Нашелся ключ к победе над коллективным Западом

Специальная военная операция на Украине выявила наиболее узкие места народно-хозяйственного комплекса России. Анализ экономической ситуации России свидетельствует, что уровень отечественной экономики значительно уступает западному потенциалу. Ключом к победе над коллективным Западом в тотальной войне и выходом из системного экономического кризиса может быть только перевод России на новый экономический курс.

Нашелся ключ к победе над коллективным Западом

Сегодня как никогда стало понятно: включившись в начале 90-х годов в капиталистическую либерально-рыночную экономику, Россия смогла встроиться в нее лишь как сырьевой придаток. Высокотехнологичные ниши на мировом глобальном рынке уже были заняты, да Россия и не могла здесь конкурировать с развитыми странами.

Так, в экспорте РФ в 2021 году в объеме 493,3 млрд долларов почти 70% составляли сырьевые ресурсы: топливно-энергетические товары (54,3%), металлы и изделия из них (10,4%), лес, химудобрения, урановая руда (около 6%).

Высокотехнологические отрасли — авиа- и автомобилестроение, станкостроение, производство оборудования для многих добывающих и обрабатывающих отраслей промышленности, да даже предприятия легкой и текстильной промышленности были утрачены. Технику, машины и оборудование начали просто закупать за рубежом.

В результате подобного «реформирования» экономики наша страна со 2-го места в 1980 году (после США) и с 3-го места в 1990 году (после США и Японии) скатилась на 11-е место по номинальному ВВП и 64-е по этому же показателю, рассчитанному на душу населения. За 30 лет ВВП в Европе вырос в 1,5 раза, в США — в 2, в Китае — в 7, в развивающихся странах — в 3–5 раз, а в России — только на 15%.

По заработной плате в реальном исчислении россияне до сих пор не вышли на уровень 1990 года, то есть отстали от самих себя на 30 лет. А по интегральному показателю качества жизни мы находимся на 67-м месте — на уровне 1960 года: то есть отстали от самих себя на 60 лет.

Общий развал экономики привел к полнейшей деградации науки. Различные псевдореформы, всевозможные слияния и поглощения в сфере науки привели к массовому бегству ученых в развитые страны. На долю США приходится 30% научных мигрантов из России, Германии — 20%, в Израиле 40% ученых — наши бывшие соотечественники.

Влившись в глобальное поле мирового капитализма, экономика России впитала все его пороки: разрушительную цикличность развития и кризисные потрясения, экономическое воспроизводство отношений эксплуатации и подавления личности, достигаемые с помощью денег, ростовщического ссудного процента, рост безработицы и цен, стагфляцию, огромный разрыв в доходах. В конечном счете экономика России из экономики развития превратилась в экономику стагнации. И не видеть этого на протяжении тридцатилетнего промежутка могли только «эффективные менеджеры» и безразличные к судьбам России олигархи, вывозящие свои капиталы за рубеж.

Промышленные предприятия, изготавливающие товары для мобилизации, и торговые точки в большинстве своем относятся к частной форме собственности, они тут же втридорога взвинтили цены, думая не о людях, идущих на поля сражений, а о своих сверхприбылях. Вот здесь и должно сказать свое веское слово государство, законодательно оформляя не только процесс мобилизационного набора, но и мобилизационной экономики, обязывая частные предприятия, корпорации, торговлю ориентироваться не на собственную прибыль, а на обеспечение нужд государства и армии.

Результаты семи месяцев спецоперации, усиление санкционного давления приводят к весьма неутешительному выводу: тотальная война против России, в том числе в экономической форме, не прекратится, она будет долгосрочной и будет усиливаться. Об этом, в частности, свидетельствуют взрывы газопроводов «Северных потоков», от которых Россия понесла колоссальные финансовые убытки в сотни миллионов долларов.

Не следует забывать и то, что качественно изменило военно-политическую и экономическую составляющие России — подписание 30 сентября 2022 года в Георгиевском зале Кремля договоров о вхождении в состав Российской Федерации Донецкой и Луганской народных республик, Херсонской и Запорожской областей.

Так, сенат Конгресса США 29 сентября принял законопроект о продолжении финансирования Украины вплоть до 16 декабря 2022 года, включающий выделение ей 12,4 миллиарда долларов дополнительной военной помощи. Обеспечение Соединенными Штатами военной операции на Украине финансовыми ресурсами, оружием, боевиками-наемниками для России фактически означает перевод СВО в качественно другой формат — тотальную войну против России, и он объективно требует качественно иной экономической политики.

