История первого советского автомобиля: назывался «Промбронь», выпустили 27 экземпляров

Сто лет тому назад главная большевистская газета «Правда» напечатала передовицу с броским заголовком «Первый советский автомобиль». Публикация была посвящена знаменательному событию: в цехах московского завода изготовили легковую машину, почти полностью состоявшую из отечественных узлов и деталей. Первенец серийного советского автомобилестроения получил звучное, хотя и не совсем удобопроизносимое название — «Промбронь».

История первого советского автомобиля: назывался "Промбронь", выпустили 27 экземпляров

Специалисты называют этот «бензиномотор» также «советским Руссо-Балтом». Родословную свою «Промбронь» ведет из российской Прибалтики. Еще в дореволюционные годы в Риге на Русско-Балтийском вагонном заводе был налажен серийный выпуск автомобилей под маркой «Руссо-Балт». Первый из рижских «самоходов» был готов в 1909 году, а за пять последующих лет количество собранных машин разных модификаций достигло нескольких сотен. Но в разгар Первой мировой войны из-за угрозы немецкой оккупации Риги выпуск продукции пришлось остановить, а все заводские цеха эвакуировать в глубь страны.

Производство автомобилей, согласно планам, должно было перекочевать на западную окраину Москвы, в Фили, где спешно сооружались цеха нового 2-го автомобильного завода «Руссо-Балт». Довести дело до конца помешала революция. Большевики национализировали автомобильное дело в республике, однако с организацией сборки автомашин у новых властей получилась заминка, растянувшаяся на несколько лет. Конкретные результаты были достигнуты лишь с передачей предприятия в ведение Бронеуправления РККА. Отныне данный промышленный объект входил в объединение «Промбронь» и назывался 1-й Авто-броне-танковый завод (1-й БТАЗ).

Журнал «Техника и снабжение Красной Армии» летом 1922 года писал об этой эпопее:

«…У подножья Поклонной горы, откуда Наполеон созерцал некогда Москву, стоит один из крупнейших автозаводов Республики. Постройка его начата еще в 1916 году «Русско-Балтийским акционерным обществом» на территории, приобретенной у вдовы купца Шелапутина, общей площадью в 250 десятин.

Получив значительную субсидию от царского правительства, общество заключило с ним договор, по которому завод должен был быть закончен постройкой и оборудованием в течение года… Производственная программа была рассчитана при полной постройке завода и оборудовании на выпуск 1500 машин ежегодно… Но в результате… двух строительных сезонов явились только огромнейшие железобетонные здания…

…Таким образом Октябрьская революция и пришедшая вместе с ней Советская власть застала завод недостроенным… Советская власть, при неимоверно трудных условиях, постаралась сохранить, усовершенствовать и докончить завод, обещающий сыграть крупную роль в нашем хозяйственном строительстве… В сезон 1922 года… достройка завода значительно продвинулась вперед, благодаря созданию жесткой программы, намеченной к исполнению… комиссией по достройке заводов Бронеуправления Республики «Авто-Бронестрой»… Теперь мы находимся уже перед выпуском новых машин — первых после революции русских машин типа «Руссо-Балт».

История первого советского автомобиля: назывался "Промбронь", выпустили 27 экземпляров

Рабочие завода, собиравшие первый автомобиль.

Некоторые подробности о первенце советского автопрома корреспонденту «МК» в свое время довелось узнать от одного из лучших знатоков истории отечественного автомобилестроения, многолетнего руководителя московского Общества любителей старых автомобилей «Следопыты автомотостарины» Льва Шугурова.

— Начиная собственное производство, заводчане в качестве образца выбрали модель «Руссо-Балта» С-24-40 последней по времени XVIII серии, — рассказал Лев Михайлович. — Правда, в чертежи, вывезенные в Фили с РБВЗ, были внесены некоторые изменения, так что машина «Промбронь» все-таки имела ряд отличий от своего дореволюционного прототипа.

Из числа самых заметных — более короткая база, благодаря чему должна была улучшиться проходимость нового автомобиля. Прежние примитивные ацетиленовые фонари, которые ставили на «Руссо-Балты», заменили для «Промброни» фарами с электрическими лампами накаливания, работавшими от генератора. Другой стала рама ветрового стекла. Кроме того, для спицованных колес предусмотрели защитные алюминиевые диски. В качестве дополнительного защитного элемента автомобиль снабдили передним бампером, изготовленным из трубы, которого не было на дореволюционной модели.

