Марат Хуснуллин: Донбасс — это крупнейшая стройка в стране

Вице-премьер Марат Хуснуллин не любит читать справки и доклады подчиненных, предпочитая во всех вопросах разбираться сам. «МК» с большим трудом застал вице-премьера в Москве и расспросил о том, как продвигается восстановление вошедших в состав России территорий, стоит ли ожидать продления льготной ипотеки и когда к нам приедут строители из Северной Кореи.

Марат Хуснуллин: Донбасс - это крупнейшая стройка в стране

Марат Хуснуллин

Будучи главой стройкомплекса Москвы, Марат Хуснуллин по выходным объезжал столичные микрорайоны, чтобы найти площадки для новых объектов и убедиться, что уже начатые стройки не выбиваются из графика.

После перехода в правительство фронт работ значительно расширился, но подходы не изменились: при каждом удобном случае Хуснуллин старается отправиться «на точку» вне зависимости от того, где она находится — в Дальневосточном федеральном округе или на Донбассе, который, по его словам, превращается в самую большую стройку страны.

— Марат Шакирзянович, когда последний раз вы были в новых регионах?

— Я туда езжу практически каждый месяц, начиная с апреля. Был во всех четырех новых субъектах. Вот только неделю назад вернулся из Мариуполя и Волновахи. Я особо не афиширую свои поездки, потому что там диверсионные группы работают. И работают в первую очередь по крупным руководителям

— В каком состоянии находятся присоединенные территории?

— Самый тяжелый город — это Мариуполь. Там огромное количество разрушенных домов. 530 пойдут под снос как не подлежащие восстановлению.

Отступая, ВСУ уничтожали все, что было на их пути. В ряде микрорайонов разрушены более, чем 50% зданий, в других поменьше. Есть такие, которых боевые действия практически не коснулись, не считая выбитых окон.

В Волновахе тоже серьезные разрушения, но мы ожидали более плохой картины. А сейчас я посмотрел — 50% точно сможем восстановить.

В Северодонецке и Лисичанске 20-30% разрушений в разных микрорайонах. В Запорожской и Херсонской областях особых повреждений зданий, к счастью, нет.

— Как люди встретят приближающиеся холода? У них будет тепло, вода, свет?

— В Мариуполе мы уже имеем 70% готовность по многоквартирным домам, а также по социальным объектам. И продвигаемся хорошими темпами. Наша задача — подвести все коммуникации, сделать крыши, вставить окна, полностью закрыть тепловой контур.

По индивидуальному жилью работа идет сложнее, многих владельцев нет. В частном секторе необходимо восстановить линии электропередач, дать воду и, если есть возможность, газ.

Дальше мы приняли решение давать людям деньги на ремонт внутренних помещений, а также выделяем гуманитарную помощь в виде стройматериалов. Но есть объективные сложности — надо обследовать и оценить большое количество домов, а специалистов не хватает. Вот сейчас решили направить туда людей из системы Росреестра, чтобы ускорить оценку.

Марат Хуснуллин: Донбасс - это крупнейшая стройка в стране

Марат Хуснуллин на церемонии пуска газа первому абоненту Мариуполя. Источник: сайт правительства РФ

— Какой объем жилья уже прошел через эту процедуру, и сколько людей получили деньги на восстановление своих домов?

— Оценку прошли где-то 50%, деньги — получили первые сотни. Для тех, кто не успеет, мы готовим места временного проживания и в самом Мариуполе, и в других городах. Например, в Волновахе бывшее общежитие железнодорожников сильно пострадало от обстрелов, но подрядчик за два месяца восстановил его и сделал на уровне хорошей гостиницы. В Херсонской области на побережье есть санатории, которые сейчас утепляются.

Люди ожидают, что их дома будут полностью подготовлены к холодному сезону, но невозможно город на полмиллиона жителей (Мариуполь — «МК») за три месяца восстановить. Мы все сделаем по-максимуму — не будем останавливаться ни на сутки, даже зимой.У нас каждую неделю будет добавляться нормальное жилье.

— Разве в Мариуполе сейчас полмиллиона жителей?

— 220 тысяч. Но это все равно половина. К счастью, нам пока погода помогает. Там сейчас тепло, и зимой у них минус 5 средняя температура. Мы очень рассчитываем ускориться за счет высвобождения рабочих, которые были заняты в региональных программах капремонта. В октябре эти работы заканчиваются, и строители смогут приехать в Донбасс.