На этом фоне вновь и вновь приходится остро ставить политико-экономический вопрос, от решения которого в полной мере будет зависеть будущее России, — это смена нынешнего ущербного экономического курса, ликвидация тех механизмов, которые были запущены в 1990-е годы, формирование нового облика, конфигурации российской экономики.

То, что Россия срочно должна отвергнуть концепцию либерально-рыночного фундаментализма и перейти на новую модель, нами обосновывалось еще в 2014 году — сразу же после введения санкций США и западных стран против России в связи с ситуацией вокруг Крыма и Севастополя.

Неудивительно, что российская экономика, по данным Росстата, все эти восемь лет фактически топталась на месте. Ежегодный прирост ВВП за эти годы в среднем не превысил и одного процента. Такая ситуация определяется как стагнация, плавно перетекающая в застой. Поэтому у России весьма мало шансов противостоять экономическому потенциалу Запада, сохраняя старую модель олигархического капитализма, который генерирует колоссальные социальное неравенство и раскол общества.

Но и проект федерального бюджета на 2023 год сверстан без учета новых обстоятельств в виде очередных санкций, частичной мобилизации, разрушений на «Северных потоках», присоединения новых территорий. А по факту-то изменилось все, но, к сожалению, так работает вот уже на протяжении 30 лет наша либерально-рыночная система, загоняя экономику России в тупик.

Наиболее приемлемой для Российской Федерации могла бы быть модель социально-экономического развития, опирающаяся на государственный планово-рыночный механизм, формирующая социально справедливое общество социалистического типа.

Первым шагом в реализации альтернативного нынешнему социально-экономическому курсу, возрождению научно выверенной системы управления должна стать разработка стратегии социально-экономического развития России на 25–30 лет, стратегии, понятной большинству населения страны, и на этой основе разработка программы качественного экономического роста, конкретизируемого в пятилетних и годовых планах.

Чтобы ускоренно вывести страну из системного кризиса, достичь качественного экономического роста и повысить благосостояние народа, нужны немалые инвестиции, причем инвестиции прямые, в реальный сектор, а не портфельные, спекулятивные, на фондовый и финансовый рынки. К сожалению, в России пока только 25% инвестиций идет в реальный сектор, а 75% — на спекулятивный.

Огромный инвестиционный ресурс для формирования новой инновационной экономики кроется в справедливом перераспределении доходов, использовании прогрессивной налоговой шкалы, как это принято во всех развитых и развивающихся странах, введение налогов на роскошь и сверхпотребление, повышение ставки налога на прибыль для корпораций, которые должны покинуть офшорные зоны и в обязательном порядке получить регистрацию в России.

Формирование новой модели социально-экономического развития, переход на планово-рыночные методы управления, полноценного стратегического планирования потребует коренного качественного изменения кадровой составляющей, национализацию отечественной компрадорской элиты.

И, наконец, самое главное в нынешних условиях: процесс построения новой модели социально-экономического и политического развития России будущего, принимая во внимание нынешнюю сложную военно-экономическую обстановку, следует начать с формирования мобилизационной экономики, рассчитанной на первые 3–5 лет.

Опыт Советского Союза, США, Германии свидетельствует, что мобилизационная экономика — это особая форма экономических отношений в чрезвычайных для страны условиях, которые позволяют максимально полно использовать имеющиеся производительные силы страны. Хочет этого кто-то или нет, но если Россия ставит цель выиграть тотальную экономическую войну против США и коллективного Запада, то жизнь заставит использовать эту модель, отдавая приоритет тому, что увеличивает нашу обороноспособность и стратегическую устойчивость экономической системы.

Перевод экономики страны на мобилизационную модель в условиях тотальной экономической войны США и коллективного Запада против России придется вести весьма жестко: прежде всего, необходимо развернуть экономическую политику от сырьевой ее направленности в сторону восстановления отечественного производства, опираясь на собственные силы и ресурсы, на основе стимулирования научно-технического прогресса, выверенного на 6-й технологический уклад, концентрации материальных, финансовых и кадровых ресурсов на ключевых направлениях национальной экономики, активной поддержки этого направления институционально и идеологически.

Опубликовано:5 Октябрь

Похожие записи