Последний системный либерал: почему Алексей Кудрин меняет должность

Алексей Кудрин уходит с поста председателя Счетной палаты РФ: в Совет Федерации поступило представление Президента РФ об освобождении Алексея Леонидовича от его нынешних обязанностей. Предполагается, что просьба президента будет рассмотрена верхней палатой в среду. И, разумеется, удовлетворена. Не только из-за того, что в парламенте нынче не принято отказывать главе государства, но и в силу позиции самого Кудрина: он и сам хочет уйти. И даже намекает, куда именно.

Последний системный либерал: почему Алексей Кудрин меняет должность

Фото: duma.gov.ru

«В общей сложности я провел в госсекторе около 25 лет, — пишет Кудрин в своем прощальном сообщении, размещенном в соцсетях. — Сейчас хотел бы сосредоточиться на больших проектах, которые связаны с развитием в широком смысле частных инициатив, но при этом имеют значительный эффект для людей. Поэтому я покидаю пост председателя Счетной палаты, о чем подал соответствующее заявление Президенту Российской Федерации».

Вряд ли можно считать эти слова данью политесу, что на самом деле не Кудрин уходит, а его «уходят». Алексея Леонидовича, насколько известно, ждут не менее великие дела. Только ленивые инсайдеры не говорят, что новое поприще, о котором столь витиевато сказано в кудринском посте, не что иное, как компания «Яндекс». Точнее, ее российская половина.

Руководство «Яндекса» объявило на днях о планах разделить активы: заграничная их часть получит полную независимость от бизнеса, остающегося в России, который, в свою очередь, обретет новое юрлицо. Загадкой, собственно, пока остается лишь то, какое место займет Кудрин в обновленном «Яндексе». Ясно, что место это будет, мягко говоря, не последнее. Ради малозначительных постов такие рокировочки не разыгрываются.

Кудрин не первый высокопоставленный госслужащий, который уходит в бизнес. До него этот путь проделали Герман Греф (бывший министр экономического развития и торговли, ныне председатель правления Сбербанка), Олег Вьюгин (бывший руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам, ныне председатель наблюдательного совета Московской биржи), Алексей Миллер (бывший замминистра энергетики, ныне председатель правления ПАО «Газпром»)…

Список можно продолжать долго, это вполне традиционный путь для чиновников. Причем не только в России — такой маршрут вполне характерен и для западных слуг народа. Но у трудоустройства российских отставников есть свои особенности, вытекающие из особенностей национальной экономики.

Крупный бизнес в России либо совершенно государственный, либо связан с государством неформальными, но прочными узами. Короче говоря, по большому счету это тоже часть госсектора. И соответственно, отставка с уходом в такой бизнес — это, как правило, не совсем отставка. Точнее, совсем не отставка, а новая ответственная государственная миссия.

Заключается она не только в том, чтобы улучшить экономические показатели предприятия: прибыль, выручку и прочую EBITDA, но и в том, чтобы потеснее привязать его к властной вертикали, сделать более управляемым, более отзывчивым на пожелания, просьбы и намеки. «Яндекс», по многим признакам, переживает сейчас как раз такой этап в своем развитии. Некоторые эксперты утверждают даже, что вертикаль де-факто национализирует российскую часть компании.

Разумеется, власть не хотела бы, чтобы создавалось такое впечатление, поэтому миссия Кудрина, судя по всему, ответственна вдвойне: сделать так, чтобы процесс «приземления» транснациональной компании выглядел не грубым и принудительным, а изящным, рыночным, добровольным и либеральным. Справится ли Алексей Леонидович? Не факт.

На одной чаше весов его репутация как сислиба. Кудрина, пожалуй, можно даже назвать отцом российского системного либерализма, как минимум современного его извода. Алексею Леонидовичу удавалось совмещать несовместимое — дружеские отношения с Владимиром Путиным и выступления на «белоленточных» митингах. Однако сейчас ситуация куда серьезнее, чем в пору «снежной революции» рубежа 2011–2012 годов. Усидеть на двух стульях вряд ли получится — засчитан будет только один.

Но если вопрос об успешности новой миссии Кудрина пока открыт, то судьба покидаемой им Счетной палаты выглядит вполне определенной. И не только в том смысле, что определился его преемник: по слухам и инсайдам, им, скорее всего, станет нынешний первый вице-спикер Госдумы Александр Жуков. Фокус в том, что, кто бы Кудрина ни заменил, эта перемена никак не скажется на жизни контрольного органа.

Раньше, в эпоху, когда Счетная палата только появилась на свет, роль руководящей личности в ее истории была несравнимо выше. По версии создателя палаты, экс-зампредседателя СП Юрия Болдырева, переломным моментом стал 2003 год, когда в закон о Счетной палате были внесены радикальные изменения: председатель СП, его заместитель и аудиторы стали назначаться по представлению Президента РФ.

«С этого момента независимой Счетной палаты в стране нет, — был категоричен Болдырев в интервью «МК», посвященном, кстати, приходу Кудрина в СП (май 2018 года). — Кто девушку кормит, тот ее и танцует. Кто ставит человека на пост — от того этот человек и зависит… Счетную палату низвели сегодня до дублера Контрольного управления (Президента. — «МК»). С некоторой публичной симуляцией независимого контроля».

Короче говоря, хуже не будет.

Опубликовано:30 Ноябрь

Похожие записи