Газопровод «Северный поток» скорее умер, чем выживет

Разрушения газопроводов «Северный поток» произошли из-за внешних факторов — скорее всего, вследствие диверсии. России еще предстоит оценить масштабы аварии и понять, что предстоит сделать для восстановления прокачки сырья. Процесс рискует затянуться: только подготовка к ремонту может занять до полугода, а сама реконструкция — несколько лет. Об этом «МК» рассказал эксперта Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Газопровод «Северный поток» скорее умер, чем выживет

— Оператор «Северного потока — 1» компания Nord Stream заявила о беспрецедентном характере разрушениях на балтийских газопроводах. Что скрывается за этим термином?

— Чтобы оценить размеры нанесенного ущерба, сначала необходимо понять причины аварии. Как отечественные профильные чиновники, так и представители европейского сообщества открыто говорят о внешнем воздействии и о возможности умышленной диверсии.

— Кому на руку выход из строя системы «Северных потоков»?

— Явно не России. На Западе уже раздаются сигналы, что наша страна может нести ответственность за прорывы трубы: якобы повреждения возникли из-за резкого повышения давления в газопроводной системе. Однако ни один из маршрутов в момент аварии не находился в промышленной эксплуатации: «Северный поток — 1» не может начать работу, поскольку до сих пор не получил из зарубежного ремонта необходимые перекачивающие турбины, а «Северный поток — 2» так и не был задействован в связи с западными санкциями.

Кроме того, скачок давления был бы зарегистрирован на выходе из трубы в Германии. Россия никак не заинтересована в разрушении собственного сложного и трудоемкого проекта, на реализацию которого было потрачено столько нервов и капиталовложений. Только продажа технического газа, продолжающего выходить из «Северных потоков», на европейских биржах могла бы принести нашей стране до $2 млрд экспортных доходов.

— Но европейцы также не восторге от происшествия в Балтийском море?

— Странам Евросоюза, особенно Германии, которая является главным импортером, также невыгодна долговременная остановка трубопроводов. Пока ФРГ и другие участники ЕС могут не беспокоиться об энергетической безопасности, так как накопили достаточные для прохождения зимы объемы углеводородов. Но в случае сильных морозов и аномально низких температур европейцам понадобится больше топлива, поэтому по крайней мере без «Северного потока — 1» они обойтись не смогут.

США можно считать одним из явных выгодоприобретателей от аварии. В первой половине этого года Штаты стали крупнейшим в мире экспортером сжиженного газа: поставки американского СПГ на мировой рынок увеличились на 12%. Львиная доля экспорта была направлена в ЕС и Великобританию. Вашингтон закрывает почти половину общего импорта сжиженного газа Европы: Катар, Россия и еще несколько производителей СПГ даже вместе взятые не могут обеспечить аналогичных объемов.

Нарастив экспорт в Евросоюз, американцы, воспользовавшись затруднениями стран Старого Света, не только неплохо заработают, но и увеличат свою долю в топливном балансе континента.

Также косвенную выгоду от выхода из строя «Северных потоков» может получить Украина, трубопроводы которой по сути в нынешних условиях остаются главным возможным каналом увеличения поставок в Европу, хотя компромисса по этому вопросу между Москвой и Киевом не предвидится. Равно как и в отношении другой закрытой из-за санкций трубы «Ямал-Европа».

— Можно оценить масштаб аварии?

— Для начала необходимо дождаться, когда трубопроводы опустеют — из них выкачают газ, потом ремонтникам придется погрузиться на дно на месте повреждений и визуально определить, какие работы предстоит выполнить. До последнего времени подобных аварий со сквозным повреждением и значительной утечкой сырья в мире не происходило. Около десяти лет назад похожий случай произошел с китайско-гонконгским газопроводом Yacheng, но азиатская труба в диаметре была вдвое меньше российских, так что та авария не привела к критическим последствиям.

— Какие ремонтные работы будут проводиться для устранения повреждений СП-1 и СП-2? Газопроводы будут «штопать», то есть, накладывать заплатки на существующие трубы, или строить параллельные ответвления?

— Судя по всему, будет избран первый вариант. После обозначения точных координат и размеров пробоин, на место ремонтных работ подгонят специализированные корабли, которые займутся подъемом поврежденных участков труб на поверхность и проведением сварочных операций.

Положение осложняется массой неприятных обстоятельств. Во-первых, на носу зима, поэтому очевидно ухудшение погодных условий. Во-вторых, после того, как из газопроводов выйдет все техническое топливо, что займет несколько дней, в трубы будет поступать морская вода. В результате, транспортная система подвергнется дополнительной коррозии.

Второй «поток» совсем новый, поэтому влияние на него агрессивной морской воды вряд ли окажется значительным. А вот «Северный поток — 1», который работает уже десять лет, рискует пострадать в большей степени.

— Можно предположить, какие суда придется использовать в ходе ремонта? Обладает ли Россия необходимым флотом, который можно было бы задействовать в этом процессе?

— Учитывая, что существенную дистанцию обеих ниток «Северного потока — 2» построили российские суда, наша страна уже обладает определенным опытом укладки подводных трубопроводов. Если повреждения на поверку окажутся не слишком серьезными, то баржи «Фортуна», которая была задействована в строительстве проекта, а также нескольких обслуживающих судов, будет достаточно.

— Сколько уйдет времени на ремонт газопроводов?

— Думаю, что только подготовка к ремонту займет до полугода. Нужно будет провести обследование повреждений, оценить масштаб аварии, разработать план устранения неисправностей, закупить оборудование, подобрать специальные суда и так далее. Раньше весны непосредственно приступить к ремонтным работам окажется нереально.

Упомянутый Yacheng, масштабы аварии на котором были далеки от нынешнего случая, восстанавливался четыре года.

Волнует еще один фактор, который в особенности касается «Северного потока — 1». Если повреждения этой трубы окажутся фатальными и «Газпром» поймет, что финансовые расходы и энергозатраты на ее восстановление вряд ли окупятся даже после ввода в эксплуатацию, то монополии придется просто вычеркнуть этот проект из списка своих экспортных каналов.

Опубликовано:28 Сентябрь

Похожие записи