Сейчас в Мариуполе работают 15 тысяч строителей, до конца года их будет 20-25 тысяч. А всего у нас на восстановлении присоединенных территорий заняты 35 тысяч человек — это сегодня крупнейшая стройка в стране.

«На «Азовстали» будем делать технопарк»

— Сообщалось, что люди могут получить деньги и купить другое жилье взамен разрушенного…

— Да. Мы предоставили такой выбор. Даем по 35 тысяч рублей за метр: человек может в ДНР, ЛНР, Запорожской или Херсонской областях купить какую-то недвижимость или ждать восстановления своего дома.

— Чтобы люди оставались, нужны еще рабочие места. Там были достаточно крупные предприятия, что с ними сейчас происходит?

— Завод Ильича (Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича — «МК») приступил к работе.Там есть ряд машиностроительных заводов — они тоже будут работать. Завод «Азовсталь» как «Азовсталь» работать не будет. Но мы там будем делать технопарк. Это огромная площадка со всей инженерией.

Сейчас заказали работу с оценкой, что там может, а что не может быть восстановлено и какие предложения есть по созданию технопарка. Жители, кстати, поддерживают эту тему.

В свою последнюю поездку я был на вновь запущенной швейной фабрике. Пол-здания, правда, нет. Но в оставшейся половине собрали людей, дали им машинки. Они сейчас загружены заказами, шьют спецодежду для строителей, для военных, для всех. Скорее всего, будет принято решение дать этой фабрике оборотные средства, какие-то деньги на восстановление, чтобы раскрутить производство. Внешний управляющий там есть.

— А частный бизнес?

— Если появятся инвесторы, которые готовы вкладывать значительные средства, мы производства передадим.

Марат Хуснуллин: Донбасс - это крупнейшая стройка в стране

Марат Хуснуллин и Денис Пушилин в Мариуполе. Источник: сайт Правительства РФ

— Вы докладывали президенту о разработке мастер-плана Мариуполя. По каким еще городам нужны аналогичные документы?

— Мы хотим делать один мастер-план на всю Северо-Донецкую агломерацию. Там исторически сложилось так, что один населенный пункт переходит в другой. У них разная степень разрушения, разный уровень инженерной обеспеченности, поэтому мы хотим все объединить в один документ, чтобы понять, на чем сконцентрироваться в первую очередь.

Если у нас Лисичанск пострадал меньше, чем Северодонецк, значит, пока нужно делать ядром восстановления Лисичанск, потому что за небольшие деньги мы быстрее восстановим разрушенное там жилье. А дальше уже браться за Северодонецк.

Попасная, например, разрушена сильно. И мастер-план должен ответить на вопрос, нужно ли там полностью восстанавливать жилой фонд? Если мы сохраняем железнодорожную станцию и вагоноремонтный завод, то да, нужно. Если нет, то там до Лисичанска несколько километров. Человек может спокойно на машине или на автобусе ездить на работу. В общем, мы смотрим на эту территорию в комплексе, как на будущую крупную агломерацию.

«Нельзя сказать, что я там без строителей из Северной Кореи не проживу»

— Какие параметры застройки и сколько людей там будут жить?

— В Мариуполе ставим задачу построить 500 тысяч кв. м. за три года, к концу года сдадим 100 тысяч кв.м.

Общих цифр по агломерации пока нет. Когда подсчитаем — скажем. Что касается количества жителей, то все зависит от темпов восстановления: чем быстрее мы восстанавливаем, тем быстрее будут прибывать жители. Некоторые не возвращаются потому, что у них жилья нет. Но сейчас наблюдается интересная статистика: мы видим больший приток со стороны Украины. Видим, что население явно прибавляется

— Когда пошла такая тенденция?

— Последний месяц очень активно Люди ждали решения ключевого вопроса: будет включение в состав России или нет. После того как решили, что это Россия, люди не хотят больше оставаться на Украине, они возвращаются.

— Какие средства в бюджете 2023 года предусмотрены на восстановление новых регионов?

— По мере появления стоимости работ будут вноситься поправки. Деньги есть — у нас каждый год формируются большие дополнительные доходы. И в этом году мы все работы ведем за счет них. Но конкретные цифры я пока назвать не могу.

— Предусматривается ли строительство через агломерацию нового транспортного коридора в сторону Черного моря?

