Минфин взял курс на дирхам ОАЭ вместо доллара

В качестве альтернативы токсичным валютам — доллару и евро — правительство рассматривает и дирхам Объединенных Арабских Эмиратов. Об этом заявил замминистра финансов Алексей Моисеев, выделив еще и китайский юань, на который «сейчас все в первую очередь смотрят». Из уст чиновника столь высокого ранга, тем более представителя финансового блока, упоминание в таком контексте дирхама прозвучало, пожалуй, впервые.

Минфин взял курс на дирхам ОАЭ вместо доллара

Фото: Atikah AkhtarUnsplash.

Вариант с юанем Моисеев назвал наиболее предпочтительным из всех: «Там и рынок большой, и курс стабильный, во всяком случае по отношению к курсу доллара». По его словам, в последние месяцы российские банки начали активно продавать клиентам юани, в том числе наличные.

Объем торгов валютной парой рубль-юань вырос с февраля в 50 раз. Этому способствует и макроэкономическая конъюнктура: за период с января по август товарооборот между Россией и Китаем достиг $117 млрд, причем стороны запланировали довести его до $200 млрд в год.  

В целом иностранная валюта для распространения в обороте должна обладать такими свойствами, как курсовая устойчивость и ликвидность. Плюс не должно быть заградительного валютного контроля в стране-эмитенте. В этом плане те же индийские рупии – не самый удачный выбор: «Там есть достаточно серьезные ограничения в отношении того, что с этой валютой можно делать». Ну и, конечно, сразу отметается турецкая лира (хотя Моисеев ее упомянул, чтобы «не обижать наших партнеров»), которая в этом году обесценилась к доллару почти на 27%, лишь немного уступая по глубине обвала аргентинскому песо.

Что касается дирхама ОАЭ, он стабилен, привязан к курсу доллара и может быть интересен российским экономическим агентам не только как средство расчета, но и как «способ хранения стоимости», заметил замминистра. Но есть и определенные минусы: экономика Эмиратов сравнительно небольшая, рынок в сравнении с китайским узкий, соответственно, ликвидность несопоставимо меньше. По оценке Bloomberg, такие валюты, как дирхам, подвержены «большим политическим рискам».  

«Чтобы оценивать вариант с дирхамом, нужно смотреть на объемы биржевых торгов, — говорит финансовый аналитик BitRiver Владислав Антонов. – В конце июня на валютном рынке Мосбиржи начались торги армянским драмом и южноафриканским рэндом. Мосбиржа обещала также запустить пары «узбекский сум – российский рубль» (UZS/RUB), «дирхам ОАЭ – российский рубль» (AED/RUB) и «доллар США – дирхам ОАЭ» (USD/AED). Еще не запустили.

Единственное, что можно сказать про эмиратский дирхам, к доллару он стабилен с 1990 года: по сей день один доллар стоит 3,67 дирхама».

Интерес к нему проявили пока буквально два-три российских банка. Они публикуют курсы, но спред (разница между лучшими ценами заявок на продажу и покупку валюты) составляет 10%. Это очень много, отмечает Антонов. Вот когда Мосбиржа откроет торги дирхамом, объемы резко вырастут, спред снизится, и россияне смогут использовать валюту Эмиратов для сбережения средств. Она привлекательна и для расчетов, поскольку не является волатильной, а значит, неинтересна спекулянтам. Учитывая, что из ОАЭ в нашу страну поставляется параллельный импорт, дирхам будет востребован российским бизнесом.

«В сложившихся сегодня условиях Минфин ищет, чем заменить доллар и евро в своих резервах. Как оказалось, вариантов немного, — рассуждает финансовый аналитик Сергей Дроздов. – Ликвидность у дирхама намного меньше, чем у юаня. А удобен он тем, что через Эмираты идет параллельный импорт, продажи автомобилей – во все больших объемах. Раньше, в 1990-е, челноки возили из ОАЭ технику, электронику, теперь мы возвращаемся, по сути, в прошлое. Пока для рядовых россиян дирхам не актуален – из-за большого спреда, который устанавливают банки. Нужны биржевые торги, тогда спрос на эту валюту вырастет и ситуация изменится».

По словам аналитика TeleTrade Алексея Федорова, благодаря привязке к доллару дирхам обладает очень хорошей устойчивостью: даже во время глобального кризиса 2008-2009 годов курсовые колебания не превышали 0,5%. Состояние национальной валюты ОАЭ определяется достаточно низким уровнем государственного долга (38,3% от ВВП), сбалансированной бюджетной политикой (в 2021 году профицит бюджета составил 0,8%), значительными золотовалютными резервами ($123 млрд).

«Однако у дирхама есть два явных недостатка: во-первых, финансовый рынок Эмиратов слишком узкий, на нем трудно будет разместить даже те средства от продажи российской нефти в Индию в размере $70-80 млн в месяц, о которых в июле сообщило агентство Reuters, – рассуждает Федоров. — Во-вторых, высоки политические риски. К примеру, если США и их партнеры решат, что нужно заморозить российские деньги в ОАЭ, местные власти, вероятно, не станут этому противиться. А вообще, отношения банковской системы РФ с дирхамом выглядят пока натянутыми. Банки и обменные пункты, позволяющие конвертировать рубли в дирхамы, еще найти можно. Но с более сложными операциями, вроде открытия банковского счета и перевода с него средств в дирхамах, возникнут проблемы».  

Опубликовано:8 Сентябрь

Похожие записи