«Сахалин-1» перешел в новые руки: почему российская компания стала новым управляющим проекта

В пятницу, 7 октября, президент России Владимир Путин подписал Указ о передаче всех прав и обязанностей участников проекта «Сахалин-1» в специально создаваемое новое российское юридическое лицо. Эта компания также получит в безвозмездное пользование и все имущество проекта, собственником которого отныне будет не иностранный оператор, а российское государство. 

Доля российских участников проекта «Сахалин-1» — Сахалинморнефтегаз-Шельф и РН-Астра- остается неизменной: в новой компании они получат долю, пропорциональную количеству принадлежащих им акций "Сахалин-1" (11,5% и 8,5% соответственно). Иностранным же акционерам проекта — американской ExxonMobil, японской Sodeco и индийской ONGC- дается месяц для того, чтобы подать заявку на участие в новой компании. Согласно указу президента, они также могут расчитывать на долю, пропорционально текущему владению.

Если же такие заявки не будут поданы или же будут отклонены правительством РФ, то оставшиеся доли подлежат продаже в течение еще четырех месяцев. Продать доли в новом ООО можно будет только российскому юридическому лицу. Одновременно с продажей правительство проведет "финансовый, экологический, технологический и иной" аудит деятельности инвестора и его персонала. Если по итогам проверки будет выявлен ущерб, то его сумму вычтут из стоимости доли акционера.

«Сахалин-1» перешел в новые руки: почему российская компания стала новым управляющим проекта

Предпосылкой изданному указу стало то, что компания Эксон Нефтегаз Лимитед в одностороннем порядке объявила форс-мажор по всем контрактным обязательствам в рамках «Сахалин-1». Фактически это означает полный отказ от выполнения функций оператора, а, значит, и блокировку работы проекта. В результате были остановлены не только отгрузка нефти, но и поставка газа жителям Приморья. С одной стороны, обеспечение надежного энергоснабжения жителей Хабаровского края и севера острова Сахалин при таких условиях невозможно. С другой, простой производственных мощностей проекта и прямые финансовые потери, вызванные этой ситуацией, очевидно, не могут устроить ни Россию, ни партнеров по проекту из Индии и Японии.

Решение Президента позволит возобновить полноценную работу проекта в кратчайшие сроки.

«Передача функций оператора проекта «Сахалин-1» компании «Сахалинморнефтегаз-Шельф» является вполне закономерным и оправданным решением. Это позволит возобновить бесперебойную добычу углеводородного сырья в рамках проекта, а также обеспечить газовыми ресурсами жителей Хабаровского края и севера острова Сахалин. Прежний оператор проекта, компания ExxonMobil, де факто самоустранилась от участия в нем, прекратила добычу нефти (еще с 15 мая нынешнего года), а затем и газа (с 16 сентября), тем самым полностью парализовав деятельность «Сахалина-1». Иначе как саботажем это назвать нельзя», – прокомментировал доцент Финансового университета при Правительстве РФ, эксперт аналитического центра ИнфоТЭК Валерий Андрианов.

На сегодняшний день «Сахалин-1» остался единственным проектом, реализуемым на основе соглашения о разделе продукции, или СРП, по которому был не урегулирован вопрос участия иностранных акционеров. Ранее операторство по двум другим СРП-проектам: «Сахалин-2» и Харьягинское месторождение – было передано российским компаниям. Однако подобное решение назрело давно: механизм СРП, действующий в России на протяжении нескольких десятилетий, доказал свою колониальную направленность и паразитический характер, бюджет нашей страны ежегодно теряет десятки миллиардов $.

Об этом несколько лет назад говорил и президент Владимир Путин: «Это колониальный договор, не имеющий абсолютно ничего общего с интересами Российской Федерации. Мне остается только сожалеть, что в начале 90-х годов российские чиновники позволяли себе такие выходки, за которые их вообще-то нужно было бы посадить в тюрьму. Исполнение этого договора вело к тому, что Россия в течение длительного периода времени позволяла эксплуатировать свои природные ресурсы и ничего не получала взамен. Просто практически ноль».

За весь период действия соглашений выручка от реализации углеводородов, добытых в рамках СРП, составила около $160 млрд, сообщала Счетная палата по итогам проверки хода реализации соглашений за 2018 г. При этом в бюджеты всех уровней из этой суммы поступило лишь $47 млрд, то есть менее трети.

«Если бы месторождения разрабатывались на стандартных условиях, государство получило бы в 1,5 раза больше. В период с 2005 г. когда был запущен Сахалин-1, по 2018 г. средний уровень налоговой нагрузки нефтяных компаний составлял порядка 50% («Роснефть» – 55,2%, «Лукойл» – 48,2%, «Газпром нефть» – 49,3%), при показателе 29,4% по проектам СРП. Это свидетельствует о низкой бюджетной эффективности соглашений о разделе продукции», – говорит инвестиционный стратег ИК «Арикапитал» Сергей Суверов.

Как пояснил эксперт, п условиям соглашений, доля России в проектах СРП составила 15% («Сахалин-1»), 10% («Сахалин-2») и 47,7% (Харьягинское месторождение). Предполагалось, что по мере окупаемости иностранных инвестиций и роста доходности проектов до намеченных уровней, будет расти и доля российского государства в прибыльной продукции. На практике же оказалось, что за десятилетия работы СРП, достигнуть установленной нормы прибыльности смог только Харьягинский проект, в результате чего, доля государства в нем была увеличена до 63,4%. По Сахалинским же СРП указанный показатель не достиг даже минимального уровня (17,5%).

