Экономисты оценили прогноз обрушения экономики России в 2024 году

По мере усиления санкций Россия может столкнуться с более длительной и глубокой рецессией, чем это следует из заявлений официальных лиц. Об этом сообщает Bloomberg со ссылкой на закрытый экспертный доклад, предназначенный не широкой публике, а правительству. Согласно «стрессовому» сценарию, в 2024 году экономика РФ рухнет на 11,9% и не вернется к докризисному уровню даже к концу десятилетия. Глава Минэкономразвития Максим Решетников назвал эту информацию «рабочей страшилкой».

Экономисты оценили прогноз обрушения экономики России в 2024 году

По словам Решетникова, материал, обнародованный Bloomberg, отражает аналитические расчеты, показывающие, как поведет себя экономика РФ, «если мы не будем сопротивляться, ничего не будем делать». Согласно последней оценке Минэкономразвития, озвученной министром на Восточном экономическом форуме, по итогам 2022 года ВВП снизится на 2,9%, а с 2024-го выйдет в «устойчивый плюс». В мае ведомство говорило о падении на 7,8%, в середине августа скорректировало прогноз до минус 4,2%, и вот сейчас сделало это снова — с завидным запасом оптимизма.

В «непубличном отчете», о котором пишет Bloomberg, представлены три прогнозных сценария. «Целевой» предполагает снижение ВВП (от уровня 2021 года) как раз на те самые 2,9%, на 3,8% в 2023-м и на 1,3% в 2024-м. В «инерционном» говорится, соответственно, о минус 3,5%, минус 8,3% и росте на 3,7%. Наконец, «стрессовый» сценарий предусматривает падение экономики в 2022-2024 годах на 4,2%, 11% и 11,9%. К 2023 году падение замедлится до 3,6%, однако экономика не выйдет на показатели 2021 года. Как отмечают авторы доклада, полное прекращение экспортных поставок газа в Европу может стоить бюджету 400 млрд рублей в год в виде налоговых поступлений, и эту сумму не удастся восполнить за счет новых рынков даже в среднесрочной перспективе.

Так на какую же из этих многочисленных цифр — тайных и явных — стоит ориентироваться? «Текущие события имеют накопительный эффект, — рассуждает главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. — Санкционные запреты на поставки технологий и оборудования, уход из России ключевых иностранных брендов, падение доходов населения и бизнеса, сокращающее внутренний спрос, отток специалистов за рубеж – все это долгосрочные негативные факторы для ВВП. Серьезным риском для экономики представляется  сокращение на 90% физического объема поставок в ЕС нефти на рубеже 2022–2023 годов из-за вводимого частичного эмбарго». 

В госказну будет поступать все меньше денег, что ограничит возможности инвестиций в производство, потребительский спрос, экономический рост в целом. Поэтому рассматриваемые ведомством Решетникова пессимистичные прогнозные сценарии «глубокой рецессии» вполне вероятны. Но они не предопределены с неизбежностью, считает Гойхман. Минэкономразвития ведет себя вполне адекватно, не отмахиваясь от сложившихся непростых обстоятельств, а признавая их.

«Нефтегазовые доходы страны уже снизились на 30% с лишним (по сравнению с 2021 годом), а ее доля на европейском рынке газа сократилась с 50% в январе до 9% на сегодняшний день, — говорит руководитель аналитического департамента Amarkets Артем Деев. — При этом полностью компенсировать эти объемы, перенаправив потоки в Азию, не получится просто в силу отсутствия нужной инфраструктуры, прежде всего, газопроводов и флота для транспортировки сырья. По итогам семи месяцев года дефицит бюджета составил 1 трлн рублей, что очень много. Учитывая усиление санкционного нажима, прогнозы по ВВП, пересматриваемые Минэкономразвития в сторону улучшения, выглядят излишне оптимистичными».    

Уже понятно, что второе полугодие будет значительно хуже первого по экономическим показателям. Если за период с января по июнь ВВП сократился на 0,4%, а по итогам года падение составит в лучшем случае 2,9%, это уже полномасштабный кризис, отмечает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. 

На его взгляд, ситуация в стране и мире слишком сложная и нестабильная, чтобы из множества сценариев вычленять какой-то один, делая его предпочтительным. Прогнозные показатели могут оказаться в итоге бесконечно далеки от реальности.

Непонятно, что будет в четвертом квартале с таким критическим и крайне неустойчивым параметром, как нефтегазовый экспорт, от которого решающим образом зависит динамика ВВП. Что касается экспорта несырьевого, он, по оценкам первого вице-премьера Андрея Белоусова, обвалится в этом году на 17%. Очень вяло и неравномерно по секторам идет восстановление импорта.    

«Особого противоречия между всеми представленными сценариями нет, — резюмирует Масленников. — Степень их реализуемости во многом зависит от того, столкнутся ли в конце года еврозона и Великобритания с рецессией, и если да, то насколько она окажется глубока и продолжительна. В 2023 году мир вполне может накрыть глобальный кризис, подобный событиям 2008-го. Экономика России упала тогда больше чем 9%, и спад продлился полтора года. Почему бы не повториться этому сейчас?»

Опубликовано:6 Сентябрь

Похожие записи