Новые реалии мирового энергетического рынка

Прошедший в Баку XV Веронский Евразийский экономический форум собрал широкий круг экспертов, к мнениям которых внимательно прислушиваются как правительства, так и представители деловых кругов. Пристальное внимание участников, форума было приковано к глобальным метаморфозам, на энергетических рынках мира. Одним из основных спикеров, чей доклад делегаты выслушали с нескрываемым интересом, стал главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин.

Новые реалии мирового энергетического рынка

Масштабные геополитические перемены и будоражащие в последнее время практически все макрорегионы планеты, сопровождаются глобальнымие преобразованиями, происходящими на мировых энергетических рынках. Буквально на глазах, в режиме реального времени, наступает новая реальность, к которой вынуждены оперативно приспосабливаться как производители, так и потребители.

Высокая волатильность цен на энергоносители, которая отмечалась на протяжении последних нескольких лет в современных реалиях приобрела совсем беспредельный характер. Если цены на нефть потапока остаются относительно стабильными и держатся в районе $90-95 (хотя еще в июне за баррель предлагали более $125), то котировки природного газа меняются как на качелях: стоимость тысячи кубометров лишь за одни сутки может потерять или приобрести до нескольких сотен долларов.

На этом фоне Европа в ближайший отопительный сезон рискует столкнуться с самым страшным за всю историю энергокризисом. С одной стороны, страны Старого Света накопили в своих хранилищах достаточные объемы «голубого топлива», чтобы спокойно пережить заморозки; с другой, жители континента повсеместно запасаются дровами и экономят каждый киловатт электричества. Что же заставляет европейцев продолжать паниковать? Отгадка на поверхности. Люди не верят заверениям ни собственныхого правительства, ни эмиссаров Брюсселя в том, что закаченные в подземные резервуары углеводороды предстоящей зимой будут справедливо распределены между участниками ЕС, на территории которого фактически отменена конкуренция на рынке энергоресурсов.

«Всему виной очередная новация Евросоюза, предусматривающая централизацию газовых закупок, — объяснил в своем докладе Игорь Сечин. — Согласно новым правилам, до 15% газа, поступающего в европейские хранилища, теперь предполагается приобретать и распределять через Европейский центральный пункт, который будет сам решать, кого и на каких условиях допустят к распределению ресурсов. Еврокомиссия считает, что рост цен на газ вызван конкуренцией за поставщиков. До сих пор в рыночной экономике считалось, что основными инструментами снижения цен является как раз конкуренция поставщиков и диверсификация источников поставки».

Еврочиновникам не стоит искать крайнего, стоящего за топливными проблемами континента. Многие годы своими же руками европейцы последовательно разрушалио собственную сырьевую отрасль, выводя на первый план зачастую несовершенные и даже сомнительные проекты. К примеру, взять только так называемую «зеленую» энергетику, к которой так трепетно относятся с странах Старого Света. Курс на отказ от якобы «токсичного» топлива — нефти, газа, угля — в пользу возобновляемых источников энергии уже обошелся западным государствам в десятки, если не миллиардыов евро. Однако результаты оказались сыроватыми. Прошедшим летом, когда температура в Европе достигала аномально высокого уровня и требовались значительное количество электричества на кондиционирование помещений, «зеленая» генерация подвела граждан Евросоюза.

Поскольку сильная жара обычно сопровождается полным штилем, тысячи ветроэнергетических установок, которые рассеяны по всем европейским государствам, оказались недееспособны и не смогли обеспечить своих владельцев срочно требуемыми киловаттами. Европейцам оказалось невдомек, что ветрогенерация доступна к производству энергии не более чем в 25-35% времени эксплуатации, а солнечная и того меньше — в 10-25%. То есть, большую часть времени работающие на возобновляемых источниках установки, на которые страны ЕС делали многие годы ставку, элементарно простаивают, а вложенные в их создание инвестиции в прямом смысле слова пущены на ветер. Пришлось срочно обращаться за «грязными» углеводородами. Причем, судя по всему, неудачный опыт ничему не научил Брюссель. Как заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, на переход к «зеленой» энергетике, за счет которой можно будет «навсегда отказаться от ископаемого топлива России», жителям континента в ближайшие годы придется выложить еще 300 миллиардов евро.

«Политика «зеленого» перехода не имеет ничего общего с решением климатических проблем. Кроме того, в настоящее время технологий, позволяющих реализовать действительно эффективный переход от традиционной энергетики к низкоуглеродной, отсутствуют», — подчеркнул на форуме в Баку глава «Роснефти». — нефть и газ продолжают оставаться основными источниками тепла и света для всех людей мира, надежно обеспечивая более половины спроса на энергоресурсы. Еще 36% дает уголь. В то же время, огромные вложения в возобновляемые аналоги, размер которых за последние 7 лет превысил невероятные $2,6 трлн, не принесли результата: доля ВИЭ за тот же период выросла лишь на 3%».

Лучше бы эти деньги были направлены на традиционные сырьевые сектора, которые ощущают серьезный недостаток финансовых вливаний. По мнению аналитиков Goldman Sachs, в предыдущие годы существенного недоинвестирования в отрасль (с пика в $900 млрд до $300 млрд) привели к тому, что средняя продолжительность жизни доказанных мировых запасов сократилась вдвое — с полувека до 25 лет. При этом текущий объем геологоразведки зачастую уже не обеспечивает даже простое восполнение углеводородной базы. По данным Rystad Energy analysis, мировые извлекаемые запасы и ресурсы «черного золота» к началу 2022 году сократились почти на 9%. Однако ведущие европейские добывающие компании, несмотря на разразившийся в регионе энергетический кризис, видимо не до конца осознают опасность положения и не перестают снижать инвестиции в нефтяную отрасль. Например, Shell заявила о полном прекращении геологоразведки в новых бассейнах к 2025 году. Тревогу вызывает и мировые доказанные запасы газа, которые, согласно исследованиям OPEC, также постоянно снижаются. В прошлом году ресурсы «голубого топлива» в подземных кладовых сократились до 205,9 трлн кубометров, а показатель обеспеченности добычи газа запасами, достиг минимального с 1975 года значения.

Ситуацию усугубляет тот факт, что международные финансовые концерны в нынешних условиях отказываются делать долгосрочные инвестиции, перекладывая свои средства в углеводородные проекты с быстрым сроком окупаемости. Однако в наши дни таких высокодоходных сырьевых объектов крайне мало и в будущем они не смогут удовлетворить спрос на топливо. По прогнозу J.P. Morgan, при сохранении текущих инвестиционных трендов, мировой дефицит энергии к 2030 году вырастет в 7 раз. Предупредить нехватку сырья позволят лишь серьезные вложения — для ликвидации дефицита придется ежегодно увеличивать инвестиции в традиционную энергетику в среднем на $100 млрд, в том числе в нефтяную отрасль — на $44 млрд.

Масло в огонь подлвивает и администрация Джо Байдена, политика которой в отношении ископаемого топлива также не способствуют формированию благоприятной инвестиционной среды. Впрочем, Вашингтон рискует наступить на собственные грабли и потерять доверие финансовых структур к американским активам. Подобная динамика наблюдается уже в настоящее время. С конца 2021 года зарубежные инвесторы сократили вложения в государственный долг США на $238 млрд, а доля доллара в валютных резервах центральных банков стран мира снизилась до 55%, что стало самым низким показателем с 1995 года.

Геополитическая и международная экономическая обстановка призывает Россию к укреплению взаимодействия с самыми перспективными регионами планеты без оглядки на «недружественные» западные финансовое центры. Одними из основных партнеров нашей страны обещают выступить Китай и Индия, промышленность которых устойчиво развивается и заинтересована в расширении поставок энергоресурсов.

В частности, Индия стала в этом году 5-й по размерам ВВП страной в мире и продолжает демонстрировать наиболее высокие темпы роста среди крупных экономик планеты — в среднем на 6-8% в год. В энергетической концепции Дели предпочитает не концентрироваться на одном или двух приоритетных направлениях, а на сбалансированном развитии всех источников энергии — как образно выразился премьер-министр южно-азиатского государства Нарендра Моди, это «семь коней, влекущих летящую ввысь колесницу бога Солнца», то есть, индийскую энергетику и экономику в целом. Избранная тактика приносит свои плоды. За последние двадцать лет приток прямых иностранных инвестиций в Индию увеличился с $4 млрд до $82 млрд.

В свою очередь, Китай является одним из основных моторов международного финансового роста. Экономика Поднебесной по размеру номинального ВВП уступает только США. Согласно прогнозам лондонской консалтинговой компании CEBR, меньше чем за десятилетие Пекин обгонит Вашингтон по этому показателю и китайская экономика станет крупнейшей в мире. Для осуществления своих планов Поднебесной также потребуются дополнительные объемы углеводородов. Как заявил президент Китайской национальной нефтегазовой корпорации Хоу Цзицзюнь, «черное золото» и «голубое топливо» сохранят статус основных источников энергии страны до 2040 года. Наша страна в состоянии предложить Пекину и то, и другое.

Глобальные экономические катаклизмы и полное отсутствие финансирования со стороны зарубежных партнеров не повлияли на планы отечественных добывающих холдингов по расширению своих производственных мощностей. «Роснефти», например, удалось запустить в эксплуатацию крупный газовый проект Харампур, который позволил увеличить добычу компании на 11 млрд кубометров газа в год.

В тоже время специалисты «Роснефти» в результате комплексных геологоразведочных работ в рамках проекта «Восток Ойл»открыли две новых залежи с извлекаемыми запасами нефти в объеме более 100 млн тонн.

«Мы стремимся к взаимовыгодному партнерству по всей цепочке поставок от добычи до продаж топлива конечным потребителям. Приняв стратегическое решение о «развороте на Восток», наша страна планомерно наращивает поставки энергоресурсов в Азиатско-Тихоокеанский регион. В 2021 году российский экспорт нефти в Китай и Индию превысил 80 млн тонн. «Восток Ойл» позволит более чем вдвое увеличить поставки на растущий рынок Юго-Восточной Азии и обеспечит надежные и гарантированные поставки энергии для растущих экономик всех стран региона», — отметил в ходе своего выступления на XV Веронском Евразийском экономическом форуме Игорь Сечин.

Авторы:

Правительство РФ
Евросоюз — ЕС
ОПЕК
Игорь Сечин
Баку
Россия
США
Вашингтон
Брюссель
Китай
Индия

Поделиться

Опубликовано:28 Октябрь

Похожие записи