Экономист Николаев предсказал дальнейшее падение доходов населения

Вызванный санкциями кризис запустил процесс переформатирования российской экономики, ее подстройки под новую реальность. В этой ситуации неизбежны глобальные потери, которые на уровне отдельно взятых людей ощущаются особенно остро. Прежде всего общая турбулентность отразилась на реальных располагаемых доходах населения — причем далеко не лучшим образом. Об этом мы поговорили с доктором экономических наук, главным научным сотрудником Института экономики РАН Игорем Николаевым.

Экономист Николаев предсказал дальнейшее падение доходов населения

— Реальные располагаемые денежные доходы населения — один из ключевых и самых чувствительных индикаторов состояния экономики, поскольку это касается конкретных людей. Минэкономразвития спрогнозировал их снижение на 2,8% по итогам года. Вы согласны с таким прогнозом?

— Очевидно, что доходы населения падают. По данным Росстата, в I полугодии текущего года они снизились на 0,8% по сравнению с аналогичным показателем 2021-го. При этом, напомню, в июне были дополнительно проиндексированы на 10% пенсии неработающим пенсионерам, МРОТ и прожиточный минимум. Получается, что даже такая серьезная прибавка не позволила вывести в плюс динамику реальных располагаемых доходов, в формировании которой те же пенсионные выплаты играют очень весомую роль. Замечу также, что эта негативная динамика явилась продолжением тенденции, наметившейся в 2014 году. По подсчетам Росстата, в 2014–2021 годах доходы суммарно снизились на 6,1%. Что касается 2022 года, то фиксируемый статистический показатель во многом определяется эффектом невысокой базы. Именно с учетом этого эффекта ситуация с доходами не выглядит катастрофической. Напомню, изначальный правительственный прогноз на текущий год предусматривал, что реальные располагаемые денежные доходы населения вырастут на 2,4%.

Теперь уже очевидно: они продолжат падать в 2022-м и, с большой вероятностью, в 2023 году. И это обостряет проблему бедности, усиливает риски социальной напряженности, создавая в конечном итоге угрозу для перспектив экономического развития. Негативная динамика реальных доходов предопределена прежде всего продолжающимся падением ВВП, а также достаточно высокой инфляцией в годовом выражении. В мае Минэкономразвития спрогнозировал, что по итогам 2022 года они снизятся на 6,8%, в августе скорректировал показатель до минус 2,8%, но в любом случае это будет существенное падение, учитывая динамику за последние восемь лет.

— В середине февраля Владимир Путин потребовал повышения реальных доходов россиян не менее чем на 2,5% в год. Сообщалось также, что в ближайшие три года на меры социальной поддержки предполагается направить 41,5 трлн рублей. Но найдутся ли у Минфина деньги на это в текущих условиях?

— Как видим, чтобы по итогам текущего года доходы вышли в плюс — на это не хватило даже очень капиталоемкой меры в виде десятипроцентной индексации пенсий и прочих социальных выплат. А ведь средства были выделены значительные — около 600 млрд рублей. Вопрос: найдутся ли деньги на подобные прибавки в будущем? Судя по тому, что кризис затягивается, а бюджет уже стал дефицитным даже при высоких ценах на нефть, рассчитывать на подобные подарки особо не стоит. Конечно, индексации тех же пенсий будут, но чтобы вот так, по 10%, да еще внепланово — на это шансов немного.

— Как быть гражданам в этой ситуации — надеяться ли им исключительно на «милость» государства, ждать ли каких-то социальных поблажек? Или сами люди могут каким-то образом помочь себе в плане повышения своих доходов? Например, пойти к работодателю и попросить повысить зарплату…

— По-моему, в любой ситуации уповать только на «милость» государства не стоит. В противном случае можно пожалеть. Проблема в том, что некоторым категориям граждан — тем же пенсионерам, к примеру, — ни на кого, кроме как на государство, рассчитывать не приходится. Но если есть хоть малейшая возможность увеличить свои доходы, подзаработать, то это надо делать. Мы сегодня живем в условиях высочайшей экономической неопределенности, неизвестно, что будет завтра. Поскольку кризис пока развивается, лучше быть готовым ко всему. Что касается конкретно такой формы, как обращение к начальству насчет прибавки жалованья, — это нормально. Но только надо быть уверенным, что вашу просьбу правильно воспримут. И что вас не захотят в ответ уволить. В России в отношениях между работником и работодателем подобного рода просьбы пока еще, увы, не являются естественными и сопряжены с рисками.

— Когда доходы падают, снижается и платежеспособный спрос населения. Экономика, внутренние товарные рынки, сектор услуг не получают необходимую денежную подпитку со стороны домохозяйств. Получается замкнутый круг. Есть ли из него выход, и если да, то какой?

— Во-первых, нужно постараться, чтобы спрос был платежеспособным. Государству элементарно не надо жадничать. А то копили-копили резервы, а оказалось — впустую. Во-вторых, платежеспособный спрос — не единственный драйвер экономики из числа традиционных. Есть еще инвестиционный спрос, причем со стороны как частного бизнеса, так и государства. Можно и нужно пытаться обеспечить рост экономики с помощью этих механизмов. Будет рост ВВП — будут расти доходы у людей. Вот сказал это, и сам осекся. Проблема в том, что из первого не обязательно вытекает второе. У нас, кстати, уже упомянутое выше падение реальных доходов населения в 2014–2021 годах на 6,1% произошло на фоне экономического подъема: за тот период ВВП прибавил 8–9%. Так что отдельная важная задача — чтобы рост экономики приводил к росту доходов граждан. А по-другому и быть не должно. А то получается прямо как у легендарного советского спортивного телекомментатора Николая Озерова: «Нет, такой хоккей нам не нужен».

