Фонд национального благосостояния претерпит структурные изменения

Фонд национального благосостояния, который уже не первый год служит главной резервной «кубышкой» правительства, нас всегда выручал в годину тяжких финансовых испытаний. Теперь он будет формироваться в юанях и в золоте. Правительство приняло «непростое решение» исключить из его состава недружественные валюты – евро, фунты стерлингов и йены.

Фонд национального благосостояния претерпит структурные изменения

Минфин исключил евро, иены и фунты стерлингов из состава валют Фонда национального благосостояния (ФНБ). В наступающем году до 60% фонда ведомство собирается разместить в юанях, до 40% — в золоте. Остатки на счетах в фунтах стерлингов и иенах в Банке России обнулены. В Минфине считают, что теперь «валютная структура ФНБ стала лучше адаптирована к вызовам, стоящим перед Российской Федераций в текущих макроэкономических и геополитических условиях»

На 1 декабря нынешнего года средства в фонде составляли порядка 11,4 трлн рублей. А их структура распределялась следующим образом: 40% сбережений находились в евро, 30% — в юанях, по 5% в фунтах стерлингов и в японских йенах, а примерно 20 % накоплений держались в золоте.  

Как видно из этих данных, запасы в юанях и золоте придется резко – а точнее, в 2 раза – нарастить. Нужно сказать, что смена валют (от доллара в ФНБ отказались еще летом) может частично ослабить  нашу финансовую подушку безопасности. Некоторые аналитики заявляют, что курс юаня – не совсем рыночный, он регулируется Пекином и, само собой, в интересах самого Китая. Кстати, в последнее время Народный банк Китая постоянно ослабляет свою национальную валюту по отношению к доллару, доведя ее до рекордно низкого уровня. Золото также считается, мягко говоря, не очень надежным, зато очень волатильным финансовым инструментом, чья стоимость постоянно меняется, как на качелях (сейчас как раз идет период ослабления к доллару).

Внести ясность в решение Минфина о смене валют в «кубышке», мы попросили кандидата экономических наук, финансового аналитика Михаила Беляева.

— Отказ от доллара и других недружественных валют — это естественная реакция на геополитические события, санкции против нас в финансовой сфере и замораживание наших государственных резервов на Западе. Понятно же, что и последующие операции с тем же долларом могут быть в одностороннем порядке заблокированы США. Это огромные риски, смысла держать доллар в качестве накоплений в ФНБ нет никакого. То же самое можно сказать о евро, фунте или йене, в данном случае у них такие же «недружественные» характеристики, как у доллара. 

— Но юань, все-таки, не считается очень надежной валютой. Особенно сейчас, когда он девальвируется…

— Это чисто прагматичное решение наших денежных властей, юань в данном случае представляется более предпочтительным вариантом, чем другие валюты. Да, его курс регулируется китайским государством, но это дает нам страховку от резких  скачков вверх или вниз. К тому же, в обозримом будущем не будет никаких препятствий на осуществление торговых операций  в юанях. Тем более, что наша внешнеэкономическая активность смещается в сторону стран Азии, где эта денежная единица очень востребована.

Со всех сторон получается, что правительство приняло правильное решение. Экономика – не наука о максимумах или минимумах. Это наука об оптимумах, которые означают, что иногда принимается не самый хороший, а наименее плохой вариант. Говоря по-русски, из двух зол выбираем меньшее.

— Но, согласитесь, доллар и евро все-таки были понадежнее. Рубль по отношению к ним в основном, слабел… Есть ли теперь риск, что наш ФНБ похудеет в какой-то степени, обесценится?

— Здесь ключевое слово «были», про все прелести доллара и евро в нынешних реалиях можно забыть. Необходимо выходить из зоны риска, и сегодня не до получения максимальной выгоды. Лучше потерять часть на курсовой разнице, чем вообще все – из-за политической блокировки.

— Наш рубль в нынешнем году показал удивительную рыночную стойкость. Почему ФНБ не закачивать отечественной валютой?

— Не знаю. В инструкции записано, что средства Центробанка и фонда нужно держать в валюте. Считается, что это гарантия сохранения активов. В рамках инструкции финансовые чиновники могут поменять валюту, но не саму инструкцию. Для рублевых накоплений требуется отдельный документ.

— А золото – насколько оно является надежным инструментом?

— Вот с ним дело обстоит сложнее. Золото, безусловно, не такой надежный объект вложения, как представляют некоторые. Да, оно считается «всеобщим эквивалентом», «незыблемым активом», «тихой гаванью» в периоды финансовых потрясений. Однако все эти тезисы нужно воспринимать с некоторой долей сомнений. Напрямую «металлом» делать расчеты вы не сможете. Его нужно превращать в валюту, а цена на золото не всегда стабильна, бывали периоды ее серьезного падения. Кстати, половина добываемого в России золота идет в ювелирную отрасль, изделия которой впоследствии поставляются в Индию и страны Ближнего Востока. А эти рынки  не являются очень устойчивой базой для ценообразования. 

— Но почему нельзя вести расчеты напрямую, «металлом»?

— Можно. Если на сей счет будет заключено специальное соглашение. Если вы намерены вывозить золото в слитках, нужно понимать, что это весьма недешевая операция. Чтобы осуществить такой трансфер, придется заплатить за фрахт транспортного средства, страховку груза, охрану для обеспечения безопасности перевозки… В среднем это стоит 1% от суммы платежа. Это высокая плата.

— Один процент — много?!

— Очень. За банковский перевод вы платите десятые доли процента. А внешнеторговые сделки составляют десятки и сотни миллиардов долларов, какие суммы набегают с одного процента? Товарооборот с Китаем у нас примерно 150 миллиардов долларов. Если бы мы рассчитывались золотыми слитками, теряли бы примерно 1,5 миллиарда.

Опубликовано:30 Декабрь

Похожие записи