной безопасности.

Кого коснется закон об ограничениях работы для релокантов: «чувствительные сферы экономики»

Об ограничении работы «оттуда» уверенно говорили и писали еще на прошлой неделе. Но кого именно коснется запрет и насколько он, сам по себе, законен, не понятно по сей день. Клишас, который еще раньше призывал сделать жизнь «россиян, покинувших страну на фоне спецоперации и частичной мобилизации мобилизации» менее комфортной, упомянул «чувствительные сферы экономики». Судя по всему, их три: чиновники госструктур, работники по обеспечению информационной безопасности (в том числе, в банках и компаниях мобильной связи) и работники транспортных компаний. Читай, чиновники, айтишники, транспорт. Все же помнят про почту, телефон, телеграф. И дороги…

Впрочем, в думских кулуарах звучат предложения расширить список ограничений на работу оттуда на «вообще всех». Мол, нечего материально поддерживать «бегунков» и «уклонистов». И надо не только, понимаешь, ударить долларом по уехавшим, но и рублем – по оставшимся… Все нормальные люди осуждают сбежавших, и именно они, по мнению сенатора СФ, «аудитория законопроекта».

Но как именно ударять – про это пока что ни слова. Ранее рассуждая на данную тему, Андрей Клишас сказал: «Можем ли мы менять закон в этом плане и ограничивать схемы, которые позволяют людям работать там [за рубежом], а деньги получать отсюда, и мы не можем понять, платят ли они все налоги? Можем».

Вместе с тем, еще раньше несколько компаний давали понять, что не поощряют «уехавших» и не намерены продлевать с ними контракты. О своем нежелании сотрудничать с релокантами заявляли в «Норникеле» и «Сбербанке».

— Нет, на самом деле, таких больше, – говорит переехавший в Армению разработчик программ Борис. – У Касперского, например, почти сразу сказали, что не будут это поощрять. И другие банки тоже так сделали, не один только «Сбер». Еще несколько компаний разорвали сразу отношения со всеми уехавшими. А вообще, если законопроект все же примут, он, конечно, затронет айтишников больше всего. Потому что программеров, аналитиков и других коллег больше всего выехало, чисто количественно. Сейчас тема обсуждается. Говорят, что те, у кого много госзаказов, и так уже отошли от найма релокантов. Все-таки, это Россия. Одни уехали – нашлись другие, студенты там и прочие. Все-таки, наши ребята одни из сильнейших в мире по прикладной математике. По моим наблюдениям, сейчас с прежним работодателем в России сотрудничают всего процентов 20% из уехавших. Спустя год почти. Так что, если об айтишниках говорить, те, кто действительно работал на оборонку или сайты валил, там уже и не работают. Другие вполне смогут обойти запреты, если захотят. На проекты уйти или еще как-то поменять форму сотрудничества. Частностей тоже много. Вот мой сосед по дому работает на частную компанию в России, у которой есть госзаказы, сфера строительства у них. Это к гостайне относится или нет?.. Или, если кто-то считает аналитику с экономической составляющей, которая касается производства автомобилей – это транспорт, ему больше нельзя работать? Ну, и так далее.

В свете недавних заявлений главы Минцифры Максута Шадаева о том, что доля уехавших программистов незначительна и не может негативно влиять на экономику РФ, вообще не понятно, зачем копья ломать. Ведь, если отринуть IT и небольшую долю креаклов, которые тоже покинули Россию, кто остается? Чиновник-релокант не сможет совмещать свою работу с удаленной деятельностью по определению. Не сможет «оттуда» ничего инспектировать и присутствовать на заседаниях.

Опубликовано:15 Декабрь

Похожие записи