— Повысится ли уровень бедности, то есть число граждан с доходами ниже прожиточного минимума? И если да, то насколько?

— Сколько в стране бедных — это важнейший индикатор социально-экономического развития страны. Можно ставить задачи по ускорению ВВП, но если весь этот статистический рост не выливается в конечном итоге в сокращение числа малоимущих, то цена ему невелика. В первом десятилетии ХХI века в России наблюдалась обнадеживающая тенденция: количество граждан с доходами ниже прожиточного минимума снизилось с более чем 40 млн человек в 1999–2000-х годах до 15,4 млн в 2012 году. Но затем этот процесс застопорился и даже развернулся в другую сторону. Недаром задача по уменьшению уровня бедности (в два раза до 2024 года) вошла в число приоритетных национальных целей. Произошло это с некоторой задержкой — в 2018 году. И уже 2020-м стало очевидно, что с реализацией плана большие проблемы: если в 2018 году в стране насчитывалось 18,4 млн малоимущих, то по итогам первого полугодия 2020-го таковых набралось уже 19,4 млн. Сроки были сдвинуты до 2030 года: к этому времени бедность в России должна снизиться в два раза по сравнению с 2017 годом, когда граждан из этой социальной категории насчитывалось 12,9% (18,9 млн человек) от общей численности населения. Соответственно, новый целевой показатель не должен превысить 6,5%. Но, согласно данным Росстата, в I квартале 2022 года число россиян с доходами ниже прожиточного минимума достигло 20,9 млн человек, или 14,3% всего населения. Это значительно хуже показателей базового 2017 года. Таким образом, угроза нарастания бедности уже реализуется в полной мере.

— Что происходит с безработицей — официальной и скрытой?

— По данным Росстата, общая численность безработных составляет сегодня около 3 млн человек. Что касается официально зарегистрированных безработных, их, по информации Роструда, около 700 тысяч. Это вполне приличные показатели. Можно сказать, что безработица у нас низкая. Но объективности ради учтем, что масса людей переведена на неполное рабочее время и получает кто полставки, а кто — четверть ставки. Все они формально числятся среди работающих. Речь идет о неполной занятости, а это уже вроде как другой вопрос. Практика в России достаточно распространенная, поскольку руководителям компаний очень не хочется объясняться перед властями и надзорными органами, почему это вдруг они массово поувольняли людей. А так вроде все при деле, внешне ситуация выглядит вполне благопристойно. Плюс надо учесть специфику развития экономики под санкциями. Происходит упрощение, возрастает спрос на неквалифицированный труд. Это также будет сдерживать рост безработицы. Тем не менее в обозримой перспективе ее уровень несколько увеличится. В том числе и потому, что некоторые иностранные компании, покидающие страну на фоне санкций, после нескольких месяцев простоя начинают все-таки потихоньку расставаться с работниками. Ну а самое главное: экономика на спаде, а значит, по определению не способна обеспечить устойчивый спрос на труд.

— Как ситуация с падением доходов отразится на российском среднем классе?

— Плохо отразится. Бедным поможет государство разного рода социальными выплатами, за богатых вообще не стоит беспокоиться, а вот средний класс пострадает. Ведь что происходит в кризис, за счет кого растет число бедных? Оно увеличивается как раз за счет тех представителей среднего класса, которые стремительно теряют в доходах. Такая вот горькая проза жизни.

— Вы сказали, что доходы людей должны начать расти вместе с ростом ВВП. А когда экономика вернется к докризисному уровню?

— По официальным прогнозам, в 2023 году спад продолжится, но уже в 2024-м наша экономика начнет уверенно расти. Так, Центробанк ожидает прироста ВВП в интервале 1,5–2,5%, в 2025 году — 2,6%. На мой взгляд, это неоправданно оптимистичные оценки. Надо быть готовыми к кому, что самые тяжелые для экономики санкции в виде полного эмбарго на поставки российских энергоносителей реализуются именно в ближайшие годы. Во всяком случае, в этом направлении действует Запад. Тогда восстановление российской экономики к 2025 году едва ли возможно. А вообще, строить сейчас долгосрочные прогнозы — дело неблагодарное. Неопределенность чрезвычайно велика: даже за месяц-другой сможет многое измениться, не говоря уж про год-два. Пока же предлагаю утешиться универсальной констатацией, что все кризисы рано или поздно заканчиваются. Закончится и этот. Желаю всем, чтобы это произошло поскорее.

Как менялись реальные располагаемые доходы населения РФ (%):

2012 +4,6

2013 +4,0

2014 -1,2

2015 -2,4

2016 -4,5

2017 -0,5

2018 +0,1

2019 +1,0

2020 -3,5

2021 + 3,1

2022 (первое полугодие) -0,8

Источник: Росстат

Опубликовано:11 Сентябрь

Похожие записи