Экономисты РАНХиГС призвали убрать говядину из списка социально значимых продуктов

Возможно, пришла пора коренным образом пересмотреть перечень социально значимых продуктов питания, которые государство взяло под особую защиту. И на которые оно вправе ограничивать цены. К такому выводу приходят авторы исследования, проведенного центром агропродовольственной политики РАНХиГС. В частности, они предлагают что-то из этой «корзины» удалить. Например, говядину – она не для простого смертного.

Или неразделанную замороженную рыбу – в силу ее невостребованности. А что-то, наоборот, – добавить: скажем, мясной фарш. Что сулят эти перемены рядовому потребителю?

Экономисты РАНХиГС призвали убрать говядину из списка социально значимых продуктов

— Я всегда покупаю неразделанную замороженную рыбу, — говорит дама в рыбном отделе. — Она более экологичная и дешевая. По ТВ сколько раз показывали, как ее разделывают: какие-то грязные баки, подпольные цеха…  А  если рыбу сразу замораживают на месте вылова, в ней сохраняются все пищевые качества. 

— Я никогда не покупаю мясной фарш, — признается другая покупательница. – Из него все вытекает, и неизвестно, что туда положили — может, какие-нибудь шкурки. Когда свой фарш  из цельного куска мяса, я в нем абсолютно уверена. 

Ряд экспертов предлагают радикально пересмотреть перечень социально значимых продуктов, цены на которых «охраняются государством». Как известно, в 2010 году в список попали 24 вида — в том числе, говядина, свинина, баранина и курятина, замороженная неразделанная рыба, масло (сливочное и растительное), молоко, яйца, хлеб, некоторые крупы, овощи и яблоки.

Это та самая еда, за которой мы каждый день отправляемся в магазин. Худо-бедно, в России никто не голодает. И, возможно, это и есть главный эффект защиты наших потребительских прав.

Тем не менее, исследование РАНХиГС показывает, что ограничение цен на эти продукты носит в основном «психологический эффект». Все эти продукты все равно дорожают, о чем наверняка в курсе любой, кто ходит в магазины.

Об этом нам говорят и отчеты Росстата. Яркий пример – хлеб, за ценой на который государство следит особо тщательно. Но тщетно! За год с ноября 2021 года он подорожал в среднем на 14,25 %.

Подобную динамику показали практически все «защищенные» продукты. Крупы выросли в цене на 14%, мясо и птица на 12%, рыба и морепродукты на 15: (мороженная неразделанная на 8%), молоко на 17%, сливочное масло на 18%… 

В общем, нельзя сказать, что наша розничная торговля так уж усердно борется с ростом цен — даже под угрозой каких-то проверок от ФАС и других уполномоченных органов.

Невольно напрашивается предположение, что торговля повышает цены сразу по двум фронтам: и по социально значимым для населения продуктам, и по деликатесным товарам.

И вот почему. В законе слишком много «если». Если цены (по закону) на какой-то продукт выросли более, чем на 10 % в течении 60 дней подряд, тогда на этот продукт государство устанавливает предельную розничную цену сроком  на 90 дней. Как это контролируется? Некий таинственный жандарм или комиссия  каждый день должны приходить и смотреть – держится ли цена в течении двух месяцев или нет? А если на три дня она возьмет и понизится — начинай новый отсчет? 

Может, на эти самые социально значимые продукты просто зафиксировать цены? А остальные отпустить в свободное плавание. У кого есть возможность, пускай покупает бескостное мясо или красную рыбу. 

— Если вы заметили, то эти 24 категории охватывают основную часть всех продуктов,- говорит председатель Союза потребителей России Петр Шелищ. – Там нет тортов или буженины, лишь все самое необходимое…

— Так можем ли мы заморозить цены на эти категории, без всякого рынка?

— Придется обязывать производителей поставлять продукцию по фиксированным ценам. Они скажут: нам невыгодно. Но обязывать предстоит по всей цепочке, от «а» до «я». Начиная, допустим от поля, фермы и заканчивая молокозаводом. Сюда включим и стоимость ГСМ, и электроэнергии. А для того, чтобы всех «построить»,  придется национализировать предприятия. Мы это уже проходили. 

В СССР говядина стоила 2 рубля килограмм. Но она была только в Москве и в Ленинграде. А производителю обходилась в 5 рублей, государство ему субсидировало из бюджета.

Если хотите вернуться в те времена – пожалуйста, зафиксируйте. Только завтра продуктов на полках не будет.

— Но и с рыночной вольницей ничего хорошего не получается: цены на еду начинают зашкаливать…

— Чтобы помогать бедным, тем кто не может платить за еду, субсидировать следует продовольственные карты, а не сами продукты. Это обсуждается в России уже давно, но власти на такой шаг пока не идут.

Хотя это не снимает проблему доступности продуктов для самых бедных, чьи доходы не позволяют тратить больше 4-5 тысяч рублей на человека в месяц. Мяса, рыбы, молока и овощей они покупают в два раза меньше самой обеспеченной части населения, фруктов – втрое меньше. Мясо покупают самое дешевое: курицу или свинину. Предпочитая их рыбе и фруктам. Для этих людей социально значимые продукты не по названию, а по цене – те, которые самые дешевые. Именно за ними должны следить органы власти и на это ориентировать торговые сети.

— Но ограничения стоимости – шаг тоже не рыночный…

— Наша власть не злоупотребляет этим правом. Опыт «заморозки» цен на сахар и подсолнечное масло в конце 2020 года показал неэффективность такого метода. Но применять его как меру защиты населения власти обязаны.

Опубликовано:13 Декабрь

Похожие записи