Названы последствия мирового экономического кризиса-2023 для России

Годом начала новой глобальной рецессии фактически уже назначен 2023-й. Заявления авторитетных лиц из разных стран, исключающие возможность иного сценария, звучат сегодня все чаще. Бесконтрольный рост инфляции, падение фондовых рынков, резкое ухудшение перспектив роста ВВП, обесценивание валют и увеличение госдолга — мало кто на планете не ощутит на себе последствия происходящего. Но, может, с Россией все будет наоборот? Может, это некий шанс для ее угнетаемой санкциями экономики?

Названы последствия мирового экономического кризиса-2023 для России

К слову, по обновленному в октябре прогнозу МВФ, в 2023 году российский ВВП снизится на 2,3% вместо 3,5%. Что касается перспектив глобального кризиса, то эксперты Фонда в них не верят, хотя прогнозируют крайне нестабильную и неравномерную ситуацию. По их расчетам, ВВП трех крупнейших экономик — США, Евросоюза и Китая — ждет замедление роста. И для многих в мире 2023 год будет ощущаться как рецессия. Никуда не денется и главный экономический тренд текущего года — высокая инфляция, отмечают во Всемирном банке. Дополнительным бременем на бедные страны лягут увеличенные ведущими центробанками учетные ставки.

Российский регулятор устами Эльвиры Набиуллиной признает: в 2023 году не исключен самый жесткий вариант развития событий, сопоставимый по масштабам с кризисом 2008-2009 годов. Для России он обернется падением спроса на основной экспортный ресурс — углеводороды, и потребует ускоренной структурной перестройки экономики РФ. Которая тем не менее займет несколько лет и будет сопровождаться технологическим регрессом в ряде отраслей. Кроме того, вырастет роль челночного малого бизнеса.

«Технически рецессия уже началась в Европе: ее ВВП снижается в течение трех кварталов подряд, — говорит руководитель аналитического департамента Amarkets Артем Деев. — Повсеместно растут цены (в Турции гиперинфляция достигла почти 90%), тарифы на электроэнергию, стоимость сырья и продукции АПК, замедляются темпы производства, падают доходы населения. Кризис может оказаться затяжным, крайне тяжелым, и привести к полной трансформации мировой экономической и финансовой системы».

Для России главным следствием станет падение экспорта, прежде всего, нефтегазового. Соответственно, будут сокращаться доходы бюджета (в этом году дефицит казны ожидается на уровне 2,9 трлн рублей. Для его погашения уже вовсю распечатывают ФНБ, поскольку требуются время и средства, чтобы перенаправить экспортные потоки из Европы в Азию. А с учетом военного аспекта, растущих расходов на продолжение СВО, страну и ее экономику ждут непростые времена, рассуждает Деев.

«Мир еще не полностью оправился от последствий пандемии, — отмечает главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. — Борясь с ней, центробанки придерживались сверхмягкой денежно-кредитной политики, что в итоге привело к всплеску денежной массы в мире, к невиданной инфляции в развитых странах. К этому добавился сырьевой кризис – в виде дефицита энергоносителей и высоких цен. А теперь, борясь с инфляцией, регуляторы повышают процентные ставки, что делает дороже кредиты и инвестиции, снижает рентабельность бизнеса. Все эти процессы, причудливо переплетаясь между собой и сопровождаясь резким усилением геополитических рисков, создают гремучую смесь действительно грозных факторов».

Потенциальный глобальный кризис чреват резким сокращением внешнего спроса на продукцию российского экспорта и подорожанием критически важных для РФ импортных товаров. Экономика явно пострадает и вследствие падения на 90% физического объема поставок в ЕС нефти и нефтепродуктов в конце 2022 — начале 2023 года из-за вводимого частичного эмбарго. Уже сейчас на доходах бюджета сказывается обвальное падение экспорта газа в Европу, поставок за рубеж металлов, продукции химпрома, напоминает Гойхман. Переориентация на другие рынки сбыта лишь частично компенсирует потери от разрыва связей с ЕС, поскольку поставки в Азию и Южную Америку гораздо меньше по объемам и ценам реализации. Все эти обстоятельства в совокупности ведут к резкому сжатию доходов федерального бюджета, что ограничивает экономический рост в целом.

«Сравнение с ситуацией 2008-2009 годов неправомерно, столь глубокой рецессии в 2023 году не будет, — полагает главный научный сотрудник Института экономики РАН Игорь Николаев. — Власти развитых государств довольно успешно купируют разного рода экономические вызовы, например, Штатам удалось сбить темпы годовой инфляции с 9,5% до 8%. И я не согласен с тезисом, что если мировой спрос на российские энергоресурсы упадет, это усложнит структурную трансформацию в РФ. Напротив, это ее подстегнет, поскольку стране попросту некуда будет деваться. Опираться дальше на сырьевые «костыли», как это мы делали десятилетиями, уже не выйдет».

По словам Николаева, на смену нефти и газу в качестве основных экспортных товаров России вполне могут прийти сельхозпродукция (особо востребованная с учетом нынешнего продовольственного кризиса в мире), продовольствие, лекарства, минеральные удобрения, которые ЕС в итоге исключил из санкционного списка. А рынки сбыта найдутся всегда. И не надо надеяться, что ОПЕК утвердит новые ограничения по добыче нефти, которые приведут к росту котировок.

Опубликовано:10 Ноябрь

Похожие записи