Нефть загоняют под потолок: чем России грозит ценовой максимум

Как известно, страны G7 и Евросоюза договорились начиная с 5 декабря ввести самые жесткие санкции в отношении российской нефти. Речь идет о введении ценового потолка для экспорта российского «черного золота». Вот только о параметрах этого самого потолка западные страны до сих пор не договорились. Агентство Bloomberg утверждает, что Америка выступает за ограничение в $60 за баррель (при текущих ценах порядка $90). А агентство Reuters утверждает, что Россия такое ограничение с легкостью обойдет.

Нефть загоняют под потолок: чем России грозит ценовой максимум

Насколько серьезным окажется санкционный удар по российской нефти? Придавит ли отечественную экономику ценовой потолок? Найдутся ли для российской нефти альтернативные маршруты поставок? Эти вопросы мы обсудили со специалистом — главным аналитиком TeleTrade Марком Гойхманом.

— Давайте для начала обрисуем текущую картину нашего нефтяного экспорта. Какие объемы мы поставляем за рубеж и каким образом?

— В 2021 году, по данным Федеральной таможенной службы, Россия продала за рубеж примерно 230 млн тонн сырой нефти на сумму $111 млрд. Средняя цена составила порядка $480 за тонну. Нефтепродукты — результат первичной переработки нефти, служащей сырьем для нефтехимии. За год на внешних рынках было реализовано 144 млн тонн различного российского горючего на сумму $70 млрд.

— Насколько это чувствительная мера для нас — ценовой потолок на экспорт нефти и нефтепродуктов?

— Россия очень сильно почувствует вводимое в декабре 2022 года частичное эмбарго на продажу нефти в ЕС, а в марте 2023 года — нефтепродуктов. На Евросоюз приходится более половины экспорта «черного золота» и продуктов переработки. По подсчетам агентства Bloomberg, потери национального бюджета нашей страны рискуют достичь $22 млрд в год. В том числе примерно $12 млрд от этой суммы придется на сокращение трубопроводных поставок в Европу и $10 млрд — от запрета на экспорт в Старый Свет по морю. Сохранится доход около $6 млрд от остающихся вне эмбарго поставок нефти по южной ветке трубопровода «Дружба» в ряд стран Восточной Европы — Венгрию, Словакию и Чехию.

В то же время потенциальное сокращение продаж в европейские страны в натуральном выражении оценивается примерно до 2,5–3 млн баррелей нефти и 1,5 млн «бочек» нефтепродуктов в сутки.

— Сможет ли наша страна заместить эти выпадающие объемы нефтяного экспорта перенаправлением ресурсов в другие регионы? Прежде всего в Азию — в Китай или Индию?

— Незадействованные резервные мощности основной российской экспортной трубопроводной магистрали в азиатском направлении, трубопровод «Восточная Сибирь — Тихий океан», составляют 300 тыс. баррелей в сутки. Еще примерно 200 тыс. «бочек» ежедневно могут дополнительно поставляться в Азию по железной дороге. Это составляет примерно 20% от объемов сокращения поставок российской нефти на Запад. Наращивание данной инфраструктуры потребует огромных вложений и очень длительного времени.

— А сможет ли Россия в условиях потолка увеличить морские танкерные перевозки?

— Как известно, анонсированная мера заключается в запрете банкам и страховым компаниям обеспечивать страхование и финансирование движения танкеров, осуществляющих подобные перевозки. На рынке танкерных перевозок углеводородов ведущие позиции занимают европейские фирмы, в частности, из Греции, Кипра или Мальты. Страхование данных перевозок также в основном сосредоточено в руках европейских компаний. Для них запреты со стороны ЕС могут оказаться весьма значимыми.

— Что же сможет предпринять Россия в ситуации, когда нефтяной потолок из гипотетической угрозы превратится в реально действующий механизм?

— Наши первые лица уже не раз заявляли, что при введении лимита цен на продажу нефти Россия попросту откажется от поставок в страны, присоединившиеся к данному соглашению. Азиатские, латиноамериканские и африканские потребители не подтверждают готовность соблюдать ультиматумы Брюсселя. Поэтому в случае введения Западом пресловутого потолка цен на наши энергоносители на глобальном рынке образуется новая емкая ниша для перевозок, страхования, финансирования экспорта российской нефти. Вполне вероятно, что постепенно вопросы страхования и фрахта судов перейдут в руки новых потребителей нефти и газа из нашей страны.

— Если эмбарго на российскую нефть для Запада все-таки будет введено в жестком варианте, насколько мы сможем переориентировать экспортные потоки «черного золота»?

— В любом случае полностью заместить поставки в Европу нефти и нефтепродуктов новыми направлениями вряд ли удастся. Речь может идти о компенсации примерно от половины до двух третей выпадающих физических объемов.

Опубликовано:24 Октябрь

Похожие записи