Названы способы снизить дисконт на российскую нефть

Как снизить пагубный для казны дисконт на российскую нефть – решение этой нетривиальной задачи далеко не очевидно. Между темв самое ближайшее время кабинет министров должен будет представить Кремлю свои предложения. Речь идет о комплексе мер — как тактического, так и стратегического плана.

Названы способы снизить дисконт на российскую нефть

«Что касается нефти, основная проблема – это высокий дисконт в результате высокого уровня стоимости фрахта, то есть, фрахт вырос достаточно сильно в связи с теми рисками, которые испытывают перевозчики», — заметил на правительственном совещании с участием президента вице-премьер Александр Новак. Он напомнил, что в контракты об экспортных поставках отечественной нефти не включается (по требованию главы государства) пункт о санкционном «потолке» цен в $60 за баррель, что ставит под удар транспортные компании. В ответ Владимир Путин поручил разобраться с дисконтом, «чтобы это не создавало никаких проблем с бюджетом».

Но есть ли у кабинета министров конкретные идеи на сей счет? Ведь основная загвоздка находится сегодня в плоскости усложнившейся логистики и нехватки транспортных мощностей для перевозки энергоносителей из РФ. Быстро устранить ее не удастся. Кроме того, в текущих обстоятельствах Россия не может диктовать свои условия зарубежным потребителям. Нефть основной экспортной марки Urals продолжает дешеветь: по данным независимого ценового агентства Argus, несколько дней назад она продавалась в балтийском порту Приморск за $37,8, тогда как мировой эталон Brent стоил $78,5 за «бочку». Наблюдатели указывают на двойной санкционный эффект — от эмбарго на поставки морским транспортом и «потолка» цен в $60. Как отмечает Bloomberg, Россия впала в критическую зависимость от трех крупнейших заказчиков — Индии, Китая и Турции, которые постоянно требуют скидки.

«Пока не понятно, на основании чего дисконт будет сокращаться, — говорит руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. — Ведь для покупателей, которые опасаются вторичных санкций, главное, чтобы итоговая цена российской нефти была не выше «потолка». Впрочем, как вариант, отгрузки могут осуществляться в более крупных объемах, чем сейчас: тогда стоимость сырья будет ниже при стабильной цене фрахта. Также, на конечные параметры контракта влияет логистика – чем короче маршрут поставки, тем дешевле перевозка».

Само правительство и нефтяные компании пока не комментируют гипотетические инструменты для решения поставленной Кремлем задачи. Снижение цены на отечественную нефть – это очевидная шоковая реакция на «потолок» цен. Долго так продолжаться не может, полагает Деев. Когда и покупатели, и перевозчики, и страховщики найдут гарантированные возможности для беспрепятственного совершения поставок, то и уровень дисконта на сырье из РФ стабилизируется. Вероятнее всего, он снизится с текущих $25-35 за баррель до $15-20.

«Ситуация крайне неопределенная и с трудом поддается краткосрочному прогнозированию, — говорит ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. – Рассматривать ее надо в контексте общемировой конъюнктуры, учитывать множество обстоятельств. Например, сейчас Саудовская Аравия начала снижать цены на свою легкую нефть для азиатских потребителей, и, хотя это в большей степени сезонный фактор, он отрицательно отражается на котировках Urals. Кроме того, рынок охлаждают риски глобальной рецессии: сейчас баррель Brent стоит около $82, но ценовые прогнозы пересматриваются в сторону уменьшения, поскольку спрос и потребление почти наверняка будут сокращаться в этом году».

Россия сталкивается с вызовами как тактического, так и стратегического свойства. Значительная часть нефтяных поставок идет в Азию (в частности, в порт Циндао на восточном побережье Китая) из Приморска в Калининградской области. Путь занимает полтора месяца, и столь далекое транспортное плечо автоматически взвинчивает стоимость фрахта. Кроме того, инфраструктура НПЗ на Дальнем Востоке нуждается в модернизации старых предприятий и строительстве новых. Можно также рассмотреть вариант доставки в этот регион нефти автомобильным транспортом (специальным подвижным составом, СПС), но сначала надо понять, какой парк техники есть в наличии. В общем, рассуждает Масленников, проблема высокого дисконта на нефть должна решаться во многом внутри России и ее собственными силами, прежде всего, за счет перевода торговых потоков на дальневосточный трек. Это точно приведет к снижению фрахтовой цены.

«В 2022 году Россия закупила 103 подержанных нефтеналивных судна, — напоминает Масленников. – Может, они принесут пользу, хотя с их техническим состоянием надо разбираться. Еще один вариант – транспортировать нефть по Северному морскому пути, — в тех краях у наших нефтяных компаний есть подходящие терминалы. Что касается долгосрочной стратегии, России надо развивать собственный танкерный флот, в том числе – для перевозки СПГ. В любом случае, дисконт никуда не денется, ведь он определяется не столько логистикой, сколько физическими и химическими свойствами нефти. Наш сорт Urals – высокосернистый, значит, надо повышать степень переработки».

Опубликовано:12 Январь

Похожие записи