«Продавцы в панике, магазины закрываются, бабки боятся торговать на рынке»

«Запрещается всякий рост цен. Запрещается! Не с завтрашнего дня, а с сегодняшнего, чтобы за сутки не накрутили цены», — заявил президент Беларуси Александр Лукашенко на совещании по экономическим вопросам. С 6 октября в стране введён запрет на повышение цен.

Во что это вылилось – в материале «МК».

«Продавцы в панике, магазины закрываются, бабки боятся торговать на рынке»

На следующий день после решение президента о запрете на повышение цен, указ закрепили в директиве «о недопустимости роста цен». В документе перечислены 370 видов товаров: от продовольствия и одежды до автомобилей и различного оборудования. Начались масштабные рейды по магазинам, возбуждены уголовные дела в отношении предпринимателей, которые не успели подкорректировать стоимость товаров.

19 октября появились подробности указа о новой системе регулирования цен: повышать отпускную цену товара можно только по согласованию с госорганами.

А 26 октября белорусы обратили внимание, что в некоторых городах стали закрываться торговые точки, рынки опустели.

Сами белорусы разделились на два лагеря. По одну сторону баррикад — продавцы. По другую — покупатели.

Мы выслушали мнения двух сторон.

Степан живёт в Минске. Мужчина обеими руками за преобразования. 

— После указа президента многие крупные супермаркеты сразу понизили цены на 30 процентов, а то и на 50, — рассказывает Степан. — Одна сеть магазинов держалась до последнего, не подчинялась. Недавно я искал кофе «Dallmayr Pomodoro». На рынке и в онлайн-магазине этот кофе стоит 25 рублей (620 российских рублей) за 500 грамм. А в том супермаркете его цена – 50 (1480 рублей). Макароны у них дорогие – 4-5 (100-125 российских рублей), тогда как нормальная цена — 1,43 (35,5). Только после того, как задержали топ-менеджеров сети «Соседи», стоимость кофе в маркете тоже упала с 50 до 34 рублей. Испугались, наверное.

— «Соседи» после ареста топ-менеджеров закрылись?

— Нет, работают. Задержание в Беларуси — нормальный способ показать силу власти, никто не удивился. Менеджеры сами виноваты: указ по поводу цен издали, а они с места не тронулись.

Я полностью согласен с президентом. С ценами что-то неадекватное творится. Моя бабушка говорила, что раньше все крупные магазины были государственными. Это означало, если килограмм мяса стоит 1 рубль 20 копеек, то такая цена будет по всей стране. А когда государство отдало рынок частникам, начался бардак.

— Когда всё подешевело, в магазинах начался ажиотаж?

— Ажиотажа нет. Да и денег у людей особо нет скупать даже по дешёвке.

— Ходят слухи, что маленькие магазины не выживут.

— В Минске и так нет маленьких магазинов, работают монопольные крупные сети. А вот, кстати, у мелких частников цены адекватные, судя по рынку, который находится возле моего дома.

— Подорожание — естественный процесс в условиях кризиса. Сейчас с поставщиками и с логистикой сложно. 

— Если бы логистика нарушилась, цены везде бы подскочили. Так нет, у кого-то цены нормальные. И когда начали задерживать руководство магазинов, их конкуренты тут же опустили стоимость на свои товары. Дело не в логистике, а в жадности.

— Какая средняя зарплата у белорусов?

— Средняя зарплата у обычного рабочего, продавца, консультанта, уборщика, грузчика – 500 -1000 рублей, это 200 — 400 долларов. Если цены не завышать, на эти деньги можно прожить. 

Индивидуальный предприниматель Дмитрий берется возразить предыдущему собеседнику: «Частному бизнесу пришёл конец. Если понизить цены, магазины потеряют прибыль. Аренду отбивать станет нереально, придется увольнять сотрудников и закрываться. Дальше, как снежный ком: арендодатели помещений, водители, бухгалтера и остальные останутся без доходов. Покупательская способность огромной части населения рухнет, что повлияет на все экономические структуры. Бюджет потеряет огромные суммы налогов. Сотни тысяч безработных начнут выживать, совершая правонарушения. Повысится преступность. Ни к чему хорошему всё это не приведет».

Александр живет в деревне в Гомельской область. Мужчина жалуется, что у них цены гораздо выше, чем в городе. И одобряет указ Лукашенко.

— Рыночники и частники сходят с ума, всё им мало и мало, — сетует Александр. — Может хоть новый законопроект урегулирует цены. Если думаете, что все магазины закроются, ерунда. Лично меня достало, что я не могу купить дешёвые продукты в своей деревне. Где это видано, чтобы людям дешевле было ездить в город за хлебом, сахаром, маслом и молоком. Например, масло подсолнечное в городе стоит 4.20, а в деревне 6.50. Мороженое в городе — 1.20, у нас — 2.50, шоколадка в городе — 1.76, в деревне 5.40. Сосиски в нашем продмаге 12-15 рублей, тогда как везде 6 – 9 рублей. Конфеты в городе — 8 — 14, в деревне — 17 — 25. И это далеко не весь перечень цен. С учётом дорогого топлива, обслуживания автомобиля, мне все равно дешевле покупать в городе. Ладно дорожает что-то импортное, но мука, сахар, товары повседневного спроса должны быть по нормальным ценам.