— Мы пока восстанавливаем существующие дороги, которые связывают эти регионы с Россией. От Луганска до Ростова и от Луганска до Донецка в этом году сделаем бОльшую часть дороги. 70% я уже по ней проехал.

Строители работают полным ходом, но нас очень сильно ограничивает заминирование. Все съезды с дорог сильно заминировали — это серьезная проблема. Где они взяли такое количество мин, просто гигантское количество?

Там работают несколько тысяч наших саперов, но времени требуется еще много. Тем не менее, в этом году мы планируем отремонтировать 500 км дорог и восстановить 4 моста. А всего в планах 8 мостов. Мы на Антоновском мосту около Херсона работали, но сейчас прекратили из-за напряженной обстановки. Однако планы готовы, техника готова, люди есть.

— А как продвигается тема с привлечением строителей из Северной Кореи?

— Это тема, которую больше раздувают журналисты. Нельзя сказать, что я там без строителей из Северной Кореи не проживу. Проживу, причем спокойно. Если будет возможность организационная и политическая их привезти, мы привезем, но будем задействовать на Дальнем Востоке, где тоже идет активное строительство. Иначе с учетом логистики это слишком дорогие строители получатся.

— Вы уже обсуждали «политические возможности» приезда северных корейцев с МИДом?

— Я не считаю это глобальным вопросом, который мне надо обсуждать с МИДом. Я глобально обсуждаю вопрос с регионами, как ремонтников на Донбасс отправить. Вот это я обсуждаю каждую неделю, потому что в этом заинтересованы все, включая нашу строительную отрасль, чтобы люди были загружены работой.

«Лифты никто сейчас купить не может»

— Как сейчас поживает строительная отрасль? Видела сообщения Росстата, что 62% в общем объеме строительства сейчас приходится на индивидуальные дома. Получается, строительство многоквартирного жилья падает?

— Нет. Общий объем ввода на сегодняшний день 75,9 млн. кв. м. — это плюс 21,3% к прошлому году. Из них многоквартирных домов 29,6 млн. кв.м. — плюс 6% к прошлому году. То есть мы растет даже по сравнению с рекордами 2021 года.

Но доля ИЖС, действительно, увеличивается. И вот почему. Во-первых, когда началась пандемия, люди ринулись за город. А так как инвестиционно-строительный цикл длинный, те, кто в 2020 году принял решение строиться, сейчас регистрируют свои дома.

Второй серьезный толчок — газификация. Раньше мы газ доводили до границ населенного пункта, а дальше у кого-то денег не было, кто-то собраться организационно не мог. А когда мы сказали, что поможем газ провести, только надо зарегистрировать недвижимость, люди стали это делать. Плюс регистрацию упростили.. Плюс в дороги начали серьезно вкладываться. Вот эти четыре основных фактора, которые привели к увеличению доли ИЖС.

— Судя по вашим словам, это кратковременный эффект.

— Еще год-два эти факторы точно будут работать на рынок. Но есть еще пятый фактор, влияние которого пока не очень значительное, но на который мы очень рассчитываем — это ипотека в ИЖС. Если мы ее разовьем, то приток инвестиций в этот сегмент увеличится. Раньше мы считали, что из 120 млн. кв. м. жилья, на которые нам надо выйти к 2030 году, на ИЖС будет приходится 50 млн кв.м. Но эти показатели уже достигнуты. Теперь думаем, что будет около 60 млн. кв.м. ИЖС в общем объеме.

— А многоквартирка?

— Я прямо хочу сказать: если не будет мер поддержки, строительство многоэтажного жилья будет сокращаться. У нас есть граддокументация на 380 млн. кв.м по всей стране, по которой можно в любой момент начинать строить. Хотим иметь на 500 млн. кв.м. Но кто будет покупать это жилье? Здесь все напрямую зависит от роста доходов населения и от доступности, которую дает ипотека. Пока мы поддерживаем ипотеку, мы поддерживаем спрос.

— Но согласитесь: за последние годы во многом из-за льготной ипотеки цены на жилье выросли очень сильно. В некоторых регионах на 30-40%.

— Средние цены выросли не только из-за льготной ипотеки, а по целому ряду причин. Сначала из-за роста доллара и импортной составляющей, потом за счет подорожания рабочей силы вдвое из-за пандемии, потом был монопольный сговор ряда поставщиков строительных материалов, которые необоснованно подняли цены, сейчас есть проблемы с логистикой.

