Экономисты назвали главные «засады» бюджета России на ближайшую трехлетку

Госдума утвердила в третьем, окончательном чтении проект федерального бюджета РФ на ближайшую трехлетку. Документ, который глава Минфина Антон Силуанов охарактеризовал как самый сложный в своей профессиональной карьере, носит во многом рамочный, условный, предварительный характер. На взгляд экспертов, уже в первом квартале 2023 года ряд его параметров придется менять с учетом массы рисков, не поддающихся оценке здесь и сейчас. Например, таких, как санкционный потолок цен на российскую нефть.

Экономисты назвали главные «засады» бюджета России на ближайшую трехлетку

Проект относится к периоду с 2023-го по 2025 год и предусматривает превышение расходов над доходами все три года: в следующем году дефицит планируется на уровне 2,93 трлн рублей (2% ВВП), а к 2025 году он опустится до 1,26 трлн (0,7%). В расходной части закладываются ассигнования по 29 трлн рублей каждый год.

Ключевой особенностью нового документа являются повышенные расходы на оборону и безопасность — более 9 трлн рублей в 2023 году, или 32% всего объема. Кроме того, упор сделан на программах по комплексному развитию транспортной инфраструктуры (региональной и местной дорожной сети) и сельских территорий.

По сравнению с текущим годом в 2023-м на 19% больше бюджетных средств будет направлено на здравоохранение, почти на 10% — на образование, на 12% — на культуру и кинематографию.

Очевидно, что авторы проекта столкнулись при разработке с беспрецедентными трудностями, о чем недвусмысленно заявляли и премьер Михаил Мишустин, и министр финансов Антон Силуанов. Каким же в итоге получился этот многослойный государственный документ с ворохом цифр, принятый в откровенно смутное время, каковы его сильные стороны и очевидные изъяны? Эти вопросы мы адресовали экспертам.

Марк Гойхман, главный аналитик TeleTrade:

«Бюджет можно назвать «санкционным». В нем учтены нарастающие последствия санкций, прежде всего, снижение нефтегазовых доходов из-за эмбарго на морские поставки нефти и нефтепродуктов в ЕС, а также продаж газа в Европу. В расчет взяты и сложности в привлечении внешних заимствований —  соответственно, упор делается упор на внутренние размещения ОФЗ для покрытия дефицита бюджета. 

Фонд национального благосостояния (ФНБ) будет использоваться более активно как антикризисная «кубышка». Это, пожалуй, и есть сильная сторона проекта.

Но проблема в том, что в обстановке огромной неопределенности, критической зависимости экономики от геополитических реалий, невозможно заранее предугадать все риски и последствия этих рисков. Из-за сжатия экономики и сырьевого экспорта бюджет получает все меньше доходов. Сокращается традиционная база заимствований и налоговых поступлений. И даже ФНБ ограничен в использовании из-за частичной блокировки средств».

Никита Масленников, ведущий эксперт Центра политических технологий:

«По своим базовым параметрам бюджет довольно сбалансированный, и в этом его несомненный плюс. Расходы предусмотрены на уровне 29 трлн в течение всех трех лет. По сути, это бюджет «адаптационный», с упором на различного рода точечные меры и перераспределение средств (2 трлн рублей в целом на трехлетку, 810 млрд — на 2023 год).

Приоритет отдан всему, что связано со спецоперацией (в частности, военные городки и госпитали), с прямым финансированием транспортной инфраструктуры и аграрного сектора. Компенсировать дефицит бюджета собираются не из ФНБ, а за счет внутреннего госдолга, размещения облигаций федерального займа (ОФЗ). И вот тут плюсы начинают плавно перетекать в зону рисков, где находится вся доходная база.

Сегодня невозможно учесть все последствия новых санкций относительно нефти газа, эффект от ценового потолка. Неопределенность крайне высока. И на все это накладывается угроза нового глобального кризиса в 2023 году, который резко снизит поступления от внешнеэкономической деятельности, не только от сырьевого экспорта. Кроме того, инвестиционный потенциал экономики сожмется пуще прежнего.

Очень большие вопросы вызывает и макроэкономический прогноз, заложенный в основу бюджета. На мой взгляд, он избыточно оптимистичен. Вероятнее всего, в 2023 году ВВП упадет не на 0,8% (как полагает Минэкономразвития), а в пределах 2-3% (если не грянет мировой кризис). Все принятые параметры носят условный характер, и уже к концу первого квартала 2023-го их придется основательно править по ряду направлений. В первую очередь, нужно будет серьезно увеличить расходы на антикризисную поддержку населения». 

Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets:

«Первая особенность документа — это ожидание дефицита. Государственные расходы растут в связи с проведением СВО и мобилизационных мероприятий. Из опубликованных цифр видно также, что самым сложным для России годом будет 2023-й, когда сполна проявятся последствия западных санкций. Сейчас непонятны перспективы введения потолка цен на нефть, но, судя по всему, это тоже отразится на бюджете не лучшим образом. 

Очевидно и то, что в главном финансовом документе страны не учтен такой мощный негативный фактор, как как мировой финансово-экономический кризис. А ведь он уже начался, а значит, экспортные доходы России будут сокращаться под влиянием и этого обстоятельства. Бюджетная «дыра» расширится сверх тех параметров, что заложены в проект. Еще один вывод, который напрашивается: государство не ожидает восстановления экономических показателей раньше 2025 года».  

Опубликовано:25 Ноябрь

Похожие записи