Зато ожидания иностранных инвесторов более чем оправдались. Например, для ExxonMobil «Сахалин-1» стал настоящим клондайком: по расчетам инвестиционного банка Goldman Sachs, внутренняя норма доходности (IRR) проекта «Сахалин-1» превышает 20%, что значительно выше среднего показателя по 20 крупнейшим проектам компании (средняя по ним составляет 17%, подсчитал Goldman Sachs). Доходность «Сахалин-1» для ExxonMobil в 3,2 раза выше доходности инвестиций в ее крупнейший казахстанский проект Кашаган и в 4,4 раза превышает аналогичный показатель для крупнейшего австралийского СПГ проекта Горгон.

«Сахалин-1» перешел в новые руки: почему российская компания стала новым управляющим проекта

«Совокупный объем добычи с начала реализации проекта составил 147 млн тонн нефти и 33 млрд куб. м. газа, соответственно выручка – порядка $84 млрд, из которых около $25 млрд приходится на ExxonMobil. Отдача от проекта для американской компании примерно в 2,5 раза превысила затраты по проекту: при общем размере инвестиций на уровне $36 млрд, ExxonMobil вложил порядка $10 млрд», – посчитал Суверов.

«Необходимо отметить, что данный прецедент ярко демонстрирует весь абсурд и невыгодность для России проектов на условиях СРП. Уровень налогообложения проектов СРП был значительно ниже (менее 30% от выручки), чем уровень налогов для российских нефтегазовых компаний, работающих «на общих основаниях» (порядка 50% от выручки). В итоге «Сахалин-1» оказался сверхприбыльным. И теперь вот такая «благодарность» – умышленная блокировка стратегически важного проекта! Впрочем, можно сказать, что ExxonMobil своего добилась – она осталась в проекте, сохраняет свое право на получение доли прибыли и при этом может ничего не делать, а лишь продолжать демонстрировать свое «горячее желание» уйти из России – как того от нее требуют кураторы из Госдепа», – объясняет Андрианов.

Согласно условиям СРП, инвестор освобождается от большинства налогов, но несет все риски и издержки, связанные с реализацией проекта. При этом расходы компенсируются за счет полученной продукции, объем которой вычитается из доли государства. Получается, что чем больше тратишь, тем меньше надо отдавать. В условиях слабого финансового контроля внутри СРП, менеджеры иностранных компаний-операторов зачастую не экономили ни на чем, а скорее – наоборот: вместо закупки российских материалов, оборудования, продуктов, стоимость которых с учетом фрахта значительно ниже импортных, все везли из США.

Отметим, что наглость операторов СРП была замечена на высшем уровне. Свои претензии в транжирстве к ним предъявляла и Счетная палата. По данным ведомства, компании ежегодно включали в состав возмещаемых затрат расходы, не связанные с реализацией проекта. Например, на проведение кооперативов, празднование Рождества и Хэллоуина, покупку подарков и сувениров. В числе нецелевых расходов – также аренда элитного жилья для иностранных топ-менеджеров в Москве. Совокупные расходы на аренду и компенсацию жилья по проектам «Сахалин-1» и «Сахалин-2» в одном только 2014 году составили в $11,8 млн, говорилось в отчете Счетной палаты. В целом же необоснованные расходы по двум проектам аудиторы в том же году оценили в $36,5 млн. Общая сумма за 2012-2016 годах, предложенная Счетной палатой к исключению из возмещаемых затрат по проектам «Сахалин-1» и «Сахалин-2», составила $113,4 млн.

«Понятно, что ExxonMobil – американская корпорация и она вынуждена находиться в первых рядах антироссийской санкционной кампании. Конечно, логичным шагом с ее стороны было бы сразу и полностью уйти из России. Да, компания сообщала о каких-то переговорах с неназванной «третьей стороной» по передаче своей доли в «Сахалине-1», но ни во что конкретное это не вылилось. Не хватило времени или желания? Напомню, что другим западным нефтегазовым компаниям ничто не помешало уйти из России. К примеру, французская TotalEnergies распрощалась с Харьягинским СРП, а Shell вышла из «Гыдан Энерджи» и «Шелл Нефть». Откланялась и норвежская Equinor.

В итоге ExxonMobil «дотянула» до указа Президента РФ, который временно запрещает акционерам из недружественных стран продавать свои доли в стратегических активах, в том числе, в «Сахалине-1». То есть подобно тому, как ВР долго прощалась, но так и не вышла из капитала «Роснефти», так и ExxonMobil долго делала обиженный вид, но в итоге де-факто осталась в проекте «Сахалин-1». Но при этом продолжала саботировать его реализацию», – заключил Андрианов.

Но это крохи по сравнению со стоимостью оборудования, которое по условиям СРП должно быть передано в собственность государству. В 2018 году Счетная палата оценивала это имущество в $24,3 млрд. В сентябре Госдума поручила вице-спикеру Ирине Яровой совместно с профильными комитетами проанализировать эффективность реализации соглашений о разделе продукции (СРП), и в первую очередь по «Сахалину-1». С нетерпением и большим интересом ждем результатов этой работы.

Опубликовано:9 Октябрь

Похожие записи