Названы причины решения взять из ФНБ России триллион рублей

Дефицит федерального бюджета решено покрыть за счет средств из Фонда национального благосостояния, который считается «главной кубышкой» страны. Премьер Михаил Мишустин поручил выделить из ФНБ 1 трлн рублей в 2022 году. С учетом того, что в последние несколько месяцев считавшийся неприкосновенным стратегический резерв буквально тает на глазах, возникает несколько резонных вопросов: с чем это связано, насколько необходимо, и что от него в итоге останется? 

Названы причины решения взять из ФНБ России триллион рублей

На 1 октября общий объем ФНБ составил 10,792 трлн рублей, за сентябрь он сократился на 1,078 трлн.

На прошлой неделе о намерении властей потратить деньги из ФНБ сообщил глава Минфина Силуанов: «Конец года скоро, основные расходы у нас в конце года осуществляются. Наша задача заключается в том, чтобы средства ФНБ максимально использовать для развития, для инфраструктурных проектов».

В то же время, по подсчетам правительства, дефицит госказны как в 2022-ом, так и в 2023 году составит около 2% ВВП, или 3 трлн рублей. Ранее Мишустин утверждал, что власти собираются покрывать его в основном за счет заимствований на внутреннем финансовом рынке, однако планы изменились. О том, насколько нынешняя тактика оправдана, мы спросили ведущего эксперта Центра политических технологий, экономиста Никиту Масленникова.

— Абсолютно оправдана. Решение ожидалось, к этому все шло, о чем свидетельствует хотя бы недавний прозрачный намек Силуанова.

У нас четвертый месяц подряд наблюдается помесячный дефицит бюджета. Основные траты связаны с обеспечением нужд спецоперации и частичной мобилизации. На годовое содержание мобилизованных уйдет около 600 млрд рублей, учитывая, что на каждого предусмотрено довольствия по 195 тысяч в месяц. Какую-то часть уже сейчас надо выплачивать, а какую-то – резервировать.

Плюс с наступлением холодов, недели через две-три, люди не смогут жить в палатках, значит, понадобятся хотя бы некие сборные конструкции. Это тоже потенциальные траты. Наконец, в декабре расходы бюджета традиционно выше среднегодовых в два-три раза. Происходит их взрывной рост. Надо закрывать контракты по стройкам, госконтракты, часть федеральной адресной инвестиционной программы и много чего еще.

— В сентябре появилась информация, что дефицит планируется покрывать также за счет сырьевых экспортеров – нефтегазовых компаний, а также производителей угля и удобрений. Насколько это реально?

— Ну да, правительство планирует повысить для них экспортные пошлины и ставку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Вот только речь идет о 2023 годе, когда эти меры должны принести казне около 1,4 трлн рублей. А как же финансирование в текущем году? И не надо путать: эти источники ориентированы не на покрытие дефицита, а на пополнение доходных поступлений с учетом дополнительной природной ренты.  

— Выходит, кроме как из ФНБ деньги сегодня правительству брать неоткуда?

— Конечно. В этом году приостановлено действие бюджетного правила, и все дополнительные нефтегазовые доходы идут на покрытие текущих расходов бюджета. То есть они не решают проблему дефицита – ни концептуально, ни практически.

Правда, у государства остается возможность заимствовать на внутренних рынках, но она сопряжена с рядом рисков: во-первых, доходность ОФЗ сравнительно невелика, во-вторых, рынки принимают гособлигации по плавающему купону (а это в условиях высокой инфляции чревато переплатами впоследствии), в-третьих, если взять прямо из экономики 1 трлн рублей, это негативно отразится на деловой активности.

— Но при таких темпах трат, как в этом году, от «главной кубышки» скоро мало что останется, разве не так?    

— Вообще-то, ФНБ существует как раз-таки для финансирования дефицита бюджета и Пенсионного фонда. В этом состоит его законодательно оформленная функция. Кроме того, предусмотрен порог в 7% ВВП, ограничивающий дальнейшее израсходование средств Фонда.

Так что он полностью не исчезнет физически, хотя его объем и сократится. В следующем году, когда мир с высокой степенью вероятности может накрыть глобальный кризис, правительство почти наверняка будет обращаться к этому источнику финансирования достаточно часто. Но и поступления в ФНБ вполне могут снизиться, поскольку ценовая конъюнктура на рынке углеводородов потенциально не предвещает особой прибыли.

Опубликовано:20 Октябрь

Похожие записи