На Запорожской АЭС возникли новые проблемы

Гендиректора Запорожской АЭС Игоря Мурашова, который признался, что передавал информацию представителям украинских спецслужб, за дискредитацию органов власти России выдворили на подконтрольную Киеву территорию. Мы обсудили это с экс-начальником инспекции по надзору за ядерной и радиационной безопасности объектов использования атомной энергии Госатомнадзора СССР, профессором Владимиром Михайловичем Кузнецовым.

На Запорожской АЭС возникли новые проблемы

Игорь Мурашов был задержан российским патрулем 30 сентября, когда ехал на машине с работы домой, в Энергодар. Международное агентство по атомной энергии обратилось к российской стороне за разъяснениями. 3 октября стало известно, что Мурашов на свободе. На границе Запорожской области, на контрольно-пропускном пункте Васильевка ему зачитали обвинение и выдворили на подконтрольную Украине территорию. Он вернулся к семье.

— Хотя не совсем понятно, почему это было сделано, — говорит Владимир Кузнецов. — Ранее были задержаны работники станции, которые наводили украинскую артиллерию на наши позиции, им по статье о международном терроризме грозит от 10 лет тюрьмы до пожизненного заключения. Уж очень мы в случае Мурашова добренькие, а они с нами не церемонятся.

Перед экстрадицией Мурашов на камеру рассказал, что общался с СБУ, назвал имя своего куратора — Игоря Каземирского, которого информировал через мессенджеры о том, что происходит на станции.

При этом гендиректор признался, что четко осознавал: обстрел Запорожской станции ведется со стороны Украины, со стороны Днепра, из городов Никополь и Марганец. Что вызванные обстрелом повреждения могут привести к чрезвычайным ситуациям. По словам Мурашова, он понимал: работники станции подвергаются опасности, в том числе и при восстановлении ЗАЭС после обстрелов.

Представитель военно-гражданской администрации Запорожской области Владимир Рогов, в свою очередь, заявил, что Мурашов сотрудничал с СБУ не по доброй воле, а из-за шантажа, в том числе, и со стороны своего работодателя — руководителя украинского «Энергоатома».

— Запорожская станция с марта контролируется российскими военными, но эксплуатацией и управлением АЭС все это время занимался прежний украинский персонал, включая Мурашова, — говорит профессор Владимир Кузнецов. — Есть три «кита», на которые опирается организация безопасной эксплуатации АЭС. Это — ядерное топливо, правильно выбранное оборудование и металл, из которого оно сделано, а также квалифицированный эксплуатационный и ремонтный персонал.

Несомненно, еще в марте нужно было проводить ротацию эксплуатационного персонала. В персонале станции не было никакой уверенности. Как результат — первый человек на АЭС оказался стукачом. Слава Богу, что никому из местных работников не пришло в голову устроить диверсию на АЭС.

Профессор Владимир Кузнецов уверен, что ситуация на станции гораздо хуже, чем ее преподносят. (После массированных обстрелов ЗАЭС впервые в истории, была полностью остановлена. Все реакторы заглушены, станция ныне не вырабатывает электроэнергию, а, наоборот, потребляет. — Авт.)

— Все эти постоянные включения-выключения плохо сказываются на оборудовании реакторной установки. В инструкции по эксплуатации реакторной установки указаны конкретные цифры срабатывания аварийной защиты реактора. Если она превышена, генеральный конструктор реакторной установки и ее научный руководитель должны давать заключение на продление ее эксплуатации.

Реакторная установка — не телевизор, ее нельзя до бесконечности включать и выключать. Необходимо вести строгий учет количества срабатываний аварийной защиты и циклов разогрева и расхолаживания реакторной установки. А тут станция полгода «куролесила», это крайне серьезно. Также надо что-то делать с хранилищем отработавшего ядерного топлива, так как в таком виде оставлять его нельзя.

— Что сейчас предстоит сделать в первую очередь?

— Станцией надо вплотную заниматься, слишком много там накопилось проблем. Полным ходом надо проводить работы, связанные с продлением ресурса. Готовить соответствующую программу, определять первоочередные задачи.

Первый блок Балаковской атомной электростанции и первый блок Запорожской АЭС были запущены с разницей в год. Так на Балаковской АЭС уже провели отжиг корпуса реактора, там были развернуты и выполнены широкомасштабные работы по продлению ресурса оборудования. Генеральный конструктор, генеральный проектант, научный руководитель дали свое согласие на продолжение эксплуатации станции. А на Украине таких организаций просто нет.

Надо также восстанавливать учебный тренировочный центр при АЭС, который был уничтожен в результате диверсии со стороны Украины.

— Чтобы избежать возможных санкций, в том числе и на международной арене, надо мой взгляд, создать в России еще одну эксплуатирующую организацию, которая, используя опыт и предыдущие наработки, возьмет на себя проведение работ, связанных с продлением ресурса, модернизацией, подготовкой персонала, а также займется вопросами организации физической защиты АЭС.

Прецедент уже был. Например, Ленинградская атомная электростанция не входила 10 лет в концерн «Росэнергоатом», была обособленным подразделением. И все было нормально, станция эксплуатировалась, проводились ремонты, готовился персонал. Можно пойти по этому пути, чтобы вывести «Росатом» из-под удара возможных санкций.

Профессор Кузнецов обращает внимание, что на Запорожской станции используется американское ядерное топливо, которое надо от греха подальше убирать.

— Топливо, однозначно, надо менять. (Украина, отказав российским поставщикам, перешла на американское топливо для атомных станций. Украинские власти не остановила даже угроза аварий из-за несовместимости тепловыделяющих сборок из США с советскими реакторами. И то, что придется платить больше: американское топливо дороже российского. — Авт.)

— Сейчас американцы через свою компанию Westinghouse, несомненно, поднимут крик. Представьте себе, 6 украинских энергоблоков из 15, а это — почти половина, лишатся американского топлива. США сейчас и бесятся по этому поводу, так как теряют рынок сбыта.

Опубликовано:5 Октябрь

Похожие записи