— Сейчас в вашей деревне понизились цены?

— Только вчера опустили цены. Товары на полках стоят без ценников. На кассе сказали: идет проверка.

Максим — владелец продуктового магазина в Бресте. Мужчина считает, что подобные преобразования приведут к краху малого бизнеса.

— В своём магазине мы понизили цены от греха подальше, хотя с проверками к нам еще не приходили. Такими темпами мы уйдём в жесткий минус. Некоторые товары уже не можем закупить из-за того, что поставщики приостановили их отгрузку.   Хозяева частных магазинчиков пока выжидают, некоторые думают закрываться. Что-то мы можем еще закупить, но средств едва хватает, — говорит Максим. — Старшее поколение довольно понижением цен. Считают, что «бацька всё правильно сделал». Молодое поколение более дальновидное, ничего хорошего от ситуации не ждёт.

В некоторых городах Беларуси закрылись рынки и торговые центры.

Надеемся, что государство ещё «откатит» назад, потому что слишком безумное решение. С другой стороны, государство поддерживает имидж железного института, который не прогибается перед недовольством людей.

— Чем может всё закончиться?

— Дешёвые товары пропадут одними из первых, потому что прибыль с них будет мизерная. Желания закупать дёшево у продавцов вряд ли возникнет, это бессмысленный оборот, который облагается отдельным налогом.

Пропадут товары разных ценовых категорий. Например, есть продукция, которой занимается единственный конкретный поставщик на всю страну. Если он закроется, то и товар уйдёт с рынка. Уверен, много точек не выживет. Подобное уже проходили много лет назад, когда ИП-шников вдруг обязали принимать на работу только родственников. Через некоторое время этот закон отменили.

— Салоны красоты, фитнес-клубы тоже обязаны понизить цены?

— Здесь другая история. В начале месяца вышло постановление, обязывающее ИП тупо заморозить цены на товары и услуги. Если что-то продается по акции — акцию не отменять. Потом государство решило изменить постановление: если на товары цены могут повышаться, но вводятся жёсткие низкие наценки. То на услуги остался запрет повышать цену. Вчера мне рассказала об этом подруга, у которой танцевальная студия.

Короче, стабильности и уверенности нет. Не знаешь, с какой стороны ждать прилёта. Но в этот раз мы получили особенно тяжёлый удар. Коллеги по бизнесу в панике. Особенно те, кто набрал товаров в кредит».

Марина — индивидуальный предприниматель. Ее бизнес связан с торговлей. Женщина по пунктам объяснила, что ждёт предпринимателей: «После указа президенты, мы все ушли в минус, смысла работать нет. Нас ждет рост безработицы не только среди ИП, но и среди их работников, бухгалтеров. Пенсионерам все равно, что люди потеряют работу, поэтому они рады понижению цен. А что делать нам? Сейчас поставщики перестают продавать ИП-шникам товар. Это значит, скоро продукция исчезнет с полок. Уже кое-что пропало, просто покупатели пока не поняли. Надеются, что товар завезут в ближайшие дни».

Светлана собирается закрывать точку на рынке в Гродненской области: «Мы в ужасе, что происходит на рынке. Люди влезли кабалу, взяли товар в кредит, оплатили аренду, заплатили налоги. У нас расходы в месяц огромные. Покупатели не знают нюансов, поэтому считают, что мы с жиру бесимся».  

Анна Степановна, торгует на рынке в Минской области овощами: «Мы как услышали, что за повышение цен людей стали задерживать, перепугались. Бабки побросали свои яблоки, помидоры, огурцы и затаились. Никто не знает, какую цену выставлять, боятся, что за ними придут. Повезёт, если просто оштрафуют».

Николай решил закрыть магазин по продаже одежды: «Смысла нет работать с такими законами. Такими темпами, мы вернемся обратно в СССР, когда в магазинах висели однообразные товары. Да, сначала цены упадут, народ порадуется, а затем всё исчезнет. Продавцы уже боятся выходить на работу, потому что за малейшее нарушение могут прилететь огромные штрафы, а то и под статью попадешь».

У минчанина Виктора своя логика: «Я понимаю, что санкции, кризис. Но почему в это тяжёлое время одни должны страдать, а другие наживаться? Страдать должны все — и покупатели и продавцы. Последние пострадают и адаптируются, не в первый раз».

Опубликовано:29 Октябрь

Похожие записи