Конструктивные доработки коснулись и отдельных внутренних узлов. Например, шестерни коробки передач вращались не во втулках, а на шарикоподшипниках. Модернизация прежнего «рижского» двигателя позволила увеличить его мощность с 40 до 45 лошадиных сил.

Следует подчеркнуть, что все элементы автомобиля «Промбронь», за исключением подшипников качения, карбюратора и магнето, были изготовлены у нас в стране и из отечественных материалов.

Легковой автомобиль, собранный на заводе в Филях, весил без малого 2 тонны. Он мог разгоняться до 75 км/час и расходовал более 25 литров бензина на каждые сто километров.

Отдельного разговора заслуживает кузов «Промброни». Вот какое его описание дано в журнале того времени:

«На шасси установлен кузов типа торпедо на 6 мест… Причем впереди у шоффера (именно так писали это слово столетие назад. — А.Д.) два места, сзади два места и два откидных места посередине. Автомобиль снабжается складным верхом американского типа».

С учетом того, что новые легковушки предполагалось использовать для нужд армейского штабного руководства, в кузовах некоторых экземпляров «Промброни» предусмотрены были дополнительные приспособления: складной столик для работы с картами, карманы для документов по бортам… Вдобавок снаружи устанавливали еще прожектор-искатель.

Самый первый автомобиль марки «Промбронь» был готов 8 октября 1922 года.

— Прямо из заводского цеха эта машина отправилась своим ходом на Красную площадь, где в тот день происходил показ авто- и бронетехники, — рассказал Лев Шугуров. — Новинку осмотрели присутствовавшие на празднике советские руководители, в том числе председатель ВЦИК Михаил Калинин. Было объявлено, что по решению рабочих 1-го БТАЗ легковушка передается в личное пользование «всероссийскому старосте». Михаил Иванович был весьма польщен таким вниманием и произнес перед собравшимися эмоциональную речь, заявив, что «выпуск первого автомобиля пробивает первую брешь в нашей технически слабой стране». «Я уверен, что этот первый советский автомобиль на одном из исторических перепутий догонит и перегонит буржуазный», — оптимистично добавил Михаил Иванович.

История первого советского автомобиля: назывался "Промбронь", выпустили 27 экземпляров

Фирменная крышка коробки скоростей.

После завершения митинга состоялся небольшой парад — мимо четырехколесного виновника торжества торжественным маршем прошли прибывшие на Красную площадь части РККА.

В №24 журнала «Техника и снабжение Красной Армии» по поводу данного события написано следующее:

«Первый советский автомобиль трудрабочих 1-го БТАЗа.

8 октября состоялось торжество по поводу выпуска из 1-го Авто-броне-танкового завода первого советского автомобиля. День этот знаменателен тем, что после долгих усилий Советской власти удается наконец стать на путь конкретного осуществления необходимейшего условия своего бытия — восстановления тяжелой индустрии. 1-й Авто-броне-танковый завод, выпустивший первый советский автомобиль… обещает Республике, при полной достройке и дооборудовании, блестящую перспективу в области автопроизводства…

Выпустив первый автомобиль и преподнеся его «всероссийскому старосте» т. Калинину, олицетворяющему всю Рабоче-Крестьянскую Россию, рабочие завода с энтузиазмом и удвоенной энергией приступили к сборке следующих машин из той же серии, которые будут выпущены к середине текущего месяца. Вторая серия будет выпущена к концу этого года».

Однако обещанным радужным перспективам не суждено было реализоваться. В течение нескольких последующих недель на заводе в Филях успели собрать лишь четыре «Промброни». Потом автопроизводство здесь было свернуто.

Причиной стало срочное перепрофилирование данного промышленного предприятия. А связано это с заключением молодой Страной Советов одного из самых первых за ее историю крупных зарубежных контрактов по сотрудничеству в технической области.