— Утверждается, что стройка практически не зависит от импорта.

— Смотря какая стройка. В жилье эконом-класса доля импорта в среднем 8%, в дорожном строительстве — 5%, но, например, в офисе класса А в Москве — 40%, а в жилье бизнес-класса, не говоря уже об элитном — до 30%. Есть также неочевидные вещи. Например, доля лифтов в себестоимости высотного строительства составляет пару процентов, но их никто сейчас купить не может. И, следовательно, невозможно запустить дома.

— И что делать?

— Будем кооперировать с азиатскими производителями и собирать лифты у себя.

— Азиатские производители готовы кооперироваться?

— Будем им делать предложения, от которых они не смогут отказаться. Мы же не можем начатые дома по 100 метров и выше бросить и не достраивать. Впрямую купить лифт нельзя, но можно решить вопрос через комплектующие.

— То есть параллельный импорт в стройке работает?

— Работает, но не все так быстро, как хотелось бы.

«Инфляции надо бояться, но не до такой же степени»

— Читала, что застройщики перестали запускать новые проекты и концентрируются на достройке начатых.

— Это очень опасная тенденция. Длинные проекты сейчас начинать не хотят, потому что застройщик должен вложиться сегодня, а прибыль сможет получить, только когда полностью закроет проект. До этого деньги покупателей будут лежать на эскроу-счетах.

А кто знает, что произойдет через пять лет? У нас постоянно что-то происходит. Поэтому да, в условиях неопределенности есть риски снижения объемов строительства.

В этом году все будет хорошо, рекорд уже у нас в кармане, но надо думать не над сегодняшним днем и даже не над завтрашним. Следующий год мы тоже обеспечим за счет имеющихся заделов. Но если мы сейчас не будем начинать новые проекты, то в 2024-25 г.г. может получится провал.

— Слышала про минус 25%. Как вам такая оценка?

— Все, кто сегодня что-то оценивает, вилами на воде пишут. Все будет зависеть от нескольких фактов. Главное, как будет в целом развиваться экономика, какой будет рост или падение.

— Вы пессимист или оптимист?

— Я оптимист. И считаю, что в нынешней ситуации, несмотря ни на что, надо вкладывать в инфраструктуру и принимать решения, стимулирующие жилищные инвестиции. Это для нас выгоднее всего, потому что основной инвестор в жилье — население. Нам надо дать населению веру, что мы стабильно будем заниматься развитием и поддержкой жилищного строительства. А не будем шарахаться в другую сторону. Надо сказать людям, что они вложенные в стройку деньги не потеряют, а также обеспечить доступность жилья через рост доходов и дешевую ипотеку.

— Правильно я понимаю, что вы сторонник сохранения льготной ипотеки?

— Я считаю, что льготную ипотеку нужно сохранять и нужно снижать ставку. 7% — это вполне приемлемая ставка, но вообще должна быть 5%. Кроме того, ипотека должна быть доступна и на вторичном рынке, так как многие продают старую квартиру, чтобы купить новую. Со мной не согласны коллеги из финансового сектора, но я уверен в своей правоте.

Марат Хуснуллин: Донбасс - это крупнейшая стройка в стране

— Чья возьмет?

— У нас нет такого. Коллеги говорят, что это повлияет на инфляцию, а я считаю, что поддержка строительства в любом случае принесет больше пользы экономике, чем вреда. В Китае жилищное строительство дает 25% ВВП страны, у нас вся стройка — 14% ВВП. Если у нас нефтяной и газовый сектор будут падать, на чем мы будем расти?

— Видимо, на оборонке.

— Ее доля не такая большая. А стройка уже дает 14% ВВП, мы вторые после нефтегазовой отрасли. И можем расти.

Еще раз повторю: надо не ограничивать инвестиции в инфраструктуру, а, наоборот, строить дороги и создавать людям возможности для улучшения жилищных условий, стимулировать жилищное строительство.

Нужны длинные сроки ипотечных кредитов, уменьшение годовой нагрузки на заемщика, снижение первоначального взноса. Приведу в пример казахов: у них 5% первоначальный взнос, 5% ставка, 25 лет срок кредита. И у них строительный бум!

Не давать денег из-за того, что мы боимся инфляции? Надо ее бояться, но не до такой же степени. Волков бояться — в лес не ходить

Опубликовано:8 Октябрь

Похожие записи