В Молдавии активизировались националисты «по образу» украинских

У российского посольства в Молдавии жизнь непростая. Не успела дипмиссия решительно потребовать от властей наказать вандалов, оскверняющих памятники нашей общей истории, как осквернили уже и само посольство. Радикалы забросали здание диппредставительства петардами, попытались проникнуть внутрь и нанесли на посольскую ограду оскорбительные надписи. Произошло это вечером того же дня, когда посольство выступило по поводу памятников, так что вряд ли может быть случайностью.

В Молдавии активизировались националисты «по образу» украинских

Майя Санду

7 ноября посольство РФ в Кишиневе выступило с требованием привлечь к ответственности хулиганов, которые осквернили монумент фельдмаршалу Григорию Потемкину возле села Старые Радены, а также памятник «Скорбящая мать» в городе Единцы.

Мемориальный комплекс «Скорбящая мать» посвящен советским воинам-освободителям, павшим в войне с фашизмом. На нем намалевали свастику, а памятник Потемкину облили краской.

Осквернение мемориалов и памятников, имеющих отношение к советской и российской истории, происходят в Молдавии регулярно. Подобные акты вандализма обычно списывают на неких «радикалов». Но могут ли эти радикалы действовать без негласной поддержки со стороны властей?

История молдавских радикальных националистов ничем не отличается от истории украинских: они «расцвели» в перестройку при попустительстве и даже поощрении со стороны ряда еще советских деятелей и КГБ. Затем перешли под «отеческую» опеку спецслужб уже новых, независимых государств и под их кураторством решали определенные политические и бизнес-задачи. А сегодня многие из них стали инструментом в руках даже не отечественных, а иностранных спецслужб. В случае Молдавии — румынских.

А поскольку у власти в Кишиневе сегодня находятся не просто «прорумынские силы», а непосредственно граждане Румынии (включая румынскую гражданку Майю Санду), то и официальные власти Молдавии, и те, кого называют «радикалами», выполняют одни и те же задачи. Их цель — оторвать Молдавию от России, стереть память о нашей общей истории.

На самом деле Румыния, даже будучи социалистической, никогда не отказывалась от претензий на Молдавию. По свидетельству историков, румынский коммунистический лидер Николае Чаушеску предлагал советскому руководству по-братски «уступить» Молдавию: мол, какая разница — в СССР социализм и в Румынии социализм. Учитывая сложные отношения Чаушеску с Москвой, я предполагаю, что румынская агентура действовала в Молдавии все послевоенные годы.

В перестройку, как грибы после дождя, на окраинах СССР появились всевозможные «народные фронты». Сегодня практически доказано, что создавались они под чутким руководством «прораба перестройки» Александра Яковлева, а во главе этих движений зачастую стояла агентура КГБ.

Народный фронт Молдавии «прославился» радикальным национализмом и лозунгом «Чемодан — вокзал — Россия!». Многим памятен скандал с его лидером и первым премьер-министром независимой Молдавии Мирчей Друком, когда вскрылось его тесное сотрудничество с КГБ. Народный фронт в меру сил поспособствовал разжиганию конфликта в Гагаузии и войны в Приднестровье, а затем трансформировался в Христианско-демократический Народный фронт, впоследствии — в Христианско-демократическую Народную партию (ХДНП). Ее лидер Юрий Рошка в свое время продемонстрировал чудеса политической гибкости, фактически вступив в союз с лидером компартии президентом Владимиром Ворониным, за что получил должность вице-спикера парламента Молдавии.

Воронин же показал наглядный пример утилитарного использования уличных радикалов в своих маневрах между Западом и Москвой. Когда ему надо было объяснить руководству РФ, почему он не выполняет свои обещания (например, по приданию статуса русскому языку), он обращался к Рошке, и тот выводил националистов на улицы. И Воронин говорил: «Я-то всей душой за, но народ против».

Такая же схема действует и сегодня. Прорумынскому и прозападному режиму Майи Санду надо выполнять свою главную задачу, ради которой он был приведен к власти: выдавливать из Молдавии Россию. И он делает это руками радикалов, по сути, своих единомышленников — таких же русофобов и унионистов.

Взять хотя бы ближайшего соратника Санду, спикера парламента и главу правящей партии «Действие и солидарность» Игоря Гросу — все помнят, как он во время выборов бесчинствовал на избирательных участках, мешая голосовать жителям Приднестровья. Типичный радикал, и в то же время — человек солидный, в пиджаке, проваренный в горниле всевозможных грантовых программ, проектов и фондов. Так что грань между «цивильными» националистами и уличными радикалами, пачкающими памятники, очень условная.

Опубликовано:8 Ноябрь

Похожие записи