В октябре 1922-го в Главный концессионный комитет республики обратился представитель немецкого акционерного общества «Юнкерс». От него поступило весьма заманчивое предложение: знаменитая фирма из Германии может организовать на советском заводе выпуск современных гражданских самолетов и авиационных двигателей. Переговоры на сей счет длились недолго, и уже в январе 1923 года между правительством РСФСР и АО «Юнкерс» был заключен концессионный договор. Согласно ему немецкая фирма получала в аренду на 30 лет завод в Филях, которым до того распоряжался «Авто-Бронестрой». Уже несколько месяцев спустя в переоборудованных цехах начали сборку четырех моторных самолетов Ю-20 и Ю-21. Впрочем, зарубежные концессионеры не проявили особого рвения в организации этого авиапроизводства и обеспечении его качества (согласно условиям договора, часть собранных в Москве «Юнкерсов» фирма должна была продавать Советской России по льготной цене, а другую часть имела право реализовать на рыночной основе другим странам, передав советской стороне оговоренный процент от полученной прибыли). В итоге менее чем через три года концессия была аннулирована. Однако завод в Филях после этого не изменил своей «небесной» «профориентации». Сегодня это крупнейшее предприятие известно как Государственный космический научно-производственный центр им. М.В.Хруничева.

А что же с автомобилями «Промбронь»?

Их выпуск был передан на 2-й Бронетанково-автомобильный завод объединения «Промбронь», который тоже находился в Москве — неподалеку от Преображенской заставы. Сюда из Филей перевезли часть оборудования, а также сделанные уже впрок детали и заготовки для будущих автомашин.

— По найденным данным, в период до 1926 года на 2-м БТАЗе было изготовлено еще 22 таких автомобиля, — уточнил Лев Шугуров. — Таким образом, в общей сложности вся серия легковых машин «Промбронь» состояла из 27 экземпляров.

Конечно, мы сейчас можем лишь улыбнуться столь «масштабному» производству. Увы, впечатляющих показателей, намеченных первоначальными планами советского руководства, достичь так и не удалось. Тем не менее в РСФСР первой половины 1920-х весьма оптимистично относились к перспективам развития собственного автопрома. Подтверждение тому — рекламные объявления, напечатанные в журналах того времени. Тут все «по-серьезному»:

«Правление фабрично-заводских предприятий Броневого ведомства «Промбронь» продает:

Незаменимые для условий российских дорог легковые шестиместные автомобили типа «Руссо-Балт» С-24-40.

Двигатель — четырехцилиндровый, простой, солидной конструкции.

Зажигание — магнето Бош высокого напряжения.

Рама — штампованная из листовой стали, коробчатого сечения, вполне прочная и приспособленная по конструктивным особенностям к условиям российских дорог…

В магазине «Промброни» «Все для автомобиля» (Столешников пер., д. 55) производится продажа и прием заказов всего необходимого для автотранспорта, изготовляемого на своих заводах и мастерских».

К сожалению, до наших дней ни один экземпляр «советского Руссо-Балта» не сохранился. Вероятно, дольше всех «прожил» уже упомянутый выше автомобиль №1, в честь которого осенью 1922-го устроили праздник на Красной площади.

— Мне удалось выяснить дальнейшую судьбу этой машины, — рассказал Лев Шугуров. — Долгие годы она стояла в гараже «всероссийского», а позже — «всесоюзного старосты». Именно на подаренной ему рабочими филевского завода «Промброни» в 1920–1930-е годы М.И.Калинин предпочитал выезжать из Москвы, отправляясь в свой очередной отпуск на родину в Тверскую губернию. Однако вскоре после смерти Михаила Ивановича в 1946-м машина была списана и отправлена в металлолом…

По словам Льва Михайловича, второй из собранных в Филях «советских Руссо-Балтов» передали Ленину (Ильич, уже будучи тяжело больным, так и не успел попользоваться подарком заводчан). А экземпляр «Промброни» под №3 презентовали Троцкому. Впрочем, Лев Давыдович не захотел демонстрировать показной патриотизм и продолжал разъезжать в куда более комфортабельном «Роллс-Ройсе» из царского гаража, предпочтя его скромной советской легковушке.

Известно также, что два автомобиля «Промбронь» приняли участие во Всероссийском испытательном автопробеге, организованном осенью 1923 года. Участники этого марафона преодолели без малого 2000 километров по убитым российским дорогам.

Опубликовано:26 Октябрь

